Независимый бостонский альманах

РОССИЯ: ПРОГНОЗ ПОКА ВОЗМОЖЕН

24-03-2002

АпоянРоссия очень быстро прививает мысль о бренности бытия. В России все преходяще, мимолетно, нестабильно, неустойчиво, тленно. Потому говорить о невозможности возврата к прошлому в России – несерьезно. Так говорят только абсолютные глупцы, но чаще – откровенные лицемеры, лукавые политики. В России как раз возможно все и более всего – возврат к прошлому, перманентный возврат. Ставить вопрос хорошо это для России, или плохо – некорректно, ибо для России это – естественно. И значит – неизбежно.

Следовательно, имеет смысл размышлять только о том, как это должно произойти и как можно свести к минимуму издержки очередного катаклизма. Чтобы убедиться в его неизбежности, каждому достаточно на секунду представить, что именно ему выпала доля расчистить те авгиевы конюшни, в которые превратилась страна за последние годы, и подумать, как бы он стал это делать. Подобные размышления позволяют заодно прояснить для себя, где истинные истоки такого чудовищного явления, как сталинизм.

Подведем главные, на наш взгляд, итоги деятельности постсоветского правительства, опираясь на которые можно строить некоторые нетривиальные прогнозы.

Итак, за последние несколько лет страна была совершенно бессовестным и неприкрытым образом разграблена, и – что самое характерное - это составляет предмет особой гордости идеологов и авторов грабежа.

Прямым следствием грабежа явилась почти полная остановка производства за исключением добывающей и первичной обрабатывающей промышленности, т.е. страна фактически превратилась в сырьевой придаток развитых стран.

Прибыль от хищнически эксплуатируемых природных ресурсов при такой системе естественным образом присваивается новыми хозяевами жизни и почти целиком переводится в зарубежные банки. Единственным положительным следствием для населения от так называемой либерализации внешней торговли является наполнение магазинов импортным товаром, поскольку на эти цели направляется часть средств от продажи первичного продукта. Однако поскольку «бартером» занимаются все те же алчные и привыкшие к бешеным сверхприбылям «хозяева», цены на соблазнительные товары совершенно недоступны подавляющему большинству населения.

Производство в целом находится в такой степени стагнации, которая не идет ни в какое сравнение с самыми «застойными» годами советской экономики.

Деревня в отсутствие сколь-нибудь осмысленной сельскохозяйственной политики и крайне необходимой материальной помощи попросту вырождается.

Система налогообложения в стране – одна из самых эффективно и четко организованных предприятий, в котором, однако, государству перепадает не более десяти процентов доходов, остальное загребает всесильный и вездесущий криминальный мир. Криминал и власть, как совокупность физических лиц, практически неразличимы, а суд по существу подменен бандитскими разборками.

Давать оценки существующей власти нет никакого смысла, это уже просто скучно, но есть смысл потолковать о существующей системе власти, ибо от того насколько эффективно удастся ею воспользоваться для сокрушения сложившегося несуразного строя, зависит какую цену придется за это заплатить.

Очевидно, существующая система обречена на слом и очередное проклятие, но сценарии, по которым это произойдет, существенно различаются между собой. От относительно мирных до трагически кровавых.

Наличие практически неограниченных полномочий у президента РФ создает предпосылки для крутого разворота в экономическом развитии страны (а только это в конечном итоге имеет какое-нибудь значение) в том счастливом случае, если к власти придет дееспособный и ответственный правитель. Нельзя, конечно, не учитывать, что всесильная камарилья, липкой паутиной опутавшая трон и все пути-тропиночки к нему, ляжет костьми, но не допустит возвышения политика, открыто декларирующего честные цели последовательного оздоровления всей сложившейся ситуации, как поступает, например, Григорий Явлинский. Поэтому наиболее желательный и безболезненный этот сценарий может быть реализован лишь в том случае, если объявится политик, до поры до времени умело мимикрирующий под «братву», артист высокой квалификации а-ля Михаил Горбачев. «Братва», конечно, не так наивна и неискушенна, чтобы пропустить вперед человека незапятнанного и неуправляемого, но некоторый шанс на успех все-таки есть – провел же в свое время Горбачев неколебимых столпов Политбюро!

