Независимый бостонский альманах

МОЙ ПОРОК

20-05-2001

Я глубоко порочен. И говорю не об одном из тех пороков, о которых так интересно писать и читать, а о настоящем, действительно непереносимом ни в себе ни в других. О пороке, который виден в тебе за версту, но в котором ты не хочешь признаться самому себе. Который отделяет тебя от других незримой и потому непреодолимой стеной. Который отделяет тебя от семьи и в конечном счете от самого себя (а может этот процесс начинается с отчуждения от самого себя). Который загоняет тебя в скорлупу абсолютной физической неподвижности. Я говорю о самом непростительном, может быть о единственно непростительном пороке. О нищете.

Сознательно избегаю слова бедность. Бедные – это в основном другие и далекие. Далекие и в пространстве и во времени. А недалекие «Бедные люди» - это что-то из Достоевского, проблематика девятнадцатого века. Этих бедных можно не замечать, можно дать дельный совет пойти работать или, на худой конец, посоветовать для пропитания семьи отправиться в лес и насобирать грибов. И себя можно иногда кокетливо назвать бедным, имея ввиду недостаток средств на нечто неординарное («и садовник у нас тоже бедный…»).

Если бедность – это состояние (разумеется, временное, как затравка для сюжета, показываемая на фоне титров с известными именами), то нищета – это твое бытие. Ты в нем пребываешь. Здесь не муляжное дерьмо В.Сорокина, не шелковые лохмотья оперного нищего. Этот мир настоящей нищеты имеет свой запах, который ни с чем не спутаешь и от которого инстинктивно отшатывается любой нормальный человек. . "Внешние формы нашего бытия мало чем отличаются от образа жизни бушменов, но если бушмены могут жить так всю жизнь, потому что сама природа создала их такими, а напряжение духовных сил может привести только к тому, что они станут более развитыми существами, то у нас дело обстоит как раз наоборот: мы напрягаем свои внутренние силы не для того, чтобы совершенствоваться, а для того, чтобы опуститься на несколько ступеней ниже. Для них это состояние естественно, и им легко быть такими, мы же достигаем этого искусственно, ценой неимоверных усилий" (Ремарк). Как правильно заметил Билл Гейтс, человеку, который живет на $1 в день, Интернет не нужен. И даже естественные мысли о суициде вертятся не вокруг «картинки» всенародного горя о замечательном мне, а о том как бы понадежнее спрятать тело, дабы родственников в еще одни расходы не вводить.

В том, что я сам виноват в своей жизни, сомнений быть не может. Да еще и виновен как-то подло: как пишут в брачных объявлениях «вредных привычек не имею», поголовного мора среди родственников тоже, слава Богу, не было. Не бездельничаю ( нормальный рабочий день 9-10 часов), имею профессию (стыдно сказать, любимую - квалифицированный программист), выпиваю редко.

Так что же? Наверное, не среда – гордыня заела. Претензии не по таланту. В том смысле, что хочу думать, хочу жить, а таланта на все это не хватает. Не дал Бог. И правильно – гордыня есть один из семи смертных грехов. Только я дите века двадцатого и мой горделивый замысел не в том, чтобы построить свой мир без Бога, а в том, чтобы без других людей. В том смысле, что все, чего я бы добился, добиться своим (читай, книжным) умом, без чьего-то облагодетельствования. Чтобы не я понравился, а понравилось мое. Вроде бы как себя я стыжусь, но то, что из-под меня выходит, должно понравиться. Вот такой был замысел. Да для такого талант нужен. А его нет. Оправдываюсь: чтобы ближних обаять тоже какой ни есть талантик нужен, а и его нет. Вот и пытался другим взять. И обломался. "Бедность рождает стыд./ Стыдящийся теряет мужество./ Трус страдает от унижений./ Униженными все пренебрегают. / Отвергнутый впадает в отчаяние. / Отчаявшийся теряет разум./ Безумный гибнет. / Да, бедность — источник всех бед. " Безумный гибнет. "В грязном падении человеку остается только одно, не оглядываясь падать. Важно только делать это с интересом и энергично". (Д.Хармс) А когда уже нет интереса и не хватает энергии?

