Независимый бостонский альманах

Фрейдищенко и Профурсенко

05-08-2001

Фрейдищенко - это мужчина. Много перестрадал от того, что его постоянно путали с щедринским персонажем. "Да, не Фердыщенко. Фрей-ди-щен-ко." Так часто ему приходилось напоминать бестолковой паспортистке или хранительнице очереди на кооперативную квартиру, что в конце концов он решил поменять фамилию. Даже несмотря на то, что под старой уже вышло несколько научных статей и была защищена диссертация. А тут и случай удачный подвернулся. Звали её Профурсенко. И закон разрешал при заключении брака брать фамилию жены. Это сейчас в этом плане полная свобода. Хоть Зовуткой назовись. Правда, одному моему знакомому легко позволили поменять фамилию на Зелёный, а вот имя никак не соглашались. В самом деле, что это за такое имя: Я. Я Зелёный. Ведь всем известно, что я - это местоимение. Ну да ладно. Короче, целый год он наслаждался полноценной фамилией. Когда внезапно грянул гром.

Он ещё раньше слыхал это слово, но как-то не придавал значения. А тут летом, в доме отдыха, куда он отправился вместе со своей женой, какой-то карточный знакомый, который и понятия не имел какие у них фамилии, вдруг произнёс в присутствии других знакомых: "Что это у тебя жена такая профурсетка?" И все незлобно рассмеялись. Тогда он первый раз вздрогнул. Слово это понравилось и привилось. И несколько раз, когда они прогуливались по вечернему променаду до его чуткого уха долетало: "Прфрстк". Вскоре в санатории организовался шахматный турнир. А поскольку ещё на пляже он успел проявить себя сильным игроком, то, естественно, ему в числе первых и предложили. Когда же начали составлять список, он вдруг сообразил и запнулся. "Ну что, записал? Теперь передавай по кругу." И в этот момент рука его, невольно уходя от позора, сама вывела в графе - не Профурсенко, а Фрейдищенко. Поскольку ничего лучшего не успел придумать. На турнире он с большим отрывом завоевал первое место. Тогда времена были щедрые. И на церемонии его даже наградили будильником, громко объявив, что первое призовое место занял кандидат технических наук товарищ Фердыщенко.

Осенью подошло время рожать. И жена вдруг заявила: "Раз так, то пожалуйста, записывай ребёнка на Фрейдищенко." Родился мальчик. Он думал, что она тогда погорячилась. Но в роддоме нянечка вместе с розовым комочком вынесла документ. Раскрыв его, он прочитал: Фердыщенко. Мальчику подобрали имя для красивого сочетания: Фёдор Фердыщенко. Да, да, я не оговорился. Потому что уже в ЗАГСе при оформлении фамилии жена опять настаивала на Фрейдищенко и через некоторое время счастливым родителям было выдано официальное свидетельство о рождении - с круглой печатью и на гербовой бумаге. Описка была обнаружена тут же на месте. Но никто из супругов почему-то не стал обращаться за исправлением. Они даже между собой не переговаривали на этот счёт, видимо решив внутренне: значит - судьба. И действительно, в дальнейшем это ему даже помогло в карьере. Потому что через много лет, при оформлении на особую секретность, документы Фёдора Фердыщенко прошли без звука. А вот у его конкурента на должность заведующего отделом Кушниренко как-то застопорилось. Это были как раз годы, последовавшие за шестидневной войной. И, отбросив у обоих фамилий окончание - енко, в одном случае, и ыщенко, в другом - можно было легко испытать претендентов на соответствие занимаемой должности. Но тут пришли восьмидесятые. И, так и не ставший начальником, Кушниренко подал документы. Но на этот раз в другую очередь - на Ордынке (где тогда находилось голландское посольство). Там, видимо, тоже проделали аналогичную операцию. Потому что вскоре он очутился на берегу тёплого лазурного моря. И тут Фёдор заволновался. Друзья уезжали один за другим. Наступали уже девяностые. Производство остановилось. Зарплата обесценивалась. А ещё мальчиком он обнаружил в шкафу, в старом женском ридикюле отцовский диплом кандидата наук и прочитал в нём: Фрейдищенко. Теперь всё всплыло в памяти. Он пошёл к отцу для серьёзного разговора об официальном восстановлении исторической справедливости. Отец, по годам ещё не очень старый человек, к тому времени уже сильно сдал. Ещё бы, ведь столько было за эти годы пережито. "Не сыпь мне соль на раны. И вообще, делай, что хочешь." - заявил он сыну. Фёдор даже и не стал заканчивать разговор, а тут же бросился в официальные инстанции. Но оказалось, что доказывать надо было не столько здесь, сколько там. В самом деле, другие варианты уже были исчерпаны. Это тебе не Советский Союз. Сорок лет - и кому ты нужен. А в этом государстве брали без ограничений. Только чтоб
ы фамилия была правильной.

Когда сын уехал, старый Профурсенко мигом ещё больше состарился. И образовался довольно редкий случай. Я, как сосед, могу подтвердить. Муж и жена - одногодки. Но муж уже глубокий старец. А жена ещё ничего, даже вполне пригодна для употребления. Ведь обычно бывает как раз наоборот. Эта очередная смена фамилии окончательно сломила его. И Профурсенко понял, что скоро умрёт. За месяц до смерти он бросился в ЗАГС и потребовал возвращения природной фамилии. Нет, не для того, чтобы последовать за сыном. Просто ему вдруг стала невыносимой мысль о том, что у него на памятнике будет значиться: полковник, кандидат технических наук З.И.Профурсенко. Умер он без явного диагноза. Я сам, собственными глазами видел запись в эпикризе: от старости.

После него не осталось никаких средств. Вдова обратилась за материальной помощью в очень влиятельное учреждение, в котором он до последних дней занимал пост. Но там, узнав о поспешной перемене фамилии, как-то растерялись и отнеслись к покойнику так, будто он был самоубийцей. И, в самом деле, к тому времени персонал этого учреждения в полном составе перешёл в православие. Даже обратились к батюшке за консультацией. Но тогда всё быстро уладилось. Похоронили, теперь уже Фрейдищенко, и камень поставили - всё за государственный счёт. Более того, даже добились, чтобы могила выходила на главную аллею. Плита появилась через месяц. На ней значилось: полковник, кандидат технических наук З.И.Фердыщенко. Здесь же была выбита и гравюра, на которой был изображён покойник - в военной форме, причёске и при орденах , но с каким-то несмывамым выражением досады на лице, неуместным для официального портрета. Так что прохожие останавливались и обращали внимание. Когда на сорок дней вдова пришла на кладбище, чтобы возложить цветы, она вдруг услышала за спиной молодой голос:
"Саш, посмотри какой странный. Прямо профурсет какой-то."

май 2001

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?