Альтернативой «президентской» революции может быть только революция улицы, страшный русский бунт, ибо сильная президентская власть при остром разрешении беременной конфликтом ситуации будет служить, наоборот, резко отрицательным фактором, не дающим возможность «мягкой» передачи власти энергичной оппозиции, как это случалось в России при слабых правительствах (Керенский, Горбачев). Излишне говорить о том, какой катастрофой для великой многонациональной страны может обернуться подобный сценарий.

Но как ни важен механизм перехода власти в руки дееспособного правительства (ибо от этого фактически зависит цена, которую придется заплатить несчастному народу), все-таки больший интерес для анализа представляет вопрос, что придется делать этому правительству, независимо от того, каким путем оно придет ко власти.

Современные аналитики любят повторять, что советский строй был обречен именно вследствие банкротства экономической системы, замена которой стала императивом политической жизни. С этим трудно не согласиться, но сегодня можно уже констатировать, что и избранная система оздоровления экономики оказалась несостоятельной. На наш взгляд главная, принципиальная ошибка заключалась в том, что ставка была сделана исключительно на быструю безразборную приватизацию, как панацею от всех бед. Между тем частная собственность является всего лишь одним из важнейших условий организации конкурентной экономики и только последнее, т.е. реальная конкурентная экономика, является действительно гарантией от экономических и соответственно политических деформаций. Отнюдь не случайно во всех развитых странах, давно уже, вроде, прошедших все опасные этапы рыночного становления, тем не менее наисерьезнейшее значение придается борьбе с монополизмом в любых его проявлениях. А кто в России с десятого раза вспомнит имена, лица, или голоса руководителей Антимонопольного комитета? Смешно выглядели бы попытки сравнивать их с руководителями всесильного Мингосимущества, всегда фигурирующими во первых строках политических рейтингов. И это отнюдь не случайно: монополизм остается наиболее характерной особенностью российской действительности – в экономике, политике, психологии...

В принципе конкурентную экономику, наверное, можно организовать даже в условиях полностью государственной собственности, по крайней мере, именно это пытались делать в свое время Хрущев (вспомним Совнархозы) и Косыгин с его так и не доведенной до конца реформой советской экономики. Довольно успешно удалось осуществить трансформацию монопольной экономики китайским товарищам под руководством Дэн Сяопина.

Глупо было бы, однако, отрицать, что именно частная собственность создает исключительно благоприятные предпосылки для конкуренции, так что вопрос состоит, конечно, не в том, следовало, или нет проводить приватизацию, но только в том, что средство было объявлено целью, а какой получился вследствие этого результат, нет нужды особо расписывать.

В той принципиальной схеме «оздоровления» экономики, которую избрали неутомимые приватизаторы, с логической неизбежностью должна была быть совершена и вторая драматическая ошибка, а именно - одномоментное бездумное и безжалостное «вбрасывание» очевидно неконкурентоспособного «советского» производителя в бурные воды мировой экономики, что было осуществлено путем устранения всех барьеров во внешней торговле и наводнения внутреннего рынка импортным товаром. Невозможно представить себе дееспособного человека, который бы не понимал, что эта пертурбация приведет к моментальному удушению объективно неумелого (во всех смыслах) отечественного производителя.

Таким образом, взамен кропотливой многогранной работы по организации конкурентной борьбы внутри страны, что обеспечило бы постепенный рост качества продукции до международного уровня, и только после этого осторожной интеграции отечественного хозяйства в мировой экономический процесс, лидеры новой России решили быстренько все поделить, а пустые магазины наполнить импортным товаром. Кто и где будет при этом работать, и кто соответственно сможет покупать эти товары, их, видимо, мало интересовало.

Можно выдвигать самые захватывающие версии относительно причин и истинных виновников того, что уже произошло, но как всегда, гораздо важнее искать ответ на рабочий вопрос «что делать?», а не прокурорский – «кто виноват?»

