Независимый бостонский альманах

Элита общества: служит ли она народу?

06-02-2000

Коротко об авторе. Доктор экономических наук Елена Евгеньевна РУМЯНЦЕВА (Москва) В 1988 она окончила "с отличием" экономический факультет МГУ им. Ломоносова. С 1997 - доктор экономических наук. С 1999 - президент Центра экономической политики и бизнеса.

Rumanceva

В постперестроечный период началась реабилитация, возвращение в повседневный оборот термина "элита общества", поэтому представляется весьма актуальным уточнить границы его применения. В переводе с французского он означает "лучшее", "отборное", "избранное".

Почти все существующие теории элит имеют своим предметом так или иначе понимаемую систему властных отношений в обществе. При этом все концепции допускают временное или постоянное неравенство между элитой и остальным социумом. Основоположниками современной теории элит стали итальянские социологи Г. Моска и В. Парето. В. Парето выделял элиты: экономическую, политическую и духовную. Он был родоначальником функционалистской теории элиты. Факт существования элиты практически никем, кроме марксистов, не опровергается. Хотя у различных школ социологов и политологов на этот счет имеются противоположные мнения."

По определению венгерского ученого М. Вайды, элита общества - "это группа людей, стоящих на верхней ступени иерархии, способная создать образцы потребности и поведения". Механизм влияния элиты выявил немецкий социолог П. Дрейцель: элиту составляют обладатели высших позиций в группе, организации или институции, отбор в нее осуществляется по принципу "продуктивности знания". Поэтому элита обладает, благодаря своим позициям и роли, властью и влиянием, позволяющим формировать социальную структуру общества. Еще В. Парето принадлежала идея разделения элиты на непосредственно властную, правящую и продуктивную - элиту, создающую духовные ценности. Эти два крыла - "элиты крови" и "элиты богатства" - могут объединиться.

Правящая элита осуществляет свою власть и влияние во многом через элиты различных классов, групп и слоев, пополняется за счет этих элит, питается выработанными их представителями идеями. Качество управления является важнейшим индикатором успехов социально-экономической системы. Еще Н. Бердяев не без основания полагал, что если коэффициент интеллектуальности (IQ) элиты падает ниже критической черты, то это вернейший показатель упадка страны.

В период смены парадигмы хозяйствования меняется и элитарный состав. На смену старой партийно-государственной бюрократии, номенклатуры, описанной М. Джиласом и М. Восленским, приходит новая элита, посттоталитарная. Что она собой представляет? Чем отличается от предыдущей и что в них общего, ведь многие члены старой элиты перешли в новую? Посттоталитарную элиту социологи поспешили назвать демократической. Но это явное забегание вперед.

Сейчас наша новая элита крайне неоднородна с точки зрения и социально-политического происхождения, и компетентности, и профессиональных качеств, и идеологической ориентации.

Власть является ныне главным экономическим ресурсом.

Наблюдается противоборство между новой экономической и политической элитами не очень высокого интеллектуального и, главное, духовного уровня.

Противоборство идет между элементами, один из которых владеет экономическими ресурсами, но не имеет мощного политического представительства, другой обладает политической властью и желает обеспечить себе контроль над экономикой. Первые атакуют властный ресурс управляющей коалиции - политический авторитет, возможность принимать стратегические решения. Другие оппонируют к понятию "мафия", запечатлевая не особенно видимые экономические центры власти, мощь которой обеспечивается структурами, уже созданными в достаточном количестве областей общественной жизни.

Супергруппировки бизнесменов начинают играть особую роль в политике и экономике.

Третья группа, формирующая элиту российского общества - интеллектуальная. Социальная функция интеллектуалов - быть контролером власти. Политик - человек действий, дела- интеллектуал - человек духа. Первый - реалист, второй рассматривает реальное в широком контексте возможного. От первого ожидается конструктивность, от второго - критичность. Политик должен выбрать оптимальную стратегию, теоретик - разработать множество альтернатив. Политик стр
оит общество, интеллектуал сомневается, рассчитывая как бы построить его лучше.

I

Продуктивность знания в науке определяется рядом параметров: образованием ученого, практической ценностью его научных результатов, наличием собственной научной школы и публикациями.

Образование ученого включает не только курс высшей школы, но и его способность развиваться, впитывать в себя все новое в течение жизни. Насколько ученому удается поддерживать свой уровень знания в области новейшей методологии и применения различных научных методов, настолько можно говорить о его уровне образования, или образованности.

