Независимый бостонский альманах

ШТРИХИ К ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ ПОРТРЕТУ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

26-12-2001

Господь Бог изощрен, но не злонамерен.

Альберт Эйнштейн.

 

Igor Oleynik Путин – поздний и единственный ребенок из бедной семьи, выросший в коммунальной квартире. Такое начало жизненной биографии, согласно психологическим тенденциям развития личности, повышают вероятность формирования у ребенка индивидуалистической жизненной ориентации, завышенных жизненных притязаний при низкой самооценке и внутреннем переживании комплекса своей неполноценности. Данные условия социализации с раннего возраста способствуют развитию таких черт характера как агрессивность, внутренняя отчужденность и психологическое одиночество, конформизм, неоткровенность, легкоуязвимое самолюбие, несбалансированная самокритичность.

Учителя школ, в которых он обучался, с трудом могут выделить его чем–то особенным, упоминая лишь про усидчивость и чтение книжек о разведчиках. Его считали мальчиком ранимым, обидчивым, немного напряженным, не очень уверенным в своих возможностях, склонным к заниженным самооценкам.

Не замечено оригинальности мышления или сильного интеллекта. Уже в школьные годы стала заметной такая доминанта поведения Владимира Владимировича как склонность связывать рост своего статуса с соблюдением "правил игры" управляющей среды, с лояльностьюпо отношению к "начальникам" в гораздо большей степени, чем с достижениями в развитии своей личности.

Начиная с пятого-шестого класса, чтобы скрыть свою уязвимость и неустойчивость, Владимир пытается компенсировать комплекс неуверенности в себе "внешней" драчливостью. Психологически закономерным для личности будущего Президента является отказ от занятий боксом в пользу занятий дзюдо, - этот вид спорта вырабатывает ориентацию не на слом внешней ситуации, а на нейтрализацию исходящих от нее угроз. Путина можно назвать "человеком постоянной защиты и редкого контрнаступления".

Он тверд и решителен в обороне, но инициативная, не являющаяся "ответной" агрессивность, для него психологически чужда.

Из-за неброской внешности Владимир должен был испытывать острые проблемы, связанные с мужской инициацией, т.е. завоеванием своего места в подростковом и юношеском коллективе. Внешний способ преодоления этих проблем он увидел для себя в демонстративной мужественности – невозмутимости и скупой мимике человека из "компетентных кругов". С детских лет ориентирован принимать поддержку не столько от ровесников, сколько от авторитетных взрослых (эту черту Путина ярко характеризует факт регулярного уклонения Владимира Владимировича от студенческих вечеринок и нерегламентированного общения). В то же время следует подчеркнуть, что в выборе круга личного общения Путин неконъюнктурен и не руководствуется соображениями сиюминутной полезности. Несмотря на свой новый статус, он сохраняет стиль отношений со своими давними знакомыми, в т.ч., и невысокого социального положения.

Хотя заметность среди сверстников Владимиру явно приятна, и он много вкладывает сил, чтобы не оставаться стеснительным аутсайдером (ему крайне неприятен страх поражения), все же Путин даже на посту Президента России даже при запредельном уровне общественной поддержки не может до сих пор воспринять психологию удачливого победителя, завораживающего окружающих яркими достижениями. Он никогда не был харизматиком ни в одной из своих референтных групп и уже никогда им не будет. Он - человек реагирования на внешнюю угрозу или целевую установку, а не человек формирующей внешнюю среду инициативы. Поворотные поступки в его жизни (в т.ч., и увольнение из спецслужб) диктовались давлением внешних факторов и определялись конформизмом, а не внутренне созревшей потребностью, мотивом или духовным идеалом.

В целом, как личность Владимир Владимирович психологически скорее ориентирован не столько на стремительный захват новых позиций, сколько на обеспечение надежности удержания уже наработанного ресурсного потенциала. Его можно назвать амбициозным конформистом. Путин - интраверт, вынужденно играющий ради интересов своего клана психологически дискомфортную для себя роль экстраверта. Поведение Президента на публичных мероприятиях это поведение очень одинокого человека, внешне смирившегося с необходимостью быть на виду. Как человека с рациональным аппаратным мышлением его явно раздражает неизбежная для публ
ичного политика необходимость повторять одни и те же мысли для разной аудитории.