И была моя гордыня вроде как преподлая. Не было в ней особенного честолюбия. Какое-то, конечно, было, но без нажима. Вроде как построили бы дом и я точно бы знал, что сделан он по моему проекту и вышло неплохо. И таблички на нем не надо (правда, табличку с другой фамилией не потерпел бы). Несколько раз начинал строить я такой дом. Когда получал такую возможность так проектом захвачен был, что ног под собой не чувствовал. До того ли было, чтобы в таком состоянии о жаловании торговаться или в чем чей интерес рассчитывать?

Строить-то интереснее. Много сил вкладывал, не один год. Да вот как подходит это самое здание к концу интересный эффект проявляется. Само по себе оно ни кому кроме меня на фиг не надо. Во-первых, долго строил – надо бы раньше; во-вторых, по-своему строил, а не так как велено было (по крайней мере надо было почаще ненужных советов спрашивать); в-третьих, и свое имя на табличку написать хочу; а, главное, в-четвертых, хочу признания самого этого здания как такового. А этого ни как нельзя: ну построил (кто сейчас не строит?), садись теперь статью пиши вместе с нами как подобные здания возводить. А мне его жалко статьей несуразной портить – я ведь в него душу вкладывал. Вот и разрыв. И не могу даже потом, как водится, рассказывать всем встречным и поперечным как моим трудом кто-то воспользовался: не было этого, все в песок ушло. И в такое пакостное состояние я впадал, что единственный выход из него – новый дом строить. И на втором-третьем строительстве знал уже, чем дело кончиться, а натуру свою перебороть не мог.

Как кончился социализм, принялся я в те же игры с нашими буржуями играть. В те же, да не совсем. «Общее дело» вроде как уже отменили так что за работу платить надо. Пока игра по маленькой идет – терпимо. Я работаю, они – что-то платят, хоть выражение моего лица и не нравится (никогда нравиться я не умел). Да вот снова черт меня под руку толкает: проект предлагаю. Полагаю, проект сам за себя говорит и на прагматизм собственника рассчитываю. Смотрят: вроде ничего, давай, делай, но за свои. Да как же за свои? – а так, что коли не хочешь за так делать, так пошел бы ты… Вот я и пошел и пришел к нищете. Что жена мне об этом говорит – понятно и все правильно. И все-то я понимаю, а себя переломить не могу. "Господи, хоть нельзя, чтобы меня не пороть, но сделай так, чтобы меня не пороли".

Нищий пустоцвет. Пустоцветом Наташа Ростова назвала Соню и диагноз поставила: эгоизма у нее маловато. Полагаю, речь шла о нормальном эгоизме живущего. Его у меня действительно маловато. Так может это и есть мой самый страшный порок?

Но тогда за что же я держался? «Право мыслить и есть то состояние, в котором я нахожусь, в котором я есть личность, и оно неделимо в одном простом смысле, что уничтожение его в одних случаях уничтожает достоинство мысли во всех других непредсказуемых случаях, которые не имелись даже в виду. Когда нам говорят, что "дважды два -- четыре" -- это несущественно для мысли и можно от этого отказаться, то обычно не имеют в виду сотни других утверждений, которые могут рухнуть, если рушится само право человека на подобное высказывание…. Повторяю, когда мы имеем дело с мыслью, мы имеем дело с таким состоянием очевидности, уничтожение которого по каким-то причинам, каким неважно, может привести к непредсказуемым последствиям» (Мераб Мамардашвили). И я положил жизнь за это право мысли?

Звучит чересчур возвышенно, не про меня это.

Вот моя жена отказывается от интересного визита из-за тягот самой поездки. Я с ней не соглашаюсь и еду один. Транспортные проблемы скоро забываются и я в «чистом выигрыше». Но я же не мог и не могу побороть в себе неприязни к чиновнику , новому буржую и идти к ним убеждать их в чем-то, просить чего-то, соглашаться с ними, стараться им понравиться. Кто способен на это – тот в «чистом выигрыше». Наверное, это как в современном спорте: побеждает тот, чья печень способна пропустить через себя всю «химию». А может все дело в том, что «успешный» не ощущает (или не возводит сам) никакого барьера между собой и собеседником. И, оглядевшись, скорее согласишься с тем, что из-за этого межперсонального барьера или опять же гордыни я попросту стравил ее, эту самую жизнь. Не брал от жизни то, что она могла и, может быть, хотела дать. (Л. Шестов?). Может быть поэтому отвергнута моя жертва?

"Больной не имеет права на пессимизм" (Ницше)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?