Независимый бостонский альманах

О странах и их гражданах

03-12-2000

Что такое страна?
Случайное ли это порождение исторических междуусобиц и династических браков, границы которого могут быть произвольно передвигаться врагами или мудрыми отцами нации без существенных возмущений мирового порядка, или это сообщество более или менее единомышленников, имеющих отчетливое понятие о том, что им принадлежит по праву? Имеют ли страны право на существование, или они являются просто историческим недоразумением, проявлением болезней роста человечества, анахронизмом, как считают идеологи и властители Нового Мирового Порядка ?

Интересно было бы проанализировать мысленный эксперимент Михаила Харитонова в его рассказе "Почва". Чтобы перенести его сюжет в настоящее, представьте себе, что мечта коллективного американского идиота сбылась, и Американская Империя поработила весь мир. Всё теперь принадлежит американским корпорациям, а далекие заморские провинции управляются назначенными Вашингтоном сатрапами, которых нет нужды теперь лицемерно изображать независимыми борцами за демократию, одержавшими победу над косными силами коммунизма, тоталитаризма и национализма в своей стране.

Когда, лет через 50, существующее ядерное оружие исчерпает свой ресурс, американской пропагандистской машине, при всем ее искусстве, будет, практически, невозможно убедить в необходимости поддерживать производство ядерного оружия. Это оружие хорошо в роли решающего аргумента, находящегося под полным контролем центрального правительства (как повезло миру, что все советское ядерное оружие было ввезено в Россию!); империя, в котором оно рассредоточено или отсутствует, обречена на распад. (Кстати, целостность России гарантируется только централизованным контролем над ядерным оружием; преуспей наши либеральные друзья в разрушении и этого столпа православной цивилизации, и на России можно ставить крест.)

Итак, представьте себе Американскую Империю, владеющую миром, но списавшую свое ядерное оружие. Что сможет удержать ее в целостности? Армия? Но армия состоит из людей, а в случае империи, из сброда. Посмотрите сейчас на английские оккупационные части в Югославии. Редко увидишь белое лицо. В основном – пакистанцы и индусы. И эта армия предполагается способной рисковать своими жизнями во имя интересов британского бизнеса? Как жаль, что не было еще случая проверить эту гипотезу...

Американская армия – такой же сброд безмозглых наемников. (Безмозглых, поскольку зарплата невелика, жизнь, по американским меркам, некомфортна, да и есть слабый шанс эту жизнь потерять, а при наличии хоть капли мозгов американец пока еще легко мог бы найти какую-нибудь синекуру в области, скажем, программизма или Business Administration). У этого сброда в принципе не может быть никаких высоких идеалов, и их шкурный интерес затмевает даже их интерес этнический, не говоря уже об американском патриотизме. Таким сбродом легко манипулировать, и его легко подбить на мятеж, например, путем похищения переносных унитазов или отключения горячей воды и сваливания вины на правительство. По крайней мере, в этом случае солдаты будут всерьез думать о дезертирстве.

Думаю, распад Империи в результате обострения противоречий местных элит и последующего раскола армии неминуем, и пропагандистским демагогическим прикрытием этого распада будут, скорее всего, этнические соображения.

И вот тут интересно было бы подумать: какой расклад стран нарежут мятежи в Империи? Это был бы эксперимент с чистого листа, с учетом всего накопленного багажа геополитицизма и новомиропорядкизма (он же старый добрый империализм).

Этот вопрос возвращает нас к понятию страны: произвольное ли это подмножество произвольных тварей дрожащих, или хорошо определенная совокупность имеющих право? Недавно прошедшая в гостевой книге дискуссия о принятии американского гражданства подняла вопрос о клятве верности, который очень уместен в этом контексте.

На первый взгляд, и особенно для космополитического ума, клятва на верность Америке и клятвенное отречение от прежних гражданств выглядит анахронизмом, данью традиции, вроде меховых шапок британских гвардейцев. Тем более, что вот уже много десятилетий не существует никаких условий для ее испытания на деле. А испытана эта клятва может быть только в условиях экстремальных: война, угроза потери назависимости или потери территорий. Америка пребывает в блаженной вере, что такие условия никогда не могут возникнуть, поэтому и на искренность клятв на верность смотрит сквозь пальцы.

Однако представим себе современного американца, развращенного оголтелым культом индивидуализма и эгоизма и заклинаниями о том, что любой принудительный контроль над общественным сознанием является тоталитаризмом (или коммунизмом – для тех, кто не понимает последнего слова), в условиях военной угрозы. Представим себе Platoon (взвод) Оливера Стоуна, который уже и в конце 60-х не блистал добродетелями, представим себе этот взвод в наше время. Думаю, каждый солдат в этом взводе будет опасаться не столько противника, сколько товарища за спиной.

Ясно, что в ситуации "Отечество в опасности!" клятва очень даже имеет смысл. Но на искренность ее в американских реалиях рассчитывать не приходится. Поэтому Америка стабильна только в условиях благополучия и роста. При малейших невзгодах американское стадо сорвется с катушек и снесет все на своем пути, и прежде всего саму Америку. А уж представить себе американцев в обстоятельствах СССР в 1941 году – никаких комедий смотреть не надо!

