Независимый бостонский альманах

МЕРЗЛАЯ ЗЕМЛЯ ЕВРАЗИЙЦА ДУГИНА

02-12-2001

Dugin

      Россия попала в очень сложную ситуацию, дефицит разума является самым главным из всех дефицитов. Выйдя из клетки "единственно верной научной марксистской идеологии", люди мечутся в поисках новых опор для духовной и интеллектуальной жизни, то и дело попадая по неопытности то в лапы тоталитарных сект, то в финансовые пирамиды, то под влияние "новых идеологий", которые, как правило, являются отбросами переваренных Европой концепций.

      Одной из таких идеологий является "Консервативная Революция", которую проповедует в России Александр Дугин - отечественный мыслитель-самородок, широко известный в узких кругах национал-большевиков и сочувствующих им лиц, писатель чрезвычайно плодовитый. Будучи исключён со второго курса МАИ за неуспеваемость (хотя он любит утверждать, что за антисоветскую деятельность), Дугин погрузился в оккультно-сексуальные поиски. Это сыграло в его судьбе неважную службу - когда, прикинувшись православным, он стал членом Центрального Совета Национально-патриотического фронта "Память", его раскусили и выгнали оттуда, обвинив в том, что он и его приятель Гейдар Джемаль "контактировали и контактируют с представителями эмигрантских диссидентских кругов оккультистско-сатанинского толка, в частности, с неким писателем Мамлеевым".

      Не удержавшись в "Памяти", Дугин пошел своим путём. Он выпустил альманах "Милый ангел", а также журнал "Элементы", оформление и содержание которого не оставляет никаких сомнений в оккультно-фашистской направленности. С 1993 Дугин стал главным идеологом национал-большевистской партии Э. Лимонова. Его перу принадлежат главные тезисы и лозунги этой партии: "Национал-большевизм самое авангардное мировое политическое движение... Он объединяет все самое крайнее, что было в фашизме и в коммунизме... Он апеллирует к массам и превозносит Сверхчеловека."

      Основными героями "Лимонки" стали разнообразные революционеры, фашисты, террористы, и просто маньяки, типа сатанистов Чарльза Мэнсона или Алистера Кроули, а стилем - прогрессирующая некрофилия, отражённая даже в партийном призыве национал-большевиков "Да, смерть!".

      Несколько позже Дугин разругался с ныне сидящим Лимоновым (а когда-то так любили друг друга, будучи ко всем своим способностям еще и бисексуалами).

      Дугин очень не любит идей " русского космизма", с которыми тесно связано учение В. И. Вернадского о ноосфере. Каким-то неясным образом связывая их в своём уме с геополитическим пугалом "мондиализма", он пишет: "...важно подчеркнуть, что синонимический термин "космизм" (ставший популярным в России в связи с трудами философа Н. Фёдорова, имевшими откровенно "вампирическую" окраску идея искусственного оживления всех предков и т. д. — и давшими импульс как "космистам" от науки - академики Вернадский, Чижевский, - так и идеологам большевизма - Богданов, Платонов и т.д.) на Западе впервые был употреблён представителями Ордена "Н. В. of L.", который Генон однозначно определил, как контр-инициатическую и наиболее опасную среди всех остальных оккультных организаций". Читая такое, диву даёшься - чего здесь больше - наглого невежества (А.Чижевский никогда не был академиком, А.Платонов - идеологом большевизма, а у Богданова были серьёзные стычки с Лениным) или же оккультного бреда (Николай Фёдорович Фёдоров, интереснейший христианский мыслитель, вдруг превращается в ... вампира!).

      Бредя, Дугин вдохновляется писаниями Рене Генона, самобытного французского мыслителя, перешедшего из христианства в мусульманство. Проповедуя идеи "консервативной революции", Дугин написал и издал в своём издательстве "Арктогея" ("Арктогея" - это мифическая страна "Полярного Рая", которую нафантазировал один из гитлеровских историков, Герман Вирт), целую серию книг. В них он демонстрирует, что главная черта Консервативной Революции - это ненависть к научной мысли и разуму и мечта о возврате к временам, когда сакральность власти никто не смел подвергать сомнению, а категории Раб и Господин имели абсолютное значение. Понятно, что ислам для такого мировоззрения лучше подходит, чем христианство.

