Независимый бостонский альманах

ЕВРОПА ПРОТИВ АМЕРИКИ или Billy Shears vs. Stas Ionov

04-11-2001
"Если бы я пытался занять вашу позицию, но только с обратным, то есть
проамериканским-антиевропейским знаком, то я бы рассказал, например, о туалете на
Елисейских полях…"
Стас Ионов
"Неблагодарное это занятие – сравнивать Европу и Америку. Все равно что гадать:
"Кто сильнее – лев или тигр?"
Таня Марчант"В это время в редакцию вошел коренастый человек, с черной бородкой и блестящими глазами…
- Да ведь это профессор Трубочкин! – крикнула уборщица Филимонова.
- Да,я профессор Трубочкин, - сказал человек в кожаной куртке. – Я был у великана
Бобова… Два месяца подряд мы вели с ним научный спор о том, кто сильнее: лев или тигр…"
Даниил Ювачев

Александр Логинов

      Действительно, любительское жонглирование йогуртами и писсуарами, равно как и распяливание под мелкоскопом весьма субъективных набоковских пристрастий и фобий нельзя отнести к разряду серьезных дискуссий, которые, как правило, сопровождаются взаимопредъявлением веских, крупнокалиберных фактов и аргументов, позволяющих в данном случае проверить на прочность, пушистость и вшивость две равно роскошные и импозантные с виду шкуры - европейского саблезубого тигра и американского пещерного льва.
Отбросив решительно в сторону игрушечные пистолеты, рогатки и самодельные луки, застолбим для начала очевидную базово-боевую позицию, согласно которой наиболее глубокий, явно тектонический разлом между Америкой и Европой пролегает на уровне институциональных напластований.
Поскольку на самом деле рассматриваемая проблема требует серьезных, многотомных исследований и изысканий, ограничимся на данный момент записками на куцых манжетах, то есть начерно сляпанными, сумбурными и лапидарными вехами-тезисами, сопровождаемыми по прихоти автора уместными и не очень уместными комментариями, Каждый из этих тезисов можно было бы, при желании, развернуть в отдельную статью, а то и научную диссертацию.
Итак, пробежимся скоренько снизу вверх, стараясь не запыхаться и не навернуться, по скользким ступенькам лестницы, обслуживающей любое мало-мальски цивилизованное многоэтажное государственное строение.

      Образовательная система.
В Европе ее качество несомненно на порядок выше в свете общепринятых базовых критериев, факторов и параметров (уровень грамотности, показатель охвата детей школьного возраста общеобразовательными структурами, доступность образования, особенно на высших ступенях, и т.д. и т.п.). Соответственно выше и общий культурный уровень европейцев.
Как-то в гостях я познакомился с одним американцем, доктором медицинских наук, подвизающимся консультантом в ВОЗе. Когда дочка гостеприимных хозяев, уступив, наконец, домогательствам настырных гостей, села за электрическое фоно и запиликала "Лунную сонату", американец повернулся ко мне и сказал: "Красивая мелодия, я где-то ее слышал". Верьте мне, люди: это - не анекдот. Одна американская отличница, ученица престижной частной школы, пыталась доказать моей дочке, что Петр Чайковский - это польский композитор. Когда дочка мне об этом рассказала, я искренне изумился обширному интеллекту американской девочки, которая откуда-то вызнала, что на свете существует такая страна, как Польша.
В Америке гораздо больше по сравнению с Европой неграмотных и функционально неграмотных людей. "В нашей стране полуграмотная молодежь читает по слогам", - с горечью бросил однажды один знаменитый американский кинорежиссер.
До недавнего времени считалось, что американские школьники традиционно слабы в чтении-письме и гуманитарных дисциплинах, но зато не менее традиционно сильны в математике и точных науках, однако согласно результатам одного из последних международных исследований американцы безнадежно отстали от европейцев и в этой области. Оказалось, что уровень математических знаний выпускника американской средней школы приблизительно соответствует уровню знаний юноши, получившего аттестат о среднем образовании в далекой Южной Африке. "Еще один миф похоронен!" - заявил по этому поводу координатор американского филиала исследования профессор Мичиганского университета Уильям Шмидт.
Маленькая иллюстрация. Одна моя давняя знакомая в течение многих лет работала экскурсоводом в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. Поскольку практически ежедневно она обслуживала группы американских и европейских школьников, то за долгие годы работы у нее сложилось устойчиво-определенное мнение о качестве школьной подготовки американских и европейских детей (частные американские школы не в счет - там уровень подготовки действительно нередко сопоставим с европейским). Европейских школьников она очень хвалила за знание истории и географии (экскурсия для школьников проводится в форме простейшего квиза), а американских называла поколением эмтивишных дебилов. Вот типичный ее рассказ. Ведет она как-то по коридорам ООН очередной американский класс и в нужном месте задает детям-акселератам дежурный вопрос: <Когда началась вторая мировая война?> - Молчание, потом кто-то робко вякает: <Где-то в девятнадцатом веке?> - <А скажите мне, кто такой Гитлер?> - Гробовое молчание. Рядом стоит американская учительница и страшно переживает за своих учеников. Спрашивать детей о том, кто с кем воевал - бессмысленно. Экскурсия продолжается. Экскурсовод рассказывает, что ООН - это сообщество наций и вновь задает дежурный, положенный по инструкции вопрос: <Можете ли вы мне назвать какую-нибудь страну на букву <А>?> Класс дружно ревет: <Амерррика!!!> <А еще какую-нибудь?> - Молчание. И вот в разразившейся тишине моя приятельница слышит, как сердобольная учительница еле слышно, но выразительно шепчет ученикам подсказку: <Африка!>.
Напоследок брошу на европейскую чашу весов еще пару увесистых гирек - реплики двух довольно авторитетных американцев, относящиеся к той давней поре, когда состояние общеобразовательной системы США еще не было принято считать катастрофическим:
<Мы девальвировали наше образование как неустойчивую валюту. Требования, предъявляемые сейчас к выпускникам средних школ, раньше считались бы чересчур низкими даже для тех, кто заканчивает начальную школу:>. <Какой человеческий урожай пытаемся мы взрастить в бесплодном, испепеляющем климате подавления человеческого интеллекта, когда новые идеи берутся под подозрение, а принципы свободного исследования и свободного обсуждения подвергаются удушению?..>

