Независимый бостонский альманах

Копуляция в гестбуке

29-10-2000

Vladimir Baranov

 

Прыщавой курсистке
Длинноволосый урод
Говорит о мирах,
Половой истекая истомою.

Сергей Есенин "Чёрный человек"

Пришло письмо. Некто приглашало обсудить "перспективы гипертекстового романа" в форуме "Русского журнала". На мой взгляд, гипертекстовых романов в природе не бывает, но отчего ж не полюбопытствовать перспективами. Сходил, почитал: обыкновенная сетевая жуемотина отягощённого нарциссовыми комплексами сочинителя. Задним умом стало ясно, что другого-то и ожидать не следовало, поскольку иного в хамских письмах не содержится, просто по определению, и уже, было, явились всякие другие подобные мысли, но вдруг, под это вот настроение, родилась идея, которой, право же, хочется поделиться с народом Сети.

В означенной жуемотине манифестируется безусловный примат собственно процесса над результатом, а в качестве непременного условия метода подразумевается коллективный творческий акт. Ссылки на ссылки и "группуха" – да ведь это то, что наблюдается в любом гестбуке. В математике совпадение систем преобразований означает идентичность явлений. Иными словами, чтобы сделать обоснованные выводы о гипертекстовой романистике, коей примеры надо ещ сыскать, достаточно вникнуть в массово доступный феномен гестбуков.

Итак, рассмотрим специфику групповой интеллектуальной активности в Сети.

Нельзя сказать, что не было попыток объявить гестбук специфически сетевым видом литературного творчества, ныне это уже общее место. Я же, обнаружив в Сети гестбуковую активность и нисколько не заинтересовавшись ею в плане досуга, определил биологический, по сути, её характер, определяемый борьбой за доминирование неких виртуальных существ в некой экологической нише – гестбуке.

Статья А.К. Жолковского "Секс в рамках" укрепила в моём представлении исходную идею и, одновременно, дала толчок к развитию понимания происходящего.

Лосанжелесский профессор в чисто лингвистическом ключе исследовал "маленький шедевр", как именуется у него по тексту русская пословица "Нам, татарам, все равно, что е… подтаскивать, что ё… оттаскивать". В этом исследовании внимание привлекает аспект, не до конца, видимо, осознаваемый и самим автором, и заключающийся в связке "национальное – сексуальное".

А переходя непосредственно к предмету статьи, отметим, что в полном соответствии с гениальной формулой Гёте "нет ничего в разуме, чего бы не было прежде в чувстве", всё в нашей проблеме уже, в принципе, "схвачено" Пелевиным в его романе "Жизнь насекомых": люди, превратившиеся в виртуальных насекомых, взаимодействуют как насекомые, а не как люди. Погружаясь в гестбук, и, в силу этого обстоятельства, утрачивая изначальный облик, но, одновременно, приобретая "ники", люди невольно подчиняют свой образ поведения тем стереотипам, которые явно или неявно задаёт "ник".

Поведение и коммуникация насекомых в некотором смысле может рассматриваться как удачная модель подобных стереотипов.

Слыша пение цикад и стрекотание кузнечиков, философы прошлого размышляли о красоте и беззаботности жизни насекомых, поющих только ради своего удовольствия. Но, как оказалось, на самом деле эти звуки – часть сложного языка, полного призывов и угроз, предостережений и похвалы. Но не только звуки составляют язык насекомых. В его состав входят также позы, жесты и, особенно, запахи.

Первые сведения о наличии у насекомых (как и у живых существ вообще) особых "ароматов", способных привлекать особей противоположного пола с больших расстояний, появились почти столетие тому назад, ещё в опытах выдающегося французского энтомолога Жана Анри Фабра (1823-1915). Для химической коммуникации насекомые используют феромоны – вещества, вырабатываемые и выделяемые в окружающую среду и вызывающие специфическую ответную реакцию у воспринимающих их особей того же биологического вида. В рассматриваемом случае коммуникации (копуляции) виртуальных особей в гестбуке феромоны, оставаясь по смыслу тем же функциональным агентом, утрачивают химическую, но приобретают информационную природу.

Любой гестбук, ради чего бы он ни был задуман, однажды становится терминалом отношений, в чём-то напоминающих секс по телефону. Не пытаясь рационально объяснить, почему именно национальное для русскоязычных сетевых насекомых является эрогенн
ым, ограничимся лишь фиксацией вот какого наблюдения: феромоном, привлекающим сетевых насекомых к сексуальным по смыслу контактам в гестбуке, является информация о том или ином их отношении к национальности, неважно, – к своей, к чужой, в какой-то там стране или даже в исторической общности. Повторим, не важна национальность и не важна позиция, вся суть – в идее сатисфакции страстным контактом, почти целиком сосредоточенным в этой узкой эрогенной зоне. Также отметим явный русскоязычный характер феномена. Отвлекаясь от темы гестбука, отметим, что вполне типично явление писателя, органически сочетающего в себе высокий накал страсти в неблизких тематиках – физиологии и политике. Характерный пример – творчество Эдички Лимонова, плейбоя и патриота.

Их, подобных неправдоподобно много на самом деле, просто Эдичка – самый яркий.

