Независимый бостонский альманах

Большой Дорфман

01-10-2000

Valeriy Serduchenko Jkov Borohovich

Этот Дорфман уже не человек, а какой-то Агасфер Интернета. Переваливаясь и пыхтя, он бродит по сетевым городам и весям, всюду наставляя мохнатое ухо, выслушивая жалобы, раздавая советы и поучения. От поучений сетевая публика сатанеет и набрасывается на патриарха с матерными постами.

Дорфман набирает узловатым пальцем ответный пост, который начинается примерно следующим: "Ага. Меня тут оскорбляют. Но оскорбить меня невозможно. Я был уже тогда, когда ни Интернета, ни клинописного письма, ни тебя, сопляка, не было. Я Дорфман."

После чего отправляется учить уму-разуму какое-нибудь очередное сетевое сообщество. И тоже получает там по полной программе.

Он поднимается в респектабельные чертоги Интернета и бесстрашно опускается в его дьявольские пределы. Мимо несутся какие-то Филины, Ворошилов на Фуфлунсе, Шивы Забубенные, Антивосьмиты, Графские развалины, Полупомидоры с хреном, целые ЛИМБы верхом на метлах, всяк норовит вылить на соседа ведро соляной кислоты,

Один в рогах с собачьей мордой,
Другой с петушьей головой,
Здесь ведьма с козьей головой,
Тут остов чопорный и гордый,
Там карла с хвостиком, а вот
Полужуравль и полукот –
      - Дорфман невозмутим. Он всматривается в эту адскую коловерть и вдруг цоп! выхватывает из нее царапающегося и брыкающегося неофита, причесывает его, моет ему шею и номинирует на светский конкурс, где у него, оказывается, тоже есть наблюдательная ложа и нужная связь.

Знаете, почему ни оскорбить, ни переспорить его невозможно? Потому что он пользуется гениальным приемом. В ответ на обвинения в графоманстве, невежественности, тупости, уродливости и гомосексуализме он немедленно сооружает признание, из которого следует, что обвиняющий даже не подозревает, насколько он, Дорфман, на самом деле безнадежен и туп. То есть обвиняющий настолько глуп, просто беспредельно, что даже не способен себе представить тупости Дорфмана.

После чего оторопевший обвинитель чешет в затылке и выпадает за сетевой кадр. Что и произошло с Дмитрием Быковым и прочими дорфмановскими оппонентами.

Он и Леонид Делицын – единственные и настоящие земноводные в пучинах Сети. Она нравится им сама по себе, как среда жизненного обитания. У них уже развились жабры! Другие появляются там, чтобы решать слишком человеческие проблемы: нагнать себе психологического гонору, компенсировать голядкинскую скудость своего "оффлайновского" существования, дать виртуальную оплеуху человечеству, раз на реальную мужества не хватает, крикнуть "Граждане, послушайте меня!" и осенить сбежавшихся граждан месиджем, тупым, как топор. А Дорфман и Делицын в грехе нарцисцизма не замечены.

"Жила бы страна родная, и нету иных забот". Они – организаторы, собиратели, библиографы и кладовщики.

Но Дорфман артистичней. Делицын любит сетевой Парнас безответной любовью, он, там, вот именно, всего лишь библиограф и кладовщик, Дорфман же не лишен творческих порывов. Не то, чтобы он писал романы, (которые безнадежны уже фактом своего прозябания в авгиевых кладовках Сети) - нет, Дорфман ведет себя в Сети по-другому. Он – иноходец. Он первый, кто уразумел, что не романное бормотание является подлинным искусством в Интернете, а - гестбука. Он сам признается, что пишет свои посты часами!

Он пытается перетянуть русскую литературную Сеть в новое измерение и, разумеется, натыкается на сопротивление сетевых шишковистов. "Оставь нас, Дорфман, нам хорошо в нашем реалистическом болоте, мы родились такими, мы здесь живем". И даже, возможно умрем. О, зануды, гробы повапленные и ветхие Адамы!

Это надо же, чтобы сетевую молодость учил революционному задору сетевой патриарх. Послушаешь иного – мат, сатанинские ужимки и обещание море поджечь или по крайней мере сфотографироваться голым на сайте Тенет, а в голове и сердце такая доисторическая труха времен Очакова и покоренья Крыма

Я люблю этого человека, хотя ни разу его в глаза не видел. И несмотря на то, что он мне и моей университетской веб-Наталке пишет иногда такие свирепые письма, что мы оба покрываемся аллергическими пятнами и на цыпочках покидаем почтовый ящик.

От его сетевого вещества исходит обаяние и теплота.

"Злобным добряком" назвала его одна интернет-дама, и точнее не скажешь.

Дорфман, оставайся с нами! Мы мелки, завистливы и тщеславны, а ты всеблаг и добродушен. Все грызут тебя, большого и не очень уклюжего, а ты, подобно Диогену, бродишь по сетевым чащобам, и на фонарной палке у тебя единственное: "Алло, я ищу таланты".

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?