      Хотя сам Дугин, бия себя в грудь, называет себя православным и чисто русским, даже носит под дикой бородой крест, которым при случае можно и зашибить насмерть, в своих геополитических трудах он всё вре
мя заигрывает с исламом, причём именно с наиболее агрессивной "традицией". Дугин не скрывает, что свои идеи он заимствовал у Рене Генона, Юлиуса Эволы (автора книги "Языческая Империя" ), а также у геполоитиков и писателей Третьего Рейха вроде Хаусхофера. Поскольку эрудиция Дугина своеобразна и питается материалами мало известных русскому читателю трудов гитлеровских оккультных институтов, его тексты производят ошарашивающее впечатление на неподготовленного к перевариванию такой духовной пищи читателя.

      Дугин драпируется в костюм защитника России от происков атлантистов и всяческих сил мирового заговора, его тексты и идеи, если их принимать всерьёз, способствуют окончательному уничтожению способности людей здраво мыслить и тем самым ведут к разрушению России. Сталкивая несовместимые понятия, Дугин не ищет истины. Для него гораздо важнее воздействовать на психику разных групп читателей. Ярким примером этого является его программный лозунг "Третий Рим - Третий Рейх - Третий Интернационал", каждая часть которого рассчитана на свою группу читателей. Само понятие Консервативной Революции из этой же серии - оно является "катахрезой", сочетанием несочетаемого, чем-то вроде "живого трупа" или "безградусного спирта".

      Всё это не представляло бы большого интереса, если бы Дугин не проявлял активного желания довести свои идеи до уровня реальной власти. Его идеи стали популярными в Комитете по Геополитике Госдумы РФ. Одно время ему удалось даже побыть консультантом Г. Селезнёва- к счастью, здесь в нём быстро разобрались. Тем не менее, он. не довольствуясь местом гностического геополитика, решил войти в научное сообщество в качестве кандидата философских наук.

      Для соблюдения приличий при защите диссертации, желательно было иметь высшее образование, которого до сих пор у соискателя не было. Но в наши дни получить диплом дело не такое уж хитрое (вообще-то в переходах метро можно купить готовые бланки и дипломы с печатями почти любых высших заведений и даже дипломы кандидатов и докторов наук), и идеолог "консервативной революции" представил в Учёный Совет ... диплом об окончании заочного отделения Новочеркасского Инженерно-Мелиоративного Института! Странно, что он сразу не представил диплом доктора – наверное, хотелось покрасоваться на самой защите и погулять на банкете. Эта ситуация напоминает известный любителям фантастики труд "Введение в эпистемологическую мелиорацию", который читал в Женеве незабвенный Ийон Тихий в романе Ст. Лема "Осмотр на месте". Правда, возникает опасение, что если Дугин всерьёз займётся эпистемологической мелиорацией, для философии это может оказаться не менее трагичным, чем деятельность советских мелиораторов в эпоху идей "переброски северных рек" для природы.

      Получив диплом, Дугин вскоре представил на рассмотрение диссертационного совета К 064.40.01 в Северо-Кавказском Научном Центре Высшей Школы (Председатель Совета Ю. А. Жданов) диссертацию на соискание учёной степени кандидата философских наук на тему "Эволюция парадигмальных оснований науки (Философско-методологический анализ)". Защита состоялась 20 декабря 2000 г. На заседании указанного Совета. Научный руководитель диссертации -д.ф.н., проф. Ростовского Юридического института МВД РФ Верещагин В. Ю., оппоненты - д.ф.н., проф. Кузнецов В. Г. (Москва), д.ф.н, проф. Матяш Т. П. (Ростов на Дону), ведущая организация - кафедра философии и методологии науки факультета государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова.

      Многие современные диссертации по философии представляют собой более или менее добротные компиляции, которые не так уж трудно ваять в эпоху Интернета, но всё же в этой сфере есть некие правила приличия.

Когда автор цитирует так, что становится очевидным, что ни уха, ни рыла в цитируемом тексте он не понимает, это пока ещё считается непристойным. Дугин демонстрирует именно этот стиль, когда обращается к трудам физиков.

      Что уж говорить о высоких материях вроде "уравнения Дирака" или "теории хаоса", если Дугин уверен, что второй закон Ньютона выражается формулой F=mv (очевидно, в голове автора основной закон динамики фундаментально перепутался с формулой кинетической энергии, а может быть, и с формулой Эйнштейна, что и породило нелепое выражение на стр. 108 диссертации). Уравнение Шредингера, по его мнению, звучит так: энергия (постоянная) частицы равна частоте во
лны, умноженной на h (постоянная Планка), а импульс частицы, который меняется в поле сил от точки к точке, равен постоянной h, делённой на длину соответствующей волны, подобным же образом меняющейся в пространстве." (с. 144) Этот пассаж напоминает анекдот о двоечнике, который сдаёт экзамен по физике. Его спрашивают: "Чему равна постоянная Планка?" Он пишет: h=3. "Чепуха! Но скажите хотя бы, что такое h?" — "А это высота этой планки!" Примерно такого же уровня вся эрудиция Дугина в области физики, хотя он и очень "образованность хочет показать", жонглируя такими словами, как "суперструны", "фрактаны", "дао-материя". Уж лучше бы Дугин физики не касался!

