Независимый бостонский альманах

Организация здорового накала

01-01-1999

Fatekh Vergasov      На второй нитке газопровода (у нас принято было летоисчисление вести нитками газопровода. А то был 1972-73 год) Северные районы Тюменской области (СРТО) - Урал был организован настоящий штурм. На строительство прибыл товарищ Косыгин.

В Надыме он энергично провел памятное совещание с руководителями более 40 министерств и ведомств СССР. Я впервые с очень близкого расстояния наблюдал, видел, слушал и слышал руководителя такого ранга. Он разговаривал простым человеческим языком, а не с трибуны вещал для всего мира.

Он оказался умным, цепким и въедливым, строгим и требовательным, чутким и юмористичным собеседником, которые проявлял действительный интерес и к собеседнику и к обсуждаемой теме.

В каждом эпизоде, в каждой фазе общения он умел точно определить ее психологическую подоснову, настрой собеседника. Его реплики и жесты были безукоризненно точны. Благодаря этому он добивался такого положения, что собеседник как бы забывал и с кем он говорит, и в какой обстановке он говорит.

Несмотря на то, что в этих актах общения (это не только речь, но и мимика, и жест, и поза, и взгляд... много чего) участвовало много народу, у собеседника Косыгина была полная уверенность, что они разговаривают наедине.

Магия какая-то! Люди вполне доверительно говорили о таком, что можно сказать, да и то не всегда, только на исповеди. Это надо было только видеть и слышать. Это в театрах играют. А это простая жизнь. А какое искусство?!

И собеседник после самого короткого общения с ним отходил в сторону с каким-то необыкновенным просветленным выражением лица. Я наблюдал и удивлялся этому. Это не зависело от контекста и логики беседы, от полярности (положительный. отрицательный) ответа Косыгина. Собеседник получал урок правды, настоящей выстраданной правды.

Такой урок правды есть в фильме «Летят журавли», крутой разговор дяди-хирурга со своим племянником музыкантом. Я думаю, что ради этого разговора и был поставлен фильм.

Он тому почти кричал в лицо: для того чтобы ты тут играл, кто-то из твоих сверстников должен идти на фронт, погибать, терять руки, ноги,? Такая правда есть во многих песнях Владимира Высоцкого, в его Жеглове. Много где есть таких уроков.

Конечно же сказывался авторитет Косыгина. Но главным все же была сила внутренней убежденности в своей правоте. Чтобы убеждать других, надо сначала быть самому убежденным.

Интеллект Косыгина в актах общения проявлялся открыто и как бы доверительно, сильно, мощно, но не громко. Косыгин собеседника не подавлял. Он как бы приглашал на свой уровень общения и пытался помочь собеседнику подняться на этот уровень.

Я впервые понял, как важна для людей правда. Как важно ее услышать именно от живого человека. Я понял в чем отличие театра от кино. Живого лектора от книги. Вот где начинаешь по-настоящему понимать, что такое «роскошь человеческого общения».

Правящая элита сама предопределяет потерю власти, переставая «живьем» общаться с народом. Огромную опасность таит в себе увлечение всякими анкетами, проформами, статистическими опросами и т.п.

И еще как -то естественно становилось ясно - наше будущее надежно, пока руль в таких умных и уверенных руках.

***

      Косыгина встречали на многочисленных машинах. Подогнали теплый автобус. Прямо возле одиноко стоявшего вагончика невдалеке толпился народ, в основном пассажиры отложенных из-за сильных морозов рейсов. Человек 50, не более.

Косыгин сразу же пошел к ним и стал разговаривать за жизнь. Слушал внимательно и с интересом. Одна женщина стала «закладывать» местное начальство. Она сказала, что в город масла давно не завозили, а к Вашему приезду только что завезли. Он спросил: значит и от меня какая-то польза есть? Все смеются.

Одна бойкая бабенка протиснулась вперед и говорит: а еще в городе меховых полушубков в продаже нет. Косыгин ее спрашивает: а на Вас что? Та отвечает: нуууу, это я достала с помощью знакомой. Косыгин: ну раз достала, стало быть жить можно? Махнул рукой и пошел к встречающему его начальству.

Когда прибыли в Теремок, так в народе называли небольшую гостиницу для большого начальства, Косыгин распорядился созвать совещание через 2 часа. А сам немного отдохнув, поехал по городу с шофером и помощником. Заходил в основном в магазины, тщательно осматривал товар на полках и прилавках, сетовал, мол много консервов.

