Независимый бостонский альманах

Расизм. Теория и практика ненависти.

05-08-2001
От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли.
Деяния апостолов, 17, 26

Из всех форм коллективного поведения людей самое отвратительное — почти не знающая запретов агрессия против особей своего вида — биологическая основа взаимоистребительной войны.
Осознав это, А. Эйнштейн незадолго до начала второй мировой войны в открытом письме 3. Фрейду задал вопрос: не имеет ли война каких-то иррациональных, подсознательных корней? Фрейд ответил, что, по его мнению, в основе войны лежат древние инстинкты агрессии и разрушения, а все формы ее подачи — расовые, национальные, экономические, идеологические, религиозные — всего лишь разные формы рекламной упаковки, камуфляж.

Мы ненавидим всех одинаково, без различия расы, религии и цвета кожи.
Настенная надпись

ТЕОРИЯ. АГРЕССИЯ.
За несколько последних десятилетий, начиная с работ Конрада Лоренца- создателя этологии, зоологи довольно хорошо разобрались в природе агрессивного поведения. Оно имеет свои законы, заранее совсем не очевидные. Главные из них следующие. Агрессия возникает изнутри и накапливается. При отсутствии раздражителя агрессия все равно реализуется, переадресуясь либо более слабым особям, либо неживым предметам. Агрессия и страх взаимосвязаны. Агрессия всегда сопровождается приступом страха, а страх может перерастать в агрессию. Появление или приближение другой особи своего или чужого вида, если намерения ее не ясны, вызывает настороженность — легкую форму страха, а если намерения не проясняются, страх возрастает, а вместе с ним и агрессивность. Если ситуация и дальше не прояснится, то ничего другого не остается, как либо убежать, либо напасть первым, применив имеющееся в наличии оружие (и рискуя напороться на оружие встречного).

Tania Marchant

Чтобы избежать схватки, животные, например, имеют программы демонстрации намерений: ведь если намерения незнакомца мирные, мне нечего его бояться. Обычно демонстрация оружия столь наглядна, что ясна даже представителям иных видов. Ведь мне, человеку, все ясно не только тогда, когда мне угрожает другой человек или горилла, но и когда козел и сова, и ящерица, и пчела. В очень многих случаях демонстрации угрозы достаточно, чтобы избежать схватки. Даже многих потенциальных хищников удается остановить, приняв позу угрозы. Поэтому развитое агрессивное поведение, включающее в себя много угроз и пугающих действий, полезно для вида. А для хорошо вооруженных видов — просто спасительно. Вот почему Лоренц утверждал, что хорошо оформленное агрессивное поведение — одно из замечательных созданий естественного отбора, что по существу оно гуманно. Человек относится к высокой степени агрессивным видам, и в этом нет ничего плохого. Наша беда-в другом.

Равновесие между вооружением и моралью

Есть много видов, вооружение которых так сокрушительно, а приемы применения столь молниеносны, что настоящая боевая стычка между соперниками закончилась бы смертью одного из них, а то и обоих. Вспомните хотя бы ядовитых насекомых и змей. Поэтому неудивительно, что у подобных видов естественный отбор вырабатывает запрет применять оружие во внутривидовых стычках. Систему инстинктивных запретов, ограничивающих поведение животных, этологи вслед за Лоренцем называют естественной моралью. Она тем сильнее, чем сильнее от природы вооружено животное. При территориальной стычке два варана поднимаются на задних ногах — кто выше встанет, толкают друг друга и даже кусают (они не ядовиты). Ядовитые змеи тоже поднимаются, кто выше встанет, и толкаются, но не кусают. Гремучники держат приоткрытые пасти, как пистолеты, но не разят друг друга зубами. А гадюки угрожают, отвернув смертоносные головы. Их поединки — настоящие турниры со строгими правилами. Многие виды муравьев ведут настоящие войны. В сражении с чужим видом они применяют всю мощь оружия, но в стычках с соседним муравейником своего вида ограничиваются лишь турнирной борьбой. У хорошо вооруженных животных есть и способ прекратить поединок, если один из противников устал. Он резко меняет позу: оружие складывает или прячет, свой рост преуменьшает и подставляет для удара противнику самое уязвимое место. Моральный запрет срабатывает у победителя, как удар тока,- весь его гневный пыл испаряется, а нанесение коронного удара замещается ритуальной демонстрацией превосходства: побежденного можно похлопать по спине, подергать за волосы, попрать ногой и т. п.

