Независимый бостонский альманах

Личное

04-02-2001

Valery Serduchenko

Когда произошла перестройка, и все на свете рухнуло и переворотилось, и автору сего перестали платить зарплату, он купил на последние сбережения компьютер, исследовал его возможности, а затем на пределе умственных, физических и материальных средств забрался в Интернет.

И через некоторое время, перекрестившись, выступил с первой публикацией. Далее – по рассказу Марка Твена "Как меня выбирали в губернаторы". На авторе уже нет живого места. Он исцарапан с ног до головы, покрыт синяками и шишками, увешан эпитетами, превосходящими всякое лингвистическое воображение. Хотя каждой статьей автор отстаивал (так ему казалось) принципы добра, здравого смысла и справедливости. Но это ему так казалось, а роевому юзеру виделся претендент в сетевые Наполеоны, которого надо опустить во что бы то ни стало.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.
      И продолжают это занятие по сие время. Иные, не мудрствуя лукаво, обкладывают трехэтажным матом и с криком "Пиарщик! Он пиарщик!" оттаскивают собравшихся на собственные сайты. Другие же – Боже мой, люди с высшим образованием, доктора наук, – разоблачают автора, как: антисемита, русофоба, фашиста, коммуниста, освернителя женщин, человеконенавистника, тупицу, мудака, мерзкого старикашку, обезьяну, корову, элементарную частицу. Никогда автор не подозревал в себе таких скверн и пороков. Самому себе он смотрелся мирным провинциальным Кандидом, вздумавшим высказаться наедине со всеми о текущих разностях бытия. "Другие высказываются, чем же я хуже?"

Роковое заблуждение. "Другие" оказались самолюбивейшими типами, в принципе не терпящими никаких интеллекуальных монологов, которые они полагают почему-то оскорблением их личности. Чем эти монологи искреннее, тем пропорциональнее их негодование. Уму непостижимо.

В последнее время автором вплотную занялись некто профессор Зимин, пенсионер Морев и водопроводчик "Али". Стоит ему только прошелестеть своим текстом где-нибудь в "Лебеде" или "Тенетах" – они уж тут как тут со своими порциями анафем и разоблачений. И обрати внимание, дорогой читатель, никакого при этом высказывания собственных взглядов и убеждений. "Не то правильно, что я думаю (ибо я вообще ничего не думаю), а то неправильно, что он думает. Бейте его, люди! "

Это какие-то минус-личности. Бог не дал им конструктивного мышления. Они родились недовольными: из материнского лона явились такими. Возникни перед ними апостол Павел, они бы и его аттестовали, как проходимца. Их жизненное вещество состоит из одной желчи. Вот мы с тобой, читатель, волнуемся и переживаем, погружаемся в размышления о судьбах мира, наши глаза увлажняются, члены трепещут, божественные глаголы зреют, паруса наполняются ветром – бац! – Зимин. На губах язвительная улыбка, манеры местечкового Мефистофеля. Он и не прочь бы сказать о чем-нибудь или о ком-нибудь похвальное слово – но куда там! Кругом одни лицемеры, блудники, прохвосты, Юлии Андреевы. У таких зиминых на душе черные очки. Упаси Господь похвалить их самих. Автор пробовал из чисто антропологического интереса. Результат ожидаемый: "Да кто ты такой, чтобы вообще высказываться обо мне, стальном правдолюбе, одиноком Корсаре, страдающем Вольтере? Я Зимин!"

Хорошо, хорошо, Игорь. Ты Зимин. Я Сердюченко, а ты Зимин. Не пользуйся только площадной бранью для утверждения своего достоинства. Следи за речью. Грубящий несовершенен. А злящийся – утомителен.

Есть другие читатели. Они вроде и согласны сделать комплимент пишущему, но только с условием, что он будет писать правильно, то есть так, как думают они сами. Они ужасно ревнивы. Они не могут допустить мысли, что их жизненный и духовный опыт – узенькая полоска суши в океане бесчисленных человеческих существований. Как правило, они молоды. А молодость бесшабашна и категорична. Интернет предоставляет ей редкостную возможность рубить с плеча и не церемониться ни с возрастом, ни со званием. Они оставляют от автора сего горстку пепла в своих бесовских гестбуках, а потом пишут ему милые интеллигентные письма, а потом снова начинают "тыкать" и стучать кулаками по клавиатуре. Со здравой точки зрения – нонсенс, нарушение единства, но у молодости своя, гормональная логика. Обращусь и к ним, пожалуй:

- Румяный к
ритик мой, насмешник толстопузый! Успокойся. Не дергай дядю за нос и вообще отойди от гроба. Он уже совсем холодный и белый. Он уставился в потолок в поиске окончательных смыслов. Не цепляйся к нему с указанием его противоречий и ошибок, а раздели его дзен-буддистское созерцание. И ты тоже станешь мудрым и диалектичным. Вот, например, косой луч заходящего солнца. Он передвигается. Всходит месяц обнаженный при лазоревой луне. Чертог сиял. Играла полковая музыка. Девушки с чистыми лицами собирают цветы в майских аллеях Булонского парка.

Ну, и так далее. Будем внимательны, любопытны и добродушны. Наличие этих трех качеств создает идеального читателя. Интернет завистлив и зол, а ты стой на своем: зато мир прекрасен. И тогда именно вокруг тебя станут собираться внимающие толпы и говорить друг другу: "Смотри-ка, мы думали, что юзеры должны быть обязательно злобными, крутыми и циничными, а вот появился в "Тенетах" или "Лебеде" краснощекий Алеша Карамазов. Он не кощунствует, не матерится, а какой славный!"

(Как вы думаете, Валерий Петрович, эти башибузуки послушаются? Вот и я сомневаюсь. Впрочем, посмотрим.)

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?