Независимый бостонский альманах

Факторы и принципы размещения и демонтажа в переходный период

23-04-2000

 

Alexander Levintov

Предварительные соображения
      Эта статья опоздала с написанием и публикацией примерно на 15-20 лет и теперь выглядит, возможно, не очень актуальной и даже архаичной. К стыду своему должен также заметить, что в ней почти нет новых идей – все это было известно, знакомо, обсуждаемо (как писал Аристотель в "Топике" "если не всеми, то многими, если немногими, то избранными, если не избранными, то хотя бы мной") еще в начале и середине 80-х годов.

Тем не менее, статья эта еще нужна. Нужно понять и представить, что и как должно было быть сделано (но не сделано), что еще можно сделать и что произойдет, если ничего не делать. Статья написана в предположении, что подумать и рефлексивно вернуться в прошлое никогда не поздно.

Критический анализ советского периода размещения

      Прежде всего, следует отметить презумпцию государственных интересов над частными – норму, взятую советской системой из предыдущей системы абсолютной монархии Российской империи.

Эта характеристика экономической системы имеет два весьма существенных последсвия:

Монополизацию спроса, что гораздо важней и опасней монополизации производства. Государство не только диктует собственный спрос (главным образом, на такие продукты как вооружения), но и формирует социально обезличенное, культурно и духовно дистиллированное "потребление на душу населения". Качественно и ценово недифференцированный спрос, монополия потребления – важнейший рычаг централизованной экономики и планирования сверху.

Подмену конкуренции специализацией и комплексностью (кооперированием, комбинированием)- принцип конкуренции предполагает наличие большого числа независимых друг от друга и весьма различных субъектов спроса, обладающих волей к спросу- специализация и комплексность возможны лишь при однородности и единственности спроса.

Не менее важное значение имеет гегемония производства над всеми остальными системообразующими процессами (воспроизводством, развитием, функционированием и др.) Производственные проблемы, задачи, нужды, цели приобретают неадекватно преувеличенный статус в ущерб всему остальному, что делает систему легко управляемой, но очень уязвимой- понимая эту уязвимость, руководители системы вынуждены избегать возмущающих систему контактов с внешней средой, вплоть до шпиономании и железного занавеса.

Диктатура производства подменяет все другие системные процессы строительством – экстенсивной псевдоформой развития, процессом изъятия ресурсов функционирования и фактическим антиподом воспроизводства. Эта подмена приводит к тому, что основные ресурсы и результаты производства поглощаются строительством нового производства. Апофеозом такой идеологии стал БАМ, где основная масса проектируемых производств обосновывалась строительством магистрали.

Межсистемные мосты

      Всякая система имеет определенный цикл жизни, фазы которого могут быть описаны следующим образом:
зарождение (нулевое или близкое к нулю значение при отрицательных (парадоксальных) смыслах)
рост (значения и смысла системы)
зрелость (продолжение роста значения при стабилизации объема смыслов)
насыщение (стабилизация значения и падение смысла до нуля) угасание (исчезновение значения при полной потере смысла).

Советская система честно прошла все пять стадий и в этом смысле "умерла на законных основаниях". Пятая стадия, в частности, заняла период от начала афганской войны до развала СССР (хронологически условно).

Успешный переход от одной системной парадигмы к другой осуществляется за счет своеобразных мостов. Обычно в период зрелости, параллельно существующей системе и независимо от нее, формируется новая, находящаяся в состоянии парадоксальных смыслов относительно зрелой системы. В СССР это пришлось на 60-е годы. К сожалению, этот период оказался насыщенным литературными и публицистическими диссидентами при весьма слабой концентрации научной мысли. В результате, на этапе формирования и зарождения новой парадигмы не сложилось ничего конструктивного, все осталось в состоянии парадоксов, заваленное репрессивной машиной и не подкрепленное научно-инженерными разработками.
Сохранилась лишь негативная критика и неприятие существующей модели.