Проанализировав много видов, Лоренц более пятидесяти лет назад сделал потрясающий по простоте вывод: как правило, сила моральных запретов соответствует силе оружия. У мощно вооруженных видов сильная мораль, а у слабовооруженных — слабая. Ведь последние не могут причинить соперникам серьезного ущерба, даже если подерутся всерьез. Человек и его ближайшие предки были слабо вооруженными животными, даже укусить (в отличие от обезьян) и то толком не могли. Поэтому у него изначально слабы инстинктивные запреты, слаба естественная мораль.

Врожденные запреты у человека соответствуют этому древнему состоянию. Но впоследствии он начал создавать и совершенствовать оружие и стал самым вооруженным видом на Земле. Мораль же почти не изменилась. Потому что оружие мы совершенствуем с помощью разума, который способен прогрессировать стремительно, а врожденные запреты совершенствует естественный отбор, работающий неизмеримо медленнее. Религии и культура стараются компенсировать разрыв, но получается это у них не в должной мере. Беда человека не в его высокой агрессивности, а в его недостаточной изначальной моральности. Проигравший стычку человек тоже складывает оружие и принимает одну из поз подчинения. Но сработает ли в должной мере у победителя запрет "не бей лежачего" и "повинную голову меч не сечет", предсказать заранее невозможно.

Не было бы ничего удивительного в том, что и у людей запреты переставали действовать, когда они подвергались нападению другого вида или когда нападали сами (например, при охоте). Судя по современным данным, человек разумный по-настоящему начал охотиться, всего лишь несколько десятков тысяч лет назад. А вот его предки не были охотниками на крупного зверя.

С нападением другого вида временная картина обратная: разумный человек за пределами Африки не имел "кровных" врагов среди хищников, зато на Черном континенте они- в первую очередь леопард, есть и были в течение всей истории предков человека. В Восточной Африке одновременно обитало несколько видов австралопитеков и людей, но конфликтовали ли они, мы не знаем. Вывод: человек так давно не имел достойных объектов для применения своих агрессивных инстинктов, что, возможно, эти инстинкты стали переадресоваться на особей своего же вида. В этом случае, одним из иррациональных мотивов войны может быть якобы отражение нападения хищников, сопровождающееся снятием запретов.

К чему приводит поиск пресловутых "наших"?

В благоприятной обстановке люди обычно относятся к "несвоим" мирно, часто проявляют интерес, а иногда и симпатии. При ухудшении обстановки отношение резко меняется на враждебное. У людей программа "научись узнавать своих" начинает действовать очень рано. Уже в возрасте нескольких месяцев ребенок улыбается своим, а на чужих- хмурит бровки, делает рукой движение "прочь!", кричит. С возрастом этот процесс развивается. Разделите детей на несколько дней, на две случайные группы по любому признаку - и тотчас они начинают считать компаньонов по группе своими, а другую группу - чужой. И тут же по отношению к чужим будут проявлять агрессивность и нарушать моральные запреты. К сожалению, мы поддаемся воздействию этой программы всю жизнь, выделяя своих - однокашников, соседей, сослуживцев, земляков, единоверцев - и так без конца. На этой программе нас ловили и ловят демагоги, натравливая на людей иного облика, класса, культуры, национальности, религии, взглядов.Этологи всегда предупреждали, что разделение людей на "наших" и "ненаших" - преступно, ибо оно снимает в человеке инстинктивные запреты не наносить ущерба ближнему, а освобожденный от них человек не просто жесток, он изощренно жесток, способен изобретать такие страдания "чужому", до которых бы не додумалось ни одно животное. Совершенно ясно, что существование программы разделения на "своих" и "чужих" - иррациональная причина большинства междоусобных конфликтов. В наши дни всякий может ежедневно видеть по телевизору, что междоусобная война "наших" и "ненаших" - самая жестокая, бессмысленная и аморальная.