Второй критерий продуктивности знания связан с практической значимостью научных результатов.

Настоящая наука работает на результат, а не на "освоение средств". Если ученый владеет научным языком, терминами и умело распределяет их на бумаге при написании отчетов, это скоре псевдонаука, чем наука.

Проблема практической значимости научных результатов тесно связана с проблемой ответственности. В России пока не прижилась демократичная система сопровождения автором или авторским коллективом своего "детища" на этапе внедрения. Когда чувствуется, что данный научный результат будет коммерциализирован, обычно происходит смена авторов. Бороться в одиночку с этой системой, которая сложилась еще в советское время, бессмысленно.

Единственный путь как-то противостоять "научным паразитам" - проводить исследования в рамках собственной научной структуры, но это предполагает и большой риск, связанный со сложностями привлечения финансирования в науку.

О наличии собственной научной школы мало кто может сказать из российских научных деятелей. Если процветала и процветает система "научного паразитизма", то следовательно те, кто действительно обладает элитарным научным мышлением и способностями развивать науку, чаще всего не имеют возможности передавать свои знания следующему поколению.

Современная система работы с аспирантами и докторантами не имеет ничего общего с понятием "научной школы". Сегодня диссертации стали предметом торга в ученом мире. Так, например, в Москве стоимость кандидатской диссертации колеблется от 6 до 10 тысяч долларов. Услугами научных дельцов активно пользуются представители современной политической и экономической элиты, чтобы закрепить свои позиции с помощью социального статуса. Наличие "коммерческих" аспирантов и докторантов затрудняет обучение остального контингента. Получив для подготовки аспиранта или докторанта, среднестатистический научный руководитель сразу задумывается над тем, что он может от него получить.

В нашей науке также очень распространено принуждение со стороны научных руководителей молодых аспиранток и докторанток к интимным отношениям. Все это - подводные камнисовременного послевузовского образования, которые приходится преодолевать практически всем, кто решил повысить свою научную квалификацию.

Затраты и неудобства, с которыми сталкиваются соискатели ученых степеней, не соответствуют существующим потребностям общества в квалифицированных кадрах.

И, наконец, четвертый признак научной элитарности с точки зрения продуктивности знания, - это наличие публикаций. В странах с развитой рыночной экономикой ведется также учет цитируемости того или иного автора.

Если проанализировать критерии выбора в члены-корреспонденты и академики, то для большинства они очень лояльные - нужно представить хотя бы одну монографию, текст которой не читается и публично не обсуждается. Многие, являясь руководителями научных подразделений, присваивают себе авторство годовых научных отчетов за ряд лет и таким образом преодолевают подобные "формальности" на пути продвижения по ступеням элитарности.

Все это еще раз свидетельствует о несоответствии существующей научной элиты ее положению, о том, что в современной российской науке элитарность определяется не продуктивностью знания, а связью с криминальной политической и экономической элитой.

Таким образом, сегодня можно сделать вполне очевидный вывод, что политическая, экономическая и научная элита российского общества не отвечают идеальному представлению об элитах, более того оказывают отрицательное на страну влияние, выражая в значительной степени интересы к

риминальных и полукриминальных структур.

Но в нашей стране есть еще одна элита, которую я назвала бы "генетической". Может ли она прийти к власти в современной России...?

Итак - генетическая элита! Может ли она прийти к власти в России?

Одной из причин сращивания мафии с политической, экономической и научной элитой являются сложившиеся общественные установки. В России непопулярны исследования, касающиеся интеллектуальных возможностей представителей системы элит.

Что значит интеллектуально слаборазвитый, хотя и энергичный руководитель? Это ущерб для предприятия, отрасли, страны в целом. Мы говорим - надо повысить эффективность политических и экономических решений может только научно обоснованный подход. Но для этого представители политической и экономической элиты должны быть способны хотя бы понять, что перед ними существует набор альтернатив и что надо из них выбрать наилучшую. Без овладения соответствующими методами принять это решение невозможно.

Сегодня мы говорим об ошибках реформ, о цене этих ошибок для общества, об утечке из России капиталов, но связываем это с отдельными личностями, а не с системой воспроизводства элиты в целом. Однако, если интеллектуальный и нравственный потенциал в стране не используется, то смена, например, политических лидеров существенно не изменит сложившейся ситуации. Новые лидеры, интеллектуально и духовно ущербные, так же слабо будут разбираться в сложных методах управления обществом и экономикой.