Новая парадигма должна входить в стадию роста при насыщении старой и в стадию зрелости – при ее угасании. Образно говоря, смыслы и значения должны более или менее плавно перетекать из одной системы в другую.

Это обеспечивается определенной последовательностью работ: всякая новая система начинается с венчурных исследований, сопряженных с новым теоретическим видением, в новой онтологии-

далее следует экспериментальная апробация новых идей и системных элементов

экспериментальные разработки сменяются инженирингом и технологизацией новой системы, одновременно с этим начинается внедрение ее через систему образования, профессиональной подготовки и переподготовки кадров, public relations, обеспечивающей благоприятное внедрение новой системы в социальную среду

инвестиционный (предпринимательский) переход в новую систему завершает создание моста и более или менее безболезненный переход общества и социально-технической инфраструктуры из одной системной парадигмы в другую.

Современное развитое общество так насыщено этими сменами, что фактически все время находится на межсистемных мостах, сами же системы оказываются погребенными под процессами переходов, а потому даже малозаметными в обществе.

На мостовых переходах обычно решаются такие аксиологические проблемы как:

что из прошлой (ныне действующей) парадигмы необходимо оставить как норму для последующей
что из старой парадигмы ни в коем случае не должно транслироваться далее и, следовательно, признается за ошибку
что в новой парадигме будет такого, чего не было в старой

Указанные три ключевые проблемы четко и публично фиксируются и обсуждаются: это единственный способ ненасильственного объединения общества перед лицом будущего.

Анализ современной ситуации в России

      Здесь следует выделить несколько ключевых аспектов анализа:

Абсурдный характер размещения и демонтажа любых видов производственной, хозяйственной, экономической и финансовой деятельности. Невозможно понять, например, почему переналадка и перепродажа бельгийских бытовых телевизоров для Башкортостана локализована в подмосковном Фрязино и размещается в бывшем кинотеатре, хотя рядом простаивают огромные производственные площади и мощности крупнейшего в стране центра СВЧ-технологий. Казавшиеся "непотопляемыми" предприятия гибнут усилиями своих новых владельцев (бывших директоров, преимущественно), а висевшие на волоске и вечных дотациях – почти процветают. Переспециализация булочных и других магазинов повседневного спроса в жилых кварталов городов на торговлю дорогими импортными деликатесами в условиях обрушившихся доходов основной массы населения – абсурд, ставший повсеместной нормой.

Основным принципом размещения и демонтажа стала беспринципность, случайность, произвольность выбора и решения. Очевидно, что абсурдистская география – непременный атрибут стихийных переходов.

Тотальность событий, свидетельствующая, что стихийность рассматриваемого периода имеет централизованный характер. Стихийность переходного периода определяется вовсе не объективно и массовостью явления, а стихией мышления, точнее – потока сознания – управляющих страной. Тотальной была компьютеризация, породившая инфляцию, столь же тотальный характер носила шашлычизация страны, переход от шашлыков к биржам, от бирж к банкам, от банков к страховым компаниям и фондам, тотальный характер приняла приватизация и последовавшая за ней прихватизация, тотальное акционирование изменило в уставах предприятий фактически только первый пункт: в советской редакции он звучал как "цель данного предприятия – удовлетворение народнохозяйственных потребностей", а в постсоветской – "цель данного акционерного общества – получение прибыли". Ни первое, ни второе не могут и не могли быть реальной целью по понятию цели, но других идеологем даже не предлагалось. Географически страна оказалась совершенно однородна – везде одно и то же, и даже методы изъятия у "трудового коллектива" недавно выданных ему "акций предприятия" от Магадана до Калининграда оказались совершенно одинаковыми: за счет систематической долговеменной невыплаты зарплаты
. Это географическое безразличие в сочетании со стихийностью происходящего фактически определило индифферентность географической мысли и теории к данному периоду истории страны. Географы реально потеряли зрение. Как в трудах наших классиков в 30-е годы не было темы и упоминаний о голоде. Тогдашняя слепота оправдана нами их страхом. А чем будем оправданы мы?

