Независимый бостонский альманах

ВЕСЬ МИР НАСИЛЬЯ. . .

17-02-2002

Тема насилия вообще безбрежная. В малолетнем возрасте ничего на эту тему припомнить не могу – я ж в детский сад почти не ходил.

Вот уже одно звено из цепи воспитания советского человека и выпало. Да и армию – университет издевательства над личностью – по льготному режиму, с лейтенантскими звёздами на погонах проскочил. Но всё равно без драк, да игры в войну, легко в драку переходящей, жить ни в школе, ни во дворе невозможно. Да и городок такой, впрочем, вряд ли других свежепостроенных социалистических городов хуже. Деревенских родственных да соседских связей и уклада тут нету, а жить по закону, как в Цюрихе каком-нибудь, и научить некому, и учиться национальные традиции мешают. Кстати традиций этих намешалось . Ну, русские, украинцы – это уж, как на любой новостройке. Казанские татары, мордва, чуваши, мари, сами, собственно, башкиры – это в районах Башреспублики по деревням источник, да и Уфа исторически – татарский город. Евреи, армяне, азербайджанцы – эти приехали как специалисты на нефте- и прочие заводы. Немцы, крымские татары и греки, галичане - это уж подарок доброй Советской власти. Уфа, и Черниковск с нею, были городами мягкой ссылки.

Поэтому чеченцев с ингушами у нас не было, а на кого опала чуть помягче – те и у нас могут оказаться. Был у меня с третьего до пятого класса замечательный учитель рисования – Михаил Иванович Кукулиди, то есть это человек он замечательный, очень обаятельный, конкретно по рисованию ничего особого не помню. Вдруг выясняется – 56ой же год на дворе – что он вообще-то учитель истории, но не может её преподавать. По причине крымский грек. А у него медаль партизанская за Крым. В то время очень больших вопросов у меня это не вызвало. Много уж потом над безумием ситуации задумался.

Но при всей этой мешанине языков и племен, убей – не помню специально межнациональных конфликтов.

То есть могли кого-то в пылу уже драки татарской мордой или жидом назвать, но как причина для драки – не помнится. Зато барак на барак - это уж и взрослые могли драться. У нас в Соцгороде больше начальство да специалисты живут, они, конечно, не дерутся на людях даже и по-пьянке. Но дети и в нашем районе постоянно в боевой готовности. То за главенство во дворе, либо в классе стычка, а то и двор на двор. Тем более – если в чужую зону забредёшь. Но вот такого, что в песнях Высоцкого, или в воспоминаниях Евтушенко или там, Льва Дурова – у каждого заточки и кастеты, да блатари на каждом шагу – этого всё-таки у нас не водилось. Честно говоря, не особенно верю я и вышеупомянутым. Конечно, в наше время послевоенный пик преступности уже на спад пошёл, да и район сравнительно благополучный.

У нас во дворе вообще Госбанк помещался, дежурили милиционеры, так что со сверстниками приходилось идти разбираться за сараи, а то дядя Аркаша-мент гонял. Но когда частные воспоминания о сороковых годах слушаешь, гораздо люди меньше на эту тему говорят, чем когда знаменитость перед микрофоном про трудное детство делится. Это ведь тоже своеобразное самоутверждение – демонстрировать, что вот, из шпаны в Народные Артисты пробился. Тоже, в какой-то степени, реликт большевистской ставки на социальные низы. Оно ведь и здесь, в Штатах, любой политышен первым делом начинает рассказывать, что “с другой стороны железной дороги родился”. Так что ножи с кастетами появлялись, конечно, но больше как экзотика, для обозначения серьёзности намерений. Что в ходу было: доска, на стройке прихваченная- камень, особенно если камень в авоське – очень рекомендую, можно уже на кастет не тратиться- цепи велосипедные.

А чаще всего всё-же просто кулаки – не блатные ведь дерутся – мальчики из хороших семей.

