Независимый бостонский альманах

ЭПИТАФИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

04-11-2001
Когда погребают эпоху,
Надгробный псалом не звучит.
Анна Ахматова

      Первые статьи с вариациями на тему "конец глобализации" стали появляться где-то в середине 2000-го года. Настроения миллениума, распространившиеся среди интеллектуалов, и понижательный сантимент, определившийся в рыночной динамике, создали необходимые условия для критического отношения к жирной американской мечте. До полдевятого утра 11 сентября 2001 года о глобализация ещё можно было рассуждать a propos. Но уже к полудню мода на эту, - в чём-то даже занятную, - политэкономию развитого капитализма уже отошла. Надо отметить, мир довольно равнодушно констатировал утрату и без сантиментов сбросил с тонущего корабля современности вчерашнюю властительницу дум.
Sic transit, как говорится, gloria mundi. А ведь ещё вчера глобализация была любимым поводом оторваться для демократической молодёжи всего мира и кормилицей бесчисленных исследователей-самоучек, привлечённых её простотой, популярностью и близостью к власть предержащим. Почившая в бозе социальная паранаука, не успевшая, подобно другой общей теории всего на свете - марксизму, окончательно перебраться с баррикад на университетские кафедры, всё же заслуживает, по нашему мнению, краткого заупокойного слова.
Во-первых, о том, что же на самом деле произошло. На наш взгляд, было бы неверно считать, что "террористический акт в Нью-Йорке уничтожил западную систему ценностей", как пишется в статье, опубликованной в солидном московском еженедельнике "Эксперт". Если угодно, он их даже укрепил. Взглянем на трёхмесячный график индекса Доу-Джонса.

 

      "Отыщи всему начало и ты многое поймёшь" - советует Козьма Прутков. Начало кризиса американского рынка, как следует из графика DJIA, вовсе не совпадает с днём 9/11. Кризис начался задолго до (см. 10-летний график DJIA) и валиться бы американскому рынку глубоко за линию местного горизонта, кабы шахиды не зарулили захваченные ими "Боинги" в башни WTC. Как отчётливо видно на графике, крутизна падения индекса DJIA за неделю до 11.09.2001, примерно та же, что и неделю спустя после этой даты. Катастрофа не смогла сразу поменять характер тренда, но, кардинально изменив настроения трейдеров, вызвала, в конечном итоге, коррекцию. Наметившаяся, спустя неполную неделю после возобновления торгов NYSE, коррекция DJIA может оказаться началом активности того же типа, которая последовала после другого авианалёта - на базу 7-го флота в Пёрл-Харборе. Патриотический подъём вызвал тогда и подъём на рынке. Но даже если сейчас подобное и не повторится, всё равно утверждать, будто авиашоу мусульманских смертников над Нью-Йорком, уничтожило рынок - одну из двух важнейших западных ценностей - было бы чрезмерным пессимизмом.
Действительно, даже бегло взглянув на график DJIA последних лет, легко убедиться, что в начале 2001 года сформировался канал на понижение и, одновременно, увеличилась нервозность рынка, проявляющаяся в повышенной волатильности его важнейшего индекса.

 