Можно предположить, что у Владимира Владимировича исторически сложилось непростое и крайне осторожное отношение к инициативе (он наверняка многие годы находился под впечатлением фразы: "Инициативщиков не берем!", сказанной ему при первой попытке поступить на работу в КГБ). Его личный опыт говорит о том, что для должностного роста лучше не высовываться и соблюдать лояльность к авторитетам, принимающим кадровые решения.

В общем, несмотря на молодой для политика возраст он выглядит "конем, который старой борозды не портит, но и новую борозду не прокладывает".

В противоположность Ельцину Владимир Владимирович склонен ориентироваться не на прорывные технологии решения проблем, а на эволюционный путь, на естественные темпы трансформации системы (при этом вполне может в критический момент упустить инициативу, как это было в момент катастрофы с "Курском").

Внутренняя жизнь Путина (как и всякого человека, который находится в конфликте с собственными психологическими комплексами) – неровная, противоречивая, прорывающаяся наружу через высокое физическое и эмоциональное напряжение. Журналисты, помогавшие Путину писать воспоминания, обратили внимание на то, что на тему разговора Владимир Владимирович реагирует всем телом: "Когда он говорит о каких-то действительно важных для себя вещах, он немножко привстает со стула – он, может быть, сам этого не замечает. Если он сидит, значит, это его абсолютно не беспокоит.

Чуть-чуть привстал – значит, все серьезно".

Недоверчив к новым для себя людям, - в сущности, он склонен верить только тем людям, отношения с которыми проверены многолетним опытом. На совещаниях на реплики малознакомых или незнакомых, новых для него людей реагирует обостренно-внимательно – как на возобновившееся тикание часового механизма в обезвреживаемой бомбе. Привыкает к своим сотрудникам очень долго, но и привычки к быстрому отвыканию от них не имеет.

Говоря о личном окружении Президента из т.н. "питерской группировки", нельзя не отметить, что большинство этих людей имеет психологию "аппаратчиков из столичного города с провинциальной судьбой". Исторически сложилось так, что для работы на федеральном уровне вербовали наиболее ярких и профессиональных представителей питерского чиновничества - Москва всегда жила за счет организации "утечки мозгов" из провинции. Кого-то брали "вариться в московском котле", а кого-то - не брали, и не брали многие годы. В результате этого постоянного вымывания ярких личностей в руководящих кругах второй столицы сложилось весьма амбициозное болото из относительно ущербных в профессиональном плане аппаратчиков.. В каком-то смысле, застоявшийся высший питерский чиновник – это не только судьба, но и диагноз. И два года длинный ряд носителей этого диагноза благодаря многолетнему знакомству с Владимиром Владимировичем получил возможность прорыва на федеральный уровень с соответствующим влиянием своего менталитета на решение российских проблем.

Президент предпочитает больше слушать, чем проявлять свою позицию. При всей своей внешней невозмутимости Путин является чрезвычайно эмоциональным, чувствительным, восприимчивым человеком. Обычная для него канцелярская скучность и скупость в мимике – это защитная реакция, ровно ничего не говорящаяся о степени интереса к обсуждаемой теме. Но когда Владимира Владимировича "прорывает" всплеск эмоций (к примеру, в разговоре о Чечне), то его суждения сразу становятся ярко интонационными и категоричными. В целом же нынешний Президент России как собеседник эмоционально закрыт и "читать" его очень трудно даже хорошо натренированным в этом людям.

Свое потенциально очень уязвимое место - склонность к раздражительности Владимир Владимирович преодолевает в т.ч., и аутотренингом дзюдоиста, но этот метод не может устранить первопричину нервности - слабую адаптивность, недостаток чувственных навыков приспособления к новым людям и обстоятельствам. Налицо самолюбие и упрямство в попытке компенсировать свои комплексы. В целом, психологическую выносливость Путина можно оценить как весьма высокую- а информация о неизбежно случающихся порой эмоциональных срывах остается в рамках личного окружения.