Ему наш хлеб очень понравился. Мы его в армейских походных печках пекли. Специальные пекари для этого были при каждой пекарне. Пожилые отставники, фронтовики. Кадровики их какими-то своими методами разыскивали по всей стране и уговаривали ехать на Север.

Когда народ уж очень свои к нему чувства высказывал или в ответах потрафить норовил, Косыгин общаться отказывался и быстро уходил. Он очень точно устанавливал и соблюдал дистанцию. И очень чутко улавливал фальшь и точно на нее реагировал.

Такое поведение Косыгина было не стилем работы. Не приемом. Не заигрыванием с народом. Это не хозяин обходил свое хозяйство. Это старший товарищ разговаривал со своими товарищами. Товарищ - это друг в беде, по несчастью. Так это понималось тогда. Потом это слово выродилось и стало значить почти что «господин».

Он хотел знать их настроение из первых рук. Доклады он читал ранее и прочтет еще потом. Многие потом пытались этому подражать. Удавалось это лишь тем, кто сам был «из народа», прошел по всем ступенькам и действительно знал настроения интересы людей. Он хотел передать народу важность предстоящего дела. Народ это понял.

Но этого мало. Нужно, что бы и люди тебя признали за своего. А они это почти безошибочно определяют. Как собака, которая зоологию не учила, но зайца от лисы отличит и тоже безошибочно.

Я полюбил Север за возможность быть с народом вместе и там, где решается судьба дела: если надо - в траншее, в забое, на трассе, на аварии, на пожаре, в кабине бульдозера, машины, самолета, на свадьбе, на похоронах, на ... Я полюбил Север за доверие и возможность участвовать в большом государственном деле.

Современные столоначальники тоже любят потусоваться с народом, позаигрывать с ним. Матерятся даже. Выглядит это грубо и жалко, если не сказать подло. Смотреть на эти сытые хари в кепках просто тошно. Посмотрите на лица людей не вокруг такого ходока в народ, а на втором-третьем плане и вы увидите правду.

При выходе в народ, на некотором отдалении от Михаил Сергеевича всегда шел офицер спецсвязи, который на несколько магнитофонов писал реплики и толпы, и ближайшего окружения. Спецфотографы отснимали второй и задний планы.

Анализ этих материалов помогал корректировать поведение шефа. Ошибка в поведении, реакции будет замечена народом быстро, безжалостно и без всякого сомнения.

И выявлять скрываемые реакции окружения, что тоже полезно, говорят. Окружение ведь обязано Играть Царя. Это не привилегия, а именно обязанность окружения. Но меру игры и уместность каждого акта общения Царь должен определять сам. Царь все должен уметь сам. Иначе какой это самодержец?

Настоящим мастером такого общения вполне можно признать Ельцина. И харизма тут играет второстепенную роль, а не главную как утверждают убогие имиджмейкеры и новомодные знатоки избирательных технологий. В действительности, что такое «харизма» я знаю. Здесь о харизме я просто шу-тю.

Вот у меня харизма совсем не ельцинская. А совсем наоборот, скажем осторожно. Мне говорят, что я на товарища Лаврентия Павловича Берия харизмой вышел. А контакт с народом нахожу безошибочно, быстро, и народ отвечает мне взаимностью мгновенно.

Каково содержание такого контакта? Это всегда по разному. Но это всегда беседа на тему: ты нас уважаешь? Ответ для собеседника значит многое, если не все. Как учил Карнеги - все озабочены собственным величием и собственным Я.

Народ «говорит»: что ты - начальник мы знаем, раз ты здесь - значит дело серьезный оборот приняло, поймешь нас? не обидишь? не погубишь? Я «говорю»: я остался таким как и был, одним из вас, дело действительно серьезное, я буду помогать вам и доверять вам, я буду с вами до конца, судьба у нас теперь общая. Народ «отвечает»: пусти вожжи и доверься, сами спасемся и тебя спасем. Много там еще чего есть. Вот так сразу - все возьми и расскажи вам?

Был у нас в тресте начальничек Паша Шабанов, который о народе не думал иначе как сброде, которому кроме денег

Ничего и не надо. Деньгами он и старался строить. И вот он демонстративно так издает приказ и отправляет меня на трассу, на вывозку пригрузов для газопровода. Сильно ты, Вергасов, умно все тут нам рассказываешь.

Вот поезжай на провальный участок и покажи нам как организовывать дело. Ничего мне для стимулирования работ не дали, не дали никакой дополнительной техники. Чистое управленческое искусство, мол, нам покажи!

