Независимый бостонский альманах

Америка и Холокост. (часть первая)

22-10-2000

 

"Все народы можно разделить на две категории: тех, кто изгонял евреев и тех, кто не впускал их к себе"
Хаим Вейцман

Государственный мемориальный музей Холокоста в Вашингтоне, открытый в 1993 году, ежегодно посещают более двух миллионов человек. Почти каждый крупный город США имеет памятник жертвам Катастрофы европейского еврейства. В Нью-Йорке и Бостоне, Детройте и Лос Анжелесе, Хьюстоне и Далласе и еще более чем в ста других городах Америки имеются музеи и мемориальные центры, посвященные Холокосту. Историю еврейской Катастрофы профессионально изучают во многих американских университетах и колледжах.

Этой теме посвящены десятки фильмов, сотни научных, публицистических и художественных книг, тысячи статей в газетах и журналах, издающихся в Соединенных Штатах. Особое место занимает Холокост в сознании американских евреев. По данным Американского Еврейского Комитета, опубликованным в 1999 году, 98 процентов евреев, живущих в США, относят Холокост к существенной или очень существенной части своего самосознания.

Для сравнения можно отметить, что только 15 процентов американских евреев придерживаются религиозных правил и соблюдают еврейские обычаи.

Без всякого преувеличения можно сказать, что в современной Америке трагедия европейского еврейства в годы Второй мировой войны находится в зоне общественного интереса. Этот интерес к проблемам Холокоста начал расти в семидесятые годы и достиг высшей точки во второй половине восьмидесятых. Одна из наиболее часто обсуждавшихся тогда тем состояла в следующем: как американский народ и американское правительство реагировало во время Второй мировой войны на еврейскую Катастрофу? По мере того, как становились достоянием общественности новые исторические факты, публиковались не известные ранее документы и свидетельства современников, исследователи укреплялись во мнении, что в тридцатые и сороковые годы американские власти ничего или почти ничего не сделали из того, что можно было сделать, для спасения хотя бы части из шести миллионов еврейских жертв нацизма. Как сформулировал этот вывод вице-президент Мондейл, "США и другие демократии во времена господства нацизма в Европе не выдержали тест на цивилизованность".

На стене Музея Холокоста в Вашингтоне выбиты слова трех американских президентов, во времена правления которых закладывался и строился Мемориал:

n - "Вспоминая Холокост, мы должны дать непоколебимую клятву в адрес всех цивилизованных народов, что мир никогда больше не будет молчаливо стоять в стороне, никогда не будет терять времени, чтобы решительными действиями не допустить новый геноцид" (Джимми Картер)-

n - "Мы должны всегда заботиться о том, чтобы все человечество до последних своих дней смотрело в лицо этому злу. Только тогда мы можем быть уверены, что это зло не обретет вновь плоть и кровь" (Рональд Рейган)-

n - "Здесь мы будем учиться тому, что каждый из нас несет ответственность как за наши действия, так и за наши бездействия. Здесь мы будем учиться тому, что мы должны решительно вмешиваться, когда мы видим, что зло вновь поднимает голову" (Джорж Буш).

На открытии Музея Холокоста президент Клинтон высказал подобные мысли: "Каждый из нас, кто сегодня стоит здесь, должен будет до последних своих дней жить с этим знанием. Чем больше мы узнаем о преступлениях, которые тогда были совершены, тем увереннее можно сказать, что с нашей стороны было сделано слишком мало".

Вывод о бездействии американских властей в деле спасении евреев, безусловно, шокировал многих, привычно считавших Соединенные Штаты Америки оплотом свободы и демократии, исконным защитником гонимых и преследуемых, гарантом соблюдения прав человека. Появились попытки оправдать поведение союзников. Естественной защитной реакцией человека на неприятное известие - постараться о нем забыть. Сейчас об ошибках и просчетах правительства Рузвельта говорят мало. И не только в Америке. В Израиле, например, в последние годы упоминание о равнодушии союзников к уничтожению евреев во времена Второй мировой войны было удалено из стандартного школьного учебника по истории. Но забыть прошлое - значит подвергать опасности будущее

В предлагаемых заметках делается попытка показать, что можно было сделать, чтобы спасти уничтожаемых евреев, и объяснить, почему это не было сделано.

