Независимый бостонский альманах

Большое белое пятно в американской истории: УильямКинг

15-04-2001

 

15 января этого года исполнилось 215 лет со дня рождения Уильяма Кинга, сенатора, и.о. президента США в течение двух с половиной лет и избранного вице-президента при Франклине Пирсе. Mалоизвестная эта фигура (его полное имя Уильям Руфус Дивейн Кинг, 1786-1853) не так давно вызвала споры, дошедшие до судебного разбирательства в г.Сиэттле.

Именем Кинг издавна называлось графство, куда вошел и Сиэттл. Похоже, местные власти решили, что большой человек, высокопоставленный борец за белое дело Кинг не годится, и патроном штата назначили убитого в 1968 году знаменитого черного борца за дело маленьких людей Мартина Лютера Кинга, чей день рождения в этом году отмечен 15 января же.

Кандидатура Уильяма Кинга выглядит теперь не очень хорошо из-за его экстравагантного образа жизни и политически некорректных взглядов (он был, кроме всего прочего, богатым рабовладельцем, сенатором от Алабамы). Но угождая одним, легко обидеть других, а именно многочисленную группу гомосексуалистов-ибо таковым, по всей видимости, был этот выдающийся политик, единственный (кажется) гей на таком посту в истории США.

Сведения о Кинге практически отсутствуют в справочниках и учебниках (иногда разве несколько строк, в самых общих чертах)-его «вспомнили» лишь совершенно недавно. С опаской.

Хотя в 1970-е г.г. были обнаружены личные бумаги Кинга и его товарищей, американские историки долгое время избегали говорить о нем. Исключение, может быть,-книга Сола Барзмана (Saul Barzman) о вице-президентах США [здесь не использованная]. Почти не знают об Уильяме Кинге и в Алабаме: в школе его «не проходили».

И то, как посмотришь-чему от него можно научиться детишкам! Тут сугубо взрослые дела: мужчина в женских нарядах, «голубой»...

С другой стороны, Кинг был патриотом своей страны и демократом... Им восхищались, его избирали. В общем, выбрали молчание-не хаять и не хвалить. Забыть. Ничего не слыхали...

Уильям Кинг родился в штате Северная Каролина в богатой и влиятельной семье. Он закончил местный университет и в 1806 г. был принят в коллегию адвокатов, а затем избран в законодательные органы штата. Политика была, просто говоря, делом богачей, и молодой, богатый Кинг быстро продвинулся в своей карьере. Он избегал споров и дебатов, а вместо того часто поил, кормил и развлекал законодателей у себя дома в очень, очень непринужденной обстановке.

Это была выигрышная тактика.

В 1811 г. Кинга избрали в Конгресс, он перебрался в Вашингтон и скоро стал там известной фигурой, хотя слава его была довольно скандальная. Приемы в его доме привлекали множество любопытствующих; один из его знакомых говорил, что только одно могло быть хуже, чем быть встреченным на вечеринках Кинга,-это не быть приглашенным.

Красавец-мужчина с безупречными манерами и вкусом, Кинг не скрывал своих наклонностей. Зачастую он приветствовал гостей на крыльце, одетый в развевающиеся наряды, в парике и с сильно накрашенным лицом и просил называть его "Divine" («божественный»), слегка изменив одно из своих имен.

Вопреки ли эксцентричности Кинга или как раз благодаря ей, но вскоре он приобрел огромный вес в Конгрессе. Когда многие конгрессмены выступили против войны 1812 г., Кинг сумел оказать нужное давление на них; необходимое количество голосов было собрано.

Кинг, однако, устраивал не всех. Президент Эндрю Джексон называл его «мисс Нэнси», а одна газета в Филадельфии заметила, что британский гимн «Боже, храни королеву» должен исполняться в честь этого трансвестита.

В 1816 г. Кинг оставил конгресс и отправился служить посланником в Италию, в Неаполь, а затем в Россию, в Санкт-Петербург.

В путешествиях по Европе Кинг приобрел немалый политический опыт, отполировал свое образование и манеры шикарного джентльмена, коими, как и необыкновенным шармом, он славился до конца своей жизни. «Несомненно,-писали о Кинге,-он очаровывал людей своим личным магнетизмом».

