Независимый бостонский альманах

Quo vadis?(Динамика государственных устройств).

04-03-2001

 

Для меня представляется несомненным, что изучение истории не имело бы никакого смысла, если бы из всего множества исторических фактов нельзя было бы извлечь какого-либо опыта. Именно возможность на основании знаний о прошлом делать прогнозы на будущее наиболее ценна для людей. Так можно ли установить некую закономерность в развитии человеческого общества, некий закон, который позволял бы нам представить, какое будущее это общество ожидает?

Полагаю, что создать всеобъемлющую теорию, которая могла бы охватить все аспекты развития человеческого общества, вряд ли удастся, поскольку эта задача слишком сложна. Однако, теорию, объясняющую наиболее важные моменты общественного развития, возможно. Но, для выявления подобных закономерностей необходимо создать некую схему, периодизацию человеческой истории, на которую можно было бы опереться. Сразу оговорюсь, что любое деление истории на периоды является искусственным, поскольку жизнь непрерывна. Тем не менее, без периодизации нам не обойтись.

В исторической науке существует множество различных периодизаций, наиболее серьезной из которых является, на мой взгляд, марксистская. Но и она не свободна от ошибок. Впрочем, прежде чем коснуться ошибочных положений марксистской теории, надо сказать, что она за время своего существования претерпевала значительные изменения. Взгляды Энгельса и Плеханова кое в чем отличаются от взглядов самого Маркса, не говоря уже о марксистской теории, существовавшей в Советском Союзе. Маркс делил человеческую историю на две больших формации: общественную (первобытность) и общественно-экономическую (вся остальная история). Предполагалась еще и третья формация - безгосударственная, т.е. коммунизм. Общественно-историческую формацию Маркс делил на несколько способов производства: азиатский способ производства, рабовладельческий, феодальный, капиталистический. Правда, не было окончательной ясности с азиатским способом производства, в некоторых работах Маркс называет его стадией рабовладельческого способа производства. Позже, советские историки смешали марксовы формации и способы производства, все их назвали формациями, добавили коммунистическую формацию, а азиатский способ производства объединили с рабовладением. Так появилась известная "пятичленка": первобытность, рабовладение, феодализм, капитализм и коммунизм (социализм считался первой стадией коммунизма).

Как мы видим, в приведенной схеме не обнаруживается никакой закономерности. Конечно, главной задачей марксистской исторической теории было доказать, что государственный строй не вечен. Если было время, когда государства еще не было, то должно наступить время, когда его уже не будет. Коммунизм виделся как подобие первобытности на более высокой ступени развития, этакий новый "золотой век". Не стану критиковать идею развития общества по спирали, мне она кажется разумной. Однако, из марксистской теории непонятно, почему новый виток истории начинается после капитализма, почему между первобытностью и коммунизмом три формации, а не две или восемь. К тому же известно, что коммунизм так и не наступил, а созданный большевиками социализм ни сколько не был похож даже на его первую стадию. Поэтому вопрос о коммунизме, как, впрочем, и любые теории о "светлом будущем", здесь рассматриваться не будут, поскольку я предпочитаю искать закономерности исторического развития среди реальных фактов, а не среди иллюзий и мифов. Не будут рассматриваться также история первобытности, как отдельный период человеческой истории, а также вопрос о возможности возвращения к бесклассовому обществу. Одним словом цель данной работы - поиск закономерностей исторического развития человеческого общества в период государственности.

Итак, в истории человечества мы видим четыре четко отделяемых периода, соответствующих в марксистской теории следующим формациям: рабовладельческой, феодальной, капиталистической и социалистической. Что же касается азиатского способа производства, то дискуссии о нем, проходившие среди советских историков в 20-е - 30-е и в 60-х годах, окончились ничем (вернее, были прекращены под давлением сверху). По этому поводу было высказано много различных версий, азиатский способ производства признавался некоторыми историками предшествующим рабовладельческому обществу, другие считали его специфическим вариантом рабовладельческой формации, третьи - вообще отдельным путем развити
я общества, характерным только для восточных государств. Мне представляется правильным подход, при котором все раннеклассовые общества (и азиатские и античные) относятся к одному и тому же историческому периоду. Не стоит разрушать целостность истории человечества, утверждая, что Восток и Запад идут совершенно разными путями. Бесспорно, различия между Древним Египтом, например, и Древним Римом есть, но они вполне укладываются в рамки одного строя. Причем классическим образцом раннеклассового общества, несомненно, следует считать восточные государства, а Древний Рим и некоторые греческие государства случаем нетипичным, уникальным.