А пару раз видел я, как люди мотоциклетными цепями дерутся да монтировками. Тяжёлое зрелище, не советывал бы я Крутому Уокеру с Шварценэггером на это смотреть – потом по ночам кошмары могут быть. Самое, пожалуй, впечатляющее зрелище – это толпа не мальчишек уже, взрослых парней работающих, армию отслуживших, с мотоциклетными цепями да ломами. Это, значит, из нефтезаводских бараков пошли рыбинских бить. Это, наверное, требует некоторого пояснения.

Ну вот, представьте себе, что вам нужно в стратегическом тылу в мирное, сравнительно, время (1931 год) построить авиамоторный завод. Проблем с рабочей силой у вас никаких раскулачивание в разгаре. Оборудование тоже не проблема – капиталисты толпами ходят, предлагают поставки

верёвок, на которых вы их вешать собираетесь – кризис же во всём мире. Значит, место выбрать нужно. Это называется “Генеральная схема размещения таких-то заводов”. Задача сложная, много с неё всяких госплановцев, наркоматских и научных людей всегда кормилось. Я и сам лет десять зарплату получал за обнаучивание аналогичной задачи для одной из отраслей Народного Хозяйства. Но в данный момент богатый заказчик не просматривается, попробуем задачку на скорую руку без открытия научной темы решить.

Прямо в большом городе строить не с руки, так? Шпионы всякие под ногами крутиться будут, строителей контролировать трудно, да и эстетически колючая проволока в городе плохо смотрится. С другой стороны, очень далеко от города тоже нехорошо – мы же с вами не контрактованное кулачьё, а культурные люди. В Обком съездить, с руководящими товарищами из местных встретиться надо? Надо. После пленума в театр сходить, с актрисами пообщаться, наконец, поужинать по-человечески тоже надо? Так что ж, по вашему, мы с вами должны туда за сотни километров по болотам тащиться? Конечно, у норильских, у магаданских товарищей своя специфика, но во-первых они себе местный театр из зэков и зэчек откроют; а во-вторых, их Партия на то место поставила - у них свои задачи, нас с вами на наши – мы свои и должны решать. Значит, получается, не очень далеко от областного центра, чтобы на Форде или М-1 персональном за полчаса-час добраться. Километрах в в двадцати-тридцати, ну до ста уж как максимум. Теперь следующее – железная дорога должна быть? Это уж и к бабке не ходи – не особо отмечен период Соввласти успешным строительством новых железных дорог. Никак до показателей Сергея Юльевича Витте не дотягивали. Сколько не корячились – если и построим дорогу – то уж точно не туда. Ну, после Довлатова и Веллера на тему совжелдорстроительства уже и писать неприлично. Значит, необходима готовая железная дорога. Речка, однако, тоже нужна – и негабарит на баржах возить, и потом для заводского водоснабжения.

Всё, можете проверять по карте “Стройки первых пятилеток”. Если есть исключения – только с уникальными месторождениями чего-нибудь такого, как тот же Норильск. Для Уфимского моторостроительного завода выберем мы с вами место в двадцати километрах к северо-востоку от тогдашней стотысячной Уфы на железной дороге в сторону Челябинска, около моста через реку Уфа, по-домашнему Уфимка, по башкирски Караидель-Чёрная река. Вот и получается станция Черниковка Рязано-Уральской железной дороги.

В ту же пору открываются в Башкирии первые нефтяные месторождения –“Второе Баку!”. Закупаем в Штатах нефтеперерабатывающий завод – везём ставить около Уфы. Но тут проблема есть – из Уфимки город Уфа питьевую воду берёт, и потом из Уфимки вода в Белую-Агидель, другую городскую реку, выше города впадает. Значит если нефтезавод на Уфимке поставить, жить в Уфе уже невозможно, при очистке стоков по-советски, да ещё в тридцатые годы. Ставим нефтезавод чуть посеверозападнее, так чтоб стоки в Белую ниже Уфы сбрасывать. Как раз там, между прочим, где Чапаевская дивизия через реку в 19м переправлялась.

