Независимый бостонский альманах

Почему русским наплевать на глобализацию?

24-06-2001

Vladimir Baranov

Критиковать теорию глобализации нереспектабельно. Так, по-видимому, считается в интеллектуальной среде, обслуживающей истеблишмент. Для интеллектуалов на госслужбе усомниться в глобализации - это, по-видимому, то же самое, что публично признаться в свой профессиональной несостоятельности, т.е. в неспособности понять смысл таких глобальных тенденций, как "новая экономика", потепление климата, Интернет и пр. общечеловеческие ценности. А непонимающие современных глобальных тенденций рискуют быть отлучены от кормушки, точно также как те, кто в своё время не понимал "линию партии".

Научного понимания мировой динамики в настоящее время нет, возможно, вообще ни у кого. Да мало что ли нерешённых проблем в науке? Нерешённость проблемы мировой динамики способны трезво признать учёные, у которых "спокойно почитать непознаваемое" является составной частью профессионализма, но отнюдь не амбициозные публицисты или карьерные чиновники. Этим подавай полную ясность, как в должностной инструкции. И вот вообразим, насколько последним должна нравиться объясняющая абсолютно всё, но притом простенько и со вкусом устроенная "общая теория всего на свете" с хорошим, задумчивым названием "глобализация".

Да на неё можно списать всё что угодно! - обрадовались простые ребята из высших эшелонов государственной власти от Буркина-Фасо до Североамериканских Соединённых Штатов. И ведь списывают, да как! Старина Фрейд со своим универсальным объяснением всего на свете, несомненно, много раз перевернулся в гробу. Не обошла новая "теория" и российского чиновника, ностальгирующего по диамату с его простотой и наглядностью, не уступающей Уставу гарнизонной и караульной службы.

Психологические проблемы российской правящей элиты, кроме того, отягощаются ещё и застарелым комплексом неполноценности перед Западом. При Сталине одной рукой тщательно искореняли "низкопоклонство", а другой рукой столь же тщательно копировали немецкие ракеты, американские самолёты и атомную бомбу. При Ельцине унижались ради западных кредитов, но одновременно устраивали показательные процессы над российскими офицерами, якобы выдавшими проклятому Западу какие-то там военные секреты. Что цари, что генсеки, что демократически избранные президенты - все они в продолжение невесёлой российской истории никогда не были готовы (как не готовы они сейчас) к самостоятельной, без оглядки на Запад, политике или хотя бы идеологии. Государь Пётр Алексеевич в порядке ударной вестернизации уполовинил население России. А генсек Леонид Ильич, хотя твёрдо противостоял супостату, но основал экономику, основанную на ударном перекачивании на Запад невосполнимых ресурсов нефти и газа. Демрежимы последнего десятилетия, осуждая безумства большевиков, лишь добавили к этой экономике ещё и ударный brain streaming на тот же Запад. В терминах психологии такой обожаемый/ненавидимый субъект подражания носит название "референтная группа", а олицетворяющая западную цивилизацию Америка всегда являла собой сильнейший раздражитель для России. Социальные и технологические инновации "оттуда" не обсуждаются, они либо яростно отвергаются, либо (затем) яростно превозносятся. А если к тому же учёсть утрату Россией в августе 1998-го года финансового суверенитета, то вопрос о критике новой западной идеологической модели мироустройства со стороны правящей элиты страны, находящейся на содержании МВФ, исключается.

В представлениях же СМИ всё получается очень просто и логично: есть сторонники глобализации - это те, кто всё понимает, и есть противники объективного явления природы, которые ещё не разобрались в сути происходящего, а потому протестуют, зачастую весьма эмоционально. Третьего, как говорится, не дано (да оно и нафиг не нужно, ясно ведь всё). Это означает, что обсуждение научной картины происходящего в мире процесса заменено заклинанием "А что поделаешь глобализация!".