Совершенно неприемлемой является характеристика раннеклассовых государств как "рабовладельческих обществ", и, соответственно деление населения этих государств на классы рабов и рабовладельцев. Как известно, рабовладение не может быть характеристикой какой-либо одной формации, поскольку существует на протяжении всей истории человечества и характерно для любого общества в той или иной мере. Рабство - лишь крайнее проявление власти над человеком. Роль рабов в жизни всех раннеклассовых обществах (за исключением, возможно, Древнего Рима) никогда не была значительной. Основным классом в этих обществах были свободные общинники-земледельцы. Соответственно и т.н. "рабовладельцы" рабовладельцами не были. Правящий класс в древних обществах может быть охарактеризован как класс государственного чиновничества, класс бюрократии. Частной собственности практически не было, и стоящие во главе государства люди являлись лишь управляющими государственной собственностью. В этом (а также во многом другом, вплоть до мелочей) древние общества удивительно похожи на социалистические государства XX века. Это, впрочем, было замечено многими историками. Доказательств подобному сходству приводилось достаточно, поэтому я не стану останавливаться на этом вопросе подробно.

Что же остается от марксистской периодизации после всех высказанных поправок и комментариев? Остаются четыре периода - раннеклассовый (а не рабовладельческий), феодальный, капиталистический и социалистический. Назовем их "типы государственного устройства", чтобы не путать с общественно-экономическими формациями марксистов. Тем более что я рассматриваю историю не столько с экономической точки зрения, сколько с точки зрения человеческой психологии.

Вспомним о сходстве раннеклассового общества и социалистического. Что если оно не случайно? Вдруг здесь-то и кроется закономерность исторического развития? Предположим, что оба этих общества представляют собой один и тот же тип государственного устройства (а именно так я и склонен считать). Тогда можно предложить нижеследующую схему.

Существуют всего три типа государственного устройства. Они различаются по степени централизации политической и экономической власти:

Тоталитарный тип государственного устройства (раннеклассовые государства Древнего мира и социалистические государства XX века) – характеризуются жесткой (максимальной) централизацией во всех областях жизни, вся политическая и экономическая власть сосредоточена в руках государства-

" Феодальный" тип государственного устройства – характеризуется максимальной децентрализацией политической и экономической власти, центральная государственная власть слаба и часто является властью лишь номинально-

"Капиталистический" тип государственного устройства – характеризуется тем, что экономическая власть децентрализована, а политическая власть находится в руках государства.

Других вариантов просто нет. Вариант, при котором экономическая власть находилась в руках государства, а политическая - в частных, представить себе невозможно.

Движущей силой, приводящей к смене одного типа государственного устройства другим, является конфликт между общественными и индивидуалистическими (эгоистическими) устремлениями человечества. Каждый человек, являясь существом общественным, и несомненно нуждаясь в обществе, тем не менее остается индивидуумом, личностью со своими эгоистическими запросами. Закономерность в смене государственных устройств проявляется следующим образом: государство, возникшее как аппарат управления обществом, развивается в сторону осуществления идеального управления, т.е. старается максимально контролировать все сторо
ны жизни общества- однако, тотальный контроль убивает личную инициативу граждан, препятствует их стремлению к свободе, стремлению к реализации своих эгоистических побуждений. Это немного похоже на маятник: "бегство от свободы" сменяется "бегством к свободе". Устав от государственной деспотии люди бросаются в направлении максимальной личной свободы (феодализм), а затем постепенно приходят к мысли о необходимости политической консолидации (капитализм), что, в свою очередь приводит их к жесткой централизованной системе. Круг замыкается, вернее история проходит очередной полный виток спирали.

Это идеальная схема. Однако, в жизни идеальные варианты не встречаются. Поэтому нужно оговорить некоторые поправки к приведенной выше схеме.

Историческое развитие в разных странах и регионах мира идет неравномерно. Переход к стадии государственности по всей Земле происходил не одновременно, а растянулся на многие столетия. Да и после этого развитие в разных частях мира шло с разной скоростью. Поэтому нередки случаи, когда какая-либо страна, под влиянием более сильных или более экономически развитых соседей, переходит к новому типу государственного устройства минуя один (или несколько) вышеуказанных этапов. Так, например Древняя Русь перешла непосредственно от первобытности к феодализму, практически минуя раннеклассовое общество- или Монголия, которая шагнула в социализм из раннего феодализма. Идеальный цикл смены типов государственного устройства может быть также прерван в результате захвата государства менее развитым соседом, что не редкость. В этом случае может иметь место некоторый временный «регресс» в отдельных областях производства, общественных отношений или в идеологии.