Це
ль, которая важнее победы
      Преследование евреев началось в Германии с первых дней прихода Гитлера к власти в 1933 году и прошло в течение следующих двенадцати лет несколько стадий: от лишения гражданских прав до массовых убийств сотен тысяч евреев. Указание Гитлера приступить к систематическому уничтожению евреев в оккупированной немцами Европе было передано рейхсмаршалом Германом Герингом заместителю начальника имперского Управления безопасности Рейнхарду Гейдриху 31 июля 1941 года. Под командованием Гейдриха были так называемые "особые отряды" (Einsatzeincheit) - специальные подразделения, занятые массовым расстрелом евреев в оккупированных немцами областях Польши, Прибалтики, России, Украины, Белоруссии… В период между июнем и декабрем 1941 года этими отрядами при активной поддержке добровольцев из местного населения было убито более 500000 евреев, а до конца 1942 года еще 900000. Для того, чтобы сделать всю Европу "юденфрай", - свободной от евреев - Гейдрих предложил план депортации всех евреев в специальные лагеря уничтожения, которые строились в Восточной Европе, главным образом, в Польше. Депортацией евреев было поручено руководить Адольфу Эйхману.

План "Окончательного решения еврейского вопроса" был доложен Гейдрихом на Ванзейской конференции в Берлине 20 января 1941 года. На конференцию собрали руководителей основных ведомств, которые должны были участвовать в планируемых операциях. Нацисты основательно подготовились к выполнению своей варварской задачи. В конце 1941 - первой половине 1942 года в Польше были организованы шесть больших лагерей смерти (отличавшихся от "обычных" концентрационных лагерей типа Бухенвальда или Терезинштадта): Хелмно, Белжец, Майданек, Треблинка, Собибор и Освенцим. И чтобы никому из будущих жертв не оставить шанса на спасение, немецкие власти в октябре 1941 года полностью запретили эмиграцию евреев из Германии и оккупированных ею стран.

Уничтожение евреев было для Гитлера и его окружения столь важной задачей, что во имя ее выполнения приносились в жертву даже военные интересы Германии. В "особых отрядах" участвовали тысячи солдат, которые могли воевать на фронтах Второй мировой. Для депортации евреев использовался транспорт, которого не хватало для нужд фронта. Еще чувствительнее для Германии была нехватка квалифицированных рабочих и специалистов - военной промышленности Германии требовалось к 1944 году дополнительно более четырех миллионов человек. В это же время тысячи еврейских рабочих и техников, занятых на военных производствах, направлялись в газовые камеры. Уничтожение еврейского народа было для фюрера важнее победы!

Весной сорок пятого года, когда Берлин лежал в развалинах и истекали последние дни Третьего Рейха, Гитлер в бункере сказал своему ближайшему окружению, что человечество должно быть вечно признательно ему и национал-социализму за освобождение от еврейского ига.

В то время, как нацисты придавали уничтожению евреев такое большое значение, готовность Соединенных Штатов и их союзников чем-то пожертвовать для спасения европейских евреев была практически близка к нулю.

Границы на замке
      До осени 1941 года у немецких евреев еще оставалась возможность эмиграции. Однако найти спасение в безопасных странах удалось только немногим и прежде всего потому, что эти страны не хотели принимать у себя беженцев.

Соединенные Штаты Америки изначально были страной эмигрантов. На протяжении всей своей истории ее границы были открыты для всех, кто хотел начать в "Новым Свете" новую жизнь. Положение изменилось после Первой мировой войны и последовавшего за ней страшного экономического кризиса.

Боязнь, что новые граждане Америки займут рабочие места "коренных американцев" и еще более увеличат безработицу, привела к установлению в двадцатых годах системы квот для въезда иммигрантов. Первый раз в своей истории Америка резко ограничила въезд в страну беженцев и новых граждан.

В тридцатые годы возможность въезда в страну еще больше усложнилась.

