Независимый бостонский альманах

После Ельцина

16-04-2000

Valeriy Serdyuchenko

Масштабы личности Ельцина поражают. Такого правителя еще не знали палаты Кремля. Он заполнял собою каждый квадратный метр их площади, они трещали под напором его кесарской мощи и в конце концов были перестроены - "под Ельцина". "Вот это да, вот это да", - якобы восклицал американский президент, влекомый Павлом Бородиным по этому неслыханному великолепию. Каждый приезд Ельцина в Кремль вызывал панику у его обитателей. Очевидцы рассказывают, что у первых лиц государства синели носы , когда БН задерживался на ком-то взглядом. А те, кто не общался с ним лично, могут вспомнить знаменитое: "Неправильно сели... Сергей Николаевич, пе-ре-сядьте." Пересаживание было произведено немедленно, но если бы Ельцин приказал это телезрителям, эффект был бы тот же: пересела бы вся страна.

Она и пересела - но куда?

Ельцина это не интересовало совершенно. У меня в руках испанский журнал "Barselona" за октябрь 1993 года. На первой обложке - Ельцин со спины, под ним волнующееся море народа. Над фотографией надпись: "Царь". О Ельцине невозможно сказать ничего другого, кроме вот этого единственного: царь. Абсолютный, беспримесный, самодостаточный феномен власти. Его невозможно мерить нравственными мерками. Ельцин выполнял ту генетическую программу, которая в него была заложена Богом и природой, а эта программа исчерпывалась стремлением быть главой, кесарем, Первым. Репутация непредсказуемого была создана ему теми, кто оценивал его поведение головой, Ельцин же думал, если можно так выразиться, инстинктом.. Поэтому он ни разу не ошибся в борьбе за власть. Было бы неудивительно, если бы он принял магометанство, а настоящими русскими объявил татар. В сознании властителей ельцинского масштаба это означало бы остроумный властный ход, выгодную "рокировочку". "Да он атомную бомбу ни с того ни с сего бросить на Америку может!" - ужасался один из думских депутатов. Американцы понимали это и предпочитали называть Ельцина "другом Борисом".

Пространство ельцинской власти беспрерывно сужалось. Но, сужаясь, она делалась более концентрированной. Россия превращалась в Великую Пустошь, от нее отваливались куски территорий, рушилась экономика, рушилось все - дворцовый режим крепчал.

Даже свою добровольную отставку Ельцин бессознательно списал с короля Лира. Он слетал в Иерусалим и объявил себя святым президентом. Есть еще одна, более близкая параллель: вот так же триста лет назад оставлял Кремль другой терминатор власти, Иван Грозный, чтобы насладиться растерянностью и паникой среди подданных.

Но в отличие от Грозного, Ельцина не позовут обратно. Он надоел всем. Под конец он топтался уже на судьбах ближайшего окружения. Тасовались премьеры, олигархи, кабинеты министров, члены собственной семьи - Ельцин неотвратимо утопал в том византийском водовороте, который создавал вокруг себя сам. Последние месяцы его правления - это уже трагифарс, "Куклы" Виктора Шендеровича.

Каждая нация оборачивается к своему правителю той стороной, которую он персонифицирует. При Горбачеве активизировалась прекраснодушная интеллигенция, которая делегировала наверх таких же романтиков идеи. Гавриил Попов, Станкевич, Собчак, Егор Гайдар, Афанасьев, Старовойтова - ученые, умницы, интеллектуалы. Где они сейчас? "Иных уж нет, а те далече…"

Правление Ельцина пробудило к жизни совсем другую человеческую природу. Возобладали брынцаловы, которые породили из себя Коржаковых и Пал Палычей. "Пусть Гусинский вспомнит, как наши люди клали его мордой об снег", - выражался на пресс-конференциях Бородин. - Я Швейцарию очень даже уважаю, там горы и лыжи всякие, а вот тебя, журналистка швейцарская, обвиню сейчас в том, что у тебя двое детей внебрачных и десять любовников - и что ты мне на это ответишь?"

