Независимый бостонский альманах

Открытое письмо Валерию и Елене Лебедевым

27-02-2000

 

Истинно то, что признается истинным всеми,
если не всеми, то многими, если не многими,
то мудрыми, если не мудрыми, то достойными,
если не достойными, то хотя бы мной.

Цитируется по памяти из "Топики" Аристотеля

 

Уважаемый главный редактор и уважаемый вебмастер!

Уважаемые читатели и посетители альманаха "Лебедь"!

Alexander Levintov Я бы хотел вернуться к давнему спору - устному и на страницах альманаха - о понятии интеллектуальной собственности в условиях Интернета и, шире, в коммуникативном обществе как новой исторической реальности. Вот оно и настало, это коммуникативное завтра. И потому пришла пора принимать личные решения и делать ответственные ходы.

Первое, что стало для меня очевидным в этом новом историческом пространстве - это глубочайшая девальвация искусства мысли и слова. Ни в одном другом искусстве мы не видим такой степени унижения и самоунижения, такого бесчинства презрения и вседозволенных оценок, как на этом, некогда единственном и долгое время самом авторитетном плацдарме интеллектуального творчества.

Я не говорю уже о том, что это фактически неоплачиваемая обществом сфера профессиональной деятельности (речь не идет о рекламных или политических текстовках и бульварном чтиве - это во все времена было доходным ремеслом). Трудно представить себе, чтобы зритель, даже после неудачного спектакля, полез бы за кулисы или на сцену с негативными оценками только что увиденного им. Невозможно представить, чтобы плевали или "били морду" художнику, что бы он ни нарисовал. Невероятно, чтобы кто-то сжигал пленку непонравившегося фильма. Я, правда, однажды наблюдал одну безобразную сцену: оркестр Омской филармонии давал под открытым небом (с садящимися самолетами) бесплатный концерт для горожан, Солистка оркестра - скрипачка европейской величины, когда виртуозное и сложное музыкальное произведение было закончено, пожилая женщина из толпы, после стихшего жидкого апплодисмента, громко сказала "Ну, всюду жиды прут!". И никто ничего ей не сказал и не сделал.

Я тридцать лет храню эту сцену и постоянно ощущаю себя оркестрантом, вышедшем на омскую панель.

Мы беззащитны. Перед всяким, кому охота оскорбить и унизить, кому ты чем-то не понравился (но ведь и не провинился!). Он задаром читает тебя и считает себя за это вправе сказать тебе громко и отчетливо то, что постеснялся бы сказать тебе с глазу на глаз. Он свободен в словах и выражениях.

Я вновь возвращаюсь к своей идее о том, что текст возникает не при его написании, а при его прочтении и интерпретации. Исходя из этой идеи, по моему мнению, весьма достоверной, у писателя в условиях Интернета и коммуникативного общества есть только одно право - право быть нечитаемым, а это значит -- не публиковаться или избирательно относиться к своим читателям. Многие годы я так и поступал. Сейчас мне трудно уйти с горизонта традиционных печатных публикаций (газеты, журналы, книги), но там я знаю многих своих читателей и я знаю, что, если я кому-то не нравлюсь (а таких - безусловное большинство), то они меня и не читают, не знают и, следовательно, мнений своих не высказывают, ни тихим, ни громким голосом.

Но это - из прошлой парадигмы. А в парадигме наступившей эпохи я отказываюсь от традиционного контакта с читателями. Я не желаю участвовать в дальнейшей девальвации моей профессии, профессии писателя, я также не желаю слышать негативные отзывы о себе и своих произведениях от людей, потребляющих и интерпретирующих меня - абсолютно на халяву, как та пожилая сибирячка. С меня вполне достаточно тех издевательств, угроз и оскорблений, что получены были в советское время за попытки говорить и писать честно. И я, будучи христианином (и если бы я был иудеем, мусульманином или верующим любой другой конфессии) не могу поощрять собою зло.

На БАМе в желдорвойсках использовались несчастные, которые не могли пройти медицинскую комиссию ни по одному роду войск из-за своего чрезвычайно низкого интеллектуального уровня. Эти убогие дебилы погружались в невыносимую для людей среду существования, например, они жили в палатках на 50 человек, где тепло поддерживалось лишь в центральном пятне, а по краям температура равнялась наружной: минус 50 и ниже. Озверение доходило д
о такой стадии, что офицеры в эти палатки боялись заходить и не заходили. И вот эти одичавшие и утомленные зверством строили БАМ, и при этом кто-то очень умный писал статьи о природноохранных мероприятиях строительства. Люди махали в слепом остервенении кайлом и топором, ни одним атомом мозга не задумываясь о природе и подчиняясь диким приказам по выполнению бредового проекта.

Мне были понятны их ботанические усилия.

Мне непонятно поведение людей, вооруженных компьютерами и живущих в цивилизованных странах, зачем они на меня с кайлом.

Это решение пришло не сегодня. Оно шло ко мне несколько лет.

Я пишу вовсе не для того, чтобы кто-нибудь это потом читал. Это вовсе необязательно для меня. Мне важно (и это меня спасает) то, что я могу писать, что я могу мыслить - улавливать становящимися мне доступными идеи. Я не буду заводить вебсайт: два уже существует благодаря усилиям очень хороших и милых людей, но даже я сам потерял путь туда. Если кто-то хочет читать написанное, мой электронный адрес открыт: alevintov@redshift.com

Я буду посылать написанное всем желающим это читать и заведу для этих целей специальную адресную книгу. Пусть это будет 5-10-20 человек. Вряд ли больше. Если вам надоело, я исключу ваш адрес и больше не буду засорять ваш компьютер. Если кто-то пришлет свое добропыхательское мнение, я его письмо просто, после первого же слова, уничтожу, как уничтожаю, не глядя, присылаемые периодически Армалинским опусы, как уничтожаю джанк мейл и прочий электронный мусор. Все очень просто.

Я высоко ценю усилия Валерия и Елены, я считаю "Лебедь" выдающимся периодическим изданием. Я горжусь знакомством со многими авторами и посетителями "Лебедя", у меня сложились очень нежные и теплые отношения с десятком-двумя людей альманаха и я очень надеюсь, что эти отношения не прервутся. Нет, честно, благодаря "Лебедю" у меня обрелось много друзей на разных континентах. И я, слава Богу, не одинок в этом мире.

Но выбор сделан и я надеюсь, вам понятна несиюминутность основания этого выбора.

С искренним уважением,

А. Левинтов

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?