Независимый бостонский альманах

О победительном потенциале т. н. "центристских" политиков России

01-01-1999

Igor Oleynik

Укрупненная модель электората президентских выборов в России содержит пять секторов:
А) Активные избиратели, голосующие за кандидата от действующей власти по экономическим мотивам или бытовым соображениям типа: "Не было бы от смены начальства еще хуже, чем сейчас". Объем этой ниши довольно устойчив и округленно его можно оценить в 5% российских избирателей-
Б) Активные избиратели коммунистической ориентации. Голосуют за своего кандидата и против действующей власти. Примерно 30% электората, уровень относительно устойчивый и близкий к пределу мобилизации-
В) Активные избиратели антикоммунистической ориентации. Голосуют за кого угодно (включая кандидата от партии власти), лишь бы не допустить к власти коммунистов. Примерно 10% электората, уровень относительно устойчив и близкий к пределу мобилизации-
Г) Активные избиратели, не слишком лояльные к существующей власти, но не относящиеся себя ни к коммунистам, ни к антикоммунистам ("Чума на оба ваших дома!"). Объем этот ниши неустойчив и зависит от уровня интересности информационного фона выборов, но, как минимум, это 10% российского электората-
Д) Избиратели, не приходящие голосовать на выборах. Объем этой ниши уровень неустойчив и зависит от уровня интересности информационного фона выборов, но он никак не меньше, чем 20% российских избирателей.

Привычное название второго сектора – "левые, или коммунисты". Привычное название третьего сектора – "правые, или либералы". А вот назвать входящих в четвертый сектор "центристами" лично у меня язык не поворачивается, потому что в соответствии с реалиями современной России в этой нише обывателей из т.н. среднего класса явно меньше, чем недовольной всем и вся люмпенов.

Если читатель более или менее согласен с приведенными выше оценками размеров каждого сектора, то первые три "устойчивых" сектора дают нам в сумме 45% российских избирателей. А остальные 55% распределяются в зависимости от интересности интриги выборов между четвертым и пятым секторами (крайние значения пропорции – 10% к 45% в случае "очень скучных" выборов и 35% к 20% в случае "очень интересных" выборов).

Такой расклад означает, что ни "левые", ни "правые" не могут в монопольном режиме решить исход выборов. При этом для левых предпочтительнее "скучные" выборы с низкой явкой избирателей, а для правых – "интересные" выборы (не намного, но все же уменьшающие долю "левых" голосов).

Если наши рассуждения верны, то с учетом высокой степени устойчивости числа левых и правых активных избирателей мы должны сделать вывод о том, что основные легитивные возможности управления исходом выборов связаны с четвертым, "квазицентристским" сектором, в который могут попасть от 10% до 35% россиян, имеющих право голоса. Значит, при построении прогнозов следует уделить повышенное внимание политикам, специализирующимся в этой электоральной нише. На этом поле будут пытаться играть все претенденты без какого-либо исключения, но к шансам признанных предыдущими выборами "специалистов" стоит присмотреться особо. Чтобы не упустить какую-нибудь малозаметную пока поверхностному взгляду деталь, которая может оказаться в момент выборов решающей для расклада голосов

Свято место пусто не бывает - очередь политически озабоченных защитой интересов "квазицентра" неизмерима невооруженным взглядом и уходит за горизонт. Но вряд ли вызывает сомнение тот "медицинский факт", что № 1 в этой очереди – Александр Лебедь, а № 2 – уступивший ему в 1996 году пальму первенства Владимир Жириновский. По фамилии № 3 можно спорить, но для ищущего ответ на главный вопрос: "Кто станет следующим Президентом России?" это будет уже спор "десятого разлива".

С перспективами лидера ЛДПР на президентских выборах, как мне кажется, все предельно однозначно. Зато вопрос о перспективах красноярского губернатора гораздо более интересен по своей структуре.

Сейчас многие аналитики в очередной раз устраивают "окончательные" политические похороны Александра Лебедя на том основании, что согласно о

просам самых различных социологических служб рейтинг его поддержки избирателями составляет всего несколько процентов. Кстати, это пятое место в рейтингах для Александра Ивановича, можно сказать, "родное" - как раз его он устойчиво занимал в федеральных опросах за несколько месяцев до победных для него красноярских выборов. Другими словами, пятое место в рейтингах Лебедю привычно для прыжков по непродолжительному захвату четвертого, третьего и даже (было такое пару недель согласно результатов опросов, озвученным Евгением Киселевым) второго места.

Попробуем с максимальной научной добросовестностью ответить на вопрос: "Могут ли сложиться по ходу избирательной кампании обстоятельства, которые позволят красноярскому губернатору сделать в решающий момент прыжок с пятого места на первое, с сегодняшних 5-8% до победных 51% голосов активных избирателей?" Чтобы не подпасть под мрачное обаяние тезиса об долговременной устойчивости рейтинга генерал-губернатора, который он демонстрирует последние недели, попробуем раскрутить гипотетический сценарий такого "прыжка" обратным счетом во времени.

