Последний Генсек | Независимый альманах ЛЕБЕДЬ
Независимый бостонский альманах

Последний Генсек

11-06-2000

Anatoliy Smirnov

Мне кажется, что Валерий Лебедев в серии своих статей в "Лебеде" 171, 172, 173 о Горбачеве несколько идеализирует моральные качества и, главное, прозорливость Михаила Сергеевича.

Конечно, получилось у него (а вместе с ним и у нас) именно то, что получилось.

Могли ли последние 15 лет пройти легче для нас, чем они прошли? Возможно.

Но на мой взгляд вероятен был все-таки более катастрофический вариант: с настоящим глобальным голодом, междоусобицами и крупномасштабными войнами.

Это - дело случая. И дело случая в значительно большей степени, чем благие намерения одного человека или даже целой партии. Ибо каждый из нас категорически ограничен существующим положением вещей.

И чем крупнее пост, тем меньше пространства для маневра, потому что тем тяжелее воз, который приходится тащить данному "постовому".

Образно говоря, шлюпку можно развернуть на месте. Но она не может развить существенной скорости. Корабль движется быстрее, но радиус его поворота составляет уже сотни метров.

Владелец мастерской по ремонту зонтиков не может назначить себе приличную зарплату и ремонтировать зонтики дешево. То есть может, но результат будет плачевным. Директор завода зависит от большего числа внешних причин и условий. А председатель правительства не может вздуть налоги до невообразимых величин. То есть, тоже может проявить себя "спецом по зонтикам", но что из этого вышло всем уже ясно - их просто перестают платить.

К сожалению, эта совершенно элементарная мысль с огромным трудом и только теперь начинает доходить до власть предержащих.

То же самое и с перестройкой и предперестроечным периодом.

Я убежден, что если бы Горбачев хотя бы на треть предвидел сегодняшнюю ситуацию, даже не сегодняшнюю, а примерно десятилетней давности, если бы он правильно спрогнозировал всего-навсего на пять-семь лет вперед: экономическую катастрофу, галопирующую инфляцию, обнищание населения, полное исчезновение международного престижа страны, развал Союза и собственную отставку! - он бы стал действовать совершенно по-другому.

Как? - это сложный вопрос. Думаю, что еще более осторожно и еще менее решительно.

Мне кажется, что тогда бы в результате крайне осторожных полумер по демократизации, введения "элементов" рыночного регулирования, некоторого усиления административного нажима с целью "повышения исполнительской дисциплины" Советский Союз имел неплохие шансы просуществовать не пять-шесть лет после начала перестройки, а лет по крайней мере пятнадцать-двадцать.

И Горбачев остался бы в истории Генсеком-просветителем, коммунистом-либералом, партийцем-демократом.

Это - о его предвидении и прогнозах. Вернее, об их отсутствии.

С другой стороны, большую роль играет случай.

Упомянуто, например, про безвременную смерть претендента на генсековский пост Кулакова. А предположим на минуту, что Брежнев умер чуть раньше, а Кулаков чуть позже.

Результаты были бы глобальными - началось бы омоложение руководства, робкое и относительное, но началось. А это вызвало бы иллюзию прогресса, развития, движения вперед и все это (очень важно!) под руководством КПСС. При таком развитии событий гипотетически определенные мной 15-20 лет вполне могли растянуться лет до 30-50-ти.

И продолжали бы мы, как миленькие, жить при развитом социализме, неуклонно приближаясь к сияющим вершинам коммунизма.

И Горбачев, как очередной (не слишком старый) Генсек опять же остался бы в истории Генсеком-просветителем, коммунистом-либералом, партийцем-демократом.

Подобное развитие событий я даю крайне приблизительно и примерно, и спорить об этом совершенно бесполезно. История пошла другим путем, и все мы знаем - каким.

Брежнев продолжал жить, Кулаков умер, не очень старому (но и не слишком молодому) Г.В. Романову (тоже ходили слухи о реальности его претензий на власть) не хватило энергии или еще чего-то... Кончилось это все похоронами "наперегонки".

