Независимый бостонский альманах

"Джинсовые мифы" и. . . этажи реальности.

24-06-2001

Аэропорты, хайвей, правила безопасности….      Tania MarchantЧто видят пассажиры в иллюминаторы воздушных субмарин, когда плывут над пыльными айсбергами облаков нью-йоркского неба? Не знаю, какие чувства испытывали мои попутчики. Я же, признаюсь, была немного разочарована.

Нью-Йорк. О сколько в этом… Нет, ну признайтесь, неужели имя этого города ни разу в жизни не потревожило вашу фантазию?

Какая-то необъяснимая, волнительная ностальгия - в знакомых с детства, именах Америки. Треск галстуков пламени костра, рев медведя и простыни волн полощет ветер Гудзона; клекот орла и пернатый шлем индейца мелькает среди колючих лап горных сосен имени Коннектикут; заломленные поля ковбойской шляпы, потертая кожаная кобура "Смит-Вессона" и выстрел лассо в имени Техас. Джинсы, "Кока-Кола"…

И вдруг – как ушат воды на голову восторженного романтика прерий Дикого Запада – обрушиваются неожиданные открытия реальности. Оказывается, в Америке не знают таких задушевных, легендарных слов: Гудзон, Коннектикут, Техас… Здесь произносят эти имена совсем иначе: Хадсон, Кеннетикет и Тэксэс. А джинсы – джи-инс, а "Кока-Кола" – лишь в рекламных песенках ТВ, в то время, как в обычной жизни – просто "коук" или еще того хуже: "сода". А тот Нью-Йорк, который "город-дракон" - "асфальтовые джунгли", где "небоскребы, небоскребы, а я – маленький такой" – с высоты воздушной панорамы вдруг выплывает из-под крыльев воздушного автобуса – похожий, скорее, не на окаменевшую легенду, а на болотистое междуречье, размытое сеткой мутных ручьев. И "Airport J.F.K." - знаменитые "воздушные ворота Америки", аэропорт Кеннеди - на поверку оказывается суетливым термитником, "не маркого" серого цвета.

Но вот - совсем другое дело – чикагский аэропорт "О Хара". Прозрачные стены стеклянных веранд. Простор открытых чистоте небесного свода залов. Скользящие дорожки переходов, расцвеченные сполохами неоновых зигзагов. Симфония архитектурной психоделии. Ручьи дорожек соединяют модули аэропорта. И, увлекаемые механическим течением, плывут по ним пассажиры вместе со своими чемоданами, картинами, корзинами, картонками, собачонками и другими "домашними любимцами", путешествующими вместе со своими хозяевами.

Скользит ручеек дорожки и мимо проплывают, поистине музейные декорации: аэро-вернисаж. В чикагском аэропорту "О Хара" собрана потрясающе интересная коллекция современной американской живописи и скульптуры. Однако любителей искусства, предпочитающих транспортеру дорожки пешую прогулку по галереям аэропорта совсем не много. Люди пользуются благами цивилизации, взирая на скользящие мимо произведения искусства, с философским безразличием: "…все течет…"

Плавное движение дорожек струится в унисон космической, музыкальной композиции, плывущей над галереями аэропорта из источников, невидимых динамиков. Нежный, ненавязчивый речитатив дополняет фантастическое ощущение межпланетного путешественника. Прислушиваюсь к механическому голосу невидимки: "Эте-е-еншен-н, эте-е-еншен-н…" "Не облакачивайтесь на движущиеся поручни дорожек и не ставьте на них свои сумки"- вот и вся "романтика".

Блестящая холодом железных перьев, птица - "Боинг" выпускает из когтей бетонную ленту взлетной полосы и мегаполис Чикаго стремительно превращается в топографическую карту, выброшенную на песок прибоя волнами озера Мичиган.

В салоне аэробуса стюардессы и стюарды - занятые своей деловитой неприветливостью - начинают разносить ужин для пассажиров, воспользовавшихся услугами компании "Американ Айр Лайнз". Характерная грубость стюардов и стюардесс "ЭйЭйэЛ"– давно вошла в притчу. Американцы шутят про стиль работы этой авиакомпании: "Ю сэд ми "хай", бат ай сэд "бабай" – "Вы сказали мне: "привет", я сказал: "прощай" в ответ" Вот вам и миф об улыбке американского сервиса. Впрочем, необходимо маленькое, однако, очень существенное уточнение: неприветливость – отнюдь не означает злость, а грубость – не хамство. Ну, швырнули тебе на столик поднос с комплексным ужином, ну, не принесли по твоей просьбе одеяло. Так ведь и на ногу – не наступили, и в чай – не плюнули. И на том – спасибо… Лицо Службы Быта – интернационально и не имеет "расовых признаков". "Работники сферы обслуживания всех стран – объединяйтесь!"

