Независимый бостонский альманах

Какого рожна мы еще ищем

01-01-1999

Alexander Levintov

Труженники утруждают себя, трудяги трудятся, трудящиеся работают над собой и никто при этом ни черта не делает, не только потому что лень и разучились, а просто по отсутствию объекта – нельзя, по нашему мнению, совершать труд просто так, как мартышка – надо всегда во имя чего-то. А оно, "чего-то", аккурат исчезло.

Это очень напоминает статьи в американских журналах женщин для женщин про женщин: "Почему я не получаю удовольствие от секса?" На шести страницах описываются разные исподние переживания, колготочные советы, дамские шутки, напоминающие стиральные доски, а в конце шестой страницы мы находим ответ на поставленный в самом начале вопрос – "Потому что у меня нет секса".

От нас за версту несет неблагополучием, особенно от преуспевающих – то-то они и хлещут больше всех. Раньше это было привилегией и уделом эмиграции, по преимуществу. Теперь вся страна выехала из-под себя на ПМЖ на Запад – кто добровольно, но большинство – насильственно.

И это так заметно, что даже те негодяи и выскочки, что вновь прорвались к власти (а они, собственно, никуда и не уходили от кормила и корыта), зачесали затылки в поисках "национальной идеи". Чеши-не чеши, а кроме перхоти и грязи, из засаленных мозгов ничего не натрясешь.

Это – с одной стороны.

С другой – уже сегодня около 70 процентов электората в США не просто компьютеризировано, а и обинтернечено. Страна стоит на пороге серьезного перехода в новое информационное и коммуникативное пространство. Оно готово к этому не только технически (телефон и телевизор уже практически "влезли" в Интернет, печатные масс-медиа уже давно там) и социально, но и процедурно – интенсивно формируется и складывается коммуникативное право, утверждаются (жизнью, а не думой или каким-нибудь президентом) правила игры, ограничения и санкции по отношению к нарушителям. В России интернетизированный электорат не составляет и пяти процентов – работа выборных штабов в Интернете носит пока вычурный и выпендрежный характер, но мы с вами знаем, как катастрофически быстро была компьютеризирована Россия (это, кстати, не мешает вымирающим динозаврам советской экономики все еще пользоваться абаками).

Уже президентские выборы 2004 года будут разыграны и выиграны с помощью Интернета. Наиболее дальновидные и ушлые поняли это и нырнули в безразмерные сети.

А что такое Интернет в России? -- Прежде всего, это – "веревочный" Интернет, где, как в романе В. Пелевина "Омон Ра" все, кроме человеческих страданий, слегка ненастоящее и нсуществующее вовсе. Кроме того, отечественный Интернет уже имеет двойную природу, как и вся жизнь в России.

Вот недавний, но очень яркий пример "двойного стандарта" российской жизни: 26 апреля женщина в Челябинске идет покупать железнодорожный билет на Москву на 11 июня. Цена билета – 850 рублей, о чем гласят всякие справочные. С нее берут 1020 рублей, потому что 16 мая "ожидается" повышение цен и в компьютеры уже забиты новые "ожидаемые" цены. Сначала женщина недоумевает, почему она до повышения цен должна платить как после повышения, на что ей криво улыбаются "а ты, гражданка, хочешь быть умней остальных, кто поедет с тобой в том же поезде 11 июня?". Потом она высказывает недоумение по поводу рыночности ценообразования, на что ей улыбаются еще более криво: "а ты, гражданка, хочешь быть умней нас?".

Когда в Америке будут проходить выборы, плебисциты и референдумы по Интернету, у нас по нему же начнут водить за нос, но так, как мы еще не умеем и не привыкли.

Тут необходимо выделить два направления выборной работы на Интеренете.

Первое – собственно поцедура выборов.

Второе – агитационно-пропагандисткая работа, получившая в последнее время наименование "социально-политические технологии".

Поцедура выборов по Интернету практически уже отработана в США и будет, как обычно, адаптирована Россией. Разница лишь в том, что в Америке никто не сомневается в непредвзятости, неподкупности, непричастности, независимости самой машины голосования, а в России никто не сомневается в прямо противоположном. Интернет предоставляет невероятные возможности для манипуляций, обмана и подтасовок – сама природа виртуального как "плохо лежащего" подталкивает к фальсификация
м, особенно со стороны власть имущих.

Мы стоим на пороге революции в социально-политических технологиях из-за их перехода в Интернет.

Вот некоторые, видимые уже из сегодняшнего дня, инновации и новые пути.

Забрасывание спамом-мусором и шумом конкурирующие площадки, но это – мелочи и примитивно.