Теперь надо для нефтезаводских площадку под жильё выбирать. То есть аварийный посёлок, это уж как водится, прямо под заводским забором, читай Маканина повести. А надо ж посёлок на десятки тысяч жителей, с учётом дальнейшего развития. Предложили, говорят, легендарному наркому, дорогому нашему товарищу Орджоникидзе площадку деревни Глумилино, на пригорке километрах в семи от будущего завода. Классное место, там сейчас район Горсовета уфимского, воздух почище, чем в остальном городе, самый центр современной, миллионной Уфы. Посмотрел Серго, вспомнил, как его лично Ильич в школе Лонжюмо диалектическому подходу обучал, и спрашивает: 
- А как вы трудящихся на смену доставлять собираетесь?
- Автобусами, Вашество, на потом трамвай запланирован.

Но мудрого наркома спецовскими штучками не проведёшь!
А если, говорит, автобус сломается? Так что, производству страдать? Ставьте вон там, под горой, рядом с заводом, чтобы трудящиеся пешком дойти могли.

И поставили, а куда денешься. Километр до заводской проходной от первых домов Соцгорода. Вечно в городе запах серы. Как в период Перестройки бойкие экологи выяснили, превышение допустимых норм по многим компонентам в сотни раз. Но до этой проходной за пятнадцать минут дойти можно. Комплекс, правда, разросся, крупнейший в мире по площади, на некоторые установки и на трамвае или автобусе больше часа ехать, но выполнен завет легендарного наркома. Живут люди рядом с производством. А куда они денутся – квартиру-то не обменяешь – теперь все умные, никто в район с плохой экологией меняться не хочет.

Первое время два этих посёлка: моторостроителей и нефтепереработчиков - и считались городом Черниковском. Хотели молодому социалистическому городу дать славное имя Орджоникидзевск. Но вскоре после решения насчёт площадки строительства у наркома слабое сердце оказалось. Не выдержало, когда в него после беседы со старым другом Кобой сам же Серго пулю из нагана выпустил. В честь этого события в Орджоникидзе переименована столица Северной Осетии Дзауджикау, бывший Владикавказ, а ещё Ставропольский край в Орджоникидзевский, а сам Ставрополь при этом – в Ворошиловск почему-то. Не верите – сами в предвоенном атласе посмотрите.

Так что имя Серго уже увековечено. В здешнем месте достаточно того, что городской район нефтяников – то есть Соцгород, где мне жить предстоит, с прилегающими бараками – Орджоникидзевским назван. Так и по сей день называется. Но город надо же как-то называть? Карпинского имя предлагали, президента тогдашней АН, каких-то мелких партвождей – чуть ли не до Мехлиса. Ни один вариант не прошёл. Так и назвали городок по ж.д.станции Черникoвском. После уже краеведы, делать им нечего, раскопали – сама-то станция по здешнему помещику Чeрникову, известному черносотенцу, депутату III госдумы от Союза Русского Народа. Ну, тут уже никто это дело шевелить не стал.

Пока это всё происходит – новая вводная. Союзник наш заклятый, партгеноссе Гитлер по указанию Виктора Суворова на рассвете через Буг переправился – Европу от сталинской агрессии спасать. Да так удачно себя обороняет, паразит, опыт-то от Польши до Греции накоплен. А наши агрессоры самолёты в одном месте складировали, моторы от них в другом, пехотинцы агрессивные вообще трехлинейную винтовку в первый раз видят – вот-вот немецкая оборонительная линия уже через верхневолжский Рыбинск пройдёт. Срочно нужно Рыбинский авиамоторный завод эвакуировать. Решаем новую задачу, теперь уже не за Госплан, а за Особую Комиссию СНК по Эвакуации, за молодого сталинского наркома тов. Косыгина. Тут уже на рабсилу некоторый дефицит есть, да и со стройматериалами проблемы – Гудериан-то уже под Москвой. Значит, времени у нас на строительство зданий, инфраструктуры, соцгородков всяких нет. Самое милое дело – отвезти людей и станки на аналогичное предприятие подальше на Восток. В тех же цехах станки поплотнее поставим, удобств больших нет, но работать будут – куда денутся. Какие-то ж запасы есть и по электроэнергии и по инфраструктуре, с жильём старожилов тоже уплотним. Во всяком случае, не сравнить, как в других местах станки под открытым небом работают, а люди в землянках живут. Так и было. Эвакуировался, значит, Рыбинский авиамоторный в Черниковск – стал здешний завод, “Почтовый Ящик 20”крупнейшим в мире. Потом по прошествии времени и автомобилям моторы стали делать – тому же ВАЗу. После войны Рыбинский завод на место вернулся, но из людей многие остались: Рыбинск, Щербаков одно время, та ещё дыра. Уфа, конечно, поболее на город похожа, да и с продуктами до самого до визита в 62м годуДорогого Нашего Никиты Сергеича в Башкирии получше, чем у соседей. Так за авиазаводскими и осталось – “рыбинские”, хоть ты там и сроду не был. “Гастелловские” ещё называлось, потому, что у них в посёлке Парк культуры и отдыха имени героического майора.