Кстати, подбор иллюстраций в статье просто превосходен.

Так и хочется приписать под ними - "найди десять отличий".

Хотя и грешно ерничать над похоронами.

Впрочем, политики, тем более так называемые публичные политики, сами выбирают свой путь, а
следовательно и свою мораль. В том числе и право народа (плебса) обсуждать их интимную жизнь, рассказывать про них анекдоты, а также и смеяться над их похоронами.

Но если на похоронах Брежнева еще пытались сохранить приличия, то похороны Андропова вызывали только любопытство, а похороны Черненко воспринимались как клоунада.

В результате этих скоропостижных похорон уровень неверия и цинизма в народе достиг таких величин, что можно было ждать самого худшего.

(Отдаленной аналогией этого периода может служить предреволюционный период в России: неуважаемый правитель, болтливая Дума, какой-то проходимец в царском дворце, плюс естественный цинизм военного времени - кончилось переворотом и гражданской войной. Фактически - развалом империи.)

Нужно было какое-то сильнодействующее средство для нейтрализации смертельного заряда народного цинизма. И Горбачев его нашел!

Вряд ли он сделал это сознательно. Скорее всего это получилось неосознанно и интуитивно - но стране была сделана инъекция перестроечного романтизма.

Это было самое веселое время - юморины, шоу, концерты, пародии бесконечным потоком во всех концертных залах, в театрах, на телевидении...

Страну (Советский Союз) эта прививка не спасла. А нас с вами - спасла.

Потому что в противном случае распад Союза мог быть кровавым.

Пожалуй, я выразился неточно, усомнившись в моральных качествах Горбачева.

Я бы сказал, что его моральные качества в общечеловеческом понимании не вызывают у меня больших сомнений. Несмотря даже на то, что у руководителей такого ранга несколько специфические представления о морали и других человеческих ценностях.

Трудно (на мой взгляд, во всяком случае) быть высокоморальным человеком и успешно заниматься интригами, без которых не может обойтись ни один руководитель чего бы то ни было. Хотя бы упомянутый уже владелец зонтичной мастерской.

Потому что мораль в ее идеальном воплощении - штука черно-белая, она или есть, или ее нет.

Но поскольку идеал недостижим, приходится снижать планку и рассуждать о "высокоморальных интригах".

Тем не менее даже при таком строгом подходе в определении морали, несмотря на все шатания и метания, несмотря на внутрипартийное интриганство и постоянную прямую ложь ("я не знал!") Горбачев (удивительное дело!) не перестает мне казаться вполне моральной личностью.

Он воспринимается скорее не слишком дальновидным идеалистом, но уж никак не прожженым приспособленцем.

Поэтому первую фразу данного письма следовало бы переписать так: "вы идеализируете стремление Горбачева разрушить КПСС".

Более того, он в этом глубоко ошибается. Нигде и никогда Горбачев про это не говорил. И не говорит даже и сейчас.

Все разговоры были только о реформах. А реформы - это не слом. Горбачев никогда не видел (и сейчас не видит) другого пути руководства - только через партию.

Отмена 6-й статьи Конституции была принята вопреки его желанию, и он честно и непримиримо боролся против этой отмены. Но ничего не смог сделать.

И совесть его перед партией - чиста.

Более того. Как умный человек и реальный политик, Горбачев во главе уже "неруководящей и ненаправляющей партии" сумел в очередной раз забежать вперед развивающегося процесса и возглавить его. Я имею в виду подготовку Новоогаревских соглашений.

Конечно, трудно сказать, чем бы закончился этот процесс консолидации. Скорее всего, принятием очередного пакета совершенно невыполнимых документов. Так сказать, "протоколом благих намерений".

Но сама по себе работа над новыми принципами построения государства давала шанс на некоторое - пусть гипотетическое - эволюционное развитие страны.

Но похоже, что Горбачев и сам сомневался в эффективности этого пути по спасению целостности государства.

Кроме того его подвело революционное нетерпение.

В итоге - ГКЧП.

И всенародное возмущение им.