Войдем в теоретический раж и представим себе, что Лебедь победил на президентских выборах. Что будет после этого с динамикой качества государственного управления, не вполне ясно, но зато очевидно, что эта гипотетическая победа "наступила" во втором, а не в первом туре. Если мы пойдем обратным ходом по технологической цепочке достижения победного результата, то наш главный вопрос распадается на шесть главных подвопросов:
А) "Может ли Лебедь победить во втором туре выборов, если он в него попадает по результатам первого тура?"
Б) "Может ли Лебедь попасть во второй тур, если будет участвовать в первом туре выборов?"
В) "Может ли Лебедь не снимать свою кандидатуру перед первым туром (т.е. не уподобляться Тулееву в 1996 году), если он будет зарегистрирован Центральной избирательной комиссией кандидатом в Президенты?"
Г) "Может ли Центральная избирательная комиссия зарегистрировать Лебедя, если он соберет миллион с хвостиком подписей?"
Д) "Может ли Лебедь собрать миллион "доброкачественных" подписей избирателей в свою поддержку для того, чтобы быть зарегистрированным Центральной избирательной комиссией кандидатом в Президенты?"
Е) "Может ли Лебедь принять решение об участии в ближайших президентских выборах?"

Если мы на каждый из этих шести вопросов отвечаем "да", то это означает, что у Александра Ивановича есть отличные от нуля шансы для прыжка на первое место и эти шансы нужно подсчитывать уже в детальном анализе. Если хотя бы на один из этих вопросов мы уверенно даем отрицательный ответ, то тогда у красноярского губернатора действительно шансов на победу нет.

Рассмотрим подвопросы внимательнее.
Вопрос Е) для простого российского избирателя, судящего о политиках по их телевизионным образам, звучит банально (гораздо непривычнее бы прозвучала формулировка: "Может ли Лебедь принять решение о неучастии в президентских выборах?") Банальность вопроса фактически означает ответ "да". Вопросы Д), Г), В) также звучат банально, что подразумевает положительный ответ на них.

Нарушим стройную последовательность и попытаемся добросовестно ответить сначала на вопрос А). Предположим, что Лебедь попал во второй тур в паре с кандидатом от коммунистического блока (условно Зюганов) или в паре с кандидатом от партии власти (условно Лужков или Примаков). Тот вариант, что во втором туре Александр Иванович столкнется с кем-то из политиков, резвящихся на той же самой "условно националистической" поляне, исключен – для прохождения во второй тур сразу "двух ягод с одного поля" не хватает объема ни у одной четко выраженной электоральной ниши. Попадание во второй тур либерального политика в сегодняшней экономической ситуации выглядело бы вопиющим подлогом партии власти, но на всякий случай можно рассмотреть и теоретический вариант встречи во втором туре Лебедя и Явлинского.

Может ли случиться так, что большинство активных избирателей при выборе между Зюгановым и Лебедем посчитают меньшим из двух зол Александра Ивановича? Вполне возможно. Как никак, один имеет опыт работы в исполнительной власти на посту Секретаря Совета безопасности РФ и губернатора крупнейшего российского региона, а профессиональный опыт второго ограничен работой по организации партийных собраний и митингов протеста против "антинародного режима". Кстати, тот же самый аргумент работает в случае сопоставления "Явлинский-Лебедь". К депутатам у нас в народе все-таки отношение специфическое. Я бы кратко сформулировал его афоризмом: "Профессиональное депутатство – это диагноз".

Может ли случиться так, что большинство избирателей из нищей "провинции" при выборе между Лужковым и Лебедем не проголосуют за мэра сытой столицы? Очень даже может случиться…

Может случиться так, что большинство активных избирателей при выборе между Примаковым и Лебедем выберут более молодого и не несущего моральной ответственности за качество экономической работы федерального правительства? Вполне …

В итоге наших совместных рассуждений приходим к выводу, что не стоит исключать ответ "да" на первый подвопрос.

Остается разобраться с ключевым вопросом о том, может ли Александр Иванович попасть во второй тур летом 2000 года, если весной 1999 года рейтинг его поддержки (употребим осторожную формулировку) не превышает 8-9%. Другими словами, может ли матерый харизматик-оппозиционер в момент первого тура выборов в экономической ситуации, скорее всего, существенно более критичной для населения, чем современная, преодолеть примерно 22-25%-ный барьер поддержки избирателей.

Чтобы не показаться слишком тенденциозным в своих рассуждениях, предлагаю самостоятельно продолжить поиск ответа на этот ключевой вопрос Вам, уважаемые читатели… Желаю Вам успехов в тщательности обоснования своих прогностических выводов!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?