Наполеон как-то сказал, что ум и воля полководца должны равняться друг другу, как две стороны квадрата. В XX веке двухмерность оказалась недостаточной. Грандиозные беды произошли не только потому, что ум оказался сильнее воли или воля оказалась сильнее ума и даже простого здравого смысла, но прежде всего из-за отсутствия третьего параметра - э т и ч е с- к о г о. Научно-техническая революция означает резкое возрастание личной ответственности, и в ее ходе должны массово создаваться люди, отличающиеся очень высокими показателями не только ума, воли, но и этики.

Изучение биографий представителей истинной элиты, в науке и культуре называемой гениями всех времен и народов, приводит к неумолимому выводу: элитарность начинается с генетики. Однако только ничтожно малая доля родившихся потенциальных одаренных личностей в гениев развивается. А из подлинных, несомненных гениев лишь ничтожная доля реализуется.

Как показывает рассмотрение механизмов гениальности, зарождение потенциального гения - прежде всего проблема биологическая. Развитие гения - проблема биосоциальная. Реализация гения - проблема социобиологическая.

В отличие от ситуации, сложившейся в России, где исследования в области создания генетической элиты как основы для оздоровления существующей системы элит не проводятся, в США государство финансирует проведение довольно дорогостоящих опытов в этой области.

Газетный вариант статьи не позволяет мне даже вкратце изложить сущность и результаты наиболее интересных исследований такого рода. Отмечу лишь, что эти исследования проводились в разных странах, на людях разных рас и национальностей, что гарантирует их типичность. Влияние генетических факторов на проявление человеческой личности в обществе очевидно и исключительно велико, и они (эти факторы) во многом определяют уровень так называемого коэффициента интеллектуальности (КИ или IQ) личности. Известна гипотеза, что превышение интеллекта над средним уровнем на 50% обусловлено средой, на 50% - наследственностью; это весьма близко к истине в отношении значительных контингентов, но в индивидуальных случаях на один фактор может приходиться до 100%, а на другой - до 0. Но в общем тесты в США стали чрезвычайно эффективным методом отбора даровитых детей с тем, чтобы обеспечить им дальнейшую социальную поддержку.

Российские ученые в большей степени обращают внимание не на коэффициент интеллекта, а на социальную обусловленность личности как результат генетической наследственности (см. известную нашу книгу в этой области - А. П. Акифьев. Гены. Человек. Общество. - М.: 1993). Мировая история не имеет массовых подтверждений наследования гениальности. В то же время генетическая программа закладывает основы, от которых отсчитываются и личностные особенности человека, и истоки его жизненного пути, каким бы разным он ни оказался в разных условиях. Факты, подтверждающие наследование определенной ориентации социального поведения, известны давно. Основоположник евгеники Гальтон на основе анализа родословных выдающихся людей пришел к выводу, что вероятность рождения выдающегося человека от людей талантливых в 500 лет выше, чем от личностей заурядных. Все это и служит основой для представления о генетически обусловленной элите общества.

С. А. Сапожников при исследовании генеалогии известных дворянских родов (элиты Императорской России) ввел понятие коэффициента успеха (КУ) семьи, рода, родственного плана в определенный период истории и в сопоставимых условиях (см. Альманах "Дворянское собрание" № 2, 1995 и газету "Дворянский вестник" № 4-5, 1994). Он сделал вывод о приоритете генетической компоненты в социальной активности элиты старой России, и, трактуя КУ не только как коэффициент состоявшегося в прошлом успеха, но и как вероятность успеха семьи, рода, плана в будущем, показал, как много "элитных кадров", включая неродившихся, потеряла Россия в результате революции, гражданской войны, эмиграции и террора.

Следовательно, смею утверждать, изучение не только биографии, но и генеалогии кандидатов в политические лидеры - вопрос далеко не праздный, ибо отсутствие в роду каких-либо выдающихся личностей будет означать не что иное как высокую вероятность отсутствия у будущего политического лидера качеств истинной элиты. Почти наверняка можно будет прогнозировать преобладание стяжательства в мотивации его будущей деятельности.

Другой критерий выбора кандидата - это результат анализа его биографии, т.е. насколько ему уже удалось реализовать свой генетический потенциал. Уже к 30-35 годам должны проявиться какие-либо результаты, имеющие общественную ценность и позволяющие сделать вывод о том, что данный кандидат обладает качествами истинной элиты и способен работать не только на себя, но и на благо общества. При таком подходе выборы становятся уже не пустой формальностью, а трудно фальсифицируемым отбором наиболее достойных для политической элиты представителей общества.