Пару лет спустя Кинг вернулся в США и поселился на своей огромной рабовладельческой плантации в Алабаме, недалеко от городка Сельма (как раз там, откуда в 1965 г. пошел знаменитый марш на г.Монтгомери за гражданские права черных под руководством Мартина Лютера Кинга).

Время и место Уильям Кинг выбрал правильно: в 1818-19 г.г. штат Алабама как раз создавался, происходило распределение земель и должностей, и Кинг сразу занял важное место в местной политике и общественной жизни. Все было ему доступно. Он был «свой».

Почти четверть века сенатор от Алабамы, Кинг во многом определял и политику всей страны, укрепляя позиции Демократической партии на Юге. В 1841 г., когда его снова избрали сенатором на шесть лет, Кинг писал одному из соратников: «Пришло время, когда нам необходимо привлечь своих, наиболее способных, людей для защиты наших интересов от федеральных поползновений...»

Кинг никогда не женился, хотя и мог бы прикрыться браком. Однако со временем научился меньше афишировать свои наклонности.

Однажды сенатор Генри Клей что-то об этих наклонностях пробурчал, отнеся эти качества к демократам вообще. Кинг тут же вызвал его на дуэль. На следующий день Клей извинился перед всем сенатом. В другой раз некий алабамский деятель бросил Кингу в лицо оскорбление на улице, но его быстро успокоили и проучили, а Кинг задействовал свою элегантную трость, с которой он всегда прогуливался. Нужная вещь в политике...

Многие факты о личной жизни Кинга теперь затемнены, но говорят, что он был сексуальным партнером нескольких известных политиков, а наиболее длительный и тесный союз связывал его с будущим президентом США Джеймсом Бьюкененом.

Бьюкенен, единственный американский президент-холостяк, относился к категории doughface («лицо из теста»)-кличка северян, симпатизирующих Югу. (Ими были и предшествующие Бьюкенену Миллард Филлмор и Франклин Пирс. Позиции Юга были весьма сильны во времена, предшествующие Гражданской войне, и следует осторожно относиться к расхожему мнению, что все северяне бросились освобождать рабов из благородных побуждений и сострадания...).

Сплетни о характере союза Кинга и Бьюкенена не утихали. Эти два холостяка жили в одной квартире в Вашингтоне; после того, как они разъехались, Кинг продолжал слать Бьюкенену письма, полные пламенных излияний. Многие также насмехались над Кингом из-за того, что он продолжал носить парик, когда никто их уже не носил. Джон Квинси Адамс дал Кингу прозвище «ласковый работорговец», и повторявшие это находили в нем особый смысл.

Функции хозяйки Белого Дома при никогда не женатом Бьюкенене пришлось выполнять его племяннице.

Один из демократов от штата Теннесси назвал Кинга «прекрасной половиной Бьюкенена» и «разнаряженной тетушкой». Таким, по-видимому, он и был. Но не только.

Кинг непоколебимо стоял на рабовладельческих позициях.

Кипение страстей вокруг президентского кресла достигло в то время высшей точки. В 1840 г. в президентских выборах победил кандидат от вигов (республиканцев еще не было) Уильям Харрисон, но через месяц умер от пневмонии. Его место занял вице-президент Джон Тайлер. Уильям Кинг, с его репутацией великого парламентария, возглавил сенат на два с половиной года. В Алабаме его избрали кандидатом в вице-президенты.

Основным вопросом следующих выборов 1844 г. был вопрос о Техасе. Демократы, в лице своего кандидата Джонаса Полка, требовали присоединить его. Виги выступали против, опасаясь распространения рабства на этой огромной территории. Полк победил.

В 1844 г. Кинг оставил сенат и по приказу Тайлера отправился послом во Францию, где провел два года. Нравы там были посвободнее, и Кинга не раз избирали «королевой бала» в весьма изысканном обществе.

В то время королем Франции был Луи-Филипп, изображенный на известной нам из школьного учебника истории карикатуре с лицом-грушей. Луи-Филипп до восхождения на престол провел долгие годы в изгнании и даже побывал в США, включая город Мобил на юге Алабамы.

Когда Уильям Кинг вручил Луи-Филиппу свою верительную грамоту, французский монарх произнес хвалебную речь, в которой отметил заслуги, умения и славу Кинга как политика и заверил его в своем уважении и доверии, обещал всяческое содействие и благоволение.