 

ПРАКТИКА
2001г. (май). В Олдеме, городе-спутнике Манчестера, две ночи подряд британские полицейские силы ожесточенно бились с расистами белого цвета кожи, а так же и с довольно смуглыми парнями, выходцами из Пакистана и Бангладеш, которых называют индо-пакистанскими иммигрантами.
Лондон. Мусульманское население настаивает на проведении действий, аналогичных расследованию лорда Сакрамэна в отношении беспорядков в Брикстоне в 1981 году. Кроме того, мусульмане намерены призвать правительство принять новый закон, запрещающий расовую дискриминацию, сообщает Би-Би-Си. Напомним, что ущерб, нанесенный уличными беспорядками на почве расизма в одном только Брадфорде оценивается в 25 млн фунтов стерлингов (35 млн долл.). (По сообщению РИА "РосБизнесКонсалтинг" от 16.07.2001)

Однако существует и предыстория. В последнее время конфликт между коренными англичанами и иммигрантами приобрел расовый характер. Пакистанская молодежь объявила о создании в Олдеме зоны, куда не должна ступать нога белого человека. Это было преподнесено как необходимая мера, поскольку полиция не ограждает пакистанскую иммиграцию от бесчинств белых расистов.

Действительно, проблема расизма и "антирасизма" относится к так называемым проклятым британским вопросам. Было бы неверно утверждать, что правительство смотрит на проявление расизма, который и породил точно такой же уродливый "антирасизм", сквозь пальцы. Отнюдь нет, проявления расизма караются довольно жестко. В Лондоне постоянно проводятся антирасистские полицейские спецоперации, в результате которых бритоголовые арестовываются в изрядном количестве. Например, год назад за сутки было задержано более сотни человек, которые повинны в различного рода деяниях против иммигрантов - от распространения расистской литературы до насилия и нанесения крупного ущерба. Скотланд-Ярд утверждает, что при помощи таких операций создается враждебная среда для расистов. Человеческая психика зачастую непредсказуема. Некоторые индивидуумы склонны развиваться исключительно в противостоянии среде и законности. Как, скажем, 25-летний инженер из города Фарнборо, который устроил три взрыва в лондонских пабах, расположенных в "азиатских" районах. В результате погибли трое и получили серьезные ранения 129 человек.

***

Совет Европы призвал правительства Германии, Турции, Хорватии и Кипра предпринимать более активные меры по борьбе с распространением в этих странах расизма, антисемитизма и нетерпимости к иммигрантам. В специальном докладе комитет по проблемам расизма и дискриминации, регулярно отслеживающий ситуацию в странах-членах СЕ, обвинил все четыре государства в том, что они не ведут достаточно эффективной работы в борьбе с дискриминацией по отношению к иностранцам. "Германия является страной, где наблюдаются весьма серьезные случаи проявления насилия на расистской почве", говорится в документе. При этом особо подчеркивается, что расизм и ксенофобия, в том числе антисемитизм, "пока адекватно не воспринимаются немецким обществом в качестве проблемы и не получают должного отпора". В документе также жестко критикуется Турция, где "серьезно ущемлены" права этнических меньшинств, лишенных возможности свободного национального, культурного и религиозного самоопределения. Кипр обвиняется в чрезмерном применении полицией силы по отношению к иммигрантам, а Хорватия критикуется за отсутствие равных гражданских прав в стране у сербской и цыганской этнических общин. Данный доклад был подготовлен на основании визитов в каждую из стран представителей комитета СЕ по расизму и дискриминации в конце прошлого года.

Как же именно, на каком идеологическом основании возникла расистская теория разделения, являющаяся центральным пунктом воинственного нацизма? Попробуем кратко обрисовывает как истоки расизма, так и методологию расистской аргументации.

 

ТЕОРИЯ. ИСКУШЕНИЕ.
Три области знания, три современные науки несомненно повлияли на утверждение нацистской теории в сознании: антропология, биология и лингвистика.

