Независимый бостонский альманах

150 ЛЕТ ВМЕСТЕ: ТУРКМЕНЫ И РУССКИЕ

24-02-2002

Подборка из только что вышедшей книги Шохрата Кадырова
"Российско-туркменский исторический словарь"
[том 1. Берген, Норвегия, Bodoni Hus, 2001 год, 455 с.]

Шохрат Кадыров

Этноним “туркмен” впервые появился в арабских источниках второй половины X века. Позднее М. Кашгари* пояснял, что это слово староперсидское и им называли ираноязычных кочевников, “похожих на тюрков” (туркманенд).

Таким образом, этноним возник как прозвище. Прототуркмены признали его самоназванием в современной форме (“туркмен” - букв. я тюрок), что оказалось важным после того, как Прикаракумье заполонили тюрки-огузы* из Восточного Туркестана. Новое имя помогало этническому взаимодействию демонстрируя общность культуры кочевников всего Туркестана. Со временем произошла не только смена этнонима, но и легенд о происхождении, языка, пантеона вождей, этнического самосознания, самоидентификации, вкусов, либерализации эндогамных запретов. Среди средневековых туркмен, например, бытовала шутливая поговорка: “Хочешь иметь красивое потомство, – женись на азербайджанке (кизилбашке, иранке), хочешь сохранить “чистокровность”, - женись на казашке”.

Этноним “туркмен” стал важнейшим элементом завоевательной риторики огузов, их демонстративного противопоставления себя миру персидской и греческой цивилизаций, чуждого их степной ментальности. За короткий срок огузы захватили земли Персии, Ирака, Малой Азии Сирии. Туркменская поговорка того времени гласила: “Родина туркмена там, где стоят ноги его коня”.

Покрыта тайной родословная основателя сельджукской династии. Возможно, это был политический эмигрант из распавшегося в конце Х века Хазарского каганата (*Хунну) или Хорезмского царства, где также как и среди хазарской элиты был популярен синкретический юдаизм.

Так или иначе, показательно, что ни имя “Сельджук”, ни имена его детей и внуков не утвердились в пантеоне легендарных туркменских предков - строителей этноса. Сельджукиды завоевали огромную территорию, опираясь на туркмен, но в последующем отказались от их услуг.

Около 80 % жителей Туркменистана туркмены. Их первопредками были древнеиранские кочевые племёна массагетской конфедерации (*Долихокефалия).

В конце античного времени коренные насельники Прикаракумья начинают смешиваться с гуннами* и эфталитами*, а позднее, - с не менее монголоидными племенами тюрков-огузов. Завершающие моноголоидные штрихи в расогенезе туркмен добавлены тюркомонголами во время нашествия Чингизхана и его потомков, а позднее - ордами Тимура* и Узбек-хана.

Наконец, в XVII-XVIII вв., по мере возвращения в оазисы Прикаракумья, туркмены частично смешались с потомками древнеиранского населения (хорезмийцами и сартами*) Бухарского и Хивинского ханств, а на юге - с индоевропеоидами Ирана и Афганистана.

В XII в. историк ал-Марвази писал, что туркмены - это часть огузов, вставшая под знамена ислама. Другие арабские миссионеры отмечали, что в действительности “у туркмена слабая вера”. Туркмены Туркменистана мусульмане-сунниты. Они не признают посредников между Богом и человеком и относят себя к ахлас-сунна людям традиции”. В отличие от мусульман-шиитов, туркмены не склонны подчиняться религиозной власти и в повседневной жизни больше чтят адат*, чем шариат. Об этом же напоминает народная максима: “Динден чыксан чык, илден чыкма” - отказажись от религии, но не от обычая.

Кланово-земляческое влияние на все сферы общественной и политической жизни среднеазиатского общества – объективный эпохальный процесс. Его истоки в культе расширенной семьи и широких родственных связей. Установки на многодетность и её варианты у туркмен начали слабнуть в Туркменистане с 70-х гг. прошлого века, а исчезнут, предположительно, к концу первой четверти текущего столетия. Однако опыт Азербайджана, близкого к тотальной малодетности, клановые связи сохраняются и после отмирания традиций большой семьи.

****

Большевики умиротворили туркмен объединением Закаспия, Хивы и Бухары в общее для всех туркмен, а главное – самостоятельное, как обещали большевики, государство. По результатам национально-государственного размежевания Средней Азии, ни один из народов региона не получил столько, сколько получили туркмены. В границы ТССР были включены туркменские районы Бухарского и Хивинского ханств. Разрозненные, порой враждовавшие друг с другом туркменские племена теперь не
только формально объединились, но и, при населении 720 тыс. чел., стали обладателями территории больше, чем узбеки Узбекистана , в несколько раз превосходившие туркмен по численности.

