Независимый бостонский альманах

Бегство от культуры

01-10-2000

Anatoliy Smirnov

Лет пятнадцать назад, еще при социализме, ехал я как-то в автобусе.

Дело было летом, одеты все были легко, в автобусе было душно, и одного подвыпившего пассажира сильно развезло. Он держал себя в руках из последних сил, покачиваясь и подскакивая на ухабах вместе с автобусом, и вдруг, не выдержав очередного поворота автобуса, оторвался от поручня и навалился на стоящую рядом даму, сильно облапив ее, чтобы не упасть.

Я не думаю, что в этом была его злая воля, нужно же человеку за что-то держаться? Полагаю, что дама тоже это понимала.

Но ей стало противно, и она тихо произнесла что-то решительное в адрес плохо стоящего пассажира.

Подчеркиваю - тихо. Никто не слышал, что именно.

Но пассажир возмутился. И громогласно заявил на весь автобус:

"Вы знаете, что она мне сказала? Она мне сказала: .. твою мать!"

Ему сделали замечание, он возмутился еще больше:

"Это не я сказал! Это она мне сказала: .. твою мать!"

Случившийся на его беду в автобусе милиционер извлек его из автобуса, и дальнейшая его судьба мне неизвестна.

Возможно где-то в анналах милицейских протоколов сохранилась фамилия этого стихийного борца за свободу слова.

Такое вот воспоминание вызвала гневная филлипика господина Торчилина по поводу моего неприятия хамства и матерщины.

Независимо от "высоких" мотивов их употребления.

Вроде бы г-н Торчилин и здравые мысли высказывает, но как-то не совсем ясно, к чему они и о чем. С чем он спорит, и против чего выступает.

Против кого - понятно. Против меня. А вот против чего? И главное - за что? Возможно, г-н Торчилин никогда не выражает своего мнения о людях, которых не знает лично, хотя я и очень в этом сомневаюсь. Он, например, не знает меня лично, но тем не менее, запрещая мне иметь и выражать свое мнение о третьем лице, повторяет в мой адрес мои же выражения, которые ему так не понравились.

Я полагаю, что если г-ну Торчилину, не нравится мой тон в отношении неизвестной ему дамы, то совершенно необязательно выдерживать его и в мой адрес - человека тоже уже немолодого.= Если уж ему так захотелось поучить меня вежливости, то надо делать это своими вежливыми словами, а не моими "невежливыми". А то - некрасиво получается.

Тем более, что я в отличие от той дамы и от самого г-на Торчилина не употребляю в своих статьях столь любимых им матерных выражений. По крайней мере, по-русски.

Ведь в своей предыдущей статье я открытым текстом написал "можно придти к неутешительному выводу, что наступление на свободу прессы (подчеркиваю - на свободу, а не на вседозволенность уже опротивевшей мне популяризаторше чужого хамства) началось именно сейчас, а не в момент неожиданой посадки г-на Гусинского", то есть фактически призвал (повторяю еще раз) не путать свободу слова со вседозволенностью.

Но мой оппонент настойчиво и изобретательно продолжает это делать.

Приходится напомнить ему слова кого-то из великих (Вольтер - ред. ), что свобода гражданина заканчивается там, где начинается несвобода другого гражданина.

Так вот, упомянутая дама-"журналистка" покусилась на мою свободу не слышать мата и потому была наказана и наказана справедливо.

Очень жаль, что только она одна.

Про политическую подоплеку такой скоропостижной поворотливости нашей Фемиды и говорить нечего - это совершенно очевидно и неинтересно. Хотя и очень прискорбно.

Г-н Торчилин совершенно прав: Америка России не указ, - однако тогда совершенно непонятно, почему он с таким придыханием говорит о постоянных публикациях в тамошних газетах мата и физи

ологических подробностей о должностных лицах.

Могу с сожалением предположить, что американцы просто-напросто плохо воспитаны. А невоспитанность, очевидно, заразна, раз г-н Торчилин преподносит ее как достижение демократии и свободы слова.