Начнем с антропологии. Наука о человеке - антропология, как самостоятельная дисциплина начала развиваться во второй половине 18- го века во Франции и Германии. Ее границы с этнологией, биологией, анатомией человека тогда еще не были четко очерчены, но она считалась точной наукой и на начальной стадии занималась изучением различных человеческих рас. Интерес к расам возник в мире вследствие развития путешествий и последующих описаний увиденного, а также распространения в мире колониализма. Вначале антропология имела лишь описательный характер, затем появляются различные классификации. В 1738 году швед К.Линней опубликовал "Систему природы" ("Systema nature"), в которой разделил человечество на четыре расы, описав их физические и нравственные черты. Позже было опубликовано еще несколько аналогичных сочинений, и хотя мнение о принципах деления на расы у разных авторов были различные, все они основывались, прежде всего, на цвете кожи представителей рас. Наконец, английский врач, живший во Франции, У.Ф.Эдвардс произвел научную революцию, разделив расы по телосложению. В 1829 году он опубликовал знаменитую книгу "О физиологических свойствах человеческих рас в связи с их историей". Ее новизна заключалась, в частности, в том, что в отношении французов он пришел к мнению, что они происходят от двух различных рас и, одновременно, что эти расы существуют в 19-ом веке в несмешанном виде. Он также восстановил в правах термин "исторические расы", вследствие чего появилась возможность выделения разных расовых групп, хотя бы и имевших одинаковый цвет кожи. Эдвардс не сомневался, что самым достоверным признаком расы является размер и форма черепа; рост и цвет волос тоже важны, но они играют второстепенную роль (дополнительно он использовал для различения рас еще и итальянские исследования в лингвистике по особенностям произношения). Уверенность Эдвардса в преобладающем значении формы черепа для различения рас была неслучайной: десятилетиями, с конца 18 века, процветала в Европе френология, "наука об изучении человеческого черепа", утверждавшая, что особенности мозга связаны с теми или иными чертами его "хранилища" - черепа. Размер той или иной части черепа определяет, якобы, ту или иную характеристику самого мозга, следовательно, человеческий характер можно узнать, изучив тот или иной череп. В начале 40-х годов 19 века швед Рециус предложил коэффициент для измерения черепов (длина черепа делится на его ширину и умножается на 100) - так называемый cephalic index. Многие годы эта формула служила исходной точкой в исследованиях не только псевдо- но и настоящих ученых. В 1893 году французский философ Альфред Фуйе предсказал - не осознавая в полной мере силу своего страшного предвидения: "Люди еще будут убивать друг друга из-за разницы в один балл между их черепами". Многие ученые пришли к выводу, что существует огромная разница не только во внешнем облике, но и в характерах представителей разных рас. А различие цвета кожи, толщины губ, строения глаз, качества волос и обуславливает природное неравенство людей."Обязательно должна обнаружиться связь между внутренними и внешними различиями рас" . И вот историки романтической школы оказались первыми, кто принял этот тезис в своих научных комментариях. Так был сделан первый - "идеологический" шаг к расизму, развившемуся в полной мере в первой половине 19-го века. У идеологического расизма была, конечно, связь и с общественно-политическими процессами развития национализма и колониализма, но эта связь переживала еще так называемый "наивный" - младенческий период. Пока у людей еще оставалась возможность быть расистами, отрицая насильственный и иерархический его характер. Новая стадия расизма, вскоре ставшая доминирующей, началась, когда в систему антропологических проблем стали вплетать проблемы биологические.

В отличие от общепринятой в то время Библейской версии о единовременном сотворении мира и идентичности современной природы с той, которая была сотворена Творцом, в 19 веке появилась биологически обоснованная теория эволюции природы. Одним из первых эволюционистов стал французский биолог Жан-Пьер Ламарк, предположивший, что разнообразие видов, форм, оттенков живых существ есть результат их приспособления к окружающей среде. Длительные процессы привели, в конце концов, к изменению природных форм. Но теория Ламарка строилась, в основном, на предположениях и была плохо обоснована. Тем не менее, она распространилась во Франции и других странах, ибо время от времени гипотезу Ламарка подкрепляли вновь открытые феномены. Летом 1830 года во Французской Академии состоялся горячий диспут о достоверности ламаркизма.

