Независимый бостонский альманах

Список Березовского

17-09-2000

Valeriy Serduchenko

Под занавес бурной, но, кажется, в основном уже завершающейся биографии Березовского он решил обнародовать свои эстетические пристрастия. Он составил список главных, с его точки зрения, творческих интеллигентов России для передачи им собственных телевизионных акций. Вот этот список:

Директор ОРТ Константин Эрнст

Бывший директор ОРТ Игорь Шабдурасулов,

Телеведущий ОРТ Сергей Доренко

Телешоумен ОРТ Леонид Якубович

Тележурналист Кирилл Клейменов (ОРТ)

Телепублицист Владимир Познер (ОРТ/АТВ)

Писатель Василий Аксенов

Адвокат Генри Резник

Редактор "Новых Известий" Игорь Голембиовский

Редактор "Независимой газеты" Виталий Третьяков

Редатктор "Общей газеты" Егор Яковлев

Журналист Отто Лацис ("Новые известия")

Журналистка Наталья Геворкян ("Коммерсант")

Журналист Георгий Гулиа,

Журналистка Анна Качкаева (радио "Свобода")

Список исчез так же неожиданно, как и появился. Автору сего пришлось долго блуждать по страницам столичных газет и изданий, пока он не обнаружился в электронном закоулке Рамблера. Запомни этот список, дорогой читатель. В столичном политическом фольклоре он более известен, как "список подонков". Определение, положим, оскорбительное, но фольклор на то и фольклор, чтобы не выбирать цензурных эпитетов.

Из перечисленных фигурантов только Сергей Доренко вызывает противоречивую симпатию. Он гордится репутацией патентованного мизантропа, как гордился ею Федор Карамазов. Он "мочит" всех вплоть до президентов и получает от этого наслаждение, нам, простым смертным, недоступное. Он терминатор! Он созерцает мир через анус. Потому что иного измерения, по его мнению, человечество недостойно. Лужковы, примаковы, зюгановы, патриоты, демократы, олигархи, патриархи, политики, обезьяны, коровы – "Все христопродавцы. Один там только есть порядочный человек: прокурор- да и то, если сказать правду, свинья" .

Завтрашней жертвой Сергея Доренко окажется, конечно же, сам Березовский и я ему тогда не завидую. Ибо Березовский лишь эвклидов мошенник, Доренко же концептуален и по-своему идеологичен. "Когда начнется", он будет востребован и, возможно, возглавит какое-нибудь движение "Бей своих, чтобы чужие боялись!".

Остальные, увы, близки к фольклорной характеристике. Это их имел в виду Рябушинский, когда сказал: "Интеллигенция подобна публичной женщине, она отдается тому, кто ей заплатит, и, если заплатить ей как следует, она позволит делать с собой все, что угодно". Они ходили в диссидентах, подписантах, эмигрантах, политических дуэлянтах, но, никогда, заметьте, не покидали фешенебельных фасадов. Это такая порода оранжерейных декабристов, чающих народных битв исключительно за пределами собственного жизненного пространства. Они исчезают с любого оппозиционного "Титаника" ровно за пять минут до его крушения.

Погиб и кормщик, и пловец,! -
Лишь я, таинственный певец,
На берег выброшен грозою,
Я гимны прежние пою
И ризу влажную мою
Сушу на солнце под скалою.

Они были всегда. В каждую эпоху, в любой интеллигентской популяции рождается определенный процент прохиндеев, запрограммированных на оппозиционное процветание. Жестокие исторические времена не дают им малейших шансов, но смута на то и смута, чтобы выбрасывать на поверхность донный слой этических мутантов, интеллектуальных Гапонов, Егоров Яковлевых с его газетными лэди.

