Независимый бостонский альманах

Кремлевская дипломатия на фоне кремлевской картымира...

25-06-2000

E. Zeltser

Две недели назад, не дожидаясь отъезда американского президента, российский президент отбывал в Рим, где его ждал в высшей степени благожелательный прием. Что ж, Италия, что с откровенной прохладой отнеслась к бомбардировкам Югославии, вообще резко выделяется в Европе своими про-русскими симпатиями. И было более-менее ясно, что русский Президент ехал участвовать в демонстрации этих симпатий.

Программа визита была достаточно насыщена, да и русская делегация весьма представительна: Президента сопровождали премьер-министр Касьянов и министр финансов Кудрин.

Предполагалось подписать ряд соглашений по туризму и техническому сотрудничеству. Да и база для сотрудничества есть: торговый оборот между Россией и Италией достиг в прошлом году 5 миллиардов долларов. Стало известно, что итальянские фирмы примут участие в стратегических для российской экономики проектах. Нефтяная группа Ени станет партнером Газпрома в строительстве газопровода Россия-Турция "Голубой поток", авиастроительная Аэромакки - партнером бюро Яковлева и Сокола в создании легкого самолета Як-130, а ГАЗ начнет выпускать свои первые Фиаты - почти через тридцать лет после достопамятной премьеры Фиата на Вазе.

Да и в целом, когда Москве надо было урегулировать те или иные проблемы в отношениях с Европой или НАТО, путь часто лежал через Рим. Италия не осудила в высшей степени категоричные протесты Москвы против военной акции альянса в Косово, не заняла анти-русской позиции по вопросу урегулирования проблемы чеченских инсургентов, не поддержала обструкционистскую позицию Совета Европы в отношении России. Напротив, одним из важнейших рычагов предотвращения дегенерации военной компании в Косово в « all-out » войну стала поддержка российских мирных инициатив правительством Италии.

Большую роль, несмотря на осторожный, но откровенный скептицизм Московской Патриархии, могла сыграть встреча Владимира Путина с Иоанном-Павлом вторым. Как известно, главные христианские церкви согласились не вести интерконфессиональной борьбы, однако позиция Ватикана в этом вопросе по-прежнему лишена окончательной ясности: отсутствие какого бы то ни было осуждения со стороны Ватикана по поводу недавнего взрыва насилия над православными в западной Украине и разорения трех православных приходов униатами только усугубляет нравственную возможность встречи московского Патриарха и римского первосвященника. Будем надеяться, что визит президента поможет – хотя бы в удаленной перспективе - добиться прогресса в отношениях с римско-католической церковью и, быть может, приблизит время, когда визит римского первосвященника в Россию станет не столько возможен, сколько полезен. Пока же остается надеяться, что визит президента в Рим поможет развитию сотрудничества с Италией, одной из ключевых стран Европейского Союза, чья древняя культура так часто соприкасалась с российской. Ну как не симпатизировать стране, где в Вероне любопытный русский путешественник может любоваться миниатюрными гребешками бойниц – миниатюрными копиями бойниц московского Кремля, в Равенне, Венеции и Флоренции – поразительными образцами византийского искусства, а в Сиене – иконописью византийской школы? Да и разве не приятно знать, что частью этих церемоний стало открытие памятника Пушкину в Риме?

Вообще, конец весны и лето оказываются для Путина временем колоссальной дипломатической активности. Явный успех в развитии отношений с Великобританией, частым стратегическим союзником России в отражении континентальной угрозы в течение последних 200 лет. Явный, хотя и не очень устойчивый, прогресс в отношениях с США. Трудное, но благоприятное развитие отношений с инстанциями Европейского Союза, в первую очередь с исполнительным президентом ЕС Проди, нынешним президентом ЕС Гуттерешем, министром иностранных дел ЕС Соланой.

Неудивительно, что визиты в Европу приобретают немалую важность. В июне президент посетил Испанию и Германию.

Результаты этих визитов, на первый взгляд, чрезвычайно позитивны. Если визит в Испанию протекал примерно по итальянскому сценарию (Испания поддержала мирные инициативы России во время косовского конфликта, ни разу не выступила с осуждением России во время подавления вооруженного сопротивления чеченских инсургентов и т.п.), то визит в Германию оказался по-настоящему впечатляющим
. Да и суммы подписанных контрактов и экспортных кредитов, превысивших миллиард долларов, вполне соответствуют уровню визита. Более того, согласно российским источникам, возобновлена схема кредитования "Гермес". ("Гермес" - страховая компания, гарантирующая немецкие зарубежные инвестиции). Пользуясь страховкой "Гермеса", немецкие предприниматели рассчитывают инвестировать в Россию порядка $1 млрд. ежегодно.

Неудивительно, что в заключение визита российский Президент счел необходимым назвать Германию главным партнером России в Европе и в мире.

Возникает явственное впечатление, что мы присутствуем при создании новой кремлевской карты мира. На ней отчетливо выделяются Германия и Великобритания, очень хорошо просматриваются Япония и Китай, которые президент посетит в июле, а так же Италия, Испания, бывшие советские республики Средней Азии, США и даже маленькая Португалия. Прекрасно видны Греция, Израиль, Кипр, Югославия, Турция... Но вот одна часть этой карты явно не совпадает с обычными картами. На ней больше нет Франции... И это, при более внимательном рассмотрении, неудивительно.