Несколько позже в Англии нашлось множество сторонников теорий социолога Герберта Спенсера, обосновавшего в 50-х годах свои социологические гипотезы именно новейшими биологическими открытиями. Окончательно сформулировал и доказал теорию эволюции знаменитый англичанин Чарльз Дарвин: его "On origin of species" ("Происхождение видов"), впервые было опубликовано в 1859 году и уже в то время стало настоящим бестселлером, переиздаваясь бесчисленное множество раз на всех языках Европы. Сенсация была в том, что биолог обосновал процесс эволюции в природе и сформулировал его главнейшие законы: закон естественного отбора и закон борьбы за существование. На научные гипотезы Дарвина жадно набросились люди, решившие использовать их для обоснования социальных тем (отсюда и возник термин - "социальный дарвинизм"). Вот главные тезисы "социал-дарвинистов":

1. Природа построена на эволюции, и самая высшая ступень эволюции - млекопитающие, среди которых первенствуют приматы, а венчает пирамиду человек - хомо сапиенс;

2. У эволюции "нет границ" (Дарвин), но если это так, то, следовательно, среди людей нынче тоже протекает процесс эволюции. Следовательно, внутри современного человечества можно и нужно искать различные виды, а среди них - самый высший.

Так, уцепившись за уже существующий расизм, социал-дарвинисты создали "расистский дарвинизм". Но как можно было среди прочих рас выделить высшую расу? Расисты начали утверждать, что таковой является белая (естественно!) раса:
- в войнах белый человек завоевал мир и создал повсюду свои колонии, духовно поработив все народы;
- в сфере духа породил величайших философов-европейцев;
- в музыке - создал классику;
- в архитектуре белыми созданы величайшие творения, например, - готические соборы;
в технологии - паровозы и пароходы - изобретения белого человека, заставившего природу работать на себя и т.д.

Уже из приведенных тезисов видно, что это- субъективные критерии, основанные на собственном же выводе, предполагавшем, что белая раса - высшая. Но в свое время (а, как показывает история - и сейчас) для многих они считались вполне объективными, доказывающими подлинное различие рас в талантах и интеллекте. Второй вывод, как бы дополняющий первый, был связан с "борьбой за существование". Считая, что раз борьба за существование есть закон природы (и, следовательно, она не может носить отрицательного характера), социал-дарвинисты утверждали, что возражение пацифистов-моралистов против войн не обоснованы. Более того, лица, отрицавшие справедливость "законов природы", возможно, и есть "злоумышленники", "слабые", придумавшие эти гуманистические теории, чтобы с их помощью предотвратить свое поражение от руки "высших", "лучших" по природе. Мир и гармония в среде народов, проповедовавшиеся в Европе ранее, перестали теперь казаться обязательными для "нравственных людей".

Развитию расистских идей содействовали исследования в еще одной науке - в лингвистике (языкознании), развивавшейся с конца 18 века. Готфрид фон Гердер в книге "Происхождение языка" (1772 г.) обратился к проблеме рождения языков: по его мнению, в основе появления речи у человека лежал инстинкт. Когда европейцы открыли для себя санскрит, язык праиндийцев, и узнали о его близости к европейским языкам, в науке возникла новая лингвистическая школа - сравнительно-историческая. Англичанин Вильям Джонс, первым исследовавший санскрит, предположил, что у готского, индийского, древнегреческого, латыни и, возможно, древнеперсидского языков - есть общий предок (1770 г.). Вслед за ним эту идею развил немец Фридрих Шлегель в книге "О языке и мудрости индийцев", 1880. Вскоре языковед Клафорт ввел термин "индоевропейская группа языков".