      Охрана здоровья.
Снова очко в пользу Европы (стоимость, доступность, качество медицинских услуг, уровень охвата населения медицинским страхованием и т.д.) Стоимость медицинских услуг в Америке самая высокая в мире. 42 млн. американцев не охвачены медицинским страхованием. Несмотря на техническую оснащенность американских медицинских учреждений качество медицинского обслуживания зачастую оказывается весьма сомнительным. Кстати, знаете ли вы, что только в результате прямых медицинских ошибок в США ежегодно гибнет около 70-90 тыс. человек? Косвенной жертвой неадеватности американских медицинских служб стал, в частности, И.Бродский. Америка значительно уступает Европе по такому важному показателю, как уровень младенческой смертности. Характерная особенность Америки - существенный разрыв в уровне охраны здоровья между белым населением и черным меньшинством. Следует отметить, что на фоне жуткого всплеска абортов среди несовершеннолетних девушек несколько странным выглядит назначение на пост министра здравоохранения и социальных служб Томми Томпсона - закоренелого ретрограда и противника абортов. Мировая практика показывает, что запрещение абортов приводит к резкому росту материнской смертности.
В прошлом году лучшей в мире была признана по совокупности базовых параметров и показателей система медицинского обслуживания Италии. Как ни странно, но даже переразвитые скандинавские страны несколько не дотягивают до ее уровня.

      Сфера труда и занятости, производственные отношения.
Уровень социальной защищенности европейских трудящихся значительно выше американского. У европейца лучше режим и условия труда. При этом в большинстве стран Западной Европы существенно выше и средняя заработная плата. Минимальная почасовая ставка в США - 5,15 доллара. Для Европы это смехотворно мало. О наиболее продвинутых в этом плане европейских странах, таких, как Дания, Швеция или Швейцария, из ложной скромности умолчим.
Несмотря на официальную 40-часовую рабочую неделю многие американцы вкалывают по 50-60 часов (во Франции подобный режим труда существовал в разгаре девятнадцатого века), а некоторые даже умудряются достигать рекордной 70-часовой отметки.
Едва добравшись после изнурительного трудового дня до родного прянично-картонного домика, усталый, но счастливый американский "стэхэноуветс" снимает с книжной полки "Большой американский букварь" и, водя по строкам запачканным кровью, потом и солидолом указательным пальцем - "It's been a really hard day's night!" - читает с чувством, толком и патриотизмом заветные строки: "Мы - не рабы, рабы - не мы!".
Средняя продолжительность трудовой недели американского мужчины - 49 часов. 20% американских трудящихся работают более 50 часов в неделю. В Солнечно-силиконовой долине средний рабочий день программиста составлял до последнего времени 12 часов, включая субботу и воскресенье. В среднегодовом исчислении американец "перерабатывает" европейца на 350 часов.
Известная французская журналистка Николь Бернхейм в своей книге <Куда катятся американцы?> рассказывает, что однажды в ходе очередной своей лекции во время многолетней журналистской работы в Соединенных Штатах она возжелала поразить воображение американских слушателей информацией о пятинедельном ежегодном отпуске, 35-часовой рабочей неделе, оплачиваемом отпуске по материнству, родам и уходу за ребенком и прочих удобствах и льготах французской социальной системы. Американцы однако не только этому не поразились, но даже как-то забеспокоились и начали задавать ей вопросы такого примерно типа: <А зачем вообще нужно столько свободного времени?> Журналистка была обескуражена.
Вот уж поистине: Нам солнца не надо, нам партия светит, нам хлеба не надо - работу давай:
По данным МОТ первые места среди промышленно развитых стран по уровню социальной защищенности безработных занимают Германия, Австрия, Бельгия, Дания и Испания. Соединенные Штаты находятся в этом списке на одном из самых последних мест. В очередном докладе HRW, в частности, отмечается, что США не выполняют своих обязанностей по защите прав трудящихся.
Несмотря на внушительные цифры доходов и безудерный, до последнего времени, рост экономики за последние тридцать лет уровень покупательной способности американской семьи в целом снизился. Большинство американцев живет в долг, и их благополучие во многом зависит от состояния биржевого пузыря. Средняя задолженность американской семьи - 7,5 тыс. долларов.