С противниками и сторонниками всё ясно. У добросовестно заблуждающихся есть ещё шанс понять смысл происходящего и как-то приспособиться к объективному процессу глобализации; упорствующие в заблуждениях вымрут. Короче, так или иначе, однажды всё образуется. Ибо сказано: "Бороться против естественных процессов бессмысленно". Нет, это не цитата из ленинских трудов, а заголовок интервью высокопоставленного чиновника Министерства иностранных дел РФ, данное им журналу "Компьютерра" как раз по поводу глобализации. Г-н Сергеев всегда подчёркивает обладание дипломами доктора исторических наук и кандидата физико-математических наук. То есть, это вам не присяжный поверенный, начитавшийся в кружке революционных прокламаций, а самый, что ни есть, компетентный эксперт по проблеме. С учётом статуса госслужащего, одновременно, и рупор официальной позиции Российской Федерации по проблеме глобализации. Изложенные умозаключения дипломированного чиновника не оставляют места никаким сомнениям: глобализация суть объективный процесс, проблема лишь в том, чтобы к нему приспособиться.

Всякая точка зрения, конечно, имеет право на публичное выражение, и можно было бы не придираться, кабы не одно "но": глобализация в процитированном выше изречении по умолчанию объявляется научно обоснованным фактом. Человек, прошедший сито ВАК, не может не знать названия этой милой уловки, - "инкапсуляция" он называется, этот приём, когда спорный, на самом деле, вопрос объявляется давно (и, понятно, в требуемом смысле) решённым, а потому автоматически получает статус научного аргумента.

Спорить ли со вполне правдоподобной публикацией? Читатель может не понять, кто из спорящих, мягко говоря, не прав. К тому же о глобализации все что-нибудь да читали или слышали. Хотя бы в репортаже о мордобое, учинённом представителями upper middle class'а (в Риме при Цезаре это сословие именовали зажиточными плебеями) с целью демонстрации протеста против глобализации, или, например, о корейском кулаке, специально прибывшем в Женеву для того чтобы сделать там себе харакири перед дворцом правосудия Швейцарии также в знак протеста против глобализации (абсолютно невозможно вообразить приезд в Женеву жителя соседнего с Кореей Владивостока с идеей фикс выразить швейцарам протест против веерных отключений электричества, одного из символов глобализации, затронувших даже благословенную Калифорнию). Нет-нет, спорить о "теории" глобализации бесполезно!

Однако попытаемся возразить носителю и выразителю государственной точки зрения с позиций иной системы представлений, никак не связанной с тезисами его интервью.

Начнём с того, что попытаемся выяснить, откуда столь нехарактерная для научной теории абсолютная бесспорность новомодного учения?

К безоговорочному принятию "теории" глобализации властная элита России была хорошо подготовлена. С падением котировок "научного коммунизма" его ниша на мировом рынке глобалистских идей стала активно заполняться иной идейной продукцией массового спроса. Залповый вброс в массовое сознание новых политических идей происходит ныне с частотой где-то раз в 4-5 лет.

Такой интервал можно считать "периодом полураспада" идеи. За последние три десятка лет можно насчитать не менее шести атак на массовое сознание, соизмеримых по мощности с нынешней промывкой мозгов "теорией" глобализации.

Вначале был "шок будущего" по Олвину Тоффлеру "(1)" , затем накатила его же "третья волна" "(2)" , далее произошёл "конец истории" по Фрэнсису Фукуяме "(3)" и "сдвиг власти" по тому же Тоффлеру "(4)", сменившийся "столкновением цивилизаций" по Сэмюэлю Хантингтону "(5)" . Сейчас кульминирует "глобализация" по Роланду Робертсону"(6)" . В этих атаках - и цель, и суть политической публицистики: в массовое сознание вбрасывается легко усвояемая, трудно проверяемая, правдоподобная идея, "заточенная" под чьи-то политические интересы, а через положенное время благополучно исчезает, уступив место новой коммерчески ценной идее. Для России же особенность текущего момента в том, что в условиях коллапса отечественной философской мысли вся эта западная жириновщина стала восприниматься в нашей стране с повышенным пиететом - как продукт науки, а вовсе не публицистики. В этом смысле нельзя не заметить аналогии с эпохой накануне прихода в Россию доктрины Маркса.