Коридоры Кремля заполнили конквистадоры, бойцы, люди из железа. Они в точности повторяли своего патрона. Культ интеллигентности сменился культом силы и способности ломать противника через колено. Борьба велась ради нее самой и приносила ее участникам радости, недоступные нам, простым смертным. Трещали репутации и лбы, торжествовал черный пиар, и выживали сильнейшие. "Я выздоровел и готов к борьбе" - делился Ельцин на третий день после операции. "К борьбе с кем?" - изумлялись подданные. Неважно - дышал римской мощью Ельцин. - Бороться значит жить.

В день похорон Собчака ОРТ показало интервью, взятое у него за несколько дней до смерти. Измученный пожилой человек рассказывал с собачьей тоской в глазах о своей голгофе. "Была дана команда "фас!" - обреченно повествовал он. - Я не знал, что такое возможно". Действительно, мера унижений, которым подвергли этого блистательного политика, превосходит всякое воображение. Вождя либеральной революции и инициатора выноса Ленина из Мавзолея однажды самого вынесли из больницы на медицинской каталке, погрузили в машину, затем в самолет и укрыли на Западе. Его позорили демонстративной слежкой, его семья была разрушена, Людмила Нарусова объявлена главной квартирной спекулянткой страны, а главный прокурор сокрушался, почему Собчак не хочет добровольно вернуться, чтобы дать показания на самого себя. "Это была не смерть. Это была гибель" - сказал В. В. Путин на похоронах Собчака.

Действительно, Собчака громили последовательно и методично - точно так же, как перед тем трех Генеральных прокуроров, а затем бывшего премьер-министра и московского мэра. Адреналин власти вырабатывался беспрерывно и требовал новых соперников и жертв.

"Верхи" транслировали свою энергетику "низам". Там тоже воцарялись разборки, стрелки и вооруженный дележ алюминиевых производств. "Берите себе каждый столько суверенитета, сколько сможете проглотить" - это не только губернаторами было услышано. Величайший властолюбец всех времен и народов заразил соответствующими настроениями полстстраны. Твори, выдумывай, пробуй! Разрешено все, что не запрещено, не запрещено же ничего, можешь стать банкиром, делегатом, депутатом, плантатором, валютчиком, отцом небесным, чертом в ступе, не посягай только на жизненное пространство соседа, чтобы не получить от него дубиной по голове, и твоя жизненная игра сделана.

Те, кто носил в себе этот "ген ельцинизма", воспользовались такой возможностью немедленно. Верхний этаж России стал заселяться преемниками Ильи Артамонова, вырвавшегося из крепостного ГУЛАГа, как мы помним, совсем не для того, чтобы пополнить собою ряды печальников горя народного.

Та действительность, которую имел в своем романтическом замысле Горбачев и которую реально утвердил Ельцин, оказалась отнюдь не русской Икарией с молочными реками и кисельными берегами, а жестким криминальным материком, выжить на котором дано не каждому. Новые Артамоновы, которым было положено народить из своей среды тысячи благочестивых спонсоров и меценатов, демонстрировали увлечения скорее противоположного рода, коллекционируя бронированные "Мерседесы" и стрелковое оружие. Жесткое, космополитичное поколение новых русских не знало патриотических сентиментов. Начался всеобщий передел. Запылали хижины и дворцы, по дорогам России двинулись толпы беженцев, на юге возникли какие-то Звиад, Альбуфас, Ильчибей, которые пригрозили немедленным джихадом Иванову, Петрову, Сидорову и свою угрозу перевыполнили. Последние новости стали напоминать сводки Информбюро. Под грохот мафиозных разборок и чеченских канонад наследники Артамонова делали свое дело. Зеркально повторилась русская ситуация столетней давности.

Какие надежды возлагались на отмену крепостного права! Сколь безусловной была уверенность тогдашних прогрессистов в том, что освобожденный народ превратится в сплошных Мамонтовых и Рябушинских и станет читать "Отечественные записки", идя за плугом. Увы, все произошло с точностью наоборот. Освобожденная от крепостных оков российская деревня поддалась соблазну безделья и пьянства, а кто пьянствовал, не теряя головы, тот пустил для начала по миру своих односельчан, а затем стал баллотировться в Думу. Горбачев назывался тогда Александром-Освободителем, Григорий Явлинский - Сперанским, Юрий Шмелев - Герценом, а шестидесятники так и звались шестидесятниками. О, эти вечные шестидесятники! Это какой-то особенный антропологический подвид, который будет упоенно глаголать, сидя на телегах, вывозящих его на демократическую свалку. Да будут они святы - но беги от них всяк здравомыслящий, потому что это с их подачи начинались в России всевозможные революции и смута. Жалко их? Пишущему эти строки нисколько. Призывавшие штурмовать советские небеса и с изумлением обнаружившие, что эти небеса на них же обрушились, они винят сегодня в развале России кого угодно, кроме самих себя. "Ельцин крут, но он обучаем, - внушали они друг другу на своих собраниях. - Вот мы образуем его, привьем хорошие манеры - и станем, как все цивилизованные страны Запада. Главное - выкурить с его помощью коммунистов и установить в стране гражданские права и свободы".