Вчитаемся в их биографии. Это сплошные "падения вверх". В эпоху Ельцина эти оппозиционеры достигли головокружительных высот и успехов. Ехидная Наталья Иванова так описывает их бунтарские встречи:

"Накануне Крещения 1995-го Андрей Вознесенский, наиболее эластичный из шестидесятников, человек с восхитительным талантом не опоздать, а, вернее, как бы опоздать, но на самом деле опередить новейшие веяния в литературе, устроил в клубном ресторане "Золотой Остап" (эпитет "золотой" – самый популярный в нынешней России) презентацию своей новой читательской книги – с фишками и костями. Приглашенных было столько, что поместиться в клубе они могли, лишь вынужденн
о прижимаясь друг к другу, - пресс-секретарь президента Вячеслав Костиков и опальный генерал Борис Громов, звезда эстрады Пугачева и депутат Михаил Полторанин, глава ТВ "Останкино" Александр Яковлев и Белла Ахмадуллина, главный редактор "Известий" Игорь Голембиовский и телешоумен Леонид Якубович, кинорежиссер Элем Климов и сенатор Николай Гончар. Накрытые для фуршета столы ломились от дорогих закусок, а экземпляр книги Вознесенского на аукционе за три тысячи долларов купил хозяин ресторана. На кулуарный вопрос критиков, будет ли им доступна сама книга, Вознесенский ответил, что будет, но позже, ибо с доставкой из Финляндии случилась незадача: где-то под Выборгом трейлер с тиражом книги разбился, и трое сопровождающих финнов погибли. Что не послужило основанием для отмены праздника."

Что не послужило основанием для отмены праздника… Написано, положим, в 1995 году, но и сегодняшний "список Березовского" очень здесь при чем.

Тем более, что в него вошли Леонид Якубович и Игорь Голембиовский , который тогда был редактором "Известий", ныне стал редактором "Новых известий", но Голембиовский на то и Голембиовский, чтобы оставаться удачливым диссидентом при любом режиме.

При Ельцине этим людям было хорошо. Тогда наружу вырвалась вся дурная энергетика нации, вся ее гнилая кровь, она требовала собственных портретистов, идеологов, дизайнеров, и они не подкачали. Боже, какие заказы на них сыпались и от каких заказчиков! Им поручалось топтать Думу, боевых генералов, генеральных прокуроров, президентов Белоруссии и Югославии, историю своей страны, и они в конце концов решили, что самого Бога держат за бороду.

Как вдруг их самих начали прессовать. В Кремль пришел человек с холодным и цепким взглядом, прожигающим до пяток. Он лишь сказал однажды вполголоса, неизвестно к кому обращаясь: "насчет этих.., хорошо бы распорядиться", а у компании дружно екнуло под ложечкой, и она бросилась чистить свои столы и компьютеры. Ибо запахло галерами и арестантскими ротами, а этого они в своих диссидентских лицеях не проходили.

А тут еще на их голову Березовский со своим списком! Как некий мелкий бес, поступил с ними Борис Абрамыч. Взял и переписал, чтобы новой власти не нужно было самой ломать голову над списком. И обрати внимание, читатель, какая перепуганная суета воцарилась вокруг этого списка.

Кто-то отмежевывается, кто-то говорит, что вообще его в глаза не видел, а какой-то не шибко сообразительный поп (впрочем, почему "какой-то"?

вполне конкретный Владимир Никольский, настоятель Свято-Троицкого храма) возмущается, что Борис Абрамыч забыл включить туда отцов церкви, которые его крестили.

К тому же переписывать начали самого Бориса Абрамыча. Подконтрольные ему СМИ вдруг почувствовали, что эта подконтрольность может выйти им боком.

Подконтрольный Костантин Эрнст запретил Сергею Доренко показываться на экране. В конце концов их обоих вместе с их ершистым патроном ждет скорее всего трудовое перевоспитание.

Но вот Доренко пишущий эти строки оставил бы, "если бы был директором".

Это сильная и по-своему талантливая фигура. Здоровый мужик, косая сажень в плечах, злость прямо-таки азотнокислая и бесстрашен до неразумия. Он единственный, кто остался на антипутинском "Титанике". Умная власть никогда не пренебрегала такими.

Остальные – "список Березовского".

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?