Есть, правда, и отличия. В России чемпионами марксизма и его промоутерами тогда стали партийные публицисты Г.В. Плеханов, В.И. Ульянов-Ленин. Их поклонники из числа студенческой молодёжи добровольно понесли кое-как усвоенное учение германского гения в массы "беднейших рабочих и крестьян". Профессура российских, как, впрочем, германских, британских и иных университетов этих идей, понятно, отнюдь не жаловала, что паки и паки верно отражено в "Кратком курсе истории ВКП(б)".

В настоящее же время проводниками учений западных гуру в России выступают уже не курсистки, студенты и революционные матросы, а люди с дипломами, притом, зачастую состоящие на государственной службе. Притом, отметим, пользующиеся для продвижения этих - не своих - идей столь мощными СМИ, о каких ни д-р Маркс, ни д-р Геббельс не могли даже помышлять.

Нынешняя глобальная "теория", которую СМИ разносят по умам, не первая. Так, из относительно недавних глобальных "страшилок" можно припомнить "потепление климата". Систематические замеры температуры всех слоёв атмосферы в течение последних десятков лет с использованием ИСЗ и международной сети метеостанций потепления не выявили. По правде говоря, они выявили ровно обратный процесс - похолодание, хотя и незначительное, всего на доли градуса. Но, как в своё время Галилея, учёных переорали политики и с 1995-го года "глобальное потепление" решением специальной конференции ООН признано научным фактом. Прагматично мыслящие руководители США, тем не менее, отказались подписывать основанный на этом "факте" Киотский протокол о квотировании выброса парниковых газов, чем поставили в глупое положение политиков других стран, доверившихся "глобалистам".

Доверившись "теории глобального потепления", Премьер-министр Норвегии г-жа Гру Харлем Брутланд сочинила изданную ООН в 1986 году сразу на шести языках книгу "Наше общее будущее" об ужасах, которые на рубеже веков должны были постигнуть многие прибрежные страны из-за таяния арктических льдов, обусловленного неизбежным "глобальным изменением климата". Право, лучше бы ей было целиком сосредоточиться на общечеловеческих ценностях или борьбе с курением, чем она впоследствии успешно и занялась во главе комиссии ООН по здравоохранению.

Мадам не первая из политиков пала жертвой сочинений "глобалистов". В конце 60-х д-р Джей Форрестер из МТИ разработал модель, по которой выходило, что не позднее 90-х мировой океан превратится в помойку и наступит глобальный коллапс среды обитания. Его аспирант Дениз Мидоуз с ходу развил эту богатую идею и на той же модели напророчил ещё и исчерпание основных минеральных ресурсов, в первую очередь, нефти и газа. Уже через несколько лет выяснилось, что ребята "немного погорячились" с коэффициентами модели, да и с выбором методики прогнозирования тоже. Потому в монографии "(7)" все кошмары были эвакуированы за дальний горизонт прогноза, в 20-е годы XXI уже века. Но для политиков эта агрессивная модель стала подарком судьбы и оправданием соответствующей политики. Результаты не замедлили сказаться: уже в 1973 году развитой мир совершенно закономерно (благодаря дружным усилиям политиков) провалился в глобальный энергетический кризис.

Однако нельзя во всём винить одних только учёных. Небезызвестный бизнесмен по имени Билл Гейтс тоже решил внести лепту в копилку глобальных "страшилок" и на рубеже тысячелетий вбросил в компьютерные массы "ужастик" в виде "проблемы 2000-го года". Сколько он заработал на этой своей идее, мы вряд ли когда узнаем, но число одураченных, совершенно очевидно, оказалось не меньшим, чем в глобалистских проектах политиков.