Права и свободы наступили, но в результате их самих стали выкуривать из их кабинетов и выносить вместе со столами и пишущими машинками на черный двор, где царили уже совсем другие права и свободы. Интеллигенция дрогнула - и запросилась в услужение к новой власти. Все смешалось в доме Облонских. Вчерашние диссиденты, бывшие и будущие губернаторы, банкиры, олигархи, народные защитники, литераторы, эстрадные бляди, попы, экстрасенсы, политики стали встречаться за одним столом.

      "Накануне Крещения 1995-го Андрей Вознесенский, наиболее эластичный из шестидесятников, человек с восхитительным талантом не опоздать, а вернее, как бы опоздать, но на самом деле опередить новейшие веяния в литературе, устроил в клубном ресторане "Золотой Остап" (эпитет "золотой" - самый популярный в нынешней России) презентацию своей новой читательской книжки - с фишками и костями. Приглашенных было столько, что поместиться в клубе они смогли, лишь вынужденно прижимаясь друг к другу - пресс-секретарь президента Вячеслав Костиков и опальный генерал Борис Громов, звезда эстрады Алла Пугачева и депутат Михаил Полторанин, глава ТВ "Останкино" Александр Яковлев и Белла Ахмадуллина, главный редактор "Известий" Игорь Голембиовский и телешоумен Леонид Якубович, кинорежиссер Элем Климов и сенатор Николай Гончар. Накрытые для фуршета столы ломились от дорогих закусок, а экземпляр книги Вознесенского на аукционе за три тысячи долларов купил хозяин ресторана. На кулуарный вопрос критиков, будет ли им доступна сама книга, Вознесенский ответил, что будет, но позже, ибо с доставкой из Финляндии случилась незадача: где-то под Выборгом трейлер с тиражом книги разбился, и трое сопровождающих финнов погибли. Что не послужило основанием для отмены праздника"1.

Что не послужило основанием для отмены праздника…

Изредка на этих презентациях, фуршетах и фестивалях появлялся Сам. Он благосклонно созерцал происходящее, тыкал пальцем "тот, тот и этот", а остальным грозил кулаком внушительнейших размеров, после чего вновь исчезал за облаками. Застолье продолжалось. Где-то, на мглистых равнинах и в непроходимых лесах копошились соотечественники. Про них, как про батарею Тушина, было забыто, а, впрочем, предоставлены все возможности самим стать миллионерами и лауреатами.

Но посмотрите, что происходит с народным "множеством", когда ему предоставляют свободу. Оно отнюдь не бросается в пучину свершений и дел. Единицы засучивают рукава - массы впадают в растерянный транс. Их призывают к фермерсту и инициативности, а у них одно на языке: им перестали платить зарплату. Демократические масс-медия находятся в этом смысле в невыносимом положении. Стоит им обратить свои камеры и микрофоны к российской глубинке, как она единодушно начинает славить те самые, заклейменные сотнями экономистов-публицистов, гигантов мысли и отцов русской демократии, узников совести и рыцарей свободы брежневские времена.

Обратил ли ты внимание, читатель "Лебедя", что с экрана телевизоров и газетных полос полностью исчезла российская деревня? В чем здесь дело, в равнодушии к ее проблемам или в ее нежелании переодеваться в европейское платье, как бы разумно оно ни было скроено?

Вот истина, об которую в конце концов обломают зубы все наши отечественные Сперанские. На Западе отдыхают, чтобы работать, а в России работают, чтобы отдыхать - это не похвала и не укор, а просто констатация. Россияне стали деградировать, когда их предоставили самим себе. Это просто поразительно, с какой легкостью выпал в антропологический осадок громадный цивилизованный этнос, вчера еще гордившийся поголовной грамотностью, разветвленной сетью культурных институтов, космонавтами, учеными, диссидентами, писателями, художниками, композиторами, обучавший в своих академиях студентов полумира, а ныне превратившийся в русскоязычное нечто, не помнящее собственного родства.