      В этом контексте, возможно, следует также напомнить о гомогенности европейского качества жизни в отличие от гетерогенности американского, что объясняется тем, что негативный, разрушительный процесс <геттизации> общества, зашедший в Америке достаточно далеко, в Европе пока еще только начинается (хуже всего обстоят дела в Германии, но правительство принимает активные меры для решения этой проблемы).

      Судебная система.
В нынешней Америке ее состояние просто плачевно. Уровень доверия к ней со стороны населения минимален (исключение составляет Верховный суд, к которому американцы относятся с каким-то мистическим благоговением по той очевидной причине, что замысловатая деятельность этого органа и прямая, как одноименный человеческий орган, линия жизни простого американца, как правило, пересекаются весьма редко).
Американское общество было особо шокировано делом Симпсона, но это, естественно, малая частность или частная малость. Огромное количество чудовищных судебных ошибок, перегруженность судов нелепыми многомиллионными исками, тотальное несоблюдение презумпции невиновности, чрезмерная продолжительность процессуальных действий, вторичная виктимизация потерпевших, баснословная стоимость адвокатских услуг, брутальность, невежество и некомпетентность судей, особенно на уровне низовых судебных инстанций - вот некоторые явные и типичные изъяны американской судебной системы.
Сохранение множества варварских, архаичных, унижающих достоинство человека, неприемлемых для цивилизованного общества наказаний свидетельствует о том, что в системе правосудия США по сути царит правовое средневековье. Характерные примеры немыслимых для Европы судебных приговоров. Гленну Миллеру, фермеру из Иллинойса, осужденному окружным судом за совершение хулиганских действий, было предписано, среди прочего, вывесить перед своим домом плакат следующего содержания: <Осторожно! Здесь живет преступник!> Одна дама, привлеченная в Висконсине к судебной ответственности за незаконное получение социальной помощи, была приговорена судом к хождению по улицам с пришпиленным на спине плакатом: "Я воровала хлеб у неимущих." Совсем недавно двоих парней-хулиганов приговорили к позорному и нелепому наказанию: им предстояло переодеться в женские платья и пройтись в сопровождении полицейских по центральной улице города. "А что б неповадно было!" - объяснял свое решение изобретательный судья. До этого тот же судья обязал других мелких хулиганов написать тысячу раз: <Я больше не буду этого делать>.
Но все эти человекосандвичи и трансвеститы по воле судебных дебилов - всего лишь вышитые ноликами цветочки на полотне обывательского мракобесия и причудливого угасания нравов. Согласно результатам многочисленных исследований до 70% выносимых в Америке смертных приговоров являются следствием судебных ошибок. Растянутое во времени ожидание казни напоминает поджаривание на сверхмедленном огне, а сама процедура приведения смертного приговора в исполнение в большинстве случаев равносильна изощренной изуверской пытке. По числу смертных казней США опережают только такие прогрессивные страны, как Китай, Саудовская Аравия и Иран. В 24 штатах допускается вынесение смертных приговоров несовершеннолетним. За смертную казнь выступает 68% американцев (в бывшем бушевском штате Техас - 80%), хотя данные ФБР свидетельствуют о том, что упрямое применение принципа <око за око> отнюдь не способствует сокращению числа особо тяжких преступлений. Так, например, в 38 штатах, где практикуется смертная казнь, показатель убийств составляет 9,3 на 100 тыс. жителей, а в тех штатах, где она была отменена, - всего 4,9.
В солнечном американском штате действует вопиюще противоправный, по меркам просвещенно-гуманной Европы, нормативный акт, название которого в вольном переложении может служить подобием детской считалочки - <Раз-два-три, а теперь - умри!> (изобретатель считалочки - вполне взрослый дядя Пит Уилсон). По мнению профессора права Т.Гриффита маленький недостаток этого закона заключается в том, что за кражу в <молле> дешевых портков человеку может автоматически грозить от 25 лет тюряги до пожизненного заключения - тут многое будет зависеть от рвения и настроения местного прокурора. Два примера пожизненного заключения на основании считалки: кража упаковки витаминов стоимостью в 20 долларов; незаконное проникновение в церковь с целью кражи продуктов питания. При этом хотелось бы обратить внимание на следующие три аспекта: вопиющее несоответствие этого новаторского документа элементарным нормам современного уголовного права, нулевую диссуазивность его воздействия и переполненность калифорнийских тюрем (более чем в два раза по сравнению с расчетной вместимостью).
Короче, и в этой сфере - не просто очко в пользу цивилизованной Европы, а баранка, бублик или даже камазовское колесо средневековой Америке.

