Независимый бостонский альманах

Российские социальные технологии от Методологической Ассоциации: конкурсы

28-05-2000


1. Преамбула
Gennadiy Kopylov

Имидж у слова «технологии» сегодня в России плохой. Если это технологии производственные, традиционно-железные, то они, с одной стороны, ответственны за тотальное отравление природы, за глобальное ухудшение климата, за озоновые дырки разной формы, а с другой - если их не блюсти, то будет еще хуже: никакого тебе качества и конкурентоспособности на мировом рынке. Несколько особняком выступают «высокие технологии»: это удел яйцеголовых системных администраторов, операторов сотовой связи и провайдеров интернета, поэтому их побаиваются («компьютерные вирусы», «проблема 2000»), но и восхищаются, как всем заграничным. (Недавно сообщили, что создан гибрид вируса, червя и троянского коня - попробуйте представить это существо воочию!)

Социальным (еще говорят - гуманитарным) технологиям повезло меньше всего: если это слово пока не бранное, то уж точно неприличное. Любые региональные или городские выборы (например, прошедшие недавно выборы в Санкт-Петербурге или кампания по выборам в Госдуму) вызывают устойчивый ручей сообщений о «грязных предвыборных технологиях». В их число включаются: использование двойников, фальшивых листовок, провокационных акций и т.д. «Технологиями манипулирования общественным мнением» или, того хуже, «сознанием», скоро детей пугать начнут.

На деле в таких публикациях проглядывает, скорее, возмущение (с затаенным восхищением) действиями более успешных конкурентов, чем действительное неприятие: сам институт прессы ведь тоже есть старая и уже вполне респектабельная (как бандерша) гуманитарная технология. Известно же, что российское население (не принадлежащее к сотрудникам СМИ, политологам и социологам) радостно глотает (или, как выражаются, «хавает») продукты самых разнообразных социальных технологий: рекламы, телемыла, лозунгов партий и их лидеров, прессы, школьного образования, сетевого маркетинга и прочая, и прочая...

Отрицать их вездесущность и силу бессмысленно, бояться их (а тем более - самого слова «технологии») столь же дико, как бояться провалиться в доме сквозь этажи, узнавши, что атомы на 99,99999 процентов состоят из пустоты. Это не значит, что нельзя стать жертвой элементарного обмана, когда один человек выдает себя за другого, или попасться на какую бы то ни было провокацию - это все, разумеется, не исключено. Но никакие «социальные технологии» тут не при чем: это просто мошенничество, будь то в деловой сфере, в политике или в частной жизни.

Такое несколько затянувшееся введение понадобилось нам к тому, чтобы в пятом абзаце заявить, что в России в свое время были созданы и сейчас практикуются весьма оригинальные социокультурные технологии. Они не были связаны изначально ни с политикой (какая была «политика» в СССР в 1979 году!), ни с бизнесом (тот же риторический вопрос). Они стремились инициировать рациональные изменения в организациях советского толка - застывших, но вморозивших в себя огромный человеческий потенциал. Эти технологии носят название организационно-деятельностные игры, и придуманы они были методологом Г.П.Щедровицким (1929-1984) с коллегами.

2. Варианты игровых методов

      Об истории проведения ОД-Игр (интенсивных проблемных семинаров) написано много, еще больше - не написано. К середине восьмидесятых эти замечательные мероприятия приобрели определенную известность, а с началом перестройки произошел бурный расцвет этой технологии. Это было вызвано и тем, что такие игры проводить были способны уже несколько человек (и значит, ОДИ стала действительно технологией), и тем, что необычайно расширилось поле деятельности для применения игровых методов. В те годы - 1986-1990 - каждый день оказывалось, что что-то новое - можно: и открыть свое дело, и напечатать Гроссмана, и организовать депутатскую группу. И сделать что-нибудь совсем необычное в социальной области: провести конкурс проектов развития завода, а победителя выбрать директором, и сделать то же самое относительно целой зоны БАМа, и организовать общественную экспертизу (например, ситуации на Байкале), и так далее.