В период между 1933 и 1941 годом все попытки разрешить евреям-беженцам въезд в США и тем самым спасти тысячи жизней оканчивались неудачей: "стопроцентные американцы" не желали видеть в своей стране "чужаков".

Положение не изменилось и после 1941 года, когда Америка вступила в войну и в экономике наметился заметный подъем.

Активно выступали против п

риема беженцев Союз ветеранов и Американский Легион, требовавшие ввести запрет на прием иммигрантов на все время войны и даже на послевоенное время. Их аргумент был таков: вернувшиеся с войны солдаты могут не найти работы - все рабочие места будут заняты беженцами… В августе 1944 года Союз ветеранов внес в парламент проект закона о десятилетнем запрете на иммиграцию. Американский Легион насчитывал к началу сороковых годов более 1,2 миллиона членов, среди них 28 сенаторов и 150 конгрессменов. Членов Союза ветеранов было тоже немало - почти миллион человек. Призывы запретить иммиграцию поддерживали большое число различных патриотических групп и объединений, среди них особенно влиятельны были "Дочери американской революции" и "Американская коалиция патриотических обществ", представляющая интересы 115 различных организаций, число членов которых превышало 2,5 миллиона человек. Подобное антииммиграционное лобби оказывало постоянное давление на американский парламент.

Немало активных противников приема беженцев было и среди самих парламентариев, которые действовали отчасти по своим внутренним убеждением, отчасти под давлением избирателей. Типичными представителями этой влиятельной группы депутатов были сенаторы Роберт Рейнольдс (штат Северная Каролина, демократ) и Руфус Хольман (штат Орегон, республиканец), а также конгрессмен Вильям Эльмер (штат Монтана, республиканец).

Хольман выдвинул в 1942 году проект закона, по которому въезд в страну иностранцев допускался только для краткого посещения родных и знакомых. Хольману везде мерещились попытки приоткрыть границы для беженцев. Выступаю в дебатах по поводу одного законопроекта, он сказал, что ничего в этом законе не понимает, но призывает его отвергнуть, так как его могут использовать для ослабления ограничений для беженцев.

Эльмер также часто выступал в палате представителей против приема иммигрантов. Его излюбленный аргумент был таков: "некое мощное и хорошо финансируемое движение пытается привести в нашу страну всех преследуемых Гитлером в Германии и других европейских странах людей, чтобы погубить нашу страну". Подобные выступления неоднократно звучали в Сенате и Конгрессе США в годы войны. За годы войны в Конгрессе были приняты сотни законов и поправок, ограничивающих иммиграцию.

Насколько слабой была готовность американцев помочь преследуемым евреям, показывают опросы общественного мнения, проводимые по всей территории Соединенных Штатов. При четырех опросах в 1938 году - это был год "Хрустальной ночи", год усиления гонений на евреев в Германии - от 71 до 85 процентов опрошенных высказались против повышения въездных квот для беженцев, 67 процентов считали, что вообще никаких беженцев нельзя впускать в США. В начале 1939 года 66 процентов опрошенных были против того, чтобы в виде исключения один раз принять 10000 беженцев сверх нормальной квоты. Через пять лет, когда война была в самом разгаре, мнение большинства американцев мало изменилось: в январе 1943 года 78 процентов американцев были против приема беженцев после войны. В конце 1945 года, когда война уже закончилась, только пять процентов населения были за то, чтобы Америка принимала ежегодно больше людей из Европы, чем это было до войны, 17 процентов считали, что квоты должны остаться на довоенном уровне, 37 процентов хотели эти квоты понизить, а 41 процент были за то, чтобы границы оставались вообще закрытыми для иммигрантов. Ниже мы подробно рассмотрим, какие непреодолимые бумажные барьеры выстроили государственные чиновники, чтобы не допустить въезда в страну беженцев. Сейчас же приведем главный итог деятельности чиновников. С момента вступления США в войну (декабрь 1941 года) до окончания войны в Европе (май 1945 года) в страну въехало 21 тысяча беженцев, большая часть которых составляли евреи. Они, как правило, больше года ждали въездных виз в относительно безопасных нейтральных странах. За это время, даже согласно весьма жестким квотам на иммиграцию, в США могли бы въехать более 200 тысяч человек! Таким образом, реально нашли спасение только десять процентов - большинство оставшихся в Европе евреев погибло.