Возникает тоскливое подозрение, что это не сами россияне создавали свою цивилизацию, но их заставляли делать это. За всю свою историю Россия лишь трижды оказывалась конкурентоспособной в сравнении со странами Запада - при Иване Грозном, Петре Первом и Сталине. Но уходили жестокие прорабы, и горе-строители вновь разбредались в привычные нищенские пределы, отвинчивая по дороге железнодорожные гайки для ловли шилишпера. Западного человека не нужно заставлять трудиться. Это его естественное состояние, он таким родился: А "массовый" россиянин, если предоставить его самому себе, станет часами созерцать "Санта-Барбару" и ожидать пенсии, субсидии, гуманитарного воспомоществования. Он, собственнно, большое дитя, вечный колхозник, беззащитная жертва любого местного Колупаева-Разуваева. Ему на самом деле лучше жилось при Брежневе и социализме. (Интеллигенции, между прочим, тоже, просто она не хочет в этом сознаться).

Не могу удержаться от очередной цитаты. Она в точности воспроизводит патерн-алистскую сущность масс:

 

О Д И Н
Что там за шум?Д Р У Г О Й
Послушай! Что за шум?
Народ завыл, там падают, что волны,
За рядом ряд… еще… еще… ну, брат,
Дошло до нас; скорее! На колени!

Н А Р О Д (на коленях. Вой и плач)
Ах, смилуйся, отец наш! Влавствуй нами!
Будь наш отец, наш царь!

О Д И Н (тихо)
О чем там плачут?

Д Р У Г О Й
А как нам знать? То ведают бояре,
Не нам чета.

Б А БА (с ребенком)
Ну, что ж как надо плакать,
Так и затих! Вот я тебя! Вот бука!
Плачь, баловень!
(Бросает его об земь. Ребенок пищит)
Ну, то-то же.

О Д И Н
Все плачут,
Заплачем, брат, и мы.

Д Р У Г О Й
Я силюсь, брат,
Да не могу.

П Е Р В Ы Й
Я также. Нет ли луку?
Потрем глаза

В Т О Р О Й
Нет, я слюней помажу.
Что там еще?

П Е Р В Ы Й
Да кто их разберет?

Н А Р О Д
Венец за ним! Он царь! Он согласился!
Борис наш царь! Да здравствует Борис!

 

И что на это возразишь великому соотечественнику?

Только то, что и народ, и власть вечно пребудут в этом клинче, из которого нет иного выхода, кроме как каждому исполнять уготованное ему Господом: Годуновым создавать, Отрепьевым разрушать, а народу повторять "А как нам знать? То ведают бояре!" Но в любом случае - как на протяжении последних десяти лет со всей очевидностью и в очередной раз выяснилось - демократия не есть продукт русского производства.

С отставкой первого президента России в ее руководящем слое начались разнообраз-ные брожения и конденсации. Вчерашние ельцинисты бросились свидетельствовать свою приверженность новым начальникам жизни. С наибольшей наглядностью это отразилось в поведении главных телеведущих страны.

При Ельцине этим ребятам было хорошо. Они безраздельно властвовали в телеэфире, им платили неслыханные гонорары и приглашали во внутренние покои богов. В левых кругах их называли телевизионными подонками, но это непрофессиональная оценка: лучших "профи" не знала пропанда сталинских времен. Вот Сергей Доренко "мочит" с подачи Гусинского коммунистов, Абрама Березовского и президентскую "семью".

А вот он - уже с подачи Березовского -"мочит" Гусинского, едет со своим новым патроном в Карачаево-Черкессию и повергает к его ногам тамошний электорат. Вот певец российской державности Невзоров устраивает депутатство выразителю народных чукотских интересов Роману Абрамовичу, Николай Сванидзе вбивает телевизионный кол в красно-коричневых антисе-митов, а Владимир Киселев обрушивается в "Гласе народа" на тех и других. Как вдруг политический воздух эпохи неуловимо меняется. Антенны Кремля начинают излучать другие импульсы - и наши телевизионные гуру реагируют мгновенно. Сергей Доренко берет пространное интервью у Зюганова и почтительно внимает главному коммунисту всех времен и народов, Николай Сванидзе начинает славить тех, кого вчера еще призывал "прислонить к стенке", Владимир Киселев балансирует в "Гласе народа" между "нашими" и "вашими", ожидая, пока не определятся новые заказчики.