Я, разумеется, сужу со своих понятий слова "воспитание", я не знаю, возможно, любимое выражение нашего бывшего премьера fucking fool (я правильно написал?) в переводе на великий американский язык означает ласковое обращение любящего сына к любимой матери, но на великом русском языке - это уголовно наказуемое хамство.

И никто не убедит меня в обратном.

Русский язык

достаточно богат, чтобы выразить любую мысль сильно, доходчиво, но пристойно.

Есть очень мало выражений, когда без употребления "ненормативной лексики" теряется даже смысл произнесенного. К сожалению, несколько больше случаев, когда ее употребление вызвано эмоциональной необходимостью говорящего. В остальных случаях - это невежество, невоспитанность и хамство, вне зависимости от причин ее употребления.

И в отличие от г-на Торчилина я считаю, что начальническое хамство нужно не тиражировать, а пресекать в законном порядке. И очень сожалею, что выполнение наших законов постоянно ставится в зависимость от политической целесообразности. Впрочем, предполагаю, что не только наших и не только в России.

Не могу удержаться, чтобы не процитировать совершенно уникальный абзац из статьи моего оппонента:

"Не стоило бы издевательски писать о человеке, державшем в течение недели сухую голодовку вовсе не за право печатать матерщину, как кто-то может превратно понять из текста Смирнова, а за право доводить до читателей полученные в результате журналисткого расследования сведения об облике и манере поведения и действий высокопоставленных функционеров. И тут факт использования ими, а вовсе не редакторшей, ненормативной лексики вполне может сказаться на мнении избирателей, даже если кому-то такая ленинская "простота" и придется по душе. Для меня, по-видимому, вконец испорченного американской прессой, это представляется вполне очевидным."

Я по-прежнему полагаю, что донести до читателей "сведения об облике" можно и без мата. Обширное цитирование сомнительных материалов, неумение выделить главное, неразборчивость в словах свидетельствует о плохом профессионализме журналиста. Это настолько очевидно, что даже странно, что приходится повторять такие банальности. А неумение предвидеть вполне возможные ближайшие последствия своего поступка ярко характеризует умственные способности этого журналиста.

Факт использования "ненормативной лексики" именно cторонниками владивостокского губернатора в данном случае нигде не доказан. И г-н Торчилин это открыто признает. Но это не мешает ему считать аудиозаписи подлинными и делать из этого далеко идущие выводы.

А вдруг это - фальшивка, состряпанная сторонниками Черепкова, которые еще менее "ангелы", чем сам "не ангел" Черепков? В этом кто-нибудь разбирался? Нет.

Почему же г-н Торчилин столь смело заявляет о подлинности записей? Оттого, что и он (и я) на 99 процентов уверены, что такое могло быть вовсе не означает, что такое было.

Очень жаль, что г-н Торчилин с такой готовностью воспринял невоспитанность и разнузданность американской прессы, многочисленные примеры из которой он с упоением приводит и которые почему-то называет "свободой слова", и совершенно не воспринял американскую же манеру говорить только то, что можно доказать в судебном порядке. Иначе... Впрочем, что именно "иначе" ему лучше знать: он там, в Америке, а я - здесь, в России.

Фразу о "ленинской простоте" я (уж извините) вообще не понял. Не то он подозревает меня в принадлежности к старым революционерам и членам РКП(б) с 1905 года, не то - в простоватости, не то - наоборот, в излишней сложности. А скорее всего обвиняет меня в том, что я не люблю мата.

Действительно, я не люблю мата и стараюсь (и довольно успешно!) его не употреблять. А употребляющих его прилюдно, многословно и бессмысленно считаю невоспитанными людьми.

Возможно, г-н Торчилин никогда не выражает своего мнения о людях, которых не знает лично, хотя я и очень в этом сомневаюсь.

Считаю, что для того, чтобы определить свое отношение к людям, называющим себя журналистами (и не только), совершенно необязательно знать их лично.

Я, знаете ли, довольно давно живу и имею некоторый опыт. И для того, чтобы понять, что колбаса тухлая, мне необязательно съедать большой кусок - достаточно понюхать. Можно, конечно, оправдывать данную колбасу плохими климатическими и социальными условиями, но колбасе это не поможет. И вряд ли кто-нибудь станет ее есть.