«Я счастлив видеть вас здесь у себя»,-завершил свою речь Луи-Филипп.

Положение во Франции было сложным и впоследствии привело к революции, а для США, в условиях постоянных войн, дело заключалось в насущном вопросе: признают ли Франция и Британия независимую Республику Техас. В то время как штат Массачусетс, опасаясь дальнейшего распространения рабства, грозился выйти из состава США, если Техас будет насильно присоединен, живейшие интересы Юга, которые Кинг не уставал защищать, требовали аннексации Техаса.

На международной арене, как хорошо понимал Уильям Кинг, все зависело от того, сумеет ли Британия привлечь на свою сторону Францию и предотвратить аннексацию-без Франции же она не станет затеваться и пустит дело на самотек. Позволят французы Америке делать то, что она хочет,-Англия проглотит пилюлю.

Насколько ловок был Кинг в достижении своей цели-подготовить почву для захвата Техаса, можно оценить по его высказываниям-в частности, по такому:

«Мы там единодушно признали существуюшие правительства-правительства де-факто... Все, что мы спрашиваем, это-существует ли на деле данное правительство? И, если это так, мы больше не спрашиваем, а признаем это правительство таким, каким оно является.

Этим правильным, безопасным принципом мы руководствовались, когда признали так называемую Французскую Республику (so-called French Republic), возведенную на руинах старой монархии, и затем консульское правление, а затем империю; когда же объединенными силами Европа свергла выдающегося мужа и отправила его в ссылку, мы, опять же, признали королевское правление династии Бурбонов, а теперь-конституционного монарха Луи-Филиппа Орлеанского...

Сир, мы принимаем вещи такими, какие они есть,-мы не спрашиваем, каким путем установлено то или иное правительство, какие именно революции создали его. Ну допустим, ну скажем, что пусть было бы и независимое правительство Техаса. Но уж никак не из-за кулис подталкиваемое в спину сенаторами Массачусетса и Южной Каролины... Не потерпим...».

После многократных конфиденциальных бесед с Кингом Луи-Филипп не стал осложнять отношения с Соединенными Штатами. Он пообещал «не предпринимать ничего враждебного против США» и не стал противиться аннексии Техаса, тем самым оставив протестующую Британию в изоляции. Вопрос закрыли. Техас принял условия, поставленные перед ним в самом конце 1845 г. , хотя Мексика заявила, что это равносильно объявлению войны.

Миссия Кинга была выполнена, и в 1846 г. он, с разрешения президента Джонаса Полка, отправился домой. По слухам, для этого он нанял целый корабль и нагрузил его предметами европейской роскоши и произведениями искусства, которыми потом украсил свое огромное имение в Алабаме.

Итак, и в политике и в обществе Кинг всегда играл значительные роли. Возвратившись в 1848 г. в сенат, он временно замещал президента. В течение двух с половиной лет он был первым в списке претендентов на пост президента при Милларде Филлморе после того, как умер Закария Тейлор.

В 1852 г. Франклин Пирс выдвинул свою кандидатуру. Для победы ему нужны были голоса Юга, так как он стоял за рабовладение.

Пирс был известен как "the hero of many a well-fought bottle", а не "battle", еще одно «лицо из теста». Силой характера и политическим опытом он не отличался. Пирс пообещал, что «волнений вокруг вопроса о рабовладении больше не будет». Военным советником его стал Джефферсон Дэвис, будущий президент южной Конфедерации в гражданской войне.

В напарники Пирс взял Кинга. В высших кругах знали о сексуальных склонностях Кинга, но от избирателей это теперь тщательно скрывалось. Он издавна славился как искусный политик, способный вести за собой плантаторов.

И все же сам Кинг, уже тяжело больной, вряд ли верил в свои шансы, так как вместо ведения избирательной кампании уехал на Кубу, в Гавану. Там-то он и узнал, что его избрали вице-президентом,-против него проголосовали только все тот же Массачусетс, а также штаты Вермонт, Кентукки и Теннесси.

Конгресс срочно провел акт, в котором Кингу разрешалось давать присягу будучи за границей,-единственный случай такого рода в американской истории.