Цикл жизни предприятий, производств и технологий в настоящее время оказался несовместимым и несоизмеримым с циклами жизни проектов, разворачивающихся на материале этих предприятий, производств и технологий. Оказалось, что коммерческие проекты в силу своей эфемерности приводят лишь к одному результату: демонтажу (разворовыванию, растаскиванию) технических и технологических ресурсов, проектов и реализаций. Несовместимость коммерческих со всеми другими проектами выражается не только в несопоставимости циклов жизни тех и других, но также еще и в том. что коммерческие проекты совершенно не ориентированы на воспроизводство и носят сугубо разовый характер использования ресурсов, мощностей и людского доверия.

Следствием этих трех аспектов современной ситуации стал социально ориентированный обман и самообман, фальшивые надежды на исторически естественный ход событий и естественность выхода из сложившейся ситуации. Речь в данном случае не идет о злонамеренных лживых обещаниях (это само собой). Обман и самообман, господствующие в обществе и, в частности, в географическом профессиональном сообществе, строится на предположении, что хоть кто-нибудь знает, куда движется страна и каково ее будущее. Это индульгирование ответственности за будущее беспощадно эксплуатируется теми, кто озабочен сегодняшним насыщением: "пока нет кота, мыши действуют безукоризненно".

Наконец, важнейшей характеристикой переходного периода является утеря в общественном сознании (и, естественно, на индивидуальном уровне) образа жизни, функционально необходимого и для формирования нормативов качества жизни и как ценностного ориентира будущего и как онтологическое основание позиция потребителя в рыночной экономике.

От нормальной советской экономики к нормальной экономике: роль норм и ошибок

      Нормы указывают направления действий, разрешая обычно довольно их широкий спектр и диапазон- ошибки функционально выполняют роль запретительных знаков на каждом конкретном и очень узком направлении действий. В результате мы вынуждены довольствоваться немногим числом норм и ограничивать себя огромным количеством предупреждающих нас об опасностях ошибок.

Кроме того, особенностью нынешнего положения является дисбаланс оценок прошлого. Советская экономическая система оценивается ныне как тотально порочная и ошибочная. Перечень совершенных ошибок несоизмерим со списком позитивных и конструктивных норм советской экономики.

Дело, повидимому, в том, что общественное (и индивидуальное) мышление в России – преимущественно катастрофическое. Нам легче начать с нуля и отрицания предыдущего опыта, чем кропотливо просеивать прошлое в поисках позитивных норм. Рефлексирующее мышление по нормированию собственного опыта чаще всего называется у нас ностальгией (дословно – "ночной болью").

Именно поэтому мы до сих пор не имеем описания советской экономической системы как нормальной, а вместо этого предпочитаем иметь триллеры или карикатуры, но в этом причина создания новой системы как абсурдного гротеска собственного и мирового опыта.

Более жестко данный тезис звучит так: отсутствие ретроспективной рефлексии обуславливает отсутствие проспективной рефлексии, а, стало быть, будущего вообще. Никто, несмотря на уже пятнадцатилетний опыт переходного периода, не может сказать, так какова же онтология предстоящего стране будущего, каков путь в это будущее, какие еще предстоят реформы и преобразования и какое место срединих занимают уже осуществленные (в частности, никто не обсуждает вопроса, какое будущее сделала невозможным проведенная в жанре теракта приватизация).

Важнейшие факторы размещения и демонтажа

      Надо сразу оговориться, что здесь приведен далеко не полный перечень этих факторов, а также принцип противоположности: наличие того или иного фактора побуждает к размещению, отсутствие этого же фактора стимулирует демонтаж.