      Пенитенциарная система.
Основные характеристики: колоссальная численность лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, крайняя легкость отправления за решетку, широкое распространение насилия и злоупотреблений в местах лишения свободы, переполненность тюрем (для решения этой проблемы нередко применяются психитропные средства - заключенным вкалывают транквилизаторы длительного действия, что позволяет рачительно уплотнять тюремные площади без дополнительного увеличения численности корпуса надзирателей), применение изуверских, тождественных пыткам дисциплинарных наказаний (в 130 тюрьмах используются печально известные stun belts). В одном из решений техасского суда отмечалось, что в тюрьмах Техаса царит <атмосфера садизма и изощренного насилия. HRW в свою очередь обращает внимание на то, что персонал американских пенитенциарных учреждений не просто не пресекает, а даже поощряет сексуальное надругательство одних заключенных над другими. С 1980 года общая численность заключенных в стране утроилась. На 100 тыс. жителей приходится примерно 700 заключенных (то есть в 6-12 раз больше, чем в Европе).
Особенно плохо обстоят дела (с точки зрения соблюдения прав человека и элементарных принципов гуманности) в пенитенциарной системе для несовершеннолетних. Многие исследователи считают, что по сути дела власти ускоренными темпами ее демонтируют. Около 200 тысяч осужденных в 1998 году подростков в возрасте от 10 лет рассматривались судами для целей вынесения приговора в качестве совершеннолетних лиц и основная их часть была направлена соответственно во взрослые пенитенциарные учреждения.
Тщетно ооновский Комитет против пыток призывает Америку отделять зерна от плевел, то есть несовершеннолетних преступников от совершеннолетних, и ропщет по поводу применения <электрических поясов>. 

Кстати о детях. По оценкам социологов сегодня в Америке от побоев страдают ежегодно около 3 миллионов детей (в 1976 году - 670 тыс.). 20% американских детей живут за чертой бедности (для черных общин этот показатель составляет 40%). Данные за период 1997-1998 годов: 4100 изнасилований и11000 вооруженных нападений в американских школах, 2,7 млн. школьников стали жертвами рэкета и запугивания, 160 тыс. - пропускали занятия из-за опасений стать жертвами рэкета, каждый пятый школьник имел при себе оружие для целей самообороны. За последние сорок лет количество самоубийств среди несовершеннолетних увеличилось на 300%.
Женские тюрьмы - миль пардон, тюрьмы для феминоамериканцев - особо жалостливая песня с точки зрения насилия и злоупотреблений со стороны персонала.

      Полиция и сфера борьбы с преступностью.
На этом институциональном срезе американского общества обнаруживаются приблизительно те же изъяны, пороки и прорехи, которые свойственны пенитенциарным и судебным структурам. Налицо почти полная безнаказанность полиции. 95% задержаний производится в отсутствие какого бы то ни было письменного постановления. (невзирая на незыблемую гарантию в виде четвертой поправки к Конституции США). Несмотря на огромное количество исков в отношении жестокого и противозаконного обращения сотрудников полиции с задержанными и подозреваемыми (в одном только Нью-Йорке таких исков ежегодно подается более четырех тысяч) привлечь полицейского к судебной ответственности оказывается практически невозможно: в органах полиции весьма эффективно действует принцип круговой поруки.
Несмотря на видимые успехи США в сфере борьбы с преступностью (многие социологи полагают, что осуществляемые там сегодня непродуманно и неоправданно жесткие меры - так, например, за год в стране производится около 15 миллионов задержаний и около двух миллионов американцев осваивают сейчас в тюрягах азы блатного мировоззрения - через пять-десять лет аукнутся новым криминальным всплеском) практически по всем ключевым показателям, включая, в частности, так называемые индексные или индексовые преступления, Америка по-прежнему оставляет Европу далеко позади. Бедной малокровной Европе остается только взирать, как эффектная полосатая майка криминального лидера призывно полощется и маячит на присыпанном звездами горизонте.
По данным одного из последних опросов министерства юстиции 12% опрошенных жителей Нью-Йорка пострадали в предыдущей году от насильственных преступлений, а 50% - от имущественных. Три четверти из них утвердительно ответили на вопрос: считают ли они вероятным, что в следующей году они могут стать жертвами противоправных деяний?
Интересный такой момент - несмотря на гигантские, согласно закрытым данным ФБР, экономические потери вследствие растрат, мошенничества, коррупции и хищений в сфере коммерции данные категории имущественных преступлений системой индексовой уголовной статистики не учитываются.