Туркмены потеряли Мангышлакский уезд (отданный Казахстану) и связь с родственниками в Иране Афганистане, но в отличие от казахов, киргизов, таджиков, в 1924 г. стали гражданами не автономий в составе России или Узбекистана, а государственного образования со статусом союзной республики - полноправного члена СССР.

Но Туркменская ССР была государством туркмен номинально, пожалуй, лишь потому, что располагалась на территории, которую большинство туркмен не хотело покидать ни при каких условиях. Москва ведала ключевыми назначениями, определяла внешнюю политику, экспорт и импорт. В её руках находилось командование армией, управление водными ресурсами и ирригацией, планы посевов хлопка, добычи минералов, нефти и газа и т.д. и т.п.

Вместе с тем, важно видеть, что политическое развитие Туркменистана в период 1924-47 гг. характеризуется переходом от классической формы колониального управления с помощью иностранного персонала, к “ассоциированному государству” русских и туркмен.Кремлёвские комиссары сидели в креслах первых секретарей ЦК КПТ с 1925 по 1947 гг. , а затем, в роли вторых секретарей ЦК КПТ, контролировали местные элиты вплоть до роспуска СССР.

Как строились отношения внутри коммунистической элиты в ТССР? Её туркменская фракция состояла из представителей племенных землячеств, отражающих интересы этнического общества, которому только предстояло сформироваться в нацию. Русские большевики, взявшие на себя роль третейского судьи в решении племенных споров, и заинтересованные в более или менее справедливом их решении для сохранения созданного ими марионеточного государства, были одновременно важнейшей иноземной компонентой, на противопоставлении которой вызревала идея национальной сплочённости.

Этническому обществу имманентно свойственна тенденция к сепаратизму и самораспаду. Возникновение в нём государства на собственной основе, вне политического доминирования иноземной компоненты и сотрудничества местных элит с иноземцами, возможно лишь в виде автохтонной военно-полицейской деспотии, национализма под флагом племенной гегемонии (этнический национализм).

Как показывает политическое развитие Туркменистана, после роспуска СССР и ухода из туркменской колонии русских возникновение такого типа деспотии стало реальностью.

***

Сам факт воспитания молодого человека в советском интернате служил для Москвы показателем благонадежного социального происхождения. Интернаты для д етей, осиротевших нередко в результате политических репрессий, были открыты во всех областных городах ТССР, а также крупных районах.

В 1930 г. в СССР работало 36 интернатов, в том числе и для девочек-туркменок.

Надо сказать, что сиротства и бездетности у туркмен на практике не существовало. Ребенок, потерявший родителей, по традиции переходил в дом родственников, и чаще всего к тем, у кого детей не было. Поэтому передача детей в интернаты была связана не столько с сиротством, сколько с желанием родителей дать одному из родственников советско-русское воспитание и карьеру.

Важную роль в формировании новой туркменской элиты играли так называемые интернациональные браки. У истоков этого процесса стоял председатель ВЦИК СССР М.И. Калинин. Он приехал на мероприятия по учреждению ТССР или, как тогда говорили, по “выделению мусульманской народности в отдельное государственное советское формирование”. Свою речь М.И. Калинин начал с того, что посоветовал туркменским коммунистам “уловить” политическую линию Москвы.

“Вы представляете себе туркмена, окончившего университет и возвратившегося к себе в аул и женившегося на неграмотной дехканке? Вы думаете, он сохранит у себя свою культуру?

Я не сомневаюсь, что в 2-3 года, а самое многое в 5 лет, все университетские знания и впитанная им в столице культура сойдёт на нет”, как со змеи шелуха в осеннее время. Сойдёт по той простой причине, что обстановка возвратит его в первобытное состояние. Ибо только тогда, когда вместе с мужчиной будет поднят культурный уровень женщины, только тогда культура, может быть, медленно, но все-таки будет идти вперед”.

Ясно, что после таких слов молодое (в прямом и переносном смысле) правительство ТССР, “уловившее” новую установку, не могло ждать, пока их подр
уги-туркменки станут грамотными и образованными. После выступления московского начальника многие окончательно поняли: политически престижно и выгодно иметь жену не туркменку. В ноябре 1927 г. член руководства ТССР Н.