Производство, торговля, сервис

&nbs
p;     Господствовавший в советской экономике (и оправданный в ней) принцип территориально-производственной комплексности, ориентация производств на смежные, дополнительные производства, производства разных степеней переработки исходных материалов должен быть сменен принципом "производство, торговля, сервис", определяющим "вытянутость" производств не относительно друг друга, а в направлении потребителя.

Поясним этот принцип на примере США (не как идеала, а как морфологичски доступной автору действительности).

Небольшой (полторы тысячи жителей) городок Кастровиль в Калифорнии называет себя "мировой столицей артишоков", что вполне справедливо, так как все окрестности засажены этой культурой, и городок действительно занимает выдающееся место в национальном и даже мировом производстве экзотического овоща. В самом городе никакой концентрации торговли артишоками (за исключением ежегодного двухдневного фестиваля артишоков) не наблюдается, но вдоль дорог, прямо в полях, там и сям разбросаны крупные овощные магазины и базары, где, помимо артишоков, продается все, что может быть с ними связано, вплоть до бейсбольных кепок с изображением артишока (местное производство представлено только свежими артишоками, 90% товарной массы составляют дальнепривозные товары, включая импорт из Китая, Италии, Эквадора и т.п.). При этом, большинство товаров имеют сувенирное значение. Вся эта торговля (по ценам явно выше умеренных) ориентирована исключительно на туристов, вальяжно слоняющихся между Сан-Франциско и Монтереем: для местных жителей это и далеко и дорого. Та же картина наблюдается в недалеком отсюда Гилрое, "мировой столице чеснока", Салинасе, "американской салатнице" и т.д. Аналогично работают магазины фирмы Майкрософт в Сиэттле, компьютерные магазины Силиконовой долины, винные магазины и дегустационные залы долины реки Напы и т.д.

Массовое производство по принципу работает на анонимного потребителя. Торговля деанонимизирует покупателя. Сервис по своей природе всегда персонален. Когда в чистом поле, в стороне от дороги тебя встречают и обслуживают как редкого дорогого гостя, ты забываешь, что находишься на складе готовой продукции артишокового (чесночного, компьютерного) производства – перед тобой распахивается новый и неведомый тебе доселе мир со своей реальной историей, культурой и географией.

И здесь вопрос о размещении меняется с "где?" на "кому?".

Технологизация

      Советская технологизация практически не касалась технической стороны производственной сферы (все советские производства – от вооружений до водки – гордились и ценились своей уникальностью, неповторимостью), но зато была доведена до совершенства в социальной сфере (соцсоревнования, единые политдни, субботники, подписка на газеты и на заем, осуждение врагов – все это было совершенно одинаковым и в Академии наук в Москве, и в оленеводческом хозяйстве на Чукотке, и на овощной базе неведомо на чьей и какой окраине). Эта социальная технологизированность до сих пор позволяет проводить президентские и любые иные выборы, строить финансовые пирамиды, воевать с Чечней.

Принцип технологизации отменяет собой особенности размещения, делает возможность размещения повсеместной, независящей ни от каких внешних условий и обстоятельств. Сверхтехнологизированный "Макдональдс" разворачивает свои рестораны по всему миру, где есть молодые (и потому очень дешевые) рабочие руки и молодые (и потому не знающие вкуса, но вечно голодные) рты.

Технологизация смещает вопрос размещения из "где?" в сферу "куда?"

Инфраструктурные сети

      Инфраструктура, представленная конкурирующими между собой и ориентированными, следовательно, на разные сегменты спроса технологиями (прежде всего, ценовым образом), переинтерпретериует вопрос о размещении с "где?" на "как часто?".

Более 2500 мотелей "6" (изначально, после Второй мировой войны, ночлег здесь стоил 6 долларов, отсюда и название, теперь в среднем номер в мотеле стоит 30 долларов) размещены по окраинам городов в непосредственной близости от хайвэев. Более дорогие мотели "Супер 8" имеют тот же принцип размещения и нередко соседствуют с "Шестерками", иерархия цен делает такие отели как Хилтон, Шератон, Хайят, Марриот обязательными только в местах повышенного туристического спроса и по факту их нали

чия в городе можно судить о посещаемости этого места.