США – страна городов. Больших, маленьких и вообще никаких: таких, что хоть под микроскопом ту карту рассматривай, даже названия не найдешь. А вот деревень, сел да поселков здесь не бывает. Хотя слово village – есть, а вот само явление – отсутствует. А понятие "Village people" ассоциируется с популярной во времена "диско" музыкальной группой. Ну, с той, что песню про "YMCA" поет. Несколько веков назад гордым словом Village могло называться лишь то поселение, что имело церковь. Как и в России: деревня отличалась от села наличием церкви на своей территории. А теперь к определению социального статуса "населенного пункта" добавилось наличие местной газеты. Есть своя газета – город. Нет газеты - …пригород. Несколько газет? Сити!

Еще в тридцатые годы прошлого столетия И.Ильф и Е.Петров, путешествуя по Америке, заметили: "Очень многим людям Америка представляется страной небоскребов… Это представление твердое, давнее и привычное. Америка по преимуществу страна одноэтажная и двухэтажная. Большинство американского населения живет в маленьких городках, где жителей три тысячи человек, пять, десять, пятнадцать." ("Одноэтажная Америка")

С тех пор мало что изменилось в принципах американского градостроения. Романтик "джинсовых мифов", впервые столкнувшийся с одноэтажной архитектурной реальностью Америки, испытывает отнюдь не восторг, а, скорее, тоскливое разочарование.

Хорошо помню свое первое впечатление об Америке. Вереница сверкающих конвейерной новизной автомобилей у дверей аэропорта. И "хай- вей" (вот еще тоже - словечко из "джинсовых легенд"): не успела насытить любопытство первыми американскими картинками, как наша машина вдруг выпрыгнула с подмостков индустриальной, батальной сцены большого города, на широкий автомобильный тракт. Асфальтовая река с двусторонним течением. Пейзажи Северной Америки понеслись за окном со свистом 70-ти мильного ограничения скорости. В изумрудные декорации природы рука ее "разумного властелина", для разнообразия (и насущной необходимости) – воткнула вкрапления станций бензозаправок.

Ленты хайвеев забинтовали Америку, разгрузив автотранспортные артерии мегаполисов и асфальтовые венки городов. Переливающиеся всеми цветами металлической радуги, автомобильные потоки струятся по периферии, смешиваясь с городскими "течениями" только после таких знаков-предупреждений для автопутешественника, как: ' Gardner 1ml.Exit 23' – что означает: через одну милю в хайвей впадает ручеек-выход на трассу города Гарднер.

В общем, хай- вей на самом деле – это очень практичная и довольно скучная, как все, что "функционально-необходимо" – автотрасса.

Зато, пользуясь ее услугами, можно быть почти полностью уверенным в том, что торопливый пешеход не выпорхнет из-за кустов и не перебежит дорогу под носом твоего автомобиля. И светофоры – довольно редкое, не "хай-вейное" явление. Значительная экономия бензина и нервных клеток, убиваемых трафиками дорожных пробок.

По утрам, спеша на работу, американцы выезжают на хай- вей из многочисленных "экзитов" своих типичных - "спальных" городков одноэтажной Америки. Обычно, с 7 до 8 утра ее широкие тракты похожи на транспортные ленты конвейеров автозаводов. Машины быстро движутся густым потоком, замедляющим скорость по мере приближения выхода на трассу ближайшего сити. Пытаясь перехитрить обстоятельства и опередить утренний трафик, американец выезжает из дома с утра пораньше. Но, исходя из того, что каждый второй его соотечественник рассуждает с аналогичной смекалкой – воз (т.е. трафик) и ныне там.

Вечерний хайвей, похожий в ранние зимние сумерки на разноцветную елочную гирлянду – устремляет поток автомобилей в обратном направлении: из сити.

Но вот прошел час пик и снова помчались по шоссе, опьяненные свободой скорости, тяжеловесные, похожие на роботов-трансформеров, грузовики "Максы"; респектабельные, легковые "Шеви"; американские вседорожные вездеходы "Джимми" и мыльницы - "Тойоты". Асфальт, бетон, металл… По ночам хайвей освещают лишь огни, скользящих по дороге автомобилей. Привычных атрибутов российских дорог – бетонных пестиков фонарей, растущих по обе стороны трассы - на хайвеях практически не бывает. Каждый автомобиль – сам себе светлячок.

Редко теперь можно увидеть на трассе хайвея и хич-хаккера – путешественника "авто-стопом". А популярный (не только в России) бизнес "частного извоза" – в США не практикуется. Почему? Причина простая: люди боятся помогать незнакомцам.