      Армия.
В данной сфере любые сравнения между Америкой и Европой были бы некорректны, поскольку в большинстве европейских стран профессиональной армии нет. Однако единственно хохмы ради приведу один курьезный случай. В прошлом году один молодой швейцарец показал мне памятку для новобранца, где, среди прочего, обращалось внимание на нежелательность прибытия к месту службы на автомобиле по причине <возможных проблем со свободными местами на паркинге>. Дело в том, что швейцарская армия работает только с понедельника по пятницу, а под вечер в пятницу молодые швейцарские ландскнехты разбредаются-разъезжаются по родным домам, чтобы в понедельник вновь продолжить свою нелегкую службу.

      Административно-политическая система, политические права.
В отличие от скудно двухцветной Америки (грязносерый слон и чернобурый осел) в Европе - пестрая, красочная палитра состоявшихся политических партий и объединений, строящих свою деятельность на принципах широкого политического плюрализма. В одной только крохотной Швейцарии спектр влиятельных политических партий вбирает в себя с десяток политических образований, отражающих любые оттенки приемлемой для цивилизованного социума общественной мысли - от твердокаменных коммунистов до упертых праворадикалов.
В Америке же, в силу неразвитости общественного сознания и политического простодушия обывателя, искрящееся многообразие западноевропейского политического плюрализма без труда и напряга укладывается в прокрустову койку двух искусственных псевдопартийных образований, успешно обслуживающих мощную авторитарную систему с элементами нехитрой наперсточной демократии. На очередных пышных и сдобных выборах, украшенных сверху марципановыми шариками, долларами и улыбками, американцу неизменно предлагается ответить на такой же по сути вопрос, которым докучливые крестьяне когда-то пытали Чапая: <Ты за кого будешь - за коммунистов аль за большевиков?>
Отсутствие у американцев, в отличие от европейцев, насущной потребности в наличии подлинно диверсифицированного политического выбора, свидетельствует о радикальных различиях в менталитете американца и европейца на мировоззренческом уровне.
<А зачем нам никчемное множество партий?> - тут же вскинется индигопорточный американский обыватель из какой-нибудь нью-джерсийской глубинки. - <Мы и так на широкую барскую ногу живем! Для этого нам демократических республиканцев и республиканских демократов вполне хватает!>.
И - плюх с подвывертом в малахитовое джакузи с вмонтированным в стойку душа титановым ноут-буком с нелимитированным подключением к золотому американскому экспресс-бронепоезду.
Слоган, несомненно, хорош, но к подлинным ценностям западноевропейской демократической культуры он, к сожалению, не имеет никакого отношения. Ведь и в Саудовской Аравии и в Объединенных Арабских Эмиратах народ тоже очень даже неплохо живет.
Так и голосует американский народ - то за республико-демократических большевиков, то за демократо-республиканских меньшевиков. При том, что и логики в этом нелегком выборе, как в силу его изначального отсутствия, так и в силу дремучего политического невежества избирателя, тоже почти никакого. Скажем, выбрали американцы в очередной раз демократических меньшевиков, живут при их правлении вольготно и счастливо - экономика прет, доходы растут, доу-джонс с насдаком в стратосфере как дирижабли парят, - но когда приходит пора новых выборов, избиратель вдруг хитро прищуривается и говорит: <Что же это все меньшевики да меньшевики. Нехорошо как-то получается. Обидно. Давай-ка теперь большевиков выберем!>
А если наверху заминка выходит - это когда кричат с административных вершин в рупор: <Извините, граждане американцы, проруха-промашка вышла. Мы тут наверху и сами не понимаем, кого вы тут выбрали, потому как у нас все паровые избирательные машины поломались!>, так и тогда вольнонаемный американец не тужит и не горюет, а кричит в ответ весело и добродушно: <Ну так вы там разбирайтесь и решайте по совести, кто там чего и кого. А нам, собственно, все одно. Мы и без ваших избирательных паровых котлов распрекрасно живем!>. 
Умиляет и поражает какое-то нутряное, инстинктивное умение аутентичного американца, даже самого образованного и вольномыслящего, не выходить за невидимые, но четко им ощущаемые рамки социальных стереотипов, догм и табу, и с готовностью играть в политические поддавки с беспринципной и лицемерной властью.