 

 

Американский антисемитизм, или кто был первым американцем
      Не последнюю роль в отношении американцев к трагедии европейских евреев сыграл антисемитизм, широко распространенный в американском обществе в конце тридцатых годов и еще более усилившийся в середине сороковых. Весной 1942 года социолог Давид Ризман (David Riesman) писал, что антисемитские настроения в США "почти достигли точки кипения". Три года спустя другой исследователь Эльмо Роупер (Elmo Roper) сообщал, что антисемитизм распространился на всю американскую нацию и особенно живуч и заразен в больших городах.

В тридцатых годах активную пропаганду ненависти к евреям вели более сотни антисемитских организаций в США. Среди них особенно выделялись "Движение социальной справедливости" во главе со священником Чарльзом Кулиным (Charles Coughlin), "Серебряные блузы" Вильяма Пелли (William Pelley), "Союз немцев-американцев" и "Защитники христианской веры" под руководством Джеральда Винрода (Gerald Winrod).

Через несколько месяцев после вступления Америки в войну эти четыре организации были запрещены. Провокационные листовки Кулина "Социальная справедливость" были исключены из почтовой рассылки. Пелли получил 15 лет тюремного заключения за подстрекательство народа к преступным действиям. "Союз немцев-американцев" был распущен, некоторые его члены были приговорены к разным срокам заключения, другие были интернированы как "опасные иностранцы". Винрод, несмотря на судебные преследования в годы войны за разжигание ненависти, продолжал публиковать свой журнал "Защитник", но тон его статей заметно смягчился.

Запрет наиболее активных фашиствующих организаций был, безусловно, ударом по организованному антисемитизму с США, но это совсем не означало, что антисемитизм и ксенофобия в американском обществе окончательно исчезли или заметно уменьшились. Священник Эдвард Каррен (Edward Curran), президент Международного католического общества, приложил все силы, чтобы оживить и активизировать "Христианский Фронт" - одну из военизированных организаций, объединяющих последователей Кулина. В 1942 году на политической сцене появился фундаменталистский пастор Джеральд Смит (Gerald Smith) - яркий агитатор-антисемит. Смит начал выпускать журнал "Крест и флаг" и добился успеха на предварительных выборах кандидата в Сенат в штате Мичиган от республиканской партии. В следующем году Смит основал "Первую партию Америки", объединившую противников "Нового курса" президента Рузвельта. В многочисленных выступлениях Смит неустанно сеял ненависть к иммигрантам и евреям, а заодно атаковал интернационализм, коммунизм и "Новый курс".

В годы войны антиеврейские настроения, подогреваемые ораторами-подстрекателями, вылились в настоящие бесчинства и погромы, особенно в городах Новой Англии. В преступлениях участвовала, как правило, молодежь. Осквернялись еврейские кладбища, на стенах синагог и витринах еврейских магазинов малевались свастики и антисемитские лозунги… Банды подростков избивали еврейских школьников, иногда дело доходило до серьезных увечий, как, например, в Бостоне, где двадцать школьников напали на трех еврейских одноклассников. В другом городе избитому двенадцатилетнему школьнику разорвали рубашку и нарисовали на теле шестиконечную звезду и слово "еврей".