Почти каждую неделю полицейские офицеры проводят в младших школах Америки "уроки безопасности". С раннего детства американцам объясняют правило №1: никогда, ни при каких обстоятельствах не вступать в контакт с незнакомцем. Как примеры страшных последствий нарушения этого правила приводятся многочисленные случаи киднеппингов (похищения людей с целью получения выкупа), ограблений и даже убийств. Жестокий, сумасшедший мир…

Американцы считают, что если ребенок с раннего детства будет научен на примере чужих ошибок бояться всего непривычного, незнакомого, что окружает нас в этой жизни – он будет более благоразумен и осторожен. О, если бы чужой горький опыт познания правды жизни мог стать абсолютной страховкой на будущее!

Благообразный старичок плакал на скамейке парка и спрашивал проходящих мимо детей: не видел ли кто-нибудь его пропавшую собачку? Сердобольные дети вызывались помочь пожилому человеку в поисках беглянки…

Парень, с загипсованной рукой, безуспешно пытался погрузить в фургон своего трака старое кресло. Два добродушных подростка хотели помочь "бедняге"…

Миловидная, молодая женщина пыталась поменять колесо своего автомобиля…

В "луже крови" на асфальте лежал парень, а над ним сотрясалась в рыданиях "обезумевшая от горя", "безутешная мать"…

Согласитесь - похоже на "садистские стишки", в финале которых: "…долго над полем бантик летал". Действительно, приведенные ситуации – лишь малая толика известных сценариев, которые разыгрывали преступники с тем, чтобы заманить в свои паучьи сети доверчивых, не равнодушных к чужой беде, помощников, ставших в результате своей "неосторожной отзывчивости"- "добровольными жертвами" преступлений.

С раннего возраста американцев учат: если вы видите, что кто-то попал в беду – звоните 911 – телефон службы спасения и необходимой помощи: медицинской, полицейской, социальной – любой. Дети настолько привыкают ассоциировать заветный номер 911 с образом помощника, что телефонные операторы службы спасения уже привыкли к курьезным звонкам школьников – с просьбой помочь выполнить домашнюю работу по математике или помочь помыть посуду.

Навряд ли к вам в дом, среди ночи, ворвется разгневанный сосед – возмущенный вашей шумной вечеринкой. Сердобольная соседка не прибежит к вам узнать почему у вас в доме плачет ребенок. И вряд ли вас будут упрашивать по телефону сделать музыку потише. Зато, вполне вероятно (и, по-американски, закономерно) появление полицейского офицера, который и будет решать проблемы ваших соседей. Они же – встретившись с вами утром – как ни в чем не бывало - приветливо поздороваются, пожелав вам доброго утра и хорошего дня. Никто не желает прослыть вашим явным врагом, равно как – благоразумно опасается быть добровольным помощником. Т.е. в обоих случаях: никто не хочет стать потенциальной жертвой неприязни или, в худшем случае - преступления. Именно осторожность и практичное благоразумие - спровоцировали рождение мифа о равнодушии американцев к чужим проблемам.

Да, если на бескрайней трассе хайвея вдруг заглох ваш автомобиль, не машите руками, призывая к помощи. США – не бесшабашная, "авосьная" Россия, готовая немедленно прийти на помощь к кому угодно (иногда, даже – в ущерб себе и ближним). Здесь же - никто не остановится и не "плеснет бензинчика", вряд ли кто-то "возьмет на шкворку", чтобы дотянуть ваш автомобиль до ближайшей службы автосервиса. Машины, несущиеся по хайвею не замедлят свой бег и вряд ли "облепят" даже место аварии. Зато через несколько минут появится автомобиль дорожной полиции, вызванный владельцами сотовых телефонов –с кажущимся равнодушием, промчавшихся мимо места происшествия.

С другой стороны: если вы оставили в автомобиле свою собаку и "на минутку" забежали в магазин – вполне вероятно, что по возвращению – возле автомобиля вас будет поджидать полицейский, вызванный именно НЕ равнодушными прохожими, обеспокоенными судьбой запертого в душном салоне животного. 99% вероятности в том, что в результате этого происшествия вы уплатите штраф за жестокое обращение с животными. И 100% - попадете под суд, если оставили в автомобиле ребенка - не достигшего 12-ти летнего возраста.

Осторожность на грани абсурда? Как знать… Наверно, стоит принять во внимание и ее предпосылки. Ежегодно в одной только Америке, сотни собак и кошек гибнут в закрытых автомобилях - по вине своих хозяев –- от жары, кислородной недостаточности или переохлаждения.

Закон неумолим: нельзя, значит- нельзя. Нельзя оставлять детей, не достигших 12-ти летнего возраста, одних дома. Никто не может гарантировать безопасность ребенка, предоставленного свободе своей деятельной фантазии. Зато можно попытаться предотвратить беду. Хотя бы законодательными, профилактическими мерами.

(Продолжение следует.)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?