Соединенные Штаты поддерживают исследования не только в области генетики человека, но и в области его социального продвижения. Фактически они "поставили на конвейер" ежегодное отыскание (посредством разработанных за 80 лет тестов) и максимальное развитие 35000 одареннейших старшеклассников, выделяя каждый год около 1,5 миллиарда долларов на помощь им и тем колледжам, которые они избирают, и, по существу, совершенно неисчислимые суммы на их быстрое выдвижение по всем направлениям и иерархиям, соответствующим их дарованиям.

Конечно, на тестовых показателях сильно сказываются начитанность, интеллектуальные навыки, привычка к решению задач, вообще, развитие мышления, словом, тесты измеряют не генотип, а фенотип, и оставляют "за бортом" потомство очень обездоленных классов и национальных меньшинств, а также тех, чьему умственному развитию в детстве не уделялось достаточного внимания. Однако тесты "экстрагируют" даровитых юных людей из 70% (не менее) старшеклассников школ США и устраняют с их последующего пути почти все препятствия как для развития, так и для реализации индивидуального дарования.

Значение именно ранних воздействий, развивающих интеллект, ясно и из работы Бергинска, который показывает, что 20% будущего интеллекта приобретается к концу 1-го года жизни, 50% - к 4-м годам, 80% - к 8 годам, 92% - до 13 лет. Очевидно, что уже в этом возрасте может быть достигнута высокая предсказуемость "потолка" будущих достижений.

Чрезвычайно существенно, что это происходит достаточно рано. Практика присуждения Нобелевских премий показала: основополагающее открытие ученого обычно приходится на 25-30-летний возраст.

В норме показатели тестируемого интеллекта варьируют от 10 до 160 при том, что самый верхний, потолочный, "гениальный" уровень способностей составляет 180-200. Таким образом, наивысший предел даровитости только вдвое превышает средние показатели. Между тем, гении, в том числе и творящие индивидуально художники, композиторы, писатели, ученые или изобретатели создают во много тысяч раз большие ценности, чем обычные люди с тем же уровнем образования и той же профессией.

В ходе изучения ценности тестов интеллекта выяснилась вечная истина. Начиная с коэффициента интеллекта 110-120, т.е. при отсутствии выраженных дефектов в наборе основных способностей индивида, последующая "отдача", в форме любых достижений, не очень сильно коррелирует с дальнейшим возрастанием коэффициента интеллекта, а на первый план выступает характеристическая особенность - способность к все более и более полному увлечению своим делом, не столь уж редкая беззаветная, абсолютная, дальше заставляющая фанатически-концентрированно, неотступно, заниматься избранным делом

Следовательно, значительную роль в колоссально повышенной творческой отдаче играет вовсе не сверхнормальное дарование, а повышенное стремление к реализации имеющегося, очень сильная установка, ведущая к непрерывным поискам самого себя.

Представители истинной элиты нередко долго не находят ту область, в которой они наиболее одарены. Примеры - Мольер, Ж.-Ж Руссо, Андерсен, Бальзак. Но во всех случаях гений - это прежде всего экстремальное напряжение индивидуально свойственных дарований, это величайший, непрекращающийся труд, рассчитанный на века, вопреки непризнанию, безразличию, презрению, нищете, которые, в частности, пережили Рембрандт, Фультон, Бетховен и т.д.

"Гуляка праздный" Моцарт на самом деле не знал, что такое отдых, работал бешено, но, создав в уме музыкальное произведение (он их оставил более 650!), записывать созданное он мог и болтая с друзьями, откуда легенда о легкости его творчества.

Все это только частные иллюстрации свойственной представителям истинной элиты способности к экстремальной самомобилизации, исключительной творческой целеустремленности, которая у многих, по IQ, вероятно, не менее одаренных, расходуется на добывание мелких благ, карьерных достижений, престижности, почестей, денег, удовлетворения инстинкта господства или просто распыляется на бессмысленные трудности либо соблазны, которыми жизнь всегда была достаточно богата.

Пожелаем же России побыстрее создать условия для выявления, взращивания и введения во власть способных, просвещенных и порядочных людей - истинную элиту России, для которой служение и радение на благо страны и народа было бы естественной нормой жизни и деятельности.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?