Новый вклад внес в лингвистику той эпохи Якоб Гримм, зачинатель германской языковедческой школы, романтик, изучавший как фольклор, так и древнюю немецкую литературу. Он обнаружил древнейшие выражения в сохранившихся народных диалектах. Вместе с братом Вильгельмом ("братья Гримм") он создал новую немецкую грамматику (1819 г.) и словарь (1852 г.). В 20-х годах 19-го века исследователи индоевропейских языков начинают употреблять новый профессиональный термин - "ариец". В санскритских легендах этим словом обозначали древних завоевателей Индостана, и дословное его значение, по-видимому, - "хозяин", "аристократ" или "чистый", т.е. отличающийся от аборигенов.

Разумеется, эти исследования были использованы в своих целях так же и расистами. В частности, было сделано предположение, что все племена, говорящие на индоевропейских языках, состоят в кровном родстве (возможность кровного родства без родства языков, как и родства языков без кровного родства, представлялась невероятной). Так и возникли термины "арийский народ" и "потомки арийцев", хотя существовали многочисленные разногласия о том, какие именно народы должны входить в "арийскую группу". Одним из главных сочинений подобного рода стала книга швейцарца Адольфа Пише "Индоевропейские источники или примитивные арийцы". В предисловии он утверждал, что именно санскритские корни помогут понять историю человечества: в среде индоевропейцев живет "раса, которая с помощью Высших сил будет властвовать над миром". Она "выделяется красотой своей крови и интеллекта", доказательством чему служит "богатство гармоний и совершенство структуры ее языка".

19-й век дал толчок изучению еще одного пласта лингвистики - восточных языков. Катализатором этого процесса послужило открытие и расшифровка аккадского языка, сыгравшего в истории роль, подобную роли санскрита для индоевропейских. Среди лингвистов-востоковедов, в особенности тех, кто изучал иврит, выделялся в середине века француз Эрнест Ренан. Он и дал группе языков Ближнего Востока название "семитские языки", использовав библейское сказание о происхождение человечества от Шема (Сима), Яфета и Хама, сыновей Ноаха (Ноя). В 1855 году, опубликовав "Общую историю и сравнительную систему семитских языков", он обосновал в ней общность группы этих языков и народов, использовав для их обозначения термин "семитские народы" (более подробно он развил те же идеи в "Новых мыслях об общности характера семитских народов" )

Итак, как видим, в 19 веке сложился подходящий и, что очень важно: как бы, "научно обоснованный" общественный климат для внедрения расизма в духовную жизнь общества. В 1853-55 гг., (т.е. еще до "Происхождения видов" Дарвина) его идеи уже витали в воздухе общественной жизни. Их подхватил, обосновал и объединил в своей книге "О неравенстве человеческих рас" французский аристократ-дипломат граф Артура де Гобино. Светский человек, близко друживший с деятелями искусств, например, с великим композитором Рихардом Вагнером. Во Франции, на родине Гобино, его книга не пользовалась популярностью, но в Германии на его сочинение откликнулись многие. Кроме вышеупомянутых постулатов ("ключ к пониманию истории таится в расовых особенностях ее субъектов", "критерии величия белой расы", похвала арийцам и проч.), творение Гобино отличалось также крайним историческим пессимизмом. Из-за недооценки миром важности расового фактора все расы, мол, перемешались, и потому в будущем нельзя будет отыскать силу, которая поведет человечество к прогрессу: "Счастливая случайность помогла выполнить главную задачу... но мало шансов на счастливое будущее". Гобино считал, что явно поздно исправлять испорченную историю человечества. Другие расисты с ним не соглашались: дарвиновские идеи о возможности повлиять на "природу", т.е. "улучшить расу", их явно ободряли. Кроме того, эту группу идеологов объединяло трагическое ощущение необходимости и срочности каких-то действий для "спасения мира", "гонки наперегонки со временем".