Один современник писал тогда, что Кинг-достойнейший человек, благородные качества которого известны всем. Другой писатель даже назвал Кинга «учеником отца Революции Томаса Джефферсона, одного из величайших умов Америки». Уильям Кинг, продолжал он, «следовал его заветам на протяжении всей своей долгой политической карьеры и, как и он [Джефферсон], твердо стоит против всяческого угнетения, непоколебимо верит в то, что безопасность, гармония и сила федерального правительства основаны на тщательнейшей разработке конституции... Мистер Кинг всегда считался стопроцентным южанином во всех вопросах, поднимаемым в конгрессе, как например, о торговом тарифе, внутренних реформах и о рабовладении...»

В апреле 1853 г. Уильям Кинг, предчувствуя близкий конец, вернулся домой в Алабаму. Не успел он собраться к отъезду в столицу, как разболелся окончательно и умер от туберкулеза. Вице-президентом он пробыл всего неделю, чисто символически, но-таки пробыл-еще один рекорд в истории США. Его место так никто и не занял. В течение четырех последующих лет страна оставалась без вице-президента.

Некрологи вознесли его до небес: долгий срок службы, «добрый и опрятный джентльмен, очень щепетильный в вопросах соблюдения этикета»; «изящные манеры»; это был «добродушный», «спокойный, кроткий человек»...

Уильяма Кинга похоронили на его плантации в склепе, обнесенном кирпичной стеной. Что случилось с предметами роскоши, которыми себя окружил бессемейный Кинг, с привезенными из Европы произведениями искусства, лучше не спрашивать. В 1924 г. имение Кинга сгорело, а уцелевшие кирпичи местное население растащило на сооружение печных труб в своих домах; мраморное покрытие могилы исчезло.

Потомки родственников Кинга еще в 1880-е г.г. яростно спорили из-за того, оставить ли могилу на месте или перенести ее в ближайший городок Сельму. Дело дошло до драки, но так ни к чему и не пришли. Сторонники переноса как-то ночью заявились на место и перетащили-таки тело. Даже когда это произошло, точно не известно.

Развалины дома полностью исчезли к 1950-м годам. История Кинга и его службы на государственном поприще покрылась мраком.

Если к штату Техас Уильям Кинг и имеет определенное отношение, то к штатам Орегон и Вашингтон-фактически никакого, за исключением названия графства Кинг. Только и всего, что в 1852 г. законодатели территории Орегон, надеясь, что это прибавит ей политического веса и поможет стать штатом, в срочном порядке присвоили имя нового президента Пирса одному из графств и имя его заместителя-другому. Так и повелось. Названия перешли и в штат Вашингтон, хотя законы территории Орегон тогда уже утратили силу.

О вице-президенте Уильяме Кинге перестали упоминать, и все было тихо аж до 1986 г., до двухсотлетия со его дня рождения.

На место одного, исторического Кинга местные власти стали тихонько ставить другого, куда более политически корректного, и переделывать печати и знаки, но один юрист, интересующийся проблемами геев, к каким и он относится, поднял этот вопрос.

Его предложение-считать патронами графства обоих Кингов- рабовладельца и борца за равенство бывших рабов-имело свой смысл. История есть история, а объединившись, эти фигуры символизируют невероятное разнообразие и противоречивость американских истоков.

Характерно, что дебаты, протесты и демонстрации за и против переименования графства Кинг нисколько не коснулись Алабамы, да и большей части страны. Словно и не было ничего.

Впрочем, мое дело-рассказать, а не рассуждать, и в этом рассказе использован архивный материал из города Хантсвилл в Алабаме.

Переводы всех цитат сделаны автором статьи.

Примечание.

Возможно, некоторым известны фильмы, в которых играл необыкновенно яркий талант-трансвестит Дивайн (псевдоним), безвременно умерший несколько лет назад. Промелькнув в многосерийном фильме "Police Academy", он также играл главные роли в невероятных, ни на что не похожих фильмах, например "Hairspray", "Pink Flamingo" и «Polyester". Эти ленты пародируют американскую поп-культуру, доводя ее до абсурда. Кто соберется смотреть их, пусть приготовится к моральному и эстетическому шоку.

Похоже, Дивайн знал жизнь Кинга и потому выбрал его имя... Кто против, пусть подумает: все мы смертны, даже Divine…

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?