Вот тут-то разные команды игротехников и методологов разработали удивительные и мощные варианты этой технологии взращивания общественных инноваций: собственно ОД-игры, общественные экспертизы и конкурсы-выборы. Я человек прис

трастный, я имею честь принадлежать к методологам-игротехникам, и потому убежден, что ничего более интересного в России и в Советском Союзе не создано. Это - те технологии, которыми Россия (в лице нескольких сотен коллег) с удовольствием гордится.

При этом я не уверен, что читателям будут очень уж интересны собственно философские и методологические корни этих технологий. Они достаточно развернуты и глубоки, но и весьма специальны. О них можно прочесть и подискутировать в другом месте (например, на www.circle.ru). Здесь же я хочу поделиться не более чем собственными впечатлениями от участия в нескольких игровых делах, которые проводила Международная Методологическая Ассоциация (ММАСС). При этом мне было бы интересно познакомить читателя с возможностями тех или иных форм, и потому эта статья будет посвящена конкурсам (про ОД-игры в судебной реформе я уже писал). Возможно, появится третья - про экспертизы.

Я уже говорил, что форма игрового конкурса была разработана 13 лет назад и опробована на РАФе, БАМе, в Артеке. А сейчас она используются при проведении любопытной серии конкурсов, инициированных экс-премьером С.В.Кириенко. В октябре-декабре 1999 г. они являлись частью предвыборной кампании Союза Правых Сил.

Вообще, С.В.Кириенко и новосозданный Союз правых сил придумали много затей, которые вкладывались и в кампанию по выборам в Госдуму всего списка СПС, и в кампанию по выборам мэра Москвы лично С.В. Любопытствующие могут заглянуть на странички www.kirienko.ru и www.msk.ru (последний - это страница «Московской альтернативы»). Среди этих затей - и Всероссийский конкурс управленцев «Золотой кадровый резерв России XXI века».

Но это - политическая рамка. Ее предвыборном виде ее уже не существует. Само же устройство конкурсов абсолютно не зависит от «внешнего» или «рамочного» заказчика - они чисто профессиональные.


3. Как все это происходит?

      В областном центре, где работает местное отделение, например, СПС, начинается предварительная работа: прежде всего надо подготовить собеседование. Надо, чтобы не менее нескольких сотен молодых предпринимателей, бизнесменов, муниципальных и государственных чиновников, а также студентов, которые уже имеют какой-то опыт самостоятельной работы, откликнулись на объявление и подали заявление на собеседование. Объявления о конкурсе «Золотой кадровый резерв» начинают транслироваться по местному радио, помещаются на страницах деловых газет, вывешиваются в мэрии, областной администрации и в ВУЗах. Для участия в конкурсе есть формальные ограничения - прежде всего, возраст: не более 35 или 40 лет.

Посылая заявку на конкурс, человек указывает свое образование, свой опыт работы, пишет автобиографию (при этом он сам решает, что именно он должен написать - и по тому, как и что он пишет, открывается довольно много). Наличие рекомендаций - скорее отрицательный момент, чем положительный: управленец, вроде бы, должен рассчитывать только на себя. Его просят также оценить с управленческой точки зрения одно из своих мест работы: эти краткие тексты при собеседовании не обсуждаются, но являются дополнительным аргументом при приглашении на конкурс.

Наконец, приезжают представители команды ММАСС, проводящей конкурс. Собеседовать должны именно они, потому что характер и «стиль» конкурсных заданий и конкурсной атмосферы известен только им. Если заявок много, то мы производим предварительный отбор по анкетам - наш опыт уже позволяет нам с известной долей уверенности заранее отвергать явно негодные кандидатуры. Например, студентов-младшекурсников, нигде вообще не работавших, или тех, кто ни разу за 10-15 лет не менял места работы.