Феномен этот, конечно, не мог остаться незамеченным. У Бориса Парамонова как-то вышла статья, в коей он не без сарказма касался темы сластолюбия пламенных патриотов и, в то же время, корил за штамп в описании актов другого яростного бойца, известного ещё "как соловей Генштаба", – Александра Проханова. В качестве контрпримера что-то ничего не приходит в голову. Невозможно вообразить себе в роли харкающего кровью патриота, например, автора "Тропика Рака" Генри Миллера или иных мастеров темы большого секса в западной литературе. Нет, видимо, это чисто русский вклад в мировую сокровищницу культуры патриотический секс.

Короче, уважаемая медицинская наука, если Вам попадётся на глаза этот текст, и Вы знаете ответ на вопрос, почему дебаты в национальной тематике оказываются сродни сексу, скиньте, пожалуйста, соответствующую ссылочку, мой адрес – в конце статьи. Спасибо.

Итак, феромоны. Лишь кто-то в Сети употребит что-нибудь типа "нам, татарам", как уж настораживаются антенны, разворачиваются, треща, хитиновые надкрылья, жадно шарят окрест хоботки и, роняя густые капли секреции, слетаются в тот сайт, из которого был подан сигнал, сетевые инсекты, – как там у Пелевина, "мать была божья коровка, отец таракан, а сам вообще неизвестно кто".

Последнее-то всё как раз и определяет. Если неизвестно кто, то и нет никакого риска получить по роже, что неизбежно в обыкновенной, т.е. не виртуальной жизни за те же самые высказывания, которые совершенно безнаказанны в гестбуке.

Отметим особенность: "татары" – это всегда прелюдия к сексуальным действиям в гестбуке, оргазму же в сетевой копуляции отвечает фаза "евреи". Органично подвести к ней удаётся не всегда и не сразу, но когда и если это произошло, то после краткого мига упоения антисемитизмом и/или сионизмом в глубоко проникающих судорожных, зачастую, надсадных репликах, всем участникам делается неудобно, националистические спазмы неуклонно затухают, наступает постконсумматорная фаза: omne animal post coitum triste – так, кажется. Испытав пароксизм, насекомые расползаются по своим сайтам. В общем, вся клиника дискуссии национального вопроса может быть описана в терминах справочника Сексологические термины. Даже если бегло прочитать этот список, в нём легко обнаружить всех указанных действий в гестбуке и оных действий участников адекватные определения и интепретации.

Короче, кому интересно, см. справочник, – само собою, с поправкой на то, что речь в нём идёт не совсем о людях, а точнее, совсем не о людях. Это медицинский факт: человеку незачем идти в гестбук, в него стремятся привлечённые феромоном, виртуальным запашком национально-сексуальных выделений, предшествующих специфически сетевой копуляции, отнюдь не люди, а твари, modus vivendi которых мерзкое интернетовское насекомое.

Теперь о других "татарах", о тех обобщённо-виртуальных акторах, коим "вс равно", что подтаскивать, что оттаскивать совокупляющихся в гестбуке. Кто они, эти "татары"?

Проф. Жолковский так определяет эту функциональную сущность. "Что касается субъектов portatio, то они, в противоположность загадочным субъектам fututio, вполне конкретны. Это – татары, от лица которых ведётся речь и чья субъектная роль синтаксически проецируется с предиката третьего уровня, всё равно, на подчиненные ему инфинитивы". И далее добавляет. "Субъект обрамляющего всю картину предиката всё равно выступает в двоякой форме: как местоимение первого лица множественного числа нам и как приложение к нему – существительное татарам. Нам сочетает непосредственность повествования от первого лица (че
м коннотируется "вовлечённость") с абстрактностью (переменностью) категории местоимения и, главное, косвенностью падежа, отражающей периферийность роли, выполняемой этим перволичным рассказчиком в фабуле (чем коннотируется "невовлечённость")".

Перволичный рассказчик? Невовлечённость? Да это модератор гестбука, которому по его роли приходится терпеливо-бесстрастно вначале подтаскивать к актуальной дискуссии статьи, а затем оттаскивать из гестбука реплики национал-идиотов и маргинал-демократов, чтобы они, выражаясь профессорским языком, не зае…ли друг друга. А всё ли ему равно на самом деле ("да будь ты хоть себе татарин"), это уж его, модератора privacy.

Но не всё равно автору настоящей статьи и потому вот что выскажу в заключение.

О себе. По национальности – математик, отечество – моя семья, вероисповедание моя работа. Симпатии – на стороне тех, кто выполняет свой долг. И тех, кто остался в нищих университетах России учить недорослей физике и математике, и тех, кто десятилетиями терпеливо искал, отыскал и перегрохал всех до одного бандитов, убивавших заложников на злосчастной Мюнхенской Олимпиаде. Антипатии к толпам всех разновидностей, будь то "Лига защиты евреев", "Хамас" или "Русское национальное единство".

О других. Друг, если ты умный, уймись! Не сочиняй ты гипертекстовых романов, не пиши ничего в гестбуки, в которых копулируют всякие поганые насекомые, а не то и сам в такое же превратишься. А вы, поганцы, – кому сетевое баловство вшило в мозги импринтинг национально-сексуального извращения, вы, теперь и захотите, да уж не уйдёте из гестбуков. Бог вам судья, твари вы, но попомните изречение апостола Павла: "Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют" [1Кор., 6:9-10].

Владимир Баранов, vedi@nm.ru

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?