      В общем, если это и есть катастрофа рынка, то началась она отнюдь не 11 сентября 2001 года и вряд ли в одночасье завершится отказом от рыночной экономики.
Что до второй подразумеваемой главной ценности - демократии, то с нею и проблем больше, и понимания настоящего нет даже среди специалистов, не говоря уж о политиках.
На самом деле произошло крушение отнюдь не "ценностей западной демократии" и даже не концепции глобализации, которой, как теперь ясно, просто не было. Крах потерпела некая первоосновная сущность, не лежащей в плоскости представлений политэкономии.
Первоосновная? Сущность? Разберёмся!
Для начала придётся всё же сделать некоторое отступление от темы глобализации.
7 ноября 2000 года США впервые за более чем двухсотлетнюю историю демократии в стране не смогли избрать национального лидера. Досадный сбой процедурного механизма заставил отойти от священных принципов демократии и положиться на вердикт Верховного суда. Последний перевесом всего в один голос определил, что следующие четыре года США будет возглавлять Джордж Буш-мл. Прецедент недемократического избрания Президента США не вызвал особенных волнений в обществе. А зря! В тот день, символическим образом совпавший с днём русской революцией 1917 года, потрясшей до основания индустриальный мир, имело место событие, столь же значимое для мира постиндустриального. Произошёл не просто технологический сбой в рутинной процедуре выборов - после 7 ноября 2000 года мир постиндустриальный стал ещё и постдемократическим. Коллективный выбор нации оказался заблокирован не чьим-то злым умыслом, а "теоремой о невозможности" Кеннета Дж. Эрроу, утверждающей неосуществимость принятия групповых решений при некоторых условиях. Счастливые времена, когда условия математической теоремы Эрроу и реальный процесс коллективного волеизъявления существовали отдельно друг от друга, канули в Лету. Приход в политическую жизнь сетевых технологий сблизил реальную процедуру голосования с абстрактными условиями теоремы. Теорема враз превратилась в политическую процедуру. Результат наступил. На американский истеблишмент, не успевший во время отскочить.
Подчеркнём ещё раз: против привычного интеллектуального комфорта выступила не организованная социальная группа, а сколько-то там компьютеров, объединённых в некую общность средствами телекоммуникаций и управляемых программами. В данном случае эта совокупность решала задачу сбора и обработки информации о волеизъявлении избирателей. Но по принципу сети строится и множество других совместно решаемых людьми задач. Этот принцип революционизировал производство и сервис. Предпринимателям теперь не нужно концентрировать трудящихся в конторах и привязывать их к единому трудовому распорядку для достижения производственных целей. Потребители стали получать сервис по удобному для них графику и в нужном месте. Оффшорное программирование и электронная торговля являются лишь частными практическими примерами того, что идеология Сети стала основой постиндустриального общества. Мы обязаны специально отметить этот ключевой момент.
Современное общество - это множество людей, объединённых по принципу Сети. Не нации, классы или партии и даже не коллективы, а именно виртуальные сообщества людей и определяют сейчас образ будущего. К этому ориентиру устремляются надежды масс людей, а с ними и финансовые потоки, устойчивость которых определяется лишь отчётливостью представлений о будущем. Так примерно выглядела глобальная система, потерпевшая крах в катастрофе судного дня 9/11. Вот здесь пора снова вернуться к проблеме глобализации.
Так получилось, что момент зарождения глобализации примерно совпал во времени с началом экспансии сетевых технологий. В момент своего зарождения глобализация казалась новым триумфом Америки, которая окончательно и бесповоротно становится центром мира. По крайней мере, идея, что "весь мир является финансовым сателлитом США", считалась общим местом. Так дословно было написано в критических комментариях редакции к нашей статье с не очень оригинальным названием "Кризис неизбежен", опубликованной более года тому назад в еженедельнике "Компьютерра". В той статье мы тогда попытались привлечь внимание публики к факту синхронизации американского и российского фондовых рынков. Анализ циклических компонент, выявленных в индексах DJIA и РТС, позволил нам сделать вывод о том, что циклический тренд индекса Доу-Джонса является "водителем ритма" для индекса российской торговой системы. На графиках, приводимых в статье, было видно, что в обоих индексах есть гармоники, близкие по частоте, и практически совпадающие по фазе.
"А что поделаешь - глобализация!" - таков был рефрен той работы. Насколько совпал наш прогноз с реальностью, обсуждать не станем, сошлёмся на статью, вышедшую в декабре 2000 года в "Валютном спекулянте" с подробным разбором ситуации как раз в тот период, на который и делался прогноз. Старую статью мы здесь упоминаем вот ради какого, на наш взгляд, существенного аспекта в текущей ситуации. Американский фондовый рынок больше не является Солнцем русского трейдинга! Это уже хорошо усвоили практики рынка, с этим считаются аналитики: в недавнем прогнозе экономического роста для развивающихся стран, опубликованном в "The Economist" наиболее оптимистичный сценарий развития экономики прописан для России. По мнению аналитиков авторитетного журнала, этот успех частично обусловлен тем, что "Россия развивается в противофазе с мировой экономикой". Мы такую возможность высказали лишь в сослагательной форме: "…прогноз тенденций был до сих пор устойчив. Возможно, цикл просуществует ещё и на интересующем нас интервале прогноза. Предостережение важное, поскольку прогноз был разработан, что называется, what if. Отсюда - необходимость постоянно вести мониторинг цикла-водителя". 
И вот ситуация "что, если" наступила: водитель больше не водит. Точнее, не тащит за собой в пучину разверзшегося перед американской экономикой структурного кризиса. И эта ситуация совпадает с возникшим процессом свёртывания глобализации. Тот факт, что этот процесс может, оказывается, пойти вспять, отчего-то вызывает шок у некоторых аналитиков. Но ведь, по большому счёту, нынешний цикл глобализации совершенно точно не первый. Уже был в истории такой период, когда для пересечения границ не требовалось виз, когда можно было инвестировать где угодно и откуда угодно репатриировать прибыль, когда весь мир был охвачен энтузиазмом технического прогресса, проникавшего во все стороны жизни. Этот период совпал с первой промышленной революцией и завершился на рубеже XIX и XX веков серией войн и последовавших затем революций и экономических кризисов.
Итак, глобализация на спаде. Что это означает для России? Мониторинг связки DJIA и РТС позволил выявить факт перестройки этой динамической системы, что и допускалось в статье как сценарий развития. Между прочим, это очень благоприятный для России вариант! Благодаря фазовой перестройке, произошедшей до конца 2000 года, вместо полноценного кризиса российского рынка, предрекавшегося в статье, имел место "всего лишь" изрядный спад. И в ходе этого спада был нащупан новый ("противофазный") тип отношений между движениями фондовых рынков США и России. В результате мониторинга были выявлены доминирующие циклы в обоих указанных индексах. В сопоставимых масштабах они таковы.