Собеседование с каждым кандидатом продолжается около 10 минут. На что мы обращаем внимание? Во-первых, человек должен быть социально активным: находиться на пути к нормальным формам социального успеха, время от времени менять области приложения своих сил (и чего-то добиваться в каждой области), стремиться получить дополнительное образование или специальность, в идеале - быть организатором своего дела, или стоять «при его основании».

Во-вторых, у человека должны быть явно выражены управленческие и организационные качества: про «организовать свое дело» уже говорилось - но это может быть и налаживание работы какого-то подразделения муниципальной службы, и «общественная работа». Кроме того, мы стараемся понять, может ли он по личностным качествам быть управленцем: зададим «провокационный вопрос» - и смотрим, как человек выбирается из заданной благодаря нашему злоумыслию микроситуации. Человек-управленец должен быстро ориентироваться в незнакомой ситуации, понимать ее и выстраивать, иметь соответствующий опыт, обладать гибким и незашоренным умом.

В-третьих, конкурсант должен быть самоопределен: вполне представлять себе, зачем он участвует в конкурсе, что он с его помощью надеется достичь, да и вообще он должен хорошо понимать, к чему он стремится в жизни. Поэтому ни один из кандидатов не уходит без того, чтобы не получить вопрос типа «Чего Вы ждете от этого конкурса?» и «Кем Вы себя видите через 10 лет?» - а также «И что же Вы делаете для того, чтобы Ваши планы исполнились?». Не умеющие ответить (прежде всего - самому себе) на подобные вопросы - на конкурсе не нужны, они просто не смогут в нем участвовать, не имея в своем арсенале целевой энергии действия и мысли. Кстати, многие идут на конкурс, полагая, что это - мероприятие, связанное с поиском работы, что победителям или участникам сразу будут предложены рабочие места. Таких приходится разубеждать: управленец свое рабочее место строит для себя сам (в том числе, например, и на конкурсе).

В-четвертых, человек не должен быть заученным. Живой ум - это да, умение быстро учиться - то что надо, возможность схватывать на лету, переориентироваться, отказываться от того, что не далее как вчера считал незыблемым - просто прекрасно. Но, к сожалению, на конкурсах управленцев вечные студенты не нужны. Я имею в виду тот тип отличников (особенно девушек, конечно), которые за десять лет умудряются получить коллекцию дипломов и сертификатов, то ли оттого, что ничему больше в жизни не научены, кроме как учиться, то ли полагают, что этот иконостас повышает их шансы при встрече с работодателем. (Кстати, я полагаю, что это - один из вреднейших западных мифов, который успешно наделся на нас за последние 5 лет: миф компетентности и «профессионализма»).

И в-пятых, человек не должен быть «социально зашибленным» (таких, к сожалению, много!), «ущербным по самооценке», «неадекватно активным» - словом, активистам-«психам» делать на конкурсе нечего. Особенно много таких среди технической интеллигенции, начавшей общественную деятельность в перестройку, и сейчас дошедших до полной неадекватности и непризнанности. В одном из городов к нам пришел весьма симпатичный человек в возрасте. На вопрос, чем он занимается, сказал, что он «работает с общественным сознанием» - «сочиняет экологические анекдоты».

Вообще, вы не могли не заметить, что требования совершенно противоречивы: кандидату надо быть социально-успешным - но и не быть слишком однозначно-карьерным, быть активным - но не бессмысленным активистом, быть толковым - но способным переучиваться и действовать не знаниями, а ситуативными приемами и так далее. Человек должен быть открыт своему будущему - вот что главное. И кстати: все члены команды ММАСС, которые проводят собеседования и конкурсы, прекрасно знают, что они, окажись в ситуации собеседования, скорее всего его бы не прошли ни в коем случае. Наша компетенция в другом: мы стараемся создать для конкурсантов абсолютно необычные ситуации, и работать в них, и в этом смысле социальная успешность для игротехников - качество совсем не обязательное (именно потому мы на конкурсы стараемся не брать оргконсультантов, преподавателей менеджмента и пр. и пр.).