Не следует сбрасывать со счетов и своенравную древнюю бабушку-Конституцию, которая время от времени выкидывает презабавные фокусы. Общедоступный секрет последнего конституционного фокуса заключается в том, что в Белом доме находится сейчас президент, избранный меньшинством избирателей. Заодно несколько слов и цифр о штате Техас на период губернаторства в нем Джорджа Буша-младшего: 50-й снизу штат по доле бюджета на зарплату преподавательского состава, 49-й по ассигнованиям на охрану окружающей среды, 48-й по расходам на нужды здравоохранения, 47-й по расходам на социальное обслуживание, 41-й по объему бюджет системы образования, но зато 5-й сверху по количеству жителей за чертой бедности, 1-й по доле детей, не охваченных системой медицинского страхования и 1-й по количеству смертных казней (с 1976 года в Техасе было казнено 218 человек, а всего - 642).
При этом не следует забывать о том, что формально в Америке существуют и другие как бы политические партии, которые в силу их малочисленности, незрелости и непопулярности точнее было бы именовать кружками или ячейками по интересам. С учетом особенностей чисто американского плюрализма мне видится, что уже в недалеком будущем американское общество откажется от дешевой косметики нездорового пуританского лицемерия и возвестит о скрещивании слона и осла в целях зачатия единой партии процветания и благоденствия американского народа - партии <Единства>. Кстати, отцы-основатели Конституции США искренне полагали, что Америке партии вообще ни к чему. Видимо, они были правы.
Пару слов о Конгрессе. На протяжении уже десятков лет залогом успеха на выборах в Конгресс США является грамотная финансовая артподготовка предвыборных кампаний. Многие сенатские места считаются явно купленными. Состав Конгресса, то есть соотношение между демократами и республиканцами, имеет небольшое значение, роли там часто меняются, и псевдопартийное деление выглядит там весьма условным, поскольку речь идет не о продвижении политических идей, а о лоббировании интересов тех или иных финансово-промышленных групп, которые в свою очередь активно подкармливают полюбившихся конгрессменов. Даже не приступив к почетным обязанностям сенаторши, Хилари Клинтон уже получила своего рода взятку от влиятельного медиа-холдинга <Виаком инк.> в форме баснословного гонорара за еще ненаписанную книгу.
О советизации американских выборов свидетельствует и тот факт, что на последних выборах в палату представителей в новый ее состав вошло 99% членов прежней палаты из числа добивавшихся переизбрания. За последние же сорок лет регулярно переизбиралось более 90% прежнего состава палаты. Кое-кто полагает, что результаты, возможно, были бы несколько иными, если бы в выборах разрешили участвовать иностранныме наблюдателям от Совета Европы и стран СНГ.
В Сенате третье лицо государства (по вечнозеленым канонам Конституции США) - 98-летний С. Термонд. Он плохо слышит, страдает потерей памяти, к самостоятельному передвижению почти неспособен. Заветное желание Термонда - встретить свой столетний юбилей в должности сенатора. Я думаю, что добросердечные американцы, которым, как явствует из вышеизложенного, в общем-то все до фени, охотно пойдут ему в этом навстречу.
Американцев можно понять, потому что не было у них времени демократии научиться. Не за горами-долами, если историческами мерками мерить, отстоит от них рабство и прочее антидемократическое непотребство в диком облике линчевания и куклускланничания (Эрскина с Колдуэллом помните?), а институциализированная расовая сегрегация-дискриминация так и вовсе пару минут назад как окончательно отшумела. Конвенция о правах ребенка вообще до сих пор у парадного подъезда тихохонько дожидается, ратификацию, как милостыню, слезно испрашивает.
Даже нацисты, оправдываясь перед европейцами, ссылались на расистские и антидемократические законы Соединенных Штатов: <Что вы все нам тычите - фашисты да фашисты? Вы вон лучше поглядите, какие законы в дивном штате Виргиния произрастают!> Кстати, в те далекие времена нацистская Германия считалась злокачественной опухолью Европы, а Америка - венцом демократии, чуть ли не гегелевским эталоном государственного устройства.
Тут еще многое могло бы зависеть, в теории, и от вечномолодой Конституции США, которую давно бы следовало поменять или хотя бы в корне пересмотреть, если бы ее положения оказывали хоть какое-то воздействие на реальную жизнь американского общества. Любо-дорого, к примеру, созерцать такие актуальные ее положения: <В мирное время ни один солдат не должен помещаться на постой в какой-либо дом без согласия его владельца; во время же войны это допускается только в порядке, установленным законом.> Сразу видишь, что имеешь дело с продвинутым цивилизованным государством, проявляющем неустанную заботу о благополучии своих граждан.