Что в России наиболее компьютеризировано? -- сберкассы, почта, транспорт. Старая большевисткая песня: "банки, почта, вокзалы, телеграф". К этому надо также добавить дворников (я забыл, как теперь ЖЭКи называются), школы, собесы и розничную торговлю – собственно, это ведь и вся социальная инфраструктура в стране, имеющая повсеместное распространение. Все это – в стадии завершения компьютеризации и может быть обинтернечено в мгновение ока.

А далее начнут разворачиваться финансово-коммуникационные технологии.

Я напомню всемирно-исторический опыт приватизации в России как прототип и прообраз финансово-коммуникационных технологий. Людям раздавали ваучеры ценой в 10 000 рублей за 25 рублей наличными. Но эти 10 000 рублей отоварить было невозможно и потому значительная (по разным оценкам от 20 до 50%) часть ваучеров не была востребована населением. Участвовавшие в процессе распространения ваучеров работники сберкасс просто забирали их себе либо выкупали у населения по 25 рублей и тут же везли в Москву к Главпочтамту на Кировской (он тогда был почти полностью оккупирован РТСБ – основной "биржей" ваучеров), где сдавались партиями в сотни, тысячи и десятки тысяч ваучеров "брокерам" по номиналу (а на "бирже" они шли по 40-50 тысяч ибо за ваучерами гонялись жулики под названием "приватизационные ваучерные фонды").

Приватизация была разовым мероприятием, выборы – вещь почти непрерывная, во всяком случае, очень частая (а, если иметь в виду околороссийское постсоветское пространство, то все-таки это постоянный, непрерывный бизнес, то есть то, в чем только и может существовать инфраструктура).

Для того, чтобы запустить финансово-коммуникационные технологии, надо протащить их через Думу или президента, что несложно, так как и те и другой в них крайне нуждаются. Достаточно: а) продемонстрировать успехи американской демократии в Интернете (они, несомненно, будут очевидными через год-два) и б) преувеличить степень компьютеризации и интернетизации России, что еще проще (в 50-е была провозглашена сплошная электрификация страны, что не мешало трети населения не иметь электричества, а двум третям подолгу сидеть в темноте и экономить каждую ватт-секунду). Выборная реформа пройдет еще и потому, что список реформ сильно поиссяк (не пенсионную же реформу проводить – пенсионеры и без нее быстро кончаются).

И настанет день, когда сильно не в себе после вчерашнего мужик за опохмел или просто так, из уважения к сберкассе (почте, училке, сельсовету или старосте) отдаст свой электронный голос или выступит "за" или заклеймит позором очередного солженицына по Интернету. А природное хамство железнодорожной кассирши просто продиктует челябинской женщине, на какую кнопку надо нажать ("да, да, нет, да"), чтобы получить плацкарту до Москвы. В собесе старушке переоформят какую-нибудь индексацию и ее же дряблой ручкой нажмут на нужную клавишу. Училка, скорей всего бесплатно, соберет родительское собрание, похвалит успевающих учиться и торговать одновременно, пожурит неуспевающих и то и другое, а потом настоятельно порекомендует зайти в школьный кабинет информатики и интернетики и нажать там вот такую-то буковку. Училкам верят – эти блаженные работают за так.

Почти нет сомнений в том, что интернет-демократия по-российски будет прямо связана (мы косвенных путей не любим) с системой налогобложения: заплатил налоги – и щелкай мышью по этой вот иконке или наоборот: щелкни два раза тут – и получи налоговую поблажку.

Я пока оставляю в стороне шоу-бизнес на Интернет-выборах. Это – отдельная песня и, конечно, небесплатно.

То, за что часто поругивают "Лебедь" ("вы там у себя в Америке, налопавшись бигмаков без очереди, позволяете себе учить нас, издеваться над нами, нас анализировать"), независимость и непричастность "Лебедя", его интеллигентская бессребренность есть, как ни странно, пока единственный в России (а не в Америке) капитал, противостоящий предстоящему. Слово "капитал" здесь неслучайно. Это – накопленный авторитет и накопленная аудитория, это – нако

пленные ссылки, перепечатки и цитирование.

Да – "Лебедь" не из числа трудящихся, труженников и трудяг. Он имеет дело с делом. Его дело – коммуникативно-электронный просвет демократии, дабы уберечь страну от очередного рожна. Своим существованием и вот этой статьей в частности он делает все возможное, чтобы сделать невозможным описываемое будущее. "Лебедь" в прямом смысле этого слова аполитичен и бескорыстен – ему нет дела до преступного и жуликоватого безделья в стране. Он уже при деле.

Монтерей, 20 мая 1999 года elenalev@ix.netcom.com

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?