Наиболее серьезные антиеврейские выступления были в Нью-Йорке и Бостоне. В некоторых районах этих городов не оставалось ни одной неоскверненной синагоги. Нападения на еврейских школьников производились ежедневно. Полиция смотрела на подобные бесчинства сквозь пальцы. Специальный доклад об антисемитских преступлениях в Нью-Йорке, подготовленный по заданию городского управления, был отвергнут полицейским начальством как "сгущающий краски". Только после того, как в октябре 1943 года доклад попал в прессу, мэр Нью-Йорка Леверетт Сэлтонстол (Leverett Saltonstall) назначил специальное расследование, которое подтвердило, что полиция бездействовала при явных антисемитских преступлениях. Начальник нью-йоркской полиции был уволен, положение на какое-то время несколько улучшилось, но в 1944 году нападения на евреев вновь возобновились. К подобным действиям людей постоянно призывали антисемитские издания, листовки, подстрекательные речи последователей Кулина из "Христианского фронта". Листовки, плакаты с антиеврейскими памфлетами, шаржами, стихами и анекдотами имели большую популярность в американском обществе, их постоянно можно было видеть в автобусах и на станциях метро, на фабриках, в казармах, в школах… Особенно часто можно было прочитать и услышать, что евреи уклоняются от военной службы, остаются дома и копят деньги, в то время, как христианских юношей посылают на фронт, на смерть. Эти предрассудки имели столь же мало общего с действительностью, как и русская антисемитская поговорка тех лет: "Абрам в Ташкенте жирует, а Иван на фронте воюет": доля евреев в действующих армиях США и СССР была не меньше доли евреев среди населения этих стран. В армии США насчитывалось 550 тысяч евреев, в армии СССР - 500 тысяч. Всего в регулярных частях армий союзников сражалось около полутора миллионов евреев. К этому нужно еще добавить еврейских бойцов партизанских отрядов и сил антифашистского Сопротивления. Но антисемитам не нужны ни статистика, ни правда.

Следующий текст с небольшими изменениями циркулировал во всех частях страны. Он назывался "Первый американец":

"Первый американец, который был убит при Пирл Харборе, - Джон Хеннесси.

      Первый американец, который потопил японский корабль, - Коллин Келли.

      Первый американец, который пал в бою за Гуадалканал - Джон О'Брайен.

      Первый американец, который получил четыре новых покрышки - Абрахам Липшиц".

Известно много вариантов этого текста. Но нигде не было сказано, что в том же бою, в котором пал Коллин Келли, был убит морской пехотинец Мейер Левин - один из десятков тысяч погибших на войне американских воинов-евреев, сражавшихся с фашистами.

Среди сохранившихся писем простых американцев в правительство и парламент большая часть содержит нескрываемый страх и ненависть к евреям - своим соседям и согражданам. Тем более негативно были настроены американцы к приему "чужих" евреев.

Жестокий и неприкрытый антисемитизм лидеров националистических организаций, авторов листовок, членов уличных банд - это только вершина айсберга. Отрицательные установки против евреев имелись во всех слоях американского общества во времена Второй мировой войны. Различные формы социальной и экономической дискриминации еврейских граждан Америки допускалась и практиковалась миллионами американцев. Кроме того, были миллионы американцев, которые сами ничего плохого евреям не делали, но подсознательно верили сложившимся предрассудкам в отношении евреев. Такой "пассивный антисемитизм" характерен для многих стран и не приносит большого вреда в нормальные времена. Но во времена Холокоста "пассивный антисемитизм" приводит к тому, что большая часть населения просто не интересуется тем, что происходит с европейскими евреями и что американское правительство в этой связи предпринимает.

 

Глас народа

Антисемитизм в американском обществе наглядно проявлялся в разнообразных исследованиях общественного мнения. В середине войны британское правительство направило историка и писательницу Фрайю Старк (Freya Stark), известную своими проарабскими и антиеврейскими взглядами, в длительную поездку по Соединенным Штатам с докладами и лекциями в поддержку британской политики в отношении Палестины, куда англичане практически полностью запретили въезд евреев. В своих отчетах Старк писала, что в кругах образованных и обеспеченных американцев обнаружила такой антисемитизм, которого и вообразить раньше не могла. В 1943 году протестантский священник Беркхед (Birkhead) объездил американский Средний Запад, где изучал настроения и мнения людей. Беркхед отмечал, что сильнейший антисемитизм он обнаруживал не только в экстремистских кругах, но и среди вполне добропорядочных граждан. По его мнению, эти люди не одобрят явное насилие против евреев, но и ничего не предпримут, чтобы этому насилию помешать. В следующем 1944 году "Американский союз гражданских свобод" (American Civil Liberties Union) опубликовал годовой доклад, в котором подчеркивалось, что во всех регионах страны усилились расовые напряжения, особенно в отношении негров, евреев и американцев японского происхождения. Во многих местах положение характеризуется как взрывоопасное или потенциально опасное.