      Ну, что там еще? Много чего еще осталось, да уж, видно, пора заканчивать.

      Средства массовой информации.
Американские СМИ успешно и плодотворно применяют неувядаемый принцип <Все, кто не с нами, те против нас>, изложенный главным большевиком в хрестоматийном произведении <Партийная организация и партийная литература>.
Последняя подлинно независимая газета скончалась в Америке еще в конце сороковых, а о политическом плюрализме на телевидении говорить вообще не приходится. Журналист в Америке - всего лишь скромный наемный работник монопольной фабрики информации и дезинформации. В этой важнейшей сфере допускается лишь критика позднесовкового образца в тех пределах, которые журналист должен тонко чувствовать (в противном случае его материалы прямиком пойдут в корзину, а если же журналист будет упорствовать, то туда же отправится и он сам - по причине профнепонятливости и непригодности). Непростые взаимоотношения американского журналиста с истиной и объективностью лаконично, но весьма выразительно описываются, в частности, в романе Торнтона Уайдлера <День восьмой>.
В Европе в силу наличия диверсифицированной политической системы гораздо выше и общий уровень свободы СМИ и выражения мнений. Во Франции, например, существует максимально развернутый политически-цветовой спектр печатных СМИ - от коммунистических до либерально-консервативных.
Здесь опять-таки следует подчеркнуть, что наличие столь широкого предложения на европейском информационном рынке является не объективным, дарованным откуда-то сверху благом, а отражением политической зрелости общества, следствием потребности европейца в реальном сопоставлении мнений, различающихся по признаку политических пристрастий и убеждений.

      Ну и совсем напоследок еще пару слов.

      Международное право и международные отношения.
Глобальность этой темы требует ее вынесения за скобки настоящего, весьма поверхностного обсуждения. Хотелось бы только отметить, что в любом случае основная ответственность за подавляющее большинство просчетов, ошибок и преднамеренных нарушений, совершенных Западом в последние годы, несомненно ложится на Соединенные Штаты. По сути дела Америка сломала сформированную за послевоенный период систему международного права во имя высших сугубо американских ценностей. Что из этого необдуманного поступка выйдет - никто пока толком не знает. Тем не менее подавляющее большинство европейских стран считает необходимым сохранение сложившейся системы международное права как гаранта незыблемости ценностной пирамиды современной западной цивилизации. Иными словами в этой области просматривается по большей части скрытое противостояние Америки и Европы по принципиальным вопросам.

      Культура.
Эта тема опять-таки настолько глобальна, что затевать ее серьезное обсуждение в рассматриваемом контесте было бы просто бессмысленно. Скажу только, что на данном этапе Америка выполняет роль могильщика западноевропейской высоко духовной культуры, в лучшем случае подменяя ее качественным суррогатом массового неоискусства. Речь идет прежде всего о так называемой качественной американской кинопродукции, которая в действительности является всего лишь первосортным товаром в рамках мэйнстрима массовой поп-культуры. В этой связи я хотел бы высказать такую крамольную мысль, что тот же <Титаник> и ту же <Красоту по-американски> было бы нелогично, неправомерно и даже бессмысленно разводить по разные стороны баррикады искусства по причине шаблонности, однояйцевости обоих шедевров, по большому, неголливудскому счету в одинаковой степени отвечающих товарным критериям неокультуры и являющихся продуктом, расчитанным, в первом случае, на непритязательного серийного потребителя, а, во-втором, на более взыскательного, изощренного, но тем не менее тоже серийного, вполне предсказуемого покупателя, желающего откушать не просто вырезки, но вырезки непременно телячьей, да к тому же наипервейшей свежести.
Здесь мне на помощь нежданно приходит один из верховных жрецов американского кинобизнеса, заслуженный робокоп и звездный воитель, но тем не менее совестливый, остро и здравомыслящий человек - знаменитый Ирвин Кершнер: <Американцы экспортируют <Макдоналдс> и кино. Но <Макдоналдс> по крайней мере не наносит столь большого вреда, хотя тоже снижает уровень вкусов. Американское кино вообще не принимает в расчет искусство языка кино. Это - чистый бизнес: Поэтому я предпочитаю итальянское, французское кино:>.
Тонино Гуэрра называл американскую кинопродукцию космическим мусором. Я бы распространил это сравнение практически на все сферы американского искусства, естественно, с определенными, но не очень существенными оговорками. Мощные сорняки американской эрзац-культуры губят, глушат, иссушают нежные, робкие всходы европейского высокого творчества. Американские фильмы оттяпали в Швейцарии приблизительно 95% кинопроката, а во Франции, когда-то мировой кинодержаве, - 80%. Европейское телевидение стремительно американизируется. MTV без приглашения пришло в каждый дом. Англоязычные поп-хиты почти безраздельно властвуют в европейском эфире. Выход очередного альбома очередной американской пустышки преподносится как премьера всеевропейских масштабов.
Американский эссеист Херберт Шиллер писал: <Нация, которая не контролирует средства массовой информации, нацией уже не является.> Тщетно пытаются европейцы противостоять безудержному напору мощного, агрессивного и эффективного монстра - их окончательное поражение явно не за горами, ибо речь идет о неравной битве скудного кошелька с туго набитым денежным саквояжем. Европейские интеллектуалы с содроганием и омерзением наблюдают за неодолимым процессом американизации европейской культуры.
Оцифрованное, окольцованное, околпаченное полуискусство в состоянии полураспада.
Известный французский социолог Игнасьо Рамоне в одной из своих последних книг писал: <Американизация нашего духа зашла настолько далеко, что даже сам факт ее разоблачения все чаще рассматривается как неприемлемый.> А вот что говорил в этой связи тот же Тонино Гуэрра: <По сути, американцы хотят морально (а может быть и не только) поработить Европу. Европа - это до сих пор континент, полный духовности: Мы должны освободиться от американского рабства>. 
Вход в Женевское общество любителей чтения венчает каменно-латинское изречение: - <Нельзя доверять человеку человеку, который прочитал всего одну книгу>. В одной из своих последних статей женевская журналистка Лоранс Деонна перефразировала и дополнила эту мудрую мысль так: <Нельзя доверять человеку, который прочитал всего одну книгу:Для одних такой единственной книгй является ныне <Коран>, для других - канал CNN>.

