Независимый бостонский альманах

Триумф и трагедия "свободной" российской прессы,или ещё раз об НТВ

18-03-2001

И тогда главврач Маргулис

Телевизор запретил…
В. Высоцкий

Судя по некоторым публикациям в альманахе и высказываниям в Гостевой книге, события вокруг канала НТВ очень многих не оставляют равнодушными. Но эта заметка не столько об НТВ и связанных с ним событиях, сколько о том, почему этим событиям придаётся такое значение.

Прежде всего, необходимо возразить как горячим сторонникам НТВ, так и его противникам. Что-то на НТВ хорошо, а что-то — действительно ниже всякой критики- второго значительно больше. Но ведь то же самое можно сказать о любом сегодняшнем российском телеканале, и мне не кажется, что НТВ отчётливо лучше или хуже других. Например, присутствие на НТВ Шендеровича (который, безусловно, очень талантлив) весьма украшает этот канал и повышает его рейтинг. Что произойдёт, если НТВ прикроют? Решительно ничего — просто Шендерович перенесёт все свои проекты на другой канал, и все, кто привык смотреть их на четвёртой кнопке, очень скоро привыкнут нажимать любую другую. Впрочем, Шендерович вполне может прийти к выводу, что его творчество на телевидении себя исчерпало, и заняться другими жанрами: от этого он и его почитатели только выиграют, а телевидение — только потеряет. То же касается и любых других талантливых людей на телевидении: сегодня они на НТВ, а завтра они могут оказаться на другом канале, — притом независимо от того, какая дальнейшая судьба ожидает именно НТВ. Но ведь талантливые люди есть не только на НТВ, и они талантливо продолжают делать своё дело на любых других каналах.

С другой стороны, то, в чём обычно НТВ обвиняют (например, засилье рекламы), можно отнести ко всем прочим каналам тоже. Если на ОРТ рекламы меньше, чем на НТВ, и программы ОРТ выходят в эфир более пунктуально, чем программы НТВ (что для всех совершенно очевидно), это ещё не означает, что ОРТ лучше НТВ. Вообще никто не лучше — просто у всех людей разные вкусы, и вряд ли стоит обсуждать эту банальную истину более подробно.

Интересно и важно другое — устойчивый миф о том, что само наличие НТВ в эфире есть гарантия так называемой "свободы прессы". Свободу прессы можно понимать двояко. Перефразируя "классика", быть в обществе и быть абсолютно свободной от общества пресса не может. Не может по двум причинам. Во-первых, пресса обязана быть лояльной к источнику собственного финансирования. Во-вторых, даже когда у такого источника финансирования нет никаких претензий к собственной прессе, последняя вынуждена говорить только о том, что интересно массовому зрителю, причём строго соблюдая привычную для него форму подачи и освещения материала. Таким образом, первое ограничение лишает прессу настоящей свободы, а второе — настоящей объективности. Однако невозможно спорить с тем, что пресса в сегодняшней России всё же намного свободнее, чем она была в СССР. Следовательно, в той или иной степени пресса всегда обладает относительной свободой (даже в СССР 80-х годов — по сравнению с 70-ми). Это тоже понятно и не требует более подробного комментария.

Тогда что же так сильно заботит нынешних защитников НТВ? Это — вполне объяснимый страх, продиктованный воспитанием старшего поколения в условиях тоталитарного общества: прикроют НТВ — и на телевидении возобладает "единственно правильная" позиция (как в "старые добрые времена", символы которых — молодцеватая заставка «Время, вперёд!» и строго дозированная улыбка Игоря Кириллова). Нельзя не отметить, что этот страх очень подогревается сотрудниками НТВ, которых тоже можно понять: их страшит неопределённость собственного будущего (а кого же она не страшит в сегодняшней России!). Следовательно, дискуссия об НТВ — это, в сущности, завуалированная дискуссия на тему гораздо более важную: возможно ли в современной России возрождение тоталитаризма?

Полагаю, что на данной исторической стадии это невозможно. Экономика России слишком слаба. Слаба настолько, что она не может нормально содержать даже собственные силовые структуры, поэтому они вынуждены частично уходить в теневую сферу. Из этого следует невозможность военного переворота: свергнуть существующую власть военные ещё могут, но вот удержать и укрепить её у них не хватит ни сил, ни авторитета. Ведь в течение последнего десятилетия российская пресса успела высказать об армии всё, что следовало и не следовало, — в результате авторитет армии в глазах общества оказался полностью

подорванным. А участие армии в идиотских национальных конфликтах только убеждает население в её никчемности и преступности.