Все они были порождены ельцинской эпохой. Они являлись ее фирменными шоуменами - сумеют ли они стать такими же удачливыми шоуменами другой эпохи, где, как кажется, брынцаловы в принципе непредусмотрены?2

И ведь миллиарды миллиардов были потрачены на то, чтобы привить россиянам европейское понимание жизни, отучить от национальных мифов и зажить "как все".

Но - национальная генетика оказалась сильнее.

Одним из таких национальных предпочтений является, смешно сказать, нравственное ощущение мира. То самое, которым обладал мужик Марей из одноименного рассказа Достоевского. У русского народа было много великих толкователей, и автор сего не претендует пополнять их число, но что несомненно: русский человек, делая плохое, осознает, что это плохо, а у западного человека на первом месте стоит целесообразность. В обоих случаях имеется масса переходных оттенков и состояний, и западная цивилизация выглядит на переломе тысячелетий мощным дредноутом, Россия же - лучше не объяснять, но таковы национальные фатумы, их же не прейдеши.

Сегодня становится очевидным, что американизация России не удалась. В стане прогрессистов и олигархов воцарилась по этому поводу злая паника. Ведь они так безупречно рассчитали ходы игры! Все, все было учтено в их великом сценарии. В тайных покоях Кремля и в кабинетах думских фракций, на давосских форумах и в Горках-9, на борту транслантических лайнеров и под сенью итальянских пиний вырабатывалась и доводилась до милимикронного шлифа техника передачи власти. К исполнению Замысла были привлечены лучшие интеллектуальные силы по обе стороны океана. Закуплены на корню телевизионные империи и задействованы возможности Интернета. Отработаны параллельные стратегии, комбинации, запасные варианты. Силуэт будущего правителя России был отмоделирован до последней мелочи. "Из двадцати кандидатов выбирали", - удовлетворенно констатировал Ельцин. - Вычислили самого лучшего, можете голосовать, никакой борозды не испортит".

И действительно, расчет не уступал выбору будущего Ламы из десятка тысяч младенцев. Но при этом упущена такая мелочь, как нравственные координаты мероприятия. В западных избирательных технологиях такого не учитывают и правильно делают, но Россия на то и Россия, чтобы удивлять мир подобными иррациональными коэффициентами. Новый избранник поблагодарил прогрессистов и олигархов за проделанную работу и закрыл перед их носом кремлевские двери. Как это, почему такое? Но позвольте, они же сами учили тому, что мир есть игра интересов. С ними сыграли в по их же правилам с тем, чтобы к этим правилам больше не возвращаться. Ну не могут россияне жить по-ельцински, по-явлински и по-березовски - они и сами не знают как, но лишь бы не так!

Не будем, между прочим, переоценивать профессионализма наших политических гроссмейстеров. Вот избирательная кампания Сергея Кириенко. Этот лидер препоручил свой интернетовский бренд пиарщикам из команды Глеба Павловского, о результатах судите сами. Вместо отчета о 1-ом съезде "Новой силы" в Интернет по запарке затолкали сценарную разработку съезда. Привожу в формате интернетовского файла, чтобы было интереснее:

Оргкомитет приветствует участников съезда.

В НОВЫЙ ВЕК СТРАНА ВСТУПАЕТ.
ТРУДЕН ПУТЬ ЕЕ, ДАЛЕК.
ПУСТЬ РОССИЮ ОСВЕЩАЕТ
"НОВОЙ СИЛЫ" ОГОНЕК!
С телетайпной ленты /…/

Маленький, но гордый блок "Женщины"

МИЛЕНЬКИЙ ТЫ МОЙ,
ВОЗЬМИ МЕНЯ С СОБОЙ,
ОШИБКА ДЕКАБРИСТОВ,
ЧТО ШЛИ БЕЗ ЖЕНЩИН В БОЙ!