А тут, как можно реконструировать, кого-то из нефтезаводских бараков сильно в районе танцплощадки Парка Гастелло побили. Может и до смерти. Не помню уж подробностей. Вот народ и пошёл с ломами справедливость восстанавливать. За большими мальчишки увязываются, стыкануться под это дело с гастелловскими. Славой себя покрыть. Из нашего двора тоже пацаны чуть постарше меня, лет, может быть, по десяти, побежали, меня, драчун-то известный, зовут с собой. Не пошёл я. Зашёл в подъезд и не выходил, пока все не пробежали. В основном-то просто забоялся – про боевое действие лома и мотоциклетной цепи я уже кое-что знал. Но, как теперь хочется думать, отчасти и не было желания ни за что с незнакомыми пацанами идти драться. История-то эта, кстати, благополучно сравнительно кончилась. Идти далеко, километра три-четыре, по дороге менты перехватили, стали в воздух стрелять – толпа и разбежалась. Ну может, кого потом в отделение и таскали. Но посадить никого не посадили, слух был бы если что … . Вот я всё думаю: в детстве наслышан я был о таких тупых бунтах барачного люда, в Перестройку про бессмысленные бунты молодёжные, вроде как в Алапаевске или Моршанске. Так почему же нужно считать, что в Новочеркасске танки тоталитаризма рабочее движение раздавили? По всем рассказам – тёмное там дело в Новочеркасске, немало и там от пьяного бунта. Ну, а толкового мента, чтобы вовремя в воздух стрельнул, не нашлось, а после уж, конечно, с Соввластью не пошутишь. Что для неё мальчишки на деревьях? Попроливала кровушки старая людоедка. А в рабочее движение всё же не верится, сам я рабочим был – сроду не поверю, будто из общежитий да бараков что-то разумное может произойти. Стенка на стенку – это да!

Был я одно время хорошо знаком с одним великим человеком. Фамилии называть не буду – всё одно в знакомство не поверите. И вот однажды за стаканом начал он переживаемый период гвоздить:
- Никогда таких ужасов не было. На улицу выйти страшно, всё рэкетиры да киллеры – организованная преступность! 
Я ему:
- Да Игорь же Петрович! Как-же не было? А после войны и преступность уголовная, и барак на барак стенка на стенку. Вы ж постарше меня – должны помнить. 
Это,- говорит,- совсем другое дело! Это – русская удаль!
- Ну, Игорь Петрович, если Вас по башке сзади огрели, так сразу и не различишь, злобная ли это организованная преступность, или лихая русская удаль.