Если составить хронологическую таблицу всемирных надувательств легковерных на почве глобализма, то даже беглое перечисление фактов за одно лишь последнее столетие не может не вызывать вопроса: сколько же можно?

- А сколько нужно? - ответим вопросом на вопрос. Нужно, на самом деле, много. В первую очередь нужно политикам во всём мире. Не станем вспоминать Льва Троцкого и Владимира Ленина с их теорией "мировой революции", Уинстона Черчилля и Иосифа Сталина, выдумавших "глобальную термоядерную войну", в которую многие продолжают верить и сейчас. И без их творческого наследия в мире вполне достаточно кошмаров, которыми политики морочат миллиарды жителей планеты. Вот ведь люди верят сейчас и в "глобальный финансовый кризис", и в "расширение озоновых дыр", и в "глобальное перенаселение" и в "страшилку" нового поколения - глобальную опасность для всего живого на Земле, исходящую от астероидов, сближающихся с Землёй.

Если Вы трезво отдадите себе отчёт в том, какое количество глобальных "ужастиков" сопровождает Вашу жизнь, то становится понятна полезность доли скепсиса и даже здравой консервативности в отношении очередной глобальной сенсации. Особенно такой, о которой говорят и пишут как о "совершенно очевидной". И, в первую очередь, той, что зародилась в трудах публицистов. И уж, тем более, с Запада. Там фамилии уважаемых в обществе людей зачастую пишут и произносят с присовокуплением титула "доктор".

Раньше санитарную функцию (по крайней мере, среди образованной публики) как-то хотя бы отчасти поддерживали учёные советы. Ярлык "глобализм" в отношении притязаний соискателя надёжно ставил крест на диссертации и воспринимался коллегами намного хуже, чем просто "дурак". Больше всего при этом страдала репутация научного руководителя.

Но что нам, простым людям, до отвлечённых фантазий яйцеголовых? Ах, на Западе от них фанатеют? Так они там просто сходят с ума от благополучия, нам бы их заморочки.

В самом деле, почему русские (не считая чиновников министерства иностранных дел) в массе своей не придают никакого значения глобализации, хотя прозападные наши СМИ уж выбились из сил, пытаясь втолковать нам, сколь судьбоносен для России этот процесс?

Народ наш здрав чрезвычайно, вот в чём дело. Даже в период политической истерии начала 60-х, когда мировой войной населению мозги промывали намного круче, чем сейчас их промывают глобализацией, никто в стране не воспринимал эти потуги власти всерьёз. Ни одного не то что шедевра, даже халтурной "заказухи" на антивоенную тему об ужасах 3-й мировой не создали советские мастера культуры. А никогда не знавшая войн на своей земле Америка создала великую литературу и кинематограф о грядущем ядерном Апокалипсисе (не говоря уж о строительной индустрии индивидуальных убежищ, посвящённой ему же). Упомянем лишь шедевр Стенли Крамера "К последнему берегу" и только для того, чтобы подчеркнуть: такого рода драматургия (абсолютно, кстати, не воспринятая тогда в СССР) способна воздействовать исключительно на чувства глубоко убеждённого зрителя. Фильм этот имел в Америке фантастический успех, потому что американская публика совершенно искренне была убеждена в истинности пропаганды, нагнетавшейся тогда истеблишментом. Точно также зажиточный американский плебей верит сейчас в откровения о глобализации. Накатит новая идеология - будет истово верить в новую, так уж у них там заведено.

У нас всё всегда было ровно наоборот. Власть и народ в нашей стране едины не были никогда. Из Кремля лишь дважды в истории прозвучали слова "братья и сёстры". В первый раз 3 июля 1941 года, когда очухавшийся от бесконечных византийских интриг Сталин был вынужден обратиться к народу за поддержкой. И во второй раз 5 октября 1993 года, когда Ельцин попытался объяснить народу, зачем его ветвь власти расстреляла из танковых пушек другую ветвь власти в исторической битве при Краснопресненской набережной. А на третье такое обращение кремлёвские PR-щики просто и не рискнут: бесперспективно.

