Независимый бостонский альманах

ИДИТЕ ВЫ В БАНЮ ! (Веники и дрова)

23-01-2000

Bania

Веники, конечно, разные и для разных целей: Березовый - для массажа кожи и открытия пор, сквозь которые уходят шлаки; березовый веник, если он правильный, хлесток и почти не облетает, хотя, если банный лист пристанет - снять его становится проблемой. За счет хлесткости, используемой также при воспитании детей, березовый веник, разминает суставы и делает более эластичными, более реактивными сухожилия - начинаешь чувствовать себя как-то странно вихляющим всем телом после хорошей парной, а, выйдя из бани, тело начинает обладать отчетливой порхатостью, и на вопрос Катерины "Отчего люди не летают?" появляется ответ - "в баню редко ходят".

Небольшое отступление от темы, связанное с Анаксагором. Есть у него загадочная фраза, которую долго обсуждали Ницше и Хайдеггер: "Вещи вынуждены платить пеню за свое пребывание в мире". Материальный мир молчалив - Слово дано Богом Себе и человеку.

Мы овеществляем материальный мир своими размышлениями, изобретениями, мыслями, техникой. Мы придаем материальному миру осмысленность использования, а вещи за это платят нам пеню полезности и выполнением функций. Однако истинно лишь то, что угадано нами в предназначении того или иного материала: функции должны соответствовать этому предназначению и не выходить за его рамки, чтобы удерживать истинность материального: негоже метать бисер перед свиньями, например. Мы несем ответственность перед миром за его использование, как добрый и рачительный хозяин ответственен за своих слуг, свою скотину, свой сад и огород. Так вот, березовые ветки, используемые не в бане, а в педагогических целях - грех придания им функций не по назначению.

     Дубовый - дубильный. У кого надо задубить раны, трофические язвы, трещины между пальцев и на ступнях, тому - дубовый. Парить им тело - все равно, что пытаться загнать пот назад в тело - занятие и бесполезное и вредное (именно своей бесполезностью).

     Эвкалиптовый веник - для легочников, астматиков и аллергиков. По всей парной идет эвкалиптовый дух, мужики в недоумении вертят башками и спрашивают: "где достал?" - А нигде! Продавались они раньше в Сухуми, Сочи и Смольненском цветочном спецмагазине ленинградского обкома партии. Теперь этих мест просто нет. Эвкалиптового веника, даже при самом безумном неистовстве и истошности, хватает надолго.

     Можжевеловый веник, а точнее, можжевеловый лапник - не для парения, а для устилания лавок, полка и полок. Как и во всех вересковых, в можжевельнике есть особая смола, какая-то медвяная, очень, говорят, полезная. Если можжевеловым веником не париться, а попариваться, то его мелкие колкости создают эффект китайского массажа.

     Крапивный веник - при особых хворях, каких - не знаю, но очень способствует. Смешивать в один веник разное из перечисленного - чистейшая эклектика и маргинальность, все равно, что разбавлять духи одеколоном. Оно и понятно - разные веники для разного, даже для разных частей тела, организма и души. Но есть летнийвеник, где допускается букетность. К двадцати веточкам березы добавляется одна ветка вишни, один молодой малиновый побег (без шипов), один черносмородиновый побег, побег мяты или мелиссы (лимонной мяты), былинка укропа с зонтиком и, если есть, перечной или лимонной полыни, один лист хрена, можно - майорана. Вообще-то свежий веник изначально хуже вяленого, но можно побаловаться и им. Летний веник вяловат и нехлесток. Его ценность в другом. Заварив его горячей водой, ни в коем случае не выливайте воду, а когда затеете мыть голову, то сперва суньте ее на несколько минут в этот отвар. Даже абсолютно лысый чувствует после этого легкое и романтичное шевеление шевелюры. Уж на что я гол макушкой, а и меня тянет встряхнуть после этой процедуры головой, отбросить со лба кудри и провести небрежным и красивым жестом руки по волнам утраченной роскоши. Заготавливать березовые и дубовые веники надо от Троицы до Петрова дня, когда лист - в полной силе и ток соков идет вверх - от корней к кроне. Идеальное время - и это хорошо знали наши языческие предки - Иван Купала.

Конечно, веники можно и покупать - обычно они сделаны весьма профессионально. Но тут меня всегда охватывает недоумение по поводу мистической связи между ценами на вход в баню и ценами на веник. Я не понимаю, что их так тесно, можно даже сказать, исторически, связывает. На заре моей банной карьеры вход в баню стоил гривенничек (смешно, да?), а веник - одиннадцать копеек. Теперь, в июне 1993 года баня стоит пол-штуки - и веник туда же! В бане, понятно - растет цена топлива, услуг, постирушек, аренды, а что так подорожало в лесу?