И ведь накаркал я ему. Через месяц во всех московских газетах сообщение. Едет он вечером на своём “Мерседесе” по микрорайону, перед ним “Волга” резкий “Стоп” делает, он и воткнулся ей в багажник. Выходит из машины объясниться, а его взяли за галстук – и в солнечное сплетение. Он согнулся, его ещё пару раз приложили, ключи зажигания забрали, сели в “Мерс” и уехали. Действительно, справедливо в Учебнике по ПДД сказано: автомобиль – источник повышенной опасности. А “Волжанку”, паразиты, так и бросили. Но, однако, документы не посмотрели, не сообразили, что человек всемирно известный, в том числе и ментам. Только он до милиции добрался, замминистру позвонил – по Москве операция “Кольцо” – через пару суток поймали угонщиков. Оказалось – “Волга” тоже угнанная, ребята никакие не деловые, так – приехали столицу посмотреть саратовские молокососы, а тут “Волга” удобно для угона стояла – дело и закрутилось. Так что, убедился мой прославленный знакомый: насилие – оно и без мафии неплохо обойтись может. А вот Россия без насилия – пока не живёт.

Вычитал я не так давно на эту тему, о насилии, одну подходящую байку. У Пьецуха, кажется. А может, у кого другого, но сюжет заключается в том, что году в девятисотом приезжает в Ясную Поляну студент. Марксист, надо полагать. И начинает лечить графа Толстого насчет непротивления злу насилием.
Вот, - говорит, - Ваше сиятельство, идёте Вы, никого не трогаете – а на Вас тигр! 
Граф ему:
Ну откуда у нас в Тульской губернии возьмётся тигр?

То есть, то ли ленится старик ради студента серьёзные доводы искать, то ли, действительно, критический реалист, Зеркало Русской Революции, матёрый человечище – не хватает фантазии тигра на дороге вообразить, не Гумилёв всё же, не Маяковский, даже не Эльдар Рязанов. Студент опять за своё, дескать: 
- Идёте Вы с Софьей Андревной, на неё – тигр! Неужели, Лев Николаевич, Вы оружия не примените?

Студент-то, может и дурак, по сравнению с великим писателем – даже наверняка, но вопрос-то по сути серьёзный: есть ли, и где, пределы у ненасилия. А граф, если Пьецуху верить, так и остался на той же точке: “Откуда, мол, у нас в Тульской губернии возьмутся тигры?

Вот упёртый старик! Откуда Тигры, откуда? От верблюда! В составе панцир-гренадёрской дивизии с Группой армий “Центр” приползут! Всё же опытный человек, в карательных акциях в Чечне участвовал, в Севастополе тоже не на митингах трепался, а батареей командовал, полжизни на охоте, Тургенева чуть на дуэли не шлепнул, в общем, Эдичке Лимонову или Невзорову Александру долго ещё на цыпочках за такой биографией тянуться, а по вопросу о ненасилии такую чепуху нагородил – будто всю жизнь в инкубаторе сидел.

И не надо рассказывать про удачные случаи ненасильственного сопротивления. Все эти толстовские: последователи: Ганди там, Мартин Лютер Кинг-джуниор, Мандела – только кажутся победителями Зла. На самом деле за них сыграли их же официальные противники. Чтобы победило ненасилие – ХХ век показал это на достаточно большом массиве данных – оппонент-насильник должен обладать чистой, нежной душой, считаться с общественным мнением, падать в обморок – или хотя бы начинать юлить и отмежёвываться - при первых каплях пролитой крови, да в конце-концов, просто мечтать в глубине души о собственном бескровном поражении и начале эры всеобщей любви. Короче, нужен в качестве душителя Свободы Михаил Горбачёв, или Де Клерк, или хотя бы Клемент Эттли. Посмотрел бы я на Ганди с его голодовками перед Чингис-ханом, да хоть перед Уорреном Гастингсом – английским генерал-губернатором Бенгалии в наполеоновские времена. То-есть, конечно, нужно всё время подавать себя так, как будто тебе всечасно угрожают ежовские застенки, вот уж Валерия Новодворская в конце 80х – пример в чистом виде. Можно, конечно и заиграться – последние диссидентские жертвы в лагерях были уже в горбачёвские времена – сами понимаете, власть на местах – она и есть власть на местах. Но освободил узников соцлагеря Горби, а не А.Д.Сахаров, и, тем более, не Лерочка.

Раз уж мы в Штатах – воздадим должное непонятому прогрессивным человечеством Линдону Б. Джонсону. …

(Продолжение следует)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?