Приехал я утром и первым делом, как в свое время меня научил Крайзельман Александр Самуилович, отменил перевозку днем. Днем весеннее солнце растапливало зимник, кругом была вода, а под нею лед. Один рейс делали с трудом. Ночью хорошо подмораживало и можно было легко делать пару рейсов. После этого, днем собрались поговорить с шоферами.

Шофера - это особый вид рабочего класса, которые 95 процентов своего времени Работают вне коллектива, самостоятельно. Что ни шофер, то особенный сильный характер, индивидуй, наслушавшийся радио в кабине и соскучившийся по общению.

Начали утром, закончили ближе к ночи. Разобрали ситуацию, поняли кто есть кто и т.п. Договорились. И довольные самими собой разошлись на ужин. И тут я понял, что мы забыли про лодырей, которые всегда найдут причину, чтоб не выйти на работу.

Нахожу кусок кумача и пишу большой лозунг «Равнение на передовиков!». Начинаю монтировать этот лозунг на машине самого ленивого. Я быстро и безошибочно такого рода публику выявляю уже при первом знакомстве. Что тут началось! Все шофера выскочили на улицу, начали громко возмущаться, орать и размахивать большими кулачищами.

Кричат, что это не справедливо. Что в таком случае они отказываются. Дело было и в том, что в конце строительного сезона именно передовикам производства давали талоны на приобретение дефицитных легковых автомобилей. И народ всполошился не на шутку.

Я им так спокойно говорю. А вы текст моего лозунга прочли? А вы его правильно поняли? Разве там говорится, что это передовики? Народ задумался, а потом сообразил и понял. И говорят: ну теперь эти лодыри всегда у нас впереди колоны будут ездить. И красиво, и всегда на глазах. Посмеялись и поехали. Я с ними.

В первую же ночь вывезли столько, сколько за всю предыдущую неделю. Потом еще процентов 20 прибавили. За 7 дней весь груз выбросили на точку. Моим сводкам в тресте никто не верит. Тем более, что днем нас облетают на вертолетах. И видят, что грузовики в трассовом поселке находятся. А сводки о вывозке пригрузов идут.

Наконец решили проверить. Собрали комиссию и приехали. На разгром и разнос. Я предложил им съездить на точку и посмотреть пригрузы. Они отправились. Убедились. А на обратном пути ко мне даже и не заехали. Жаба начальничков люто душила?

Меня однажды один ответственный работник Госдепа спрашивает: как тебе удается так красиво говорить на украинском языке. Ведь ты там не живешь уже более 30 лет. Я ему говорю: у некоторых любовь к украинскому народу, его истории, культуре как бы по должности, а у меня это естественно, а потому легко, от всего сердца и всей души.

Народ это просто чувствует. Они мне даже прощают, когда я их шутливо упертыми хохлами называю. Я вырос среди этих людей. Людмила Зыкина об этом же поет: «Волга в сердце впадает мое».

Есть настоящие примеры «хождения» в народ и в США. Я не могу забыть как великий Ли Якока, бывший генеральный менеджер Форда, который приступив к работе в почти обанкротившейся компании Крайслер установил себе оклад 1 доллар в год.

Не могу получать никакой зарплаты, пока фирма в провале. И люди ему поверили. Профсозы заткнулись и перестали требовать повышения зарплаты. Остальное было делом техники. В США будут проблемы и серьезные, если продолжат забывать опыт таких людей как Ли Якока.

КПСС потеряла власть после того как элита утратила настоящий контакт с народом и перешла на одностороннее общение с ним при помощи анкет и СМИ. Если хочешь именно так управлять, то надо было бы выучиться на зоотехника и работать со скотиной, а не с людьми.

Со стадом такое пролезет. А с народом такое управление не проходит. Народу нужно действительно равноправное общение. Сегодня в этом сильно может помочь Интернет. Только помочь, не увлекайтесь.

Устная и писанная речь имеют существенные психологические особенности, которые удовлетворяют все же разные потребности человека в общении. В этом тонкость. Поэтому и та и другая формы общения никогда не умрут и не вытеснят друг друга.

Как бы на этих анкетах шею и себе не свернули и местные начальнички? Уж больно увлекаются.

***

      В те дни в Надыме стояли морозы около - 60 градусов по Цельсию. В такие дни обычно тихо, ветра нет, но стоит туман, видимости почти никакой. Никто не летает. Если же подняться на высоту всего 100 метров, то там теплее, около -50 и уже можно летать.