Американская армия не была исключением. В сохранившихся письмах домой американских солдат-евреев приводится разнообразные факты дискриминации и оскорблений. Не редки были проявления антисемитизма в Капитолии. Антиеврейские настроения депутатов сыграли заметную роль в противодействии приему еврейских беженцев. Большинство депутатов избегали прямых антисемитских заявлений, могущих попасть в протокол или в газеты. Но не все: депутат от Миссури Джон Рэнкин (John Rankin) не стеснялся использовать даже грязные ругательства в отношении евреев. Показательно, что он воспрепятствовал выдаче разрешения на въезд в США супружеской пары с дочерью, несмотря на то, что двое сыновей из этой семьи жили в Соединенных Штатах и оба служили в американской армии.

Особенно впечатляют многолетние исследования общественного мнения, проводимые между 1938 и 1946 годами. Опросы в период между 1938 и 1941 годами показывали, что от тридцати до пятидесяти процентов американцев считали, что евреи имели в Соединенных Штатах слишком много власти. В годы войны доля так считавших людей возросла до 56 процентов. Согласно этим опросам, американцы верили, что в руках евреев находится вся торговля и все финансы. Кроме того, многие считали, что под контролем евреев находится и американское правительство. Этому способствовала распространенная пропаганда против "Нового курса" ("New Deal") правительства Рузвельта, называвшая этот курс "еврейским" ("Jew Deal").

Опросы, проводимые в период между августом 1940 года и окончанием войны, показали, что от 15 до 24 процентов опрошенных видели в евреях опасность для Америки. В списке "опасных меньшинств" в Соединенных Штатах евреи стояли выше, чем негры, католики, японцы или немцы-американцы (только в 1942 году японцы и немцы были названы первыми).

Если реальная опасность и существовала, то она не исходила от евреев, а угрожала им. Опросы общественного мнения в период с 1938 по 1945 годы показывали, что примерно 15 процентов опрошенных активно поддержали бы антиеврейскую кампанию, еще от 20 до 25 процентов отнеслись бы к такой кампании с пониманием, в то время, как только 30 процентов оказали бы этой кампании сопротивление.

Проверить эти данные в реальной жизни, к счастью, не пришлось - организованной антиеврейской кампании в Америке не было. Но даже с учетом погрешностей социологических исследований невозможно отрицать существование сильных антисемитских настроений в Америке в довоенное и военное время.

Достаточно заметный антисемитизм сохранился в США вплоть до шестидесятых годов. Несмотря на свою многочисленность, еврейская община Америки чувствовала себя не очень защищенной. Приехавшие в Соединенные Штаты в начале пятидесятых годов почти сто тысяч евреев были совсем незаметны. Американские евреи старались не выделяться среди "типичных американцев". Никто не хотел вспоминать о жертвах, тем более выглядеть жертвой: ведущие еврейские организации отвергли в то время предложение создать в Нью-Йорке мемориал Холокоста. Эра Маккарти добавила к антисемитизму идеологический оттенок - распространенные лозунги тех лет направлены против "коммунистов, негров и евреев". Изменение общественных настроений в послевоенной Америке - тема другого очерка. Сейчас же нас интересует время еврейской Катастрофы.

***

Для спасения европейских евреев у Америки было достаточно много возможностей и оснований. На глазах у всего мира систематически уничтожался целый народ, и уничтожался главным военным противником Соединенных Штатов. Американцы традиционно считались великой нацией эмигрантов, идеалы свободы написаны на знаменах американской демократии. Гуманизм, помощь гонимым и преследуемым признавались правительством США приоритетными целями и задачами. Большинство американцев были христианами, чья религия проповедует помощь страждущим. Еврейские организации Америки представляли немалую силу для организации помощи беженцам. И весь этот богатейший потенциал оказался практически неиспользованным - антисемитизм и ксенофобия сковывали инициативы правительства.

Были и другие субъективные и объективные причины пассивности американского правительства в спасении жертв гитлеризма. Об этом пойдет речь в следующих частях этих заметок.

 

 

продолжение следует

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?