Независимый бостонский альманах

Три туза

25-06-2000

Alexander Levintov

Я долго шлялся по залу, выбирая, где посочнее.

Долларовые и пятидолларовые ставки меня не интересовали - детишкам. Вот несколько столов по четвертному, а вот, наконец, сотенные. Я подсел на последнюю руку. Банкомет, здесь их называют дилер, приветливо подмигнул мне и молча предложил. Я проигнорировал.

Блэк джек - тоже, что наше очко, но с изменениями - это мне и надо было сперва выяснить. Мелочи оказались важными, но главное все-таки сохранилось - банкующий не имеет права останавливаться до семнадцати и обязан идти вперед. Я отметил и много иного: два туза здесь не Москва, а перебор, да и самого туза можно на свой выбор считать либо одиннадцатью либо единицей.

Все картинки - десятки.

Подходили полуголые бабы с подносами, предлагали выпивку - кто ж на деле пьет? Кураж пьяных не держит. Разглядывая игру, я курил. Эта привычка к самопалу - держать окурок двумя пальцами у самого рта - всегда выдавала меня, но здесь я смотрелся простым наркоманом, просто татуировки не на привычном для здешних месте.

Дилер уже несколько раз озабоченно кидал в мою сторону взгляды, но я упорно не смотрел на него. У меня и до зоны глаза были в кучку, у самого носа, а теперь они глубоко осели и сузились до лазера. От моего взгляда у баб и пацанов очко сразу потеет.

Менты тоже не любят его - однажды один салажонок прикрикнул на меня на допросе "В глаза мне смотрите!", ну, я и посмотрел - он потом долго бумажки на столе перебирал, а потом сухо так: "подпишите протокол и можете идти в камеру", больше я его на допросах не видел. Поэтому я дилера не тревожил собой.

Карты сначала мешал дилер, потом машина. Это уже хорошо. И карт - не мало, по пятьдесят два листа - десять колод. Выбор богатый.

Прошло уже около часа моего сидения на углу.

Когда дилер зарядил по новой, я, наконец, поставил.

Открылся туз. Я удвоил. Опять туз - дилер слегка напрягся, но я попросил пальцем третью. Выпал третий туз подряд - тринадцать. За нашим столиком кто-то ахнул, как пернул в небо. Я ладонью показал "хватит". У дилера тоже выпал туз. За ним - еще один: на выбор - либо перебор, либо двенадцать, либо два. Дилер, видать, впервые увидел пять тузов сразу. Следующая карта - картинка. Либо двенадцать, либо перебор. И дилер, конечно, идет дальше. И, конечно, опять - картинка.

Он придвигает мне кучку стодолларовых фишек.

Народ повздыхал, поозирался на меня и успокоился - играть надо.

Я опять жду, когда кончатся карты и их начнут месить. Это приходит довольно быстро, и я вновь сосредотачиваюсь на тасующей машине. И, выставив все свои жетоны, прошу карточку.

И вновь мне выпадает туз. Дилер - я вижу - судорожно давит какую-то клавишу левой ногой.

Вторая моя карта - туз. У дилера шары слегка подпрыгнули к затылку, когда и третьим лег туз.

Я показал "достаточно". Откуда-то спешили двое - секьюрити и в штатском, наверно, начальник дилеров.

У бедного Васи к тузу выпал еще один, за ним - картинка. Дилер уже знал, что сейчас прийдет - и она пришла, наглая дамочка. Отсыпав мне положенное, дилер закрыл свою лавочку, а я переместился на пару столиков в сторону. Через час все повторилось, но только теперь секьюрити и начальник нарисовались сразу и тупо стояли за моей спиной. После двух моих ставок и этот дилер закрылся, я встал, чтоб обменять свои тяжести на хрусты.

У кассы эти двое пригласили меня - дергаться было некуда: их тут набито плотно. Мы прошли в подсобку, не утруждая собой публику.

Это был кабинет Большого Брата. Сам сидел, поглядывая в экран. Потом что-то спросил меня.