Я знавал только один экипаж, которому разрешалось и то, только в случае аварии, как бы подпрыгнуть от земли, т.е. подняться на эти 100 метров и летать в «тепле». Для такого подскока вертолет почти час крутил лопастями, чтобы как следует прогреть их и остальные вращающиеся узлы и детали.

Визит Косыгина готовился тщательно. Было предусмотрено и неожиданное снижение температуры. Пилотировал АН-24 известный летчик Хохлов Иван Тихонович, который на высоте 100-150 метров вел самолет вдоль трассы будущего газопровода на протяжении более 1000 километров с юга Тюменской области на север до Надыма и далее на восток до Медвежьего месторождения газа, что в поселке Пангоды, в 250 километрах от Надыма. От Пангод до ближайшего добывающего объекта тоже было не менее 15 километров.

Эти километры я упоминаю не спроста. Упомяну еще, что трубопроводный коридор в районе Тобольска, что за 350 от Тюмени, сворачивал На Запад, на Урал. Это нужно для понимания того, что из себя представлял Тюменьгазпром, находящийся в Тюмени и из кабинета которого профессионально руководил товарищ Черномырдин В.С. Теперь ясно? Как далеки они были от народа? Даже чисто географически.

И еще одно замечание. Газпромовцы называют себя газо-добытчики. Много в этом их самонаименовании фальшивого. Со словом газо надо бы согласиться. Но вот что добытчики? Это извиняйте.

Добытчики - это геологи, которые открывают месторождения, это геофизики, сейсмики, каротажники которые оконтуривают месторождения и вводят скважины в эксплуатацию, это строители, которые строят все (!) с первого колышка, в том числе и теплые кабинеты для газовиков. Но газовики тоже разные бывают.

Есть промысловики. Эти похожи на рыбаков, как бы «тихо помешанные». Вечно заспанные и кислоокие. А чего надо? Газ сам идет. Его добывать не надо: в пласте давление 400-500 атмосфер, а в трубу больше 75 не лезет. Скважин тоже много не надо. Их надо ровно в 100 раз меньше, чем в среднем по стране или у нефтяников. Дебеты в скважинах просто сумасшедшие.

У таких газовиков 2 беспокойства. Первое - стрелки на приборах трясутся и в сон вгоняют. Второе - с падением давления в пласте надо строить дожимную компрессорную станцию (КС). Пока они ее бедную, всего-то 3 машинную соорудят, на магистрали, глядишь штук 50 6 машинных сделают. Это настоящая беда для таких газовиков.

Есть транспортники. Эти как голубятники, как бы «буйно помешанные». Эти духом ближе к строителям. У них работа живая. Патрулировать трассу надо. Свищи на трубопроводе заваривать надо. Ремонтировать участки надо. Да и сама компрессорная гудит вращается. Тут не поспишь. Тут крутиться и вертеться надо.

Народ знал, что Тюменьгазпром был создан москвичами и только затем, чтобы по утрам их меньше будили из-за разницы во времени. В центре готовы были дать любые ресурсы и любые папахи, лампасы и погоны. Лишь бы не мешали наслаждаться атмосферой Застоя. В болоте было тепло, хрюкалось вольготно. Собственный вес почти не ощущался как в космосе. Но вернемся к летчику Хохлову И.Т.

О мастерстве такого пилотирования судить могут только опытные летчики. То была работа по высшему классу. «Паренька заметили, повели с собой...». Вскоре Иван Тихонович стал начальником Тюменского управления гражданской авиации, самого крупного грузового перевозчика страны. Вот так делались карьеры.

Скольких при таком понимании «карьеры» потеряли настоящих специалистов, сколько судеб загубили! А управленцев настоящих из них получили единицы. Но это тема отдельного разговора.

Рейс и самолет, в котором летел Косыгин, имел специальное кодовое наименование «литерный». Это еще шло со сталинских времен. Тогда и поезда были литерными, а потом и самолеты стали также называть. Когда литерный в воздухе никто в стране не летает. За нарушение, если не голову, то руководящую папаху потерять можно было запросто.

Во времена Леонида Ильича был такой случай. Леня вылетел с Юга, из Крыма, а в это время где-то в районе Урала кто-то взлетел. Летный начальник уральский слетел с должности мигом. С этими правилами вообще много историй связано.