Караджаева констатировала: “Многие товарищи, оставив своих жён в аулах, переходят в город и начинают ухаживать и жениться на европейках, на молодых девушках”.

Интернациональный брак стал не последним условием получения молодой туркменской номенклатурой кредита доверия Москвы. Иметь жену-туркменку стало невыгодно и опасно: в любой момент могут спросить: “Почему ты до сих пор не раскрепостил её? Почему она сидит дома? Почему она не владеет русским языком?” и т. п. При разводе, инициируемом туркменом-коммунистом, мотив “малообразованности и низкой культурности” жены был достаточным, чтобы партийная организация “разрешила” расторгнуть брак. Практически все первые руководители ТССР были женаты на женщинах русской, еврейской, татарской национальностей (Х. Сахатмурадов*, К.С. Атабаев*, Н.А. Айтаков*, позднее Ш.Б. Батыров*, Б.О. Овезов*, С.А. Ниязов*, не говоря уже о нижестоящих).

В отличие от доколониальной эпохи, когда туркмен брал в жены пленённую в аламане* афганку или иранку, женитьба на европейках в советское время была похожа на пленение мужей-туркмен. Северные иноземки не только не ассимилировались, напротив, ассимилировали, их дети не владели или плохо владели языком мужа.

Из таких ручейков в течение 70 лет формировалась новая субпопуляция туркмен, за глаза шутливо именовавшаяся “ярым-пополам”, что означало полутуркмен-полурусский. Они жили, в основном в областных городах и столице. В паспортах записывались по национальности отца, то есть туркменами.

Это давало и даёт определенные жизненные привилегии (поступление в вузы, устройство на работу, служебная карьера и пр.). Лет 10-15 назад повзрослели внуки “евротуркмен”. Их родители - дочери и сыновья от туркмено - “европейских браков 1930-40-х гг. Общность этнически смешанной субкультуры, нередко социальное положение и происхождение, образовательный уровень, ареалы расселения, амбивалентная ментальность создавали “евротуркменскую”, в известном смысле, эндогамную микросреду.

***

Первый секретарь ЦК КПТ Б. Овезов имел банальные для туркмена номенклатурные слабости: “непартийное поведение в быту”, “высокомерное отношения к сослуживцам” и “нескромность к коллегам женского пола”.

Другими словами, был удобной мишенью для дворцовых интриг. Вскоре, после очередной вульгарной фразы в адрес своих соратников на одном из банкетов и последующей за этим коллективной жалобы членов Бюро ЦК КПТ в Москву, Б. Овезов теряет власть. Конечно, грубость Б. Овезова, опять-таки, была только поводом. Оскорбления (типа: “теперь я на вас всех х... положил”) I секретарь ЦК КПТ не боялся отпускать в адрес своих коллег задолго до своей отставки. Как и прежде, главная причина смены власти в ТССР связана с событиями в г.Москве. К концу 60-х гг. позиции Л.И. Брежнева в Кремле укрепились и он приступил назначению своих людей в республиках.

Учитывая способности Б. Овезова “воскресать из пепла”, новый “первый М.Г.

Гапуров* дал санкцию на возбуждение против него персонального дела по обвинению в плагиате, что и добило Б.Овезова окончательно. Несмотря на то, что смерть застала Б.О. Овезова в опале, на его похороны собралось несколько десятков тысяч человек. Случай исключительный в политической жизни советского Туркменистана.

К концу 1989 г. М.С. Горбачевым были сменены руководители всех союзных республик СССР. Для нового генерального секретаря ЦК КПСС было характерным недооценивать рост национального самосознания в республиках. Это выразилось, например, в ослаблении Грузии переводом Э.А. Шеварднадзе в г.Москву, назначением Г. Колбина лидером Казахстана, опалой члена Политбюро Г.

Алиева в 1987 и т.п. Совсем по-другому обстояло дело с назначением С.А.

Ниязова в ТССР. И вот почему.

Вопреки опыту своих предшественников, М.С. Горбачев впервые начал кадровую перестройку в СССР с Туркменистана (*1985) и с Киргизии. Но в последней смена была связана с пенсионным возрастом прежнего руководителя ЦК. В Туркменистане же М.Г.Гапуров* находился в предпенсионном возрасте и мог ещё работать. Скажем больше: снятие” М.Г. Гапурова было решено не в 1985, а в 1984 г., когда первый секретарь столичного горкома КПТ, будущий “отец туркмен Туркменбаши С.А. Ниязов был командирован на работу в аппарат ЦК КПСС с тем, чтобы, пр

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?