А ведь именно это оказалось главным просчетом идеологов "новой революции". Я ставлю кавычки не потому, что ГКЧП было попыткой контрреволюционного переворота, а потому, что оно было именно попыткой второго революционного реванша, попыткой вернуть "истинный" большевистский строй, р

азогнав всяких либералов, демократов, уклонистов, перерожденцев и прочую меньшевистскую шушеру.

Все они продолжали наивно считать, что стоит только цыкнуть, и народ с песнями побежит обратно с свое стойло.

Но общий философский принцип: "историю можно повторить только как фарс" - сработал в полной мере.

Это было видно еще за сутки до массового противостояния - москвичи, вместо того, чтобы послушно сидеть по домам, бродили по улицам, вступали в перебранку с первыми появившимися военными в бронежилетах, а телевидение каким-то образом умудрялось передавать эти "дискуссии" в эфир.

Я сам лично видел по крайней мере два таких репортажа.

Нет, не зря у Янаева дрожали руки!

Добавлю к вашим аргументам о том, что Горбачев не мог не знать о готовящемся путче, парочку своих дополнений.

Лет через пять после ГКЧП одна из телевизионных программ (скорее всего это был "ВиД" или "Взгляд") отыскал и показал архивную запись выдвижения Янаева в вице-президенты.

Если вы помните, после первого голосования его кандидатура не прошла. Слово взял Горбачев и сказал буквально следующее: " ...я уверен, что товарищ Янаев хорошо справится с порученной работой даже в условиях вое... особого положения в стране..."

Этот кусок выступления Горбачева авторы передачи прокручивали перед каждой сменой планов и ракурсов, не запомнить его было невозможно.

Но позвольте!

О каком "вое... особом положении в стране" можно было говорить, когда все развивалось спокойно и плавно?

И почему при "вое... особом положении в стране" должен был действовать вице-президент, а не президент СССР?

И почему на случай "вое... особого положения в стране" при планируемом отсутствии президента на пост вице-президента выдвигался никому неизвестный Янаев, а не, например, решительный и уважаемый в армии Огарков (фактически взявший на себя ответственность за сбитый в сентябре 1983 г. "Боинг", что на фоне всеобщей безответственности и круговой поруки выглядело почти доблестью), или хотя бы строгий, но с глубоко-ранимой душой поэта (как мы узнали впоследствии), Лукьянов?

Не потому ли, что уже тогда планировалось, что Янаевым будет легко управлять временно удалившийся под "сень струй" президент?

Это один момент.

И второй.

Встреча президента, чудом вырвавшегося и своего "Фаросского заточения".

Прямо у трапа самолета.

На первом плане загоревший и отдохнувший, хотя и несколько утомленный государственными заботами и слегка возмущенный собственной изоляцией Горбачев.

А на втором - мгновенно постаревшая на двадцать лет Раиса Максимовна с испуганными внучками.

Какие еще нужны доказательства? Президент не верил в серьезность путча, точнее сказать, путч, несмотря на якобы оборванную связь, находился у него под контролем.

А семья не знала про его игры - для нее это была реальная жизнь и реальная опасность. Вплоть до физического уничтожения.

Потому что было неизвестно, во что может вылиться боестолкновение путчистов, если им понадобилось бы арестовать Горбачева, с личной охраной президента, которая тоже не лыком шита.

Детишкам проще, они не все понимают и легче забывают неприятности. А Раиса Максимовна так больше и не оправилась от нервного потрясения. Во всяком случае, на людях она больше не появлялась.

На этом собственно заканчивается история Горбачева как Генерального секретаря КПСС. Потому что несмотря на официальный титул Президента, президентом он так никогда и не стал.

И его теперешняя деятельность - это "ночное директорство" Матвея Журбина, пенсионные заботы старого человека.

Они бывают разные: токарь на пенсии забивает козла, председатель райсовета на пенсии заседает в общественных комиссиях, Горбачев читает лекции и организует фонды и партии. Разницы в этом никакой нет.

А Генсек Горбачев так остался в истории Генсеком-просветителем, коммунистом-либералом, партийцем-демократом.

От судьбы не уйдешь!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?