Не вдаваясь в тему извечно отчуждённого характера власти в России, отметим лишь ту её особенность, которая даёт возможность ответить на вопрос, вынесенный в заголовок.

Нынешняя власть экономически ликвидировала сословие интеллигенции, служившее царям и большевикам, и попыталась - в западной манере - сделать ставку на интеллектуалов. Но эффективность интеллектуалов в условиях непотизма и симонии равна нулю. Настоящий (западный) интеллектуал нимало не схож с нищим и бескорыстным русским интеллигентом. Интеллектуал на Западе независим. В первую очередь, материально. Попытка же ударными темпами расплодить новое для России сословие, способное по замыслу власть предержащих заменить деморализованную интеллигенцию, вполне логично столкнулась с коррупцией. Индекс коррупции Corruption Perception Index 2000 для России по данным Transparency International таков, что страна наша занимает в мировом рейтинге ту же позицию, что и Кения (82-е место из 90 стран; на 81-м - Буркина-Фасо, на 80-м - Мозамбик). А при такой коррупции, да с учётом средней зарплаты в стране (36 долларов, в Китае, например, 35) за деньги, по большому счёту, можно получить только халтуру или заказуху. И дело совсем не в уровне подготовки российских интеллектуалов, зачастую в них рекрутируются выходцы из интеллигентной среды, обладающие необходимыми задатками сервильности. Иное просто в принципе невозможно в нищих и коррумпированных странах. В этом - вся суть ответа на вопрос, почему "теория" глобализации в России не покидает дипломатических салонов.

Глобализация, чем бы она ни была на самом деле, является всего лишь политической разновидностью плацебо, приватной идеей истеблишмента, используемой исключительно для создания интеллектуального комфорта правящей элите. И если для элиты Америки это относительно безвредная терапия от стрессов, порождаемых сложностью мира, то для элиты России она ещё и привычный ей second hand (возможно, правильнее было бы second mind) обожаемого/ненавидимого американского истеблишмента.

Впрочем, срок активного существования этой в основном уже отработанной "общей теории всего на свете" вряд ли будет слишком продолжительным. Она, пожалуй, на излёте и можно ожидать вытеснения её из оборота новыми идеологическими хитами в ближайшие же сезоны. Можно не сомневаться, что через десять лет о "теории" глобализации если и будут вспоминать, то с тем же ощущением неудобства и досады, с каким люди пытаются понять, кой чёрт их попутал сунуться в совершенно очевидную финансовую пирамиду, "лохотрон" вроде знаменитых МММ или банка "Чара".

И уж если Вас нисколько не настораживает сродство "теории глобализации" с такими "новыми теориями", как дианетика или креационизм, книжками адептов которых торгуют в подмосковных электричках, то задумайтесь хотя бы об изречении Нильса Бора, которое как будто специально придумано для того, чтобы объяснить сущность "теории" глобализации: "Эта теория недостаточно безумна, чтобы быть верной".

----------------------------------------------

1 Alvin Toffler "Future Shock" Bantam Doubleday Dell Publishing Group, August 1971, 561pp.
2 Alvin Toffler "The Third Wave" - 12th print. - Toronto etc: Bantam Books, 1987. - XV, 537p.
3 Francis Fukuyama "The End of History?" The National Interest 16 (Summer 1989), 3-13.
4 Alvin Toffler "Powershift, Wealth and Violence at the Edge the 21st Centure" - New York: Basic Books, 1990. - XXII, 586p.
5 Samuel Huntington "The Clash of Civilizations?" Foreign Affairs 72 (Summer 1993), 22-48.
6 Roland Robertson "Globalization: Social Theory and Global Culture" - London: Sage, 1992.
7 Форрестер Дж. Мировая динамика - М.: Наука, 1978. - 165с.

 

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?