      Но и в области философии наглая натура "Консервативного революционера" проявляет себя. Так, Лейбниц и Ньютон для него - "полупрофаны", поскольку не до конца посвящены в идеи розенкрейцеров (с. 119), а "для Генона Древняя Греция ... видится, как область определённой аномалии в сакральной цивилизации, которая дала импульсы будущей западной цивилизации Нового Времени" (с.48). Вот где, оказывается, собака зарыта! Архимед и Эвклид с Пифагором, значит, виноваты в том, что человечество научилось мыслить не только в категориях власти и подчинения, а уж этого простить никак не возможно. К тому же, согласно Дугину, критерии науки "ясно связаны с англо-саксонским ареалом, в первую очередь с Англией", а это уж очевидно пахнет зловредным влиянием атлантистов. О том, что наука Европы начиналась прежде всего в Академиях Италии, он как бы и не подозревает.

      Впрочем, дело не в этом. Главная идея диссертации сводится к тому, что времена науки прошли, пора возвращаться к старым добрым порядкам, когда наука занимала подобающее ей, по мнению Дугина, место - в лучшем случае, служанки властителей. Дугин рад отодвинуть науку куда-нибудь подальше от лиц, принимающих решения, утверждая, что наука "не оказывает на форму современного мышления практически никакого влияния, и ни одной современной идеологии не придёт в голову оправдывать свои мировоззренческие и социально-политические постулаты теорией суперструн" (с. 153). Непонимание природы и ценности науки и страх перед ней - вот основа мировоззрения Дугина. Фиговые листики изобретённых им словесных конструкций вроде "парадигмы сферы", "парадигмы луча" и "парадигмы отрезка" прикрыть срама никак не могут.

      Но, видимо, Дугин обладает изрядным обаянием на грани оккультных способностей, раз уж ему удалось внушить философам из МГУ, Северо-Кавказского научного центра и Ростовского юридического института МВД России, что его работа "заслуживает положительной оценки, а автор - присуждения степени кандидата философских наук", как обычно пишется в решениях Учёных Советов. При этом члены Учёного Совета как бы не обратили внимания на то, что в списке "научных трудов" Дугина из пяти работ - четыре опубликованы в его собственном издательстве "Арктогея", и лишь одна, имеющая слабое отношение к теме диссертации, в журнале "Философия хозяйства"! В наши дни, впрочем, и не такие защиты диссертаций приходится видеть.

      Обретя искомую научную степень, А. Дугин развил бурную политическую активность. В субботу 22 апреля, вскоре после разгрома Ясеневского рынка в Москве, устроенного "скинхедами" в честь дня рождения Гитлера, состоялся учредительный съезд Общероссийского политического общественного движения "Евразия". В зале участников встречали два огромных транспаранта на зеленом фоне: "Россия - страна Евроазиатская. В. В. Путин" и "Евразия - превыше всего". На обложке сборника трудов "Евразийство: теория и практика" рядом с портретом Дугина красовались портреты президента РФ Владимира Путина и Верховного муфтия России Шейха-уль-ислама Талгата Таджуддина. Надо думать, Президент Путин просто не обратил внимания на близость своего портрета к портрету рвущегося в политические лидеры "неоевразийца", а с течением времени, дай-то Бог, поставит его на место. А то бородатый евразиец стал периодически появляться на экранах телевизоров и вещать многозначительное.

      Грустно, однако, что фарс присуждения Дугину научной степени состоялся в стенах Ростовского университета, где работают хорошие специалисты, с уважением относящиеся к идеям Вернадского о ноосфере, к науке и разуму. Одно время даже обсуждалась идея о том, чтобы присвоить РГУ имя В. И. Вернадского. Этого не произошло - университету присвоили имя М. А. Суслова. По
сле перестройки табличка с этим именем была снята и долго валялась в подвале университета. Если идеи Дугина получат распространение, возможно, будет целесообразно по ставить вопрос о присвоении университету имени Р. Генона и введении в его программы курсов по географии Арктогеи.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?