Уровень самокритичности у Владимира Владимировича, по всей видимости, неустойчив и тяготеет к край

ностям (в обычном состоянии он излишне самокритичен, но в минуты эмоциональных всплесков склонен переоценивать себя, что может сыграть с ним злую шутку). Очень переживает и долго помнит собственные неудачи. Может много лет терпеливо ждать случая "припомнить" своему обидчику (привычка Владимира Владимировича поджимать нижнюю губу характерна для людей, глубоко переживающих обиды) Болезненно реагирует на режим "информационного бункера", выстроенный для него Волошиным и на факты умолчания сотрудниками личного аппарата важной для него информации.

Хорошая зрительная память. Легко запоминает пережитые ситуации в деталях. Мышление образное, конкретное, скорее прецедентного, чем творческого типа.Может быть генератором идей, но вряд ли это будут идеи принципиально новые, неординарные. По мировосприятию Путин осторожный и ироничный традиционалист, а не новатор-теоретик, обуреваемый авторским самолюбием.

Владимира Владимировича можно назвать пунктуалистом, знатоком норм, правоведом - это проявляется, в частности, в манере исправлять неточности в формулировках собеседника. Его "немецкий" менталитет проявляется в искренней вере в то, что для улучшения жизни в России необходимо добиться, чтобы все, как же, как и он сам, соблюдали определенные установленные авторитетами правила. Убежденность в спасительности соблюдения правил является для Президента психологической защитой от агрессивности внешней среды и психологического дискомфорта его личного пребывания в должности Президента. Любопытно отметить, что Путин чаще всего упоминает Имя Господне, как имя того, кто установил первоправила.

В общении крайне редко ведет себя инициативно, но натренировал в себе способности к быстрой ориентировке и реакции в общении. Характерный штрих в этой связи. Когда нынешнего Президента утверждали в Думе в должности премьер–министра Явлинский заявил: "Думаю, что большая часть нашей фракции не станет голосовать за Владимира Владимировича Степашина". Путин тут же среагировал: "Благодарю всех, высказавшихся в мой адрес, а особенно – лидера фракции Григория Алексеевича Зюганова".

Владимира Владимировича можно назвать по-своему артистичным в плане владения набором отработанных ролей, но изменение стереотипа дается ему с трудом. Он часто получает возможности стратегического преимущества перед своими противниками, но в силу своих личностных особенностей "ответственного исполнителя" обычно не успевает это преимущество реализовывать в полном объеме.

Путин, - безусловно, по-своему целостная, романтическая и неординарная фигура, ориентирующаяся на систему высоких ценностей и принципов. По его собственному выражению, он "следует не конъюнктуре, а идеалам и установкам". Заметим, следует даже тогда, когда это явно вредит его имиджу (например, публично выказывая свое личное уважение к Ельцину, горячо нелюбимому большинством поклонников нынешнего президента).

В отличие от многих представителей нашей нынешней национальной элиты Путин, безусловно, не является по своей психологии предателем, готовым идти по трупам ради денег и власти. Несмотря на то, что основную часть своей карьеры Владимир Владимирович сделал в постсоветский период, он далек от системы ценностей "новых русских". Путин – человек по натуре "непубличный", домашний. Он искренне любит детей (и детское во взрослых людях) - похоже, что дети ему психологически ближе, приятнее и интереснее, чем взрослые.

В нем со всеми его недостатками и комплексами есть немало симпатичного и социально близкого широким массам российских избирателей. Но вот уже два года своего правления он слишком напоминает образ одинокого, умного Рыцаря Печального Образа, осознающего, что Прекрасная дама – Россия все- таки ускользнет из его рук. Потому, что Владимир Владимирович, несмотря на всю свою популярность в период благоприятной для страны внешнеэкономической конъюнктуры до сих пор остается во многом непозиционированным (или запаздывающим в позиционировании) Президентом не определившейся в себе России.

Ассоциация "Будущее России" (www.bdr.ru)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?