Я, однако, хотел бы выделить существенность для бытия страны таких чисто идеальных душевных движений, как преданность своему народу, каковую стране хочется, пусть это и наивно, закрепить клятвой. Не надеясь на искренность клятвы, пойдете ли вы в разведку со своим однополчанином? Защитит ли он ваш тыл, или будет только ждать удобной возможности предать? Искренность клятвы и отличает гражданина от жителя, или, буквально, обывателя, как раньше говорили. И, осмелюсь заметить, государство праве оказывать воспитательное, образовательное и пропагандистское давление в целях воспитания гражданина. Вы называете это тоталитаризмом? Хорошо, но тогда все светочи западной демократии тоталитарны тоже, поскольку все они требуют верности, в известных случаях подтверждаемых клятвой. Да, да, клятвой, наивной и столь ненавидимой общечеловеками, поклоняющимися Правам Человека и полностью игнорирующих Обязанности Гражданина.

Еврей в Израйлье меньше, чем еврей, или Почему еврею неуютно в Израиле
Теперь все готово к рассмотрению еще одного популярного предмета интернетовских дискуссий – тяжкой доле еврейства на чужбине. Здесь кстати будет рассмотреть самую немилую для евреев страну – Российскую Империю. Эта страна объединяла свое население вокруг понятия Государя-Помазанника Божия, власть которого, как более или менее твердо и добровольно верило большинство жителей страны, была освящена Богом. Раз уж речь зашла о Боге, то можно, по современному выражаясь, заявить, что власть Государя была легитимна именно своей богодухновенностью, и в этом проявлялся консенсус граждан России. Веру вполне можно уподобить американской клятве верности гражданина, поскольку, не будь веры, не будет авторитета Государя – не будет и авторитета государства.

Итак, в данном конкретном государстве – Российской Империи – и в данном российском национально-культурно-религиозном сообществе, вопросы веры, лояльности и преданности составляли одно целое.

А как же евреи? Евреи открыто декларировали отказ от государственной веры и свою изолированность и несмешиваемость с остальным населением. Тем самым евреи принципиально сами себя исключали из числа граждан. Формально считаясь гражданами России, фактически они противопоставили свою избранность российскому гражданству. Разумеется, я имею ввиду ортодоксальных евреев. Крестившиеся евреи не подвергались никакой, по крайней мере, официальной, дискриминации.

Как любая страна имеет право поступать с негражданами, живущими на ее территории? Как она сочтет нужным – хоть депортировать. Неграждане не могут требовать тех же прав, что и граждане, и дискриминация евреев – фактически, добровольно отказавшихся от российского гражданства незваных пришельцев – была совершенно оправданной даже с сегодняшних "супергуманных" позиций.
Интересно, однако, как во множестве стран, более или менее гостеприимно принявших евреев, был искусно внедрен вопиюще противоречивый миф: негражданство евреев стало принято учитывать только в части отказа от гражданских обязанностей, в то время требования евреями гражданских прав у многих вызывало сочувствие. "Мы особые, поэтому мы не хотим служить в армии, как все граждане", -- заявляли евреи, и, каким-то совершенно противоречащим логике образом, это находило понимание у граждан: "Ах, какое злодейство – требовать рекрутов от евреев! Русские и одни могли бы справиться с защитой своего Отечества! ".
Именно прискорбный факт еврейского негражданства позволил евреям, вместо принятия законного подчиненного положения, требовать особых привилегий. В результате европейское еврейство настолько уверовало в естественность своих привилегий, что, оказавшись в Израиле, где словосочетание "привилегии евреев" звучит абсурдно, оно почувствовало себя потерянным. Советские евреи оказались до глубины души потрясены тем, что в Израиле их называют "русскими", хотя это, парадоксальным образом, в значительной мере соответствует действительности, поскольку теперь они на своей шкуре ощутили то, с чем русские жили всегда, и чего евреям до сих пор не удавалось ощутить: каково жить в своей стране гражданином, имеющим равные со всеми обязанности и никаких привилегий. В кои веки, да что там, тысячелетия евреям досталась честь ощутить себя полноценными гражданами – и, о Б-же, какое разочарование!

От редактора. 

В этой статье, наряду со здравыми соображениями, имеется ряд социологически (я уж не говорю о политкорректности) неверных положений.
Самое главное: В дореволюционной России, как известно, графы "национальность" в паспорте не было, зато значилось вероисповедание. Православная конфессия автоматически означала – быть русским.
Мусульманин – не означало, но на них не распространялись ограничения по черте оседлости и процентные нормы проживания в столицах или поступления в университеты. А вот на иудейскую религию таковые ограничения распространялись.
В этом и был порок этой системы, ибо она совершенно явно нарушала принцип свободы воли, принцип свободного исповедование любой религии, либо отказ от таковой.
Поэтому когда автор статьи сокрушается по тому поводу, что евреи вели себя нелояльно по отношению к стране своего проживания, ибо не хотели стать гражданами, то тут смешаны понятия гражданства (точнее применительно к монархии нужно говорить о подданстве) с понятием свободы исповедования религии. Не евреи были виновны в том, что на них наложены ограничения, а неправильная, скорее, архаичная политическая система.
Насколько мне известно, евреи вовсе не отказывались ни от обязанностей (в том числе – от воинской повинности), ни от подданства (гражданства), просто некоторые из них не хотели изменять вере отцов. И тогда уже не они отказывались от обязательств или подданства, а им отказывали в определенных свободах (например, в свободе выбора местожительства), в которых не отказывали православным и другим конфессиям (исламу, буддизму и пр.). Согласитесь, что это и есть дискриминация. Которая позже и подвигла многих молодых евреев активно участвовать в революции, обещавшей ликвидировать все и всяческие национальные и религиозные ограничения.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?