Но давайте не будем о колбасе, а рассмотрим проблему с научной точки зрения. С определений и аксиоматики.

"Свобода слова - это свобода выразить мысль, и добиться того, чтобы она была претворена в жизнь."

Замечательное определение! Это определение моего оппонента меня вполне устраивает.

Меня не устраивает другое: меня не устраивают методы, которые он пропагандирует. Какую, извините за выражение, "мысль" демонстрировал целый газетный разворот матерного диалога неустановленных лиц? То, что начальство нас не уважает? Но это настолько хорошо всем известно, что не только не является мыслью, но не является даже и информацией (информация - это сообщение нового).

Посмотрим также и на результаты нашей (владивостокской) "свободы слова", выраженной методами американской прессы - нет результатов!

И что же мы имеем, так сказать, в сухом остатке? Бессмысленный неинформативный мат на газетных страницах, которые даже НТВ постеснялось показать и воспроизвести.

Поговорим теперь о порнографии. Это уже почти правила хорошего тона: если в статье не будет ничего о сексе и порнографии, то вроде и непонятно ради чего данная статья писалась.

Я понял так, что фраза "не осуждает ли, часом, моралист Смирнов показ банных утех (Ковалева) по ТВ , чистой ведь воды порнуха" призвана поставить меня на место, и даже частично оскорбить и унизить. Может быть это и не совсем так, но в контексте битвы моего оппонента за свободу прилюдных матерных выражений она выглядит именно таким образом.

Отвечаю Bам: да, я моралист. Потому что считаю мораль частью человеческой культуры. Или наоборот: культуру - частью морали, у меня нет желания обсуждать этот сложный философский вопрос. И к счастью, я в этом не одинок. Потому что показ "банных" и иных чиновных утех по телевидению вызвал достойный (негативный) отклик в целом ряде российских газет, в частности, в "Комсомолькой правде". По логике г-на Торчилина все мы, (выступившие против этого показа) "моралисты" и противники свободы слова

Но поговорим, повторяю, о порнографии. Я небольшой любитель этого жанра. Количество разного рода фильмов по этой тематике, просмотренных мною, вполне можно пересчитать по пальцам.

Шедевры типа "Министр в бане" и "Лицо, похожее на известное лицо, на бабе" в этот список не входят. Но в силу некоторых операторских возможностей и ограничений при съемках могу предположить, что это даже и не порнография, а унылый показ оправления физиологических потребностей. Вроде дефекации.

И эта унылая, примитивная и нехудожественная "порнография" не несет в себе никакой мысли и никакого смысла. В силу чего (просто по определению моего оппонента) не может рассматриваться, как свобода слова. Следовательно, не должна быть показана в средствах массовой информации. А была показана там исключительно из политических соображений, которые, как правило, аморальны.

А вот, например, фильмы Тинто Брасса, явно порнографические (поскольку он много и разнообразно показывает женские гениталии), имеют право на существование и могут демонстрироваться (с некоторыми ограничениями по времени и месту) почти всем желающим. Потому, что несут в себе мысль. Какую? Очень простую: женщины - прекрасны! Женщины прекрасны, откуда на них не посмотри: сверху, сзади, спереди и даже между ног. И с этой мыслью я вполне согласен.

Женщины - прекрасны! - на этой триумфальной ноте и хотелось бы закончить свою статью, но не получается...

Потому что требуется сделать хоть какие-нибудь выводы. А они неутешительны.

1. Свободы слова (в соответствии с определением, данным выше) в России нет. В этом мы с моим оппонентом полностью солидарны.

2. Как ни пытается г-н Торчилин доказать обратное, но распущенность нравов в американской прессе не имеет никакого отношения к свободе слова. Это совершенно очевидно даже из тех примеров, которые он приводит в своей статье. Потому что все описанные им случаи применения американской матерщины - нерезультативны, а в результативных случаях, насколько можно понять, обошлись без натуралистических подробностей описания мочеполовых органов президента Никсона и сенатора Ростенковски. За что боролись, г-н Торчилин?

Вот ведь какой странный вопрос получается...

см. статьи в "Заневский Летописец" "Будущее начинается вчера Культура и мораль в Интернете

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?