Группа "здоровье" под чутким руководством трех опытных специалистов обучались основам программы "Психофизические основы саморегуляции". Эта программа основана на использовании так называемого мыслеобраза для снятия стресса и повышения работоспособности. Преподали женщинам и основы самомассажа и массажа - в том числе и нетрадиционного.

На вопрос: "Чем привлекло движение "Новая Сила" и почему решили поддержать его?" отвечают жены руководителей региональных отделений /…/ Оксана Гиренко, Ростов-на-Дону:

У меня у самой было очень большое желание поехать на первый съезд движения "Новая Сила". Мы долго искали контакта с лидером этого движения. Выбор был осознанный. Как бы это странно не прозвучало, но приняла я Кириенко сразу /…/

С НАМИ СКОРЕЕ,
С НАМИ БЫСТРЕЕ,
С НАМИ В ДВИЖЕНИЕ ВСТАВАЙ!
С "НОВОЮ СИЛОЙ",
СИЛОЙ НАДЕЖДЫ -
РОССИЮ ИЗ БЕД ВЫРУЧАЙ!


Дети о мире вокруг нас и о "Новой силе" опрос 1. Что такое движение "Новая сила"?
Егор, 10 лет:
- "Новая сила" - это новые мысли, идеи и новые люди.
Володя, 13 лет: - Когда Кириенко был премьер-министром, он понял, что по-старому жить нельзя и теперь он создает движение, которое сделает все по-новому.
Таня, 6 лет: - Это сила. Потому то все будет по-другому.
Владик, 5 лет: - Люди из старого идут в новое. Новое всегда сильное.

Ну, и так далее. Ты что-нибудь понял, дорогой читатель? Я лично - только про массаж и самомассаж, которым увлекаются энтузиастки Сергиенко. Что же касается Егора и Тани "5 лет", которые на вопрос "зачем создана "Новая сила" отвечают "чтобы в России наступили лучшие времена", то это уже на грани политического педофильства. Кто подсунул экс-премьеру эту дикую лажу? Бывший кореш из сценарного отдела ЦК ВЛКСМ? Мизатропический остряк типа поэта Пригова? Слабо представляя себе реального избирателя, подрядчики предпочли лепить по лекалам соцреализма и пособиям для американских ПТУ. Ввели, например, рубрику "Семейный альбом", из которого явствует, что жена премьер-министра его сначала не любила, но он так достал ее своими приставаниями, что она его в конце концов полюбила. Или совершенно инфантильную рубрику типа "Спрашивайте - отвечаю", из которой можно заподозрить только, что спрашивающие сплошные дебилы, а отвечающий обходится словарем Эллочки-людоедки, повторяя на разные голоса "давайте вместе думать" и "так не бывает".

Можно было бы списать эту мелкотравчатость на исполнителей Замысла, но, во-первых, зачем Кириенко нанял такую неквалифицированную команду? Политик, призываю-щий к всестороннему профессионализму, должен сам служить образцом такого профессионализма во всех своих больших и малых начинаниях. Во-вторых, Кириенко своей интернетовской инкарнацией, как кажется, вполне доволен. Ему совершенно не приходит в голову, что бывшему руководителю огромного государства и претенденту на пост мэра столицы этого государства как-то не пристало забавляться в игрушечные парламенты и потешные голосовалки в виду у скрипящих зубами соотечественников. Миллионы сограждан приникают к своим компьютерам, Сергей Владиленович в режиме прямого диалога создает окончательный план спасения России, миллионы с помощью кнопочек подписываются, и… и президентом становится его друг Гриша Явлинский из Львова. Как, Интернет еще не всюду протянут? Но, позвольте, я ежедневно связываюсь по е-mail с захворавшей тещей в Самаре. Да нет, что вы такое говорите! Вы шутите, так не бывает…

И закончим на этом разговор о предвыборной прохиндиаде, и закончим саму эту статью, написанную в жанре "скрипа пера". А о том, какою осталась Россия "после Ельцина", лучше всех сказал сменивший его на президентском посту Путин: "Только ли в Чечне дело? Сегодня Чечня - вся Россия…"

---------------------------------------

1 Н. И в а н о в а , Триумфаторы, или Новые литературные нравы в новое литературное время. - "Звезда", 1995, № 4, с.180.
2 Г. Селезнев: "У них будет достаточно времени, чтобы добежать до ближайших аэродромов".

V. Putin

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?