Заканчивается собеседование тем, что 25-35 человек отбирается для участия в конкурсе (собеседование при этом проходят не менее 200-300). У себя мы ставим оценки - плюс, резерв, второй резерв - и отмечаем группу: бизнесмен, чиновник, студент. Дело в том, что конкурсы проходят по трем номинациям «Лучший управленец в деловой сфере», «Лучший управленец в сфере государственного управления», «Лучший управленец в молодежной группе». Да и сами конкурсные задания построены так, чтобы этим трем группам нашлось место. Так что под конец мы стараемся сделать так, чтобы в этих трех категориях собрались бы одинаково сильные группы.

Конкурс длится три полных рабочих дня с 10 до 22 часов, и когда кандидатам об этом объявляют, то многие просто не понимают: зачем это? (чтобы создать серию уникальных ситуаций) И можно ли участвовать с перерывами? (нельзя) И меня не отпустят... (какой же Вы управленец, если не можете устроить перерыв в свою пользу?) А у меня нет контактного телефона... (придумайте что-то, звоните нам сами - но соображайте, это тоже элемент конкурса...)


4. Конкурс управленцев - смысл дела

      Как уже стало понятно, в этих конкурсах оценивают не знакомство участников с современными теориями менеджмента, не то, знакомы ли они с правилами торговли ценными бумагами на ФКЦБ, а нечто совсем иное. Что именно? Методолог Сергей Попов, президент ММАСС и изобретатель этой конкурсной технологии, отвечает на этот вопрос примерно так: «Есть три типа управленцев. Первые работают в уже сложившихся стационарных организациях. Таких большинство в западных компаниях, и для них и существуют все теории менеджмента. Вторые работают на стратегическом уровне, определяют политику организации. Этому уже почти не готовят, таких управленцев каждая корпорация выращивает, как правило, сама. Но все равно - эти люди функционируют в уже организованных структурах, с уже сложенными правилами игры. А вот управленцы третьего типа - их очень мало, но именно они способствуют развитию страны, бизнеса и так далее - работают в абсолютно не сложенных областях. Им приходится самим придумывать правила игры, самим, буквально из ничего, складывать организации, самим создавать новые системы. Такие-то управленцы в первую очередь и нужны в России, и именно их можно попытаться выявить с помощью наших конкурсов». И Попов напоминает, что за десять лет, несмотря на все, что при этом было, в России создана целая банковская сфера, способная производить сложнейшие операции, за те же десять лет сложились квалифицированные финансовые компании, придуманы новые финансовые инструменты, создана налоговая служба, формируется служба банкротства и так далее. Такого взрывного роста совершенно новых сфер деятельности не знала за последние сто лет ни одна западная страна!

А следовательно, такие управленцы третьего типа, - есть, но их действительно мало, и конкурсы могут не только отобрать их, но и дать толчок людям, которые такого рода задатки в себе чувствуют. Конкурсы построены так, что они приоткрывают дверцу, дают почувствовать вкус...

Дверцу куда? Вкус к чему? Чтобы ответить, проанализируем, какие инструменты есть (или должны быть) у этого демиурга-управленца. Результаты этого анализа парадоксальны: у него нет ничего, кроме него самого. Создавая организацию из пустоты, он не обладает административными ресурсами и рычагами. Но тогда что он должен сделать, чтобы за ним пошли, чтобы его слушали? Ему остается только одно: разбираться в том, что происходит, быстрее других, строить схемы ситуации, которые были бы мощнее, чем у всех присутствующих. Именно в этом суть концепции содержательного управления, которая и отрабатывается на конкурсах: управленцем и организатором становится тот, у кого самая продвинутая схема действия и понимания. Победителем конкурса становится он же: ведь кто лучший - через три дня уже очевидно для остальных конкурсантов.