Примерно два десятка общенациональных пиццерий (Пицца Хат. Доминос, Раунд Тейбл Пицца и др.) каждая имеет сеть в сотни и тысячи предприятий, строго выдерживая ценовую ориентацию на свой сегмент спроса. Все они находятся в конкурентных отношениях с многочисленными фаст-фуд ресторанами (Макдональдс, Кентуккские цыплята, Бюргер Кинг, Jack-in-the Box, Red Lobster и т.п.)

Полтора десятка фирм обладают вездесущими сетями автозаправочных станций в любой точке страны и, конечно, на пересечении фривэев.

Costco, Albertson, Safeway, Long Drugs, Trader Joe's, Mervin, Lucky, Masis, Office Depot, Home Depot – все эти и многие другие универсальные и специализированные магазины развернуты в сети разной частоты.

Точно также развернуты и экзотические шекспировские театры на свежем воздухе на лесных полянах – с определенной частотой и уместностью.

По сути, вся повседневная жизнь и ежедневные, рутинные потребности опутаны инфраструктурными сетями, выход из которых один: пользование уникальными товарами и услугами происходит по уникально высоким ценам, доступным уникально богатым людям, для которых размещение не имеет никакого значения.


Сегодняшние решения и шаги

      Отечественная наука, в том числе и география, запятнала себя преданным и бесспорным служением властям, государству, идеологической машине, выступая в несвойственной науке функции пропагандисткой ширмы. Это не обвинение, а признание собственной вины, прежде всего.

Сегодня в географии необходимо заполнение образовавшегося гигантского провала в теоретических, фундаментальных, методологических исследованиях.

Речь идет, прежде всего, о таких направлениях, как: теория хозяйственной географии и географическая теория хозяйства – советский период истории был подлинно бесхозным и даже антихозяйственным, мы не имеем ни практики хозяйствования, ни философии хозяйства (хорошо помню глубочайшее недоумение советских "хозяйственников" по поводу "Философии хозяйства" о. Сергия Булгакова, ничего более притивоположного их взглядам они не встречали); в настоящее время нет ни географической теории хозяйства, которая бы могла быть положена в основание практики, ни теории хозяйственной географии как науки

географическая теория формирования и пространственного распределения спроса: вся предыдущая история отечественной географии существует с позиций производства предложения

географические аспекты образа жизни и потребительских норм (не тех, порой кошмарных норм СНИПа, по которым приходилось по 20 погонных сантиметров пляжа на каждого отдыхающего, и не тех издевательских норм, что заложены были в "500 дней" или фигурируют в расчетах нынешних социо-чиновников); географы, одни из немногих, могут предложить реалистические контуры потребительского спроса как проекции образа жизни и достоинства человека, формирующегося в специфической социо-культурной, духовной и природной среде

географическая теория предпринимательской деятельности (теория предпринимательства Й. Шумпетера дает интерпретацию этой деятельности во времени, игнорируя пространственную составляющую).

Важно, чтобы указанные теоретические разработки не потонули в освоении морфологического материала, не превратились в типологизирование и составление легенд карт.

Наконец, имеется пятое, даже не пионерное, а, скорее, авантюрное (венчурное, рисковое) направление фундаментальных исследований.

Предложенные на сегодняшний день мировые модели будущего развития (постиндустриальное общество, коммуникационнное общество, модели Фукуямы, Леонтьева, Медоуз, Тоффлера и др.) оказались несомасштабны современной истории общества. Они не стали рамочными, а потому лишь фрагментарно задают контуры предстоящего развития. Понять глобальное направление прогресса и тем самым вернуть страну в авангард этого движения – вот проблема, область решения которой практически невозможно обозначить сегодня.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?