 

      Выявленные циклические комбинации не очень-то близки к привычным графикам индексов. Но примем во внимание, что это модель. И на ней совместное поведение гармоник служит довольно-таки наглядной иллюстрацией к статье в журнале "Валютный спекулянт" под удачным названием "РТС как зеркало Доу-Джонса". Местами мы действительно имеем зеркальную симметрию в поведении индексов. Статья вышла как раз в момент, когда эффект уже можно было различить, что называется, невооружённым глазом.
На эпюрах мы наблюдаем эволюцию совместного поведения индексов – от дружного синфазного движения в продолжение 1995-1998 гг., вплоть до точки 17 августа 1998 года, затем набирающего силу рассогласования после дефолта и до начала 2000-го года, а после уже явно выраженного рассогласования, сложившегося по осени последнего года прошлого тысячелетия. Упрямое стремление противопоставить себя американскому рынку и спасло российский рынок от, казалось бы, неминуемого краха в обстановке начавшейся в США рецессии, отчётливо обозначившейся после прохождения точки миллениума. Как следует из графика, эта тенденция сохранится вплоть до конца 2002 года. Но уже выход экономики США из кризиса, который многие аналитики прогнозируют не ранее, чем на начало 2004-го года (что подтверждается также и нашими расчётами) и восстановление России, после того как в 2003 году ею будет выплачен огромный внешний долг, будет происходить точности как в древние ельцинские времена – в обстановке единства и согласия. На графиках видно, что к этому времени снова восстановится синфазность моделей РТС и Доу-Джонса.
Настала пора объяснить, что за модель имеется в виду и почему ей следует верить.
Вот как выглядят выделенные из реальных данных гармоники в индексе РТС.

 

      А вот аналогичная картина для главного американского рыночного индикатора.

 