      Непросты, запутанны и извилисты отношения тихуши Европы с крикливой Америкой.

      Ну, а все-таки - кто же сильнее: пещерный лев или саблезубый тигр? Чья шкура пушистей и краше? Кто из двоих целый век проживет, а кто сгинет в неудачной схватке с шакалами?
Сложно ответить на этот вопрос, первоначально показавшийся неразрешимым даже изощренному философу-схимнику великану Бобову. И все же более радужным видится мне будущее саблезубого тигра.. Во-первых, по вышеописанным, вполне, на мой взгляд, объективным причинам, а, во-вторых, по причине давней веры моей в торжество многоопытной неспешливой мудрости над грубой убойной силой.

      И тем не менее Америку, несмотря на всю ее гиперпещерность, я, как ни странно, тоже люблю. Но только Америку шестидесятых. Когда была она еще совсем молодой, энергичной, здоровой и, главное, дцмающей, чувствующей и совестливой.
Американцы шестидесятых, выведенные целебной хрипло-гнусавостью Боба Дилана из пуританско-мещанской комы, вытащили страну из болота расовой сегрегации, культурного застоя и пекла вьетнамской войны. Они свято-наивно верили в Джима Моррисона и в то, что Вудсток спасет мир. И пели в те годы птицы не чик-чирик и не цвирли-цвик, а Turn!Turn!Turn!. И плавал в воздухе вместе с психоделическими кольцами дыма и разноцветным аэропланом простой, как затяжка, ответ на проклятый вопрос - лови его, словно воздушный шарик! - о том, сколько нужно пройти человеку дорог, чтобы смог он когда-нибудь стать человеком. Короче, менялись вовсю времена, шпарила на всех парах по зеленой реке гордая женщина из Лос-Анжелеса и вздымалось в синее небо с алмазами белое облако в сержантских штанах с надписью: "We shall overcome".
Но с годами Америка заплыла спесивым жирком, обуржуазилась, раздулась, как опившийся крови комар, от непомерной имперской спеси, забросила за джакузи Керуака и Гинзберга, забыла своих героев, понастроила хрупких хрустальных дворцов и, главное, стала считать, что она неизменно права. Вот это-то и стало началом ее конца. Не в фигуральном, а в метафорическом, естественно, смысле. Обрюзгла и опупела Америка несмотря на пышные свои наряды, косметические подтяжки и регулярные подергивания в фитнис-клабе. Тупо взирает она из роскошных своих покоев на окружающий мир и не понимает, за что ее перестали уважать и любить. Ведь так много у нее денег, которые она с готовностью раздавала тем, кто готов был кричать ей <Виват!> Но истинную любовь ведь не купишь. Истинную любовь еще заслужить надо.

      - Европа, любишь ли ты меня? – вопрошает Америка требовательно и сердито. – Пойдешь ли со мной через любые невзгоды и беды до гробовой доски?
- Пойду, - отвечает еле слышно Европа и опускает долу глаза.
А в глазах равнодушие, легкий страх и холодный расчет.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?