Но и внутри одного ТГУ (типа государственного устройства) общественные отношения могут со временем меняться, поскольку любое человеческое сообщество есть живая изменяющаяся система. Так в начале феодального ТГУ в общественных отношениях может сохраняться много пережитков предыдущих (раннеклассовых или даже первобытных) стадий. К концу существования этого же ТГУ возникает все больше новых веяний, характерных для следующей стадии (например, капиталистической). Таким образом, временные границы того или иного типа государственного устройства – вещь довольно условная.

Переход от одного ТГУ к другому может происходить как мирным, постепенным путем, так и путем революционным. Все зависит от конкретных исторических условий.

И еще одно замечание - не надо путать тип государственного устройства и форму правления. В любом из приведенных выше типов государственного устройства может существовать как монархическая, так и демократическая форма правления, а также любые переходные формы правления.

Итак, если выявленная нами закономерность смены типов государственного устройства действительно имеет место, то что мы можем теперь прогнозировать? Каков будет прогноз?

После крушения тоталитарных социалистических государств, на их месте, по-видимому, неизбежно появление многочисленных разрозненных образований, подобных феодальным княжествам. И хотя процесс крушения старого государственного устройства еще далеко не закончен, мы можем наблюдать тенденции децентрализации. Распались такие социалистические государства, как Советский Союз, Югославия, Чехословакия. Внутри России также ощущается значительный сепаратизм, как открытый (Чечня), так и скрытый (Татарстан, Башкирия, Ингушетия). Центральная власть достаточно слаба и порой вынуждена мириться с проявлениями неповиновения и произвола на местах. Так, например, Ельцин в свое время не смог справиться с Наздратенко. Одновременно Запад (США и Западная Европа) движутся в сторону создания жестко централизованных обществ. Контроль государства над различными сторонами общественной жизни становится все сильней. Многими историками отмечалось, что государственное устройство на Западе уже мало подходит под классическое определение капитализма. Предлагается даже считать западное общество новым типом общества, т.н. "постиндустриальным обществом". Я полагаю, что нет необходимости придумывать новые термины. Запад движется к тоталитарному типу государственного устройства, к типу государственного устройства похожему на раннеклассовые государства и на социалистические государства XX века. Только движется он очен

ь медленно и, главное, мирным эволюционным путем. Видимо страшный пример России кое-чему научил Запад.

Обе рассматриваемые тенденции (движение России к "феодализму" и движение Запада к тоталитарным социалистического типа обществам) несут в себе значительную угрозу для человечества. Установление тоталитарного режима в США в принципе может привести к увеличению агрессивности этого государства, к стремлению в еще большей степени навязывать свое господство окружающим странам. Развал же России грозит, пожалуй, еще большими неприятностями для всего мира. Массовое появление новых государств коренным образом перекроит карту мира, нарушит все сложившиеся на сегодняшний день межгосударственные отношения. Последствия этого непредсказуемы. Вспомним, что последствия крушения Римской империи ощущались даже через сотни лет после этого.

Существуют, правда, в истории человечества тенденции, которые способны внести серьезные коррективы в рассматриваемую схему. Во-первых, вероятно в результате ускорения развития науки и техники, существенно сократились сроки существования того или иного типа государственного устройства. Если раннеклассовые общества просуществовали несколько тысяч лет, то Советский Союз - лишь семьдесят с небольшим. Во-вторых, в течение всей человеческой истории мы может наблюдать процесс глобального объединения человечества, стремление к созданию единого всемирного государства. Возможно, этот процесс сгладить существующие противоречия. Хотя, с другой стороны, любой децентрализационный процесс в настоящее время может принести миру гораздо больше бед, чем когда-либо раньше.

И еще один вопрос, на который я не знаю ответа: если мы научимся предсказывать пути, которыми будет развиваться общество, сможет ли человечество отвратить ожидаемые бедствия или, хотя бы, ослабить их? Или же человечество, подобно героям древнегреческих мифов, может лишь молчаливо ожидать свершения своей судьбы?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?