5. Ход конкурса

      Грубо говоря, три дня конкурса - это три этапа. Первый - разминочный: разбитые на группы участники проходят через две-три имитационно-ролевые игры. В этих играх человек должен взять на себя незнакомую роль, отыграть ее, понять, какие возможности она предоставляет, добиться своих целей и т.п. Игры придуманы разные, но все они объединены тем, что никакие старые, полученные в жизни, знания не являются преимуществом: они требуют от конкурсантов соорганизоваться прямо немедленно здесь и сейчас. Темы их, например, такие: «Банкротство регионального банка», «Конкуренция двух заводов», «Формирование холдинга», «Развитие сетевого предприятия». Каждую игру ведет свой игротехник или «мастер игры»: он задает сценарий, следит за ходом движения ситуации, если надо - дает дополнительные вводные, подводит итоги, словом, держит руку на пульсе группы.

Второй этап носит название «сквозного» или «большого» задания. Его задача - сделать так, чтобы конкурсанты начали размышлять над тем, как решить реальную хозяйственную проблему (которая, конечно, решения не имеет!). Например, как справится с кризисом неплатежей, как превратить «виртуальную экономику» в нормальную развивающуюся, как реформировать государственную власть или жилищно-коммунальное хозяйство. Эти задачи обсуждаются не вообще, а организационно и конкретно: что надо сделать в этих областях, в каких направлениях и кому (властям, бизнесменам и т.д.) надо действовать.

Этот этап похож на просто деловое обсуждение: участники разбиваются (уже сами!) на тематические группы, обсуждают проблемы, потом выступают с докладом и получают критику или поддержку от коллег. Но предварительно требуется запустить это обсуждение: задать его уровень, обозначить первостепенную значимость, сделать так, чтобы участники начали думать сами и перестали повторять газетные мифы. Это - вопрос профессионализма руководителя конкурса, для такой проблематизации членам команды необходимо самим вырабатывать представления и схемы, описывающие то, что сейчас происходит в хозяйстве страны. Затем требуется так ввести эти представления, чтобы участники постепенно начали ими пользоваться при обсуждениях.

Это отслеживают при работе в группах игротехники: они не только помогают конкурсантам следить за регламентом, но и время от времени обращают их внимание на то, какие представления они используют, что за схемы стоят перед ними, когда они размышляют или организуют работу группы. А такого же рода замечания и критика на общем обсуждении - дело руководителя конкурса. Обычно проходит два общих обсуждения: на первом группы начинают понимать, в каком направлении двигаются их коллеги, и на втором стараются включить их размышления в свои проекты, поскольку им становится ясно, что в одиночку проблемы не решить.

И тут, неожиданно для участников - но команда этот момент просчитывает - руководитель объявляет: «Премьер-министр (губернатор, мэр) переизбран. Вы все приглашены в правительство (или в областную администрацию, или в муниципалитет) и должны срочно разработать программу действий в такой-то и такой-то ситуации. Сами формируйте свои рабочие группы и то, как вы будете работать. Обсуждения ситуации - каждый час.» Так начинается третий этап конкурса.

Понятно, чем он отличается от второго: от конкурсантов уже требуется не мысленное проектирование, а непосредственные организационные действия, хотя и имитационные по содержанию. Но организовывать-то коллег, управлять ими приходится реально! И тут как раз выделяется и окончательно оформляется лидирующая группа тех участников, которые лучше всех разобрались в том, что надо делать, и могут «построить» всех остальных (а остальные примут это). А если не примут - тогда начнется реальная борьба за лидерство, и руководитель конкурса теперь смотрит, чтобы она была содержательной, а не коммунальной.

У третьего этапа могут быть разные варианты: можно организовать выборы, и участники будут разрабатывать программы и вести реальную игровую борьбу. Можно задавать более или менее детально проработанные вводные, и делать последнюю фазу конкурса похожей на развернутую и реалистичную имитационную игру. Можно задавать противодействие исполнительной и законодательной власти - в роли законодательной выступают игротехники. Но суть дела не меняется: все большую долю управления над самим конкурсом берут участники -а конкретно, лидирующая среди них группа. И, как правило, им удается придумать нечто совершенно новое - какой-то новый (для них или вообще) ход, прием или организационную технологию.