Веник вяжется на месте, в двадцать-тридцать веток, что зависит от их толщины и развесистости. Ветки лучше срезать большими ножницами, острым ножом или острейшим топориком. Зажмите пук веток меж колен, свяжите рукоятку в двух местах и оставьте петлю для подвешивания. Готовый - в мешок, следующий! Ветки надо складывать так, чтоб они смотрели внутрь - пол-веника сложили, переверните его и остальные ветки складывайте лицом к предыдущим. Однажды мне довелось вязать веники у староверов Верхнего Уймона в верховьях Катуни (подлинная молочная река-кисельные берега, поросшие богородицкой травкой и другим волшебным разнотравьем). Веток березовых была целая подвода. Пока все веники не связали, пока все не обсудили, пока не показал им настоящий крестильный староверский крест на себе - за своего не принимали. За день можно спокойно навязать две-три сотни веников - а куда больше? Недель-то всего пятьдесят, настоящих и верных банных друзей - не более трех. Ну, там, случайные дни рождения (веник - лучший подарок на день рождения, свадьбу и в связи с правительственной наградой, при получении аттестата зрелости, пенсионной книжки и в других торжественных случаях ) - не чаще раза в неделю. Вот и выходит: больше трехсот не надо, чтоб не спиться.

Вялить веники надо в затененном и хорошо проветриваемом помещении или под навесом, лучше всего, на сеновале - там веник наберется к своим ароматам духа пряного разнотравья и, парясь, вы будете вспоминать детство и плакать. Для того, чтобы вялить веники на сеновале, нужна крупная скотина (имеется в виду не начальник, коллега или теща, а корова). Если сеновала нет, но есть дача - вяльте в хозблоке или на чердаке. Если нет дачи - на антресолях. Если нет антресоли, а, следовательно, и дома вообще, то ходите в сауну. Я вот уже четыре года хожу в сауну и ничего, знаете ли.

Но если вы все-таки небездомны, то знайте, что веники должны провисеть ровно столько, сколько надо для провяливания. Лист скукожится, как табачный, но не облетает. первый же облетевший лист будет для вас означать - готово! пора снимать и выбрасывать все это своей крупной или мелкой рогатой скотине - веники пропали. Если же угадал - молодец! Сложи веники в мешок и теперь можешь держать их в любом сухом месте - они выдержат любой мороз и переполох. Веники можно держать в общем мешке, а можно, завернув каждый в газетную торпеду или сигару, по отдельности.

Между прочим, социализм достиг своего духовного апогея (и, следовательно, материального унижения), когда горожан стали посылать на заготовку веников для крупного рогатого животноводства. Дневная норма была - двести веников. В хороших хозяйствах веники перед вялкой присаливали, в плохих - просто вялили, в очень плохих - гноили, в очень же хороших веники не вязали, обходились традиционными - сочными и сухими кормами. Однако таких было на все Подмосковье от силы три десятка, сейчас, кстати, не больше и все те же, вроде бы.Bana

Вот сидишь на верхнем полке. Веник - под задницей, иначе спалишь заветную, а на что прикажете потом брюки натягивать? Некто размеренно, по-садистски наддает в зев каменки малыми порциями холодной воды, разбавленной квасом, пивом, травяным настоем. Он точно кладет по сто-двести грамм то влево, то вправо, то в самый раскаленный и дальний конец - прямо. И каждый раз печь выдыхает жадный и быстрый язычок раскаленного пара. Слышится: "Хватит!", но ты тут же встреваешь - "Ништо! Над-дай!" Потом сдаешься и ты. Все затихает и замирает. Шкура на спине трещит по шву хребта. Голова сама уходит в колени, в последний раз, на прощание трогаешь свою крайнюю плоть - холодная. Значит - будем жить! Значит - можно жить! И тут же кто-то робко ударяет себя веником по спине. Еще и еще. Вступаешь и ты. Ритм у каждого свой. Но есть и высший ритм, объединяющий всех в звучный и слаженный конкордат.