Будущий начальник российского ФСК Барсуков как-то вспоминал. До последнего времени действовал введенный еще при Сталине запрет на полеты над Москвой. Так вот прилетает в Москву Руст и кружится над Кремлем. Дело было в День пограничника.

Дежурный Кремля докладывает дежурному по КГБ СССР, мол, наблюдаю самолет над Кремлем. А тот ему отвечает: Вы опохмелитесь сперва, а потом уж докладывайте! Ясно? Потом, после прослушивания записи на пленке, выгнали обоих с треском. Погорели ни за что полковники.

Так вот, наш Хохлов И.Т. принимает решение поднять в воздух одновременно с литерным еще 2 таких же самолета с полным запасом горючего, которые получили задание лететь позади литерного и находится с ним на связи. Такое решение оказалось очень правильным. Литерный сел в Пангодах. Косыгина повезли на промысел.

Прошло несколько часов и литерный не смогли завести из-за переохлаждения. Разморозили. Все-таки за -60. Самолет оперативно заменили и вылетели в Надым. Там тоже часов 5 провели на морозе, и самолет сломали снова. Тут вызвали с неба прямо 2-й запасной и перебрались в него.

В этом самолете оказалось мало керосина. Срочно требовалась заправка. Нашелся один топливозаправщик, который заправил этот самолет. Только шофер топливозаправщика собрался уезжать, из самолета выходит начальник охраны и спрашивает у него, где талон с анализом топлива. Тот говорит все закрыто, я на вас нe рассчитывал, а мне талон дадут завтра утром.

Охранник тогда спрашивает: налил ты все то, что надо? Ничего не подмешал? Парень испугался и стал клясться, что мол все в порядке. Начальник ему так ласково говорит: пошли в таком случае со мной в самолет. Они и пошли. А как зашли внутрь, дверь закрылась, и самолет улетел в Тюмень.

Шофер вернулся через несколько часов и рассказал, что начальник охраны ему сказал: ну раз заправил все как надо - летим с нами. Если что, так вместе уйдем на тот свет. Потом он много еще чего рассказывал. Как разговаривал с Косыгиным, как его там кормили, как отправили обратно. В общем прославился.

***

      Совещание Косыгин начал вопросом. Надеюсь, в зале все коммунисты? Подтвердили -- все! Тогда докладываю вам обстановку. Страна валит план по росту производительности труда. Что это такое, объяснять не буду. Сами понимаете. Стране как никогда нужна к весне эта нитка газопровода.

Сейчас сделаем перерыв. Вы подготовите все письма с просьбами, какие дополнительные ресурсы вам нужны. Техника, материалы, люди. Здесь Председатель Комитета по резервам и Председатель Госснаба Дымшиц Вениамин Эммануилович. Я подпишу вам все. Но попробуйте не построить.

И ушел. За 2 часа все бумаги были подготовлены и подписаны Косыгиным. На подпись министры ходили прямо к нему в номер, Он сам так распорядился. Когда закончили пригласили Косыгина в гостиничную столовую на ужин.

Он пришел. Окинул взглядом столы, ломившиеся от выпивки и закусок, хитро так посмотрел на официанток. И сказал: а вот этого (чего этого? Понимай как хочешь) мне уже нельзя, к сожалению. Мой повар разогрел мне в номере прописанное врачами питание.

А вы давайте. Вам нужно получше узнать друг друга. Дело предстоит нешуточное, и дружба совсем не повредит. Или я ошибаюсь? С родным акцентом он спросил у Дымшица. Тот радостно стал уверять, что нет. И Косыгин довольный ушел к себе, в номер.

Мало кто знает, что значит в Кремле уйти «к себе». Это значит уйти в ту часть царских кремлевских помещений, которые с 17 года поддерживаются в неизменном состоянии: и сами помещения, и их убранство. Это сохраненные царские покои. Экскурсий там никогда не бывает. И не бывало.

А народ приступил по деловому, без особых тостов. Быстро обменялись мнениями, договорились о сотрудничестве, определили своих полномочных представителей, назначили сроки. Выпили изрядно, но не брало. Перенервничали все и понимали, что еще нужно Косыгина и проводить.

Вот так легко Косыгин конвертировал атмосферу межведомственной вражды и соперничества в атмосферу дружного соревнования за лучшее выполнение задания партии и правительства, как тогда утверждали.

На глазах оживала авантюрная соревновательная атмосфера, которой пронизаны приключенческие романы Дюма. Вот он наш звездный час, вот он наш шанс, думали мы. «Как молоды мы были, как молоды мы были, как верили в себя...».

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?