Но если не армия, тогда какая общественная сила способна повернуть сегодняшнюю Россию к тоталитаризму? Спецслужбы? Но, во-первых, в российских масштабах спецслужбы слишком малочисленны для такой задачи. Во-вторых, спецслужбы обязаны действовать тайно, а для того, чтобы повернуть к тоталитаризму всю Россию, необходима такая же гласность, какая была необходима для проталкивания "перестройки". Только с молчаливого согласия всего общества тоталитарный режим в России может быть восстановлен, а для получения такого согласия российское общество необходимо сначала консолидировать.

Какая же сила в современной России способна реально консолидировать общество? Ею вполне могла бы оказаться Православная церковь, но, к сожалению, подлинно православных людей в России очень мало (в этом смысле печально показательна судьба отца Александра Меня). Между прочим, у церкви было больше десяти лет на то, чтобы реально поднять в обществе свой авторитет. Для этого она могла бы весьма эффективно использовать телевидение — и идеологический вакуум, внезапно образовавшийся в начале 90-х годов, мог бы очень быстро заполниться. Вместо этого, церковь пошла на поводу у власти, скомпрометировав себя на многие десятилетия вперёд безудержным храмостроительством. Теперь трудно представить себе в современной России фигуру более омерзительную, чем обобщённый образ православного священника (разве что — обобщённый образ некоего "олигарха").

Итак: кто же консолидирует российское общество? Этого пока не знает никто. Но уже сегодня совершенно ясно: консолидировать его сможет только та сила, успешным экономическим и политическим действиям которой люди согласны будут приписать повышение их жизненного уровня. При этом люди обязательно должны будут сначалаувидеть этот успех — их уже столько раз обманывали, что никаким абстрактным лозунгам они больше не поверят. Никакого идеализма здесь нет: люди, в принципе, очень склонны постоянно обманываться. Они и обманываются: просто последний раз их обманули слишком недавно — и этот "иммунитет времени" будет действовать ещё весьма долго (но, конечно, не вечно). Следовательно, появлению такой силы сегодня будут мешать именно те люди, которые в появлении именно этой силы острее всего нуждаются, и это — тот самый иррациональный момент в российской социальной системе, который невозможно внятно объяснить ни иностранцам, ни даже многим либерально мыслящим россиянам. Как только это иррациональное положение социальной системы изменится, можно будет утверждать: Россия встала на путь возрождения тоталитаризма.

В этом смысле я согласен с теми, кто утверждает: сегодняшняя Россия отстоит от тоталитаризма намного дальше, чем сегодняшние США. Причина — тотальный развал экономики и, как следствие, колоссальная поляризация общества, а вовсе не факт наличия или отсутствия какого-то частного телеканала. Что толку в назойливом показе по НТВ (и, справедливости ради, не только по НТВ) ужасов и абсурда чеченской войны? Война ведь от этого всё равно не прекратится! Что толку назойливо внушать обществу невозможность существования российской армии в её нынешнем виде? Всё равно армия в России будет только такая — другой она быть просто не способна (в обозримом будущем)! Что толку было Доренке публично "опускать" Лужкова и Примакова? Доренко давно "растаял", а Лужков с Примаковым весьма довольны и, по-моему, неплохо себя чувствуют! Что толку постоянно твердить о наплевательском отношении государства к культуре? Всё равно школьные учителя будут получать по $30 в месяц (если вообще будут); всё равно Швыдкой никогда не станет извиняться перед уволенным Евгением Светлановым (и не только перед ним) — у Швыдкого воспитание другое: министры культуры тоже теперь живут в России "по понятиям"!..

Мы все уже давно поняли: от того, что любой журналист может открыто критиковать любого российского чиновника (вплоть до президента), бездарная и преступная политика всех этих чиновников (включая президента) нисколько не изменится. Зато журналист такой, если сильно раздражает кого-то, может "исчезнуть". А может и НЕ исчезнуть — что, в каком-то смысле, ещё хуже: "исчезая", журналист хотя бы доказывает, что его разоблачения преступному чиновнику небезразличны. Однако, как правило, все журналистские разоблачения остаются — и долго ещё будут оставаться в России — без видимых последствий.

Не та эпоха у нас, товарищи! (В обозримом будущем…)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?