Я стою, слегка покачиваясь с ноги на ногу и охаживаясь - сначала правой, затем левой, по бокам и по спине, снизу, сверху, ритмично и в небрежный нахлест - так звонче. Потом - грудь, не так долго и сильно, потом - живот, несмотря на его выпуклость, очень скромно. Самая протяжная и кайфовая примочка - по пояснице, там, где у всех нормальных людей радикулит, а у остальных - почки с камнями. Приложишь наотмашь и прижмешь, слегка как бы втирая веник в себя...Эх! не понять вам... Неистовство и оргазм наступает, когда переходишь к ногам. Они, бедные, чахлые и израненные, не рассчитаны вообще на жизнь стоя, как Долорес Ибаррури, а уж коли стоя, то на худое и поджарое существо, а не на эти девяносто с гаком килограммов. Только здесь, на верхней площадке парной, и только в первый-второй заходы они получают то, что заслуживают, всю меру оргазма от звонких ударов по изможденным варикозным венам и узлам.

Если веник у вас одноразовый или в последнем пользовании, то им хорошо делать мыльную пену и вообще мылиться - лучше любой мочалки, особенно, если спинку потереть.

Это, если в одиночку. Но в баню ходят, особенно если с вениками, вдвоем-вчетвером. Некто, неродной, но близкий, ложится на пузо, утыкается мордой в сложенные руки, если нет под рукой полотенца, и начинается ритуал священнодейства...

Вы никогда не соблазняли девушку? Она уже лежит с вами и вы знаете с неотвратимостью, что все будет, но вы не торопитесь и даже не касаетесь ее, а шевелите сначала воздух вокруг нее, потом слегка касаетесь наэлектризованными пальцами, как бы случайно и ненарошно, веники пляшут, обсыхая и жестянно звеня, под потолком, потом, не касаясь тела, волнами взлетают от Banaголовы к ногам, от головы к ногам, неся горячую и сладостную волну. Вот первое, легкое, как поцелуй Чаниты, почти воздушное касание уже распаренной и призывно дышащей навстречу венику спины. Губы девушки, до сих пор в томлении и ожидании покусываемые маленькими жемчужными зубками, распускаются в теплом бессилии, и ты пьешь первый поцелуй бесконечной и кружащей голову вечностью. Руки уже неотрывно трепещут - твои и ее, они достигают застенчивых мест, касание которых еще заставляет тело вздрагивать и сжиматься, но конец поцелуя расслабляет волю и мышцы, сжатые до сих пор колени расходятся и начинают ловить - сначала руку, потом... Касания веников превращаются в ритмичную прогулку от шеи к пяткам. Вот первый удар по ним - несильно и шутя. Девушка допускает эту почти шутку. Вот веники по-приятельски защекотали бока и наружные поверхности бедер, вот они достигли и внутренних сторон... и заплясало, забилось в нарастающем темпе и ритме. От шеи к пояснице, по заду и до пят, от шеи к пояснице, по заду и до пят, от шеи к пояснице, по заду и до пят. BanaВзмах двух веников разом - один хлестко падает на поясницу, другой, почти поперек, туда же, придавливая первого. Кайф! Девушка не выдерживает и с подвыванием и стоном кончает. То, что еще совсем недавно было непослушным, капризным, пугливым, робким и беззащитным, превращается в хищницу и волчицу, жадную и оскалившуюся. Веники орудуют, мельтешат и вьются, удары - Малюта Скуратов любил такие. Под конец - раз, веник ложится под колено, нога за носок загибается до поясницы, затем - другая, затем - руки в локтевом суставе. Перед тобой лежит уже не человек - мочало, без суставов и костей. Да и сам ты в полном изнеможении, соленый пот застит глаза, руки обожжены и молят о пощаде, дыхалка - ни к черту.
- Хватит! - стонет мочальный труп.
- Оттаскивайте! - командуешь ты подручным приятелям и сползаешь вниз, вон из парной, под сильный прохладный душ. Продукт лежит на мраморной лавке, его окатывают холодной водой, шаек в пять, затем теплой, намыливают, досконально и вкрадчиво, как на допросе с пристрастием, разминают и распускают каждый суставчик рук, ног, тела, души, подымают, уводят сердешного в предбанник, наливают холодного пива или мятного чаю, а ты все стоишь под душем, изнеженная и томная девушка вновь приобретает игривые формы, и ты еще не знаешь, что следующий - ты.

     Банщица Н. Мякишева предупреждает любителей парной: вредно пользоваться веником из вереска, накапливающем в себе много тяжелых металлов. Вреден веник и из пихты, имеющей перебор эфирных масел. Так что вы сохраните природу, укрепите здоровье, если будете пользоваться березовым веником, но заготовленным в специально отведенных лесхозами местах.