Так и хочется воскликнуть по примеру Рабы Любви: "Господа, вы- звери, господа!" Опомнитесь! Ведь, "как для личности, так и для народа повышенная одаренность и масштаб суть основания не для повышенных требований к другим, а только к самому себе. Одаренность и масштаб обязывают к большему, а вовсе не дают права на то, на что остальные смертные не имеют права. Вообще, исключительность не дает абсолютно никаких дополнительных прав: она накладывает только дополнительные обязанности. Именно такое понимание заключает в себе опровержение любых расистских или националистических теорий. Когда нас пытаются уверить, будто маленький, отсталый, почти ничего не внесший в общую сокровищницу народ равен народу китайскому, британскому, германскому или индийскому, — это неубедительно и вздорно, потому что такой тезис нельзя защитить никаким щитом против вопиющих и неопровержимых фактов. Истинное опровержение расизма и любых сверхчеловеческих претензий — народа или отдельной личности, безразлично — только в указании: noblesse oblige — доблесть обязывает. Станет ли кто-нибудь, кроме людей, пребывающих в этическом отношении на уровне дикарства, оправдывать эксплуатацию бедных богатыми или слабых сильными? И только нравственные дикари могут полагать, будто большая национальная одаренность и мощь дают народу право на эксплуатацию меньших. К сожалению, лицемерная болтовня о пресловутом "бремени белого человека" успела внести профанацию и сюда. Если бремя белого человека и существует на свете, то это не бремя колонизатора, а бремя высокоинтеллигентных существ, обязанных просвещать темных, кормить голодных, нести радость горюющим, лечить больных, поднимать отсталых, озарять, украшать и смягчать их жизнь. Вот истинное бремя великих наций!" (Д.Андреев, "Роза мира" из главы 1)

Оценка человека не может зависеть от того, что от него не зависит (от цвета волос, формы носа, расы, происхождения и т.д.).
Тадеуш Котарбиньский

ПРАКТИКА
Директор Норвежского суда заявил об тщательных проверках всех случаев расизма.Министр Юстиции Хане Харлем (Hanne Harlem) сказала, что она одобряет такие инициативные действия. Все случаи расизма должны получить в будущем более острое внимание. Она также сообщила, что намерена внести предложения в изменения в существующий закон.Только 6-ти человек был вынесен приговор с 1977 под "параграф расизма". (Aftenposten Jonathan Tisdall/ февраль 2001)

В популярной телепередаче не нашли ничего лучшего, как затеять опрос москвичей на тему, кого необходимо высылать из Москвы - только чеченцев или сразу всех кавказцев? Ведущим программы словно невдомек, что это и называется в Уголовном кодексе "разжиганием национальной розни", а на международном языке - расизмом. И что с такими взглядами рассчитывать на международную поддержку не приходится. Между тем западные средства массовой информации не преминули обратить внимание именно на вдруг усилившуюся ненависть к "черным" в России. Ну а если Москва и дальше будет пользоваться репутацией столицы "клептократии" и "русской мафии", то рассчитывать на помощь и вовсе не приходится. (Павел Кандель, завсектором Института Европы РАН) из газеты "Московские новости", No 36 1999)

Об отсутствии равноправия в иммиграционной политике давно пора громко говорить, проблема более чем серьезная, но вместо этого жители торонтского пригорода Торнхилл в большинстве своем голосуют за нынешнего министра иммиграции Элинор Каплан, одобряя тем самым и иммиграционную политику либералов в целом и действия министра в частности. А те, кто пытаются привлечь внимание к реальным иммиграционным проблемам, оказываются расистами и нацистами, поскольку бросить такие обвинения проще простого: ведь иммиграция неотделима от национальной проблематики. Поставил иммиграционную проблему - получи клеймо чуть ли не нациста. Что и сделала госпожа Каплан, обвинив Канадский альянс в расизме, невзирая на то, что в ее собственном избирательном округе эту партию представлял кандидат-еврей Роберт Голдин, иммигрант в первом поколении. Трудно поверить, до чего доходит злоба в отношении людей, пытающихся сказать правду стране, в которой они живут. ...Похоже, что Канаду в ближайшем будущем ждут все более нарастающие проблемы. Залог этого - в самих результатах голосования: во-первых, самая значительная часть избирателей плюет на этику и ответственность политиков, а во-вторых, чуть ли не десять процентов избирателей вообще голосуют за партию Блок Квебекуа, которая добивается развала страны. (из газеты The Liberal, издающейся в Торнхилл, Онтарио )

 

Продолжение следует

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?