- Айм нот индерстенд.

По моему прононсейшену он сразу понял, что я действительно ничего не понимаю.

- Where you are from?

- Фром Раша.

Через минуту появилась строгая девица.

- Наташа. Я - переводчица.

- Уберите бабу, -- и посмотрел на нее.

У нее мигом вспотело, и она что-то залопотала Большому Брату. Тот кивнул, и дево вышла.

Нарисовался еще один. Я сразу узнал - лягаш.

Дважды ссучившийся - сначала там, теперь здесь.

Он подсел к Большому Брату. Тот что-то шептал, а мент хорошо поставленным голосом пел мне знакомую оперу.

На вопросы об имени и документах я просто ушел в несознанку,
и мы перешли к содержанию.

- Как вы это делаете?

- Молча.

- А если здесь сыграем?

- На мой нал. Идет?

- Да.

- Банкуйте!

Принесли залитую в пластик карточную кубатору - сто колод, не меньше. Большая, не как в зале, машина, долго тасовала камни - мне на руку.

Большой Брат сам взялся метать.

Мне выпало подряд три туза - и все в пиках. Себе он уже не бросал - и так все ясно. Принесли мой выигрыш - жетонами. Внимательно пересмотрели три карты на столе. Карты как карты. Дешевка ширпотребная. Бросились к машине, вывалили из нее все карты - ничего.

- Все-таки, как вы это делаете? - Любые деньги.

- А на перо кто пойдет? Ты? Или, может, этот Большой Брат?

- Против таких, как вы, играть можете?

- Таких как я осталось всего двое: один срок непомерный мотает, а против себя я не играю.

- Хорошо, объясните, зачем вы это сделали? Вам, что, деньги нужны?

- Деньги всем нужны. Дело не в деньгах. Я ж понимаю, что разговор будет вам потом нужен. Ну, так давай поговорим.

- Давай!

- Все дело в том, что дилер до семнадцати обязан идти вперед. Так?

- Так.

- А два туза у вас в Америке - не Москва. Так?

- Так.

- А фраера могут выбирать после одиннадцати - брать или не брать?

- Это их право.

- И на одиннадати они уже могут приехать, на второй же карте! Так?

- В принципе - так, но ведь он же одного туза сразу может считать единицей.

- Да! Получить Москву - и сесть на двенадцати, чтоб потом получить картинку!

- Необязательно.

- Но с вероятностью почти баш-на-баш.

- Но почти все идут дальше!

- Потому что глупо - вставать, когда у тебя Москва!

Неправильно торчите!

- Тебе-то что?

- А то, что весь ваш блэк джек на том и держится, что дилер не имеет выбора и идет вперед, если нет семнадцати, а у клиента - выбор, блин, свобода. И он платит за нее - баксами.

- Ну, в принципе, все верно. На этом и строится блэк джек: за свободу надо платить.

- За свободу не надо платить, потому как она - свобода! Воля, мля. Никаких денег не стоит. Она - настоящая. И я хотел вам это доказать и доказал.

Теперь все наоборот: теперь у меня нет права выбора - три туза и есть три туза. Дальше - перебор красоты. А дилер, засранец, мечется и не знает, что за что считать, и все равно потом платит - но уже не как фраер, который платит за свободу, а как дилер - за собственное рабство. Он обязан после двух тузов брать еще карту, и не одну - две!

- Так как вы этого делаете?

Я устал от этого вопроса и потому посмотрел на мента, а потом на Большого Брата. Оба приземлились и потускнели.

- Хорошо, Вот вам десять тысяч и будем считать, что мы договорились: вы больше никогда не появитесь в нашем казино. Лас-Вегас - большой город. И вам везде будут рады.

Большой Брат достал из сейфа пачку нераспечатанных.

Я вынул шпилькой наугад из середины. Это был Большой Бен, но не в натуре. Положил деньги на стол, встал:

- Тобой сказано!

И вышел.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?