Роль Франции для российской экономики покамест, мягко говоря, второстепенна. Крайне робкий инвестор, Франция, тем не менее, желает для себя особой роли в формировании отношений России и Европы. Но ее позиция настолько требовательно-капризна, что остальной Европе, похоже, просто надоело ждать. И европейские страны стали строить свои отношения с Россией, не дожидаясь времени, когда Париж перестанет требовать более чем сомнительные долги Первой мировой (упорно забывая 24 тонны золота русской государственной императорской казны, что были вывезены германской армией и присвоены Францией в качестве военных репараций(!) после поражения Германии...) и арестовывать счета российских дипломатических представительств в нарушение всех и всяческих международных конвенций, включая основополагающую Венскую, гарантирующую иммунитет дипломатических представительств, их счетов и имущества.

Удивительно, но факт: Франция словно делает все, чтобы визит президента России в Париж был маловероятен, если не сказать невозможен. Особенно эта ситуация стала гротескной теперь, после триумфального освобождения Бриса Флётьо, когда русский Президент оказался в роли освободителя европейского журналиста из рук чеченских террористов, что содержали маленького провинциального фотографа "как собаку", выражаясь его же собственными словами. Довольно-таки неловкая ситуация для официального Парижа, чья агрессивно-наступательная, порой более чем опасно приближающаяся к анти-израильской направленности, дипломатия в регионе Ближнего Востока вынуждает Париж демонстративно кокетничать с "президентом" Масхадовым и его "правительством".

Интересы Франции в арабском мире амбициозны: пустота, оставленная Советским Союзом в регионе колоссальна, и борьба между США и Францией за присутствие в регионе обостряется с каждым днем. Недаром США, что до сих пор официально считают Сирию страной, поддерживающей терроризм, направили на похороны Хафеза Аль-Асада госсекретаря Олбрайт, а Франция была представлена самим президентом, единственным главой государства-члена НАТО, что решил прибыть в Дамаск почтить память энигматичного сирийского лидера. В этой-то буре политических страстей и оказался маленький французский фотограф, что, нелегально перейдя грузино-российскую границу более восьми месяцев назад, подарил себя похитителям. То ли банд "вице-президента" Арсанова, то ли некоего Бакаева. В ноябре прошлого года ФСБ передало французским властям кассету с видеозаписью, где Брис рассказывал о нечеловеческих условиях содержания в чеченском подвале. Так помимо воли Флётьо стал орудием дипломатии "по-чеченски", то есть, просто-напросто орудием давления чеченских инсургентов на французское руководство. При малейших признаках смягчения позиции Парижа по отношению к российской политике умиротворения региона в газетах немедленно появлялись тревожные сообщения "из чеченских источников" о возможной гибели Флётьо... И только около месяца назад, когда стало окончательно ясно, что НАТО и ЕС приняли твердое решение поддержать - пусть с оговорками - позицию Путина по Чечне, потребность в Брисе пропала и все стало ясно: из Чечни поступило требование выкупа в размере 1 миллиона долларов.

И все же, слова благодарности из уст французских власт

ей были далеко не так искренне сердечны, как были, скажем, слова признательности, адресованные Путину премьер-министром Израиля Бараком после освобождения израильского подростка из застенков чеченских садистов, непоправимо изуродовавших мальчика. Президент Ширак поставил упоминание об усилиях российских властей на последнее место, сразу после горячей благодарности семье(!) заложника за ее усилия по освобождению Бриса, а премьер-министр Жоспэн был, скажем мягко, в высшей степени лаконичен...

Но не будем мелочны - национальный праздник Российской Федерации, День Независимости (хоть мы и не знаем до сих пор – от кого, собственно?) был отмечен прекрасным событием, которое сделало для образа новой России больше, чем самый красочный салют. А на следующий день президент Путин уезжал в Мадрид с блестящей прессой: к его приезду утренние газеты в Испании пестрели вполне благожелательными публикациями, а небольшая группа местных коммунистов, что собиралась демонстрировать "в поддержку чеченского народа" явно не вызывала особых симпатий публики. Строились догадки: а не решит ли президент Путин все-таки заехать в Дамаск, как было сообщил, но так и не подтвердил Кремль? Полагали даже, что, мол, недаром в числе сопровождавших его в Испанию лиц был замечен Евгений Примаков, лично знавший Аль Асада еще с 1966 года. В этом случае два президента, русский и французский, могли бы, наконец, пожать руки. Но этого, как известно, не произошло… Российский президент то ли просто не хотел менять расписания, то ли, что более вероятно, просвещенное общество Его величества Хуан-Карлоса и премьер-министра Аснара было для него привлекательней компании осиротевшего наследного генсека Баас.

А президент французский, в свою очередь, крайне торопился домой: в Париж прибывал "сильный человек" Алжира, президент Бутефлика, которого Франция встретила подлинно королевскими почестями... А что до попавшего в громадные колеса мировой политики маленького французского фотографа, то его ждал шумный прием в Париже, прием, которым не побрезговали бы даже футболисты, основные национальные герои Франции. Родственники и ближайшие друзья Бриса слетали за ним в Москву на личном самолете Жака Ширака, а французский президент выразил желание пожать руку счастливо спасенного избирателя. Уже, впрочем, пожатую его российским коллегой.

Французские средства массовой информации и информационные агентства охотно цитировали слова Путина, сказанные им во время встречи с Флётьо. Это поговорка, которую мы, кстати, делим с французами: tout est bien qui finit bien. Все хорошо, что хорошо кончается. Хорошие слова. Только не пора ли Франции перестать жертвовать своими отношениями с Россией ради умиротворения арабских нефтяных баронов и умасливания одиозных ближневосточных и североафриканских диктаторов?

Ez Seltzer /ezechiely@pobox.com/

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?