 

Дрововодство
Bana

Некогда наиболее передовой и процветавшей отраслью народного хозяйства страны, пожалуй, единственной изо всех, спокойно пережившей разруху и военный коммунизм, было дрововодство. Ныне это почти умирающее производство, затерянное в недрах лесной, лесообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности в самых последних строках, а равно на задворках транспортной статистики, между прочими грузами и багажом. Никогда уже не быть начальнику главка "Главбревно" министром, а генеральному директору АОЗТ "Росбревнополено" – никогда не возглавлять совет директоров РАО "Рослес". Все в прошлом, в былом, в тяжелых дровяных думах.

Всемогущий трест "Росдрова", утвержденный председателем СНК в ночь с 26 на 27 октября по старому стилю или с 8 на 9 ноября по новому стилю, 1917 года, включал в себя следующие поднаркоматы:
паровозного дрововодства
пароходного дрововодства
спецдрововодства для атомных подлодок (сформирован в сентябре 1939 года)
пиро-металлургическое дрововодство
жилищно-коммунальное дрововодство с отделами узкоколеечного имени Павки Корчагина, кустарно-частного имени Некрасова, банно-прачечного имени Розы Люксембург, ныне Сандунова.

Кроме того, в составе ГУЛАГа имелся особый отдел исправительно-трудового дрововодства (итд). О том, что этот отдел был весьма могущественным, свидетельствуют многочисленные ссылки на него и в него в следственных материалах и документах по пресечению контрреволюционной и вредительской деятельности. Аббревиатура итд даже вошла в канцелярский фольклор наряду с другой аббревиатурой – итп (исправительно-трудовые печи).

Дрововодство воспето не только в народном творчестве ("кто в лес, кто по дрова"), но и в отечественной поэзии ("откуда дровишки? -- из лесу, вестимо, отец, слышишь, рубит, а я отвожу"), городском романсе андерграунда ("бьется в тесной печурке Лазо, на поленьях глаза как слеза"), застольных и застойных песнях ("Бура-бура-бура-буратино, смешной малыш" и "А я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги"). В знаменитом романе соцреализма "Чук и Гек" рассказывается об отце этих ребят, который был геологом и начальником экспедиции по поиску месторождения дров в сибирской тайге. У того же автора есть замечательная детективная повесть о диверсанте, заброшенном в один из самых лесоповальных районов Урала для диверсии против предприятия по заготовке спецдров.

К сожалению, газификация, в отличие от электрификации, сильно ударила по дрововодству. Исчезла, в частности, городская архитектура малых форм – дровяные сараи, служившие местом детских игр, летних спален и мини-публичных домов. Такие знаменитые стройки коммунизма как Комсомольск-на-Амуре и БАМ начались и кончились заготовкой дров. Надо также признать, что заготовка дров была важнейшей (наряду с самогоноварением), первой и порой чуть ли не единственной отраслью, втянутой в теневую экономику даже в условиях террористического (сталинского) и развитого (брежневского) социализма.

В дрововодстве применяются следующие стандарты: основная стандартная единица – полено (от аршина до двух футов в длину). Длинномерное полено называется бревном и обычно идет под распил на стандартные поленья. Короткомерное полено называется блин. Когда оно нечаянно падает на ногу, обычно говорят "блин!". Отсюда это восклицание перешло в бытовую речь и выражает несогласие, возмущение, неудовлетворенность, а также общее настроение дискомфорта. Полено колется на фрагменты. Крупные фрагменты принято называть чурками, а мелкие – лучинами. Остроугольная форма чурок (сегмент цилиндра с углом в 20-30 градусов) впоследствии послужила основанием для этнической идентификации потомков ходжи Насреддина в Средней (ныне Центральной) Азии.

Наилучшими дровами признано считать березовые – за особый запах и отсутствие смол. К качественным сортам относятся также все мелколиственные породы: осина, ольха, тополь и др. Хороши липовые, дубовые, кленовые, акациевые дрова. Врачи не рекомендуют хвойные дрова в качестве банных из-за обилия смолы и канифоли. К дорогим, доступным только номенклатуре и новым русским, относятся поделочные породы: сандаловые, секвойные, кедровые, карельско-березовые, палисандровые, самшитные, эбеновые, саксаульные, пальмовые (финиковые и кокосовые), банановые дрова.

Несколько слов следует сказать о целебных дровах: например, эвкалиптовых, анчарных, -- в качестве банных их следует употреблять только после консультации с врачом и тщательного комплексного обследования.

     Из еще неизданной книги "Баня"

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?