Успех конкурса задается четырьмя обстоятельствами: продуманным отбором участников, правильным и уместным введением большого задания, точным моментом перехода к третьей фазе и - постоянной организацией рефлексии, то есть специального процесса анализа собственных действий. Вот то главное, что на конкурсе должны организовывать игротехники - рефлексию у участников, приучая их (насколько можно за три дня) к возможности изменения своих способов действия. Тот, кто поймет, как можно анализировать свои формы работы и схемы, как улавливать в них слабые места - тот выходит в лидеры.

На конкурсе есть и формальные оценки - их ставят, во-первых, участники друг другу, во-вторых, жюри (уважаемые нейтральные местные представители), в-третьих, члены команды. Оценочные листы раздаются раз по пять-шесть за день, вечерами оценки суммируются, и вывешивается рейтинг (впрочем, иногда он может и не вывешиваться - если конкурс идет и без того активно и конкурентно). Обычно победителями конкурса становятся 3-5 человек в двух или трех номинациях.


6. Что бывало

      Ну, например, бывало, что несколько конкурсантов сговариваются и начинают ставить друг другу высокие оценки. Это становится ясно очень быстро. Что происходит с конкурсантами после завершения действа? Совместное прохождение конкурса - вещь очень необычная, люди начинают понимать друг о друге весьма многое. Поэтому дружбу конкурс скорее всего разорвет, но новое партнерство наладить поможет. В нескольких городах конкурсанты не прервали деловых отношений. А победители-суперфиналисты (об этом ниже) создают свою ассоциацию и поддерживают свой интернетовский сайт. Однажды на конкурс были приглашены эксперты, для которых мы не очень продумали занятие. На третий день они полностью слились и спутались с конкурсантами, вместе сидели, продумывая введенные задания, причем по словам и предложениям молодые конкурсанты и маститые эксперты были неотличимы. Настолько за два дня интенсивных сдвижек перестал быть значимым весь прошлый опыт и знания!

В одном из городов никак не удавалось втолковать местным штабистам СПС, какие именно люди нужны на конкурсе. Сколько мы не говорили, что агитировать людей на улице и сдавать анкеты на собеседование студенческими группами ни к чему совершенно, что нам нужны люди, участие которых в конкурсе есть результат сознательного выбора - не помогало ничего. Агитировать и охватывать - это была дешевая и освоенная форма вовлечения. В результате - несколько тысяч «пустых», бессмысленных, анкет и едва-едва набранные на конкурс двадцать человек.

А в середине декабря, перед выборной кульминацией, состоялся суперфинал, куда приехали 60 победителей региональных конкурсов. Для них придумали совершенно новое задание, сложнее и масштабнее. Суперфиналистам пришлось заниматься не только хозяйством и финансами страны, но и теми направлениями, на которые обычно слабо обращают внимание, обсуждая назревшие проблемы: государственным строительством, здоровьем нации, инфраструктуры и так далее. Но предварительно они должны были ответить, как правильно (эффективно) сочетать организацию трех базисных процессов: функционирования, развития и утилизации. Неутилизированное мешает развиваться, развитие противоречит размеренному функционированию - как можно попытаться это все соорганизовать?

И оценки у суперконкурсантов были сложнее: помимо традиционного рейтинга, оценивался их «карьерный рост» по игровой организационной иерархии внутри конкурса, а также те схемы, которые они рисовали при анализе своей ситуации. Так что очень вероятно, что лет через пять мы прочитаем в интервью, взятого у молодого министра в новом правительстве, что в 1999-м он стал финалистом конкурса «Золотой кадровый резерв».

Стал, но - чуть не умер, увидев (случайно и мельком) готовящиеся к распечатке списки с рейтингами, где не было его фамилии. По всем прикидкам он должен был быть первым-вторым! Но, граждане, не стоит, пробираясь к ксероксу в тесноте штабной комнаты, бросать нескромные взгляды на экран - вам придется пережить полчаса суперпереживаний перед тем моментом, как вас объявят победителем. А на экране был список другой номинации, только и всего....

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?