      Честно отметим, что полноценной интерпретацией собственноручно разработанного математического метода авторы ещё не располагают, и потому приветствуется всякий новый взгляд на проблему. Суть проблемы циклов, как мы сейчас её представляем, в следующем.
На графике индекса РТС модель испытывала "перестройку" в точке, которая затем была идентифицирована как момент запуска "хайпа" (hype) – ускоренного роста котировок с последующим спадом. Сценарий, который и наблюдался для РТС в интервале 1996-1998 гг. Точка, в которой происходит запуск очередного "хайпа", соответствует границе соседних эпох. Граница раздела не обязательно соответствует смене одного устойчивого движения на другое. Например, сейчас движение российского рынка можно определить как неустойчивое и окончательно не определившееся. И вот здесь мы возвращаемся к тому, с чего начали свои рассуждения в данной статье. Распад процесса глобализации, начавшийся с конца 2000-го года и до настоящего времени ещё не определился как устойчивое движение. Это пока всё, что можно сказать уверенно (кроме того, что определилась понижающая фаза цикла DJIA). Не будем забывать и вот ещё о какой особенности. Процесс распада глобализации, если отвлечься от драматической формы, в которой он протекает, по сути, ведёт к стабилизации. Только стабилизация на российском и американском рынке - понятия разные. Стабилизация "по-русски" - это застой. Моделью рынка является, как следует из графика, сумма гармоник, довольно близких по частоте. Это означает, что на интервале порядка десяти лет значения индекса РТС с большой вероятностью окажутся в диапазоне 200-300 пунктов, выходя за этот диапазон лишь в экстремальных ситуациях, да и то относительно ненадолго. Стабилизация же "по-американски" в ближайшие 3-4 года означает спад. Обратим внимание, что модель американского рынка есть сумма гармоник заметно различающихся по частоте. Характерно, что синхронизация рынков происходит на близкой по частоте высшей гармонике. Длинная же волна американского рынка, как следует из графика, имеет период такой, что ещё в 2004 будет заметно ощущаться понижательный сантимент.
Иными словами, "что русскому рынку стабилизация, то американскому - спад".
И вот теперь попытаемся истолковать природу циклов и их фаз. По нашему мнению, с возникновением "быстрого" цикла связан процесс глобализации, который, в свою очередь, определился технологическими переменами в конце 1980-х годов, в частности, экспансии сетей и превращения их в определяющий фактор осуществления рыночных транзакций. До начала 1990-х годов на рынке доминировали относительно "медленные" циклы. Технологии вызвали процессы, которые аналитики рынка определяют как повышение волатильности. По образному выражению выдающегося швейцарского математика Питера Хьюбера, если до технологической революции, связанной с экспансией сетей, движение рынка было подобно течению вязкой жидкости, например, мёда, то сейчас оно более всего напоминает течение воды в горной реке. Наблюдаемый рост волатильность и послужил источником гармоник с полупериодом около года, которые появились в рыночном спектре вместе с политическими спекуляциями на тему "глобализация". Мы склонны рассматривать рыночную динамику в двух измерениях. Наша гипотеза такова. Существует относительно стабильное сообщество профессиональных участников рынка, сантимент которого меняется циклично и может быть хорошо описан с помощью выявленных гармонических трендов. Это – внутреннее явление рынка, как, например, собственная частота у музыкального инструмента. Но существует и внешний мир, из которого на рынок приходят инвесторы, желающие использовать рынок как инструмент в своих долгосрочных или краткосрочных стратегиях. Стратегии крупных инвесторов зачастую не совпадают с настроениями рынка и реально мы наблюдаем весьма значительные уклонения поведения значений DJIA и РТС от гармоник, определяемых тем, что мы назвали "собственными колебаниями" рынка. Действительно, длительное время Доу-Джонс был в лучшем фактическом состоянии, чем то, которое можно было бы предполагать, исходя из широко распространявшиеся убеждений профессионалов о неизбежности кризиса. Так, главный банкир США Алан Гринспэн ещё в июле 2000-го года заявил о том, что новый мировой финансовый кризис неизбежен, обосновав эту свою точку зрения "сохраняющимся неблагоразумием человека в области финансов".
Обратим внимание вот на какой аспект указанного Гринспеном "неблагоразумия". В тех случаях, когда реальные котировки следовали трендам, определяемым гармониками, из которых, как мы убедились, складываются "собственные" настроения рынка, о кризисе речь не шла. Когда и если наблюдался искусственный, навязанный рынку извне сценарий, всегда за этим противоречащим собственному "настроению" рынка развитием следовал кризис.
Иными словами, мы склонны предполагать, что выявленные нами гармоники есть ни что иное, как "сантимент рынка". Другое дело, что инвесторы могут как следовать этой, в некотором смысле, траектории минимальной энергии, так и уклоняться от неё. Последнее, в общем случае, влечёт те или иные проблемы, которые практики интерпретируют как кризис фондового рынка. Хотя, возможно, правильнее было бы интерпретировать такую ситуацию как кризис рыночной стратегии крупных игроков, стремящихся навязать рынку те или иные предложения. Таким образом, логично предположить, что поскольку рынок является частью Природы (социальной), то и его реакция на неблагоразумие Человека тоже отвечает общей "стратегии" Природы. Возможно, эта простая идея и есть искомая первоосновная сущность.
И в заключение – ещё несколько слов предмете данной эпитафии. Началось отливное движение. Не считаться с этим фактом, значит следовать неоптимальной стратегии и нести ненужный риск, связанный с этим выбором. Процесс пока в неустановившейся фазе, но это не значит, что удастся сдержать его или повернуть в прежние безмятежные времена. Это как любые другие процессы распада. Например, памятный всем процесс распада СССР, начало которого "проспали" все аналитики в мире, включая и сиамских близнецов ЦРУ и КГБ. Для рынков что подъём, что спад – всё едино, прибыль можно делать как на том, так и на другом, но в чём же особенности нового этапа, для которого ещё даже не придумали благозвучного названия (постглобализация? антиглобализация?) и, вообще, есть ли такие особенности?
Отличный вопрос, но это уже совсем другая история.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?