Итак, на сегодняшний день даже самым рьяным сторонникам проведенной приватизации, по крайней мере, внутренне должно быть совершенно ясно, что эта процедура ни в малейшей степени не способствовала оздоровлению экономики, а наоборот – привела ее к окончательному развалу. Вывод прост и однозначен – результаты такой приватизации по объективным показателям должны быть аннулированы. И это справедливо: если вы получили собственность и умело ею распорядились, принеся в результате пользу и себе, и обществу, то еще могут возникнуть сомнения, стоит ли возвращаться к вопросу о том, как вы получили эту собственность. Но если вы получили собственность и попросту профукали ее, то возбуждение означенного вопроса в самой острой форме просто неизбежно и результат его рассмотрения предопределен.

Надо понимать простую вещь: какой бы истерический вой ни подняли нынешние «хозяева», «деприватизация» объективно неизбежна, имеет смысл думать только о том, как сделать процесс по возможности безболезненным и бескровным. Многое будет зависеть от – не смейтесь! – сознательности самих нуворишей, но определяющее значение, как всегда в России, будет иметь власть. Вот почему так важно поскорее заиметь того самого руководителя.

Конечно, «деприватизация» будет означать коренной пересмотр общественно-политических отношений в стране, но это вовсе не означает обязательный возврат к т. н. «социализму», точнее, это вовсе не будет означать возврата к прошлому, если события будут разворачиваться по первому, «мягкому» сценарию; если же Россию доведут до бунта – тогда возможно все. Именно с учетом такой перспективы «хозяева» должны проявить «сознательность».

В любом случае роль государства в управлении экономикой по крайней мере на первых порах должна резко возрасти; «деприватизация» не будет иметь никакого положительного эффекта, если одновременно не будут предприняты самые решительные меры по защите отечественного производителя, в первую очередь – восстановлена монополия государства на внешнюю торговлю, доходы от которой должны будут направляться преимущественно на модернизацию производства. Важнейшей задачей государства должна стать защита предпринимателя от любого произвола, вымогательства, недобросовестной конкуренции.

Сама «деприватизация» должна быть проведена очень аккуратно, ни в коем случае не огульно, типа раскулачивания, без кавалерийских наскоков и кампанейщины, без впадения из одной крайности в другую, т.е. без однозначной отмены самой приватизации, как одного из средств оздоровления экономики, с тщательным отделением агнцев от козлищ, рабочих пчел от трутней. Последним также должна быть предоставлена возможность проявить «сознательность» – добровольно отказаться от неправедных своих миллиардов. Представляется, им это сделать будет не так уж и трудно – ведь если человек ничего полезного не сделав, всего за несколько лет стал обладателем миллиардного состояния, значит он его попросту украл, а с краденым люди обычно расстаются легко, особенно под нажимом прокуратуры. Соответственно надо позаботиться и о том, чтобы прокуратура действовала на законных основаниях, а не выступала сама, как это часто бывает в России, в качестве главного творца произвола, поэтому самое тщательное внимание должно быть уделено юридическому обеспечению обозначаемых преобразований, что, кстати, позволит в уголовном порядке и в международном масштабе преследовать тех шустриков, которые успеют (уже успели) перевести свои миллиарды за рубеж, и успешно вернуть их вместе с удравшими хозяевами.

Надо ясно сознавать также, что радикальные изменения обязательно наткнутся на враждебное отношение Запада, хотя бы уже потому, что при правильном их проведении, они сулят России постепенное возрождение, а это никак не входит в стратегические задачи западных «друзей». Поэтому руководство должно быть готово к тому, что России откажут в значительной части экономической помощи, однако этого не следует особенно пугаться, ибо обструкция не может быть долговременной, да и ущерб при правильном проведении преобразований можно свести к минимуму.

Прогноз пока возможен, и основывается он на признании простейшего постулата: любые политические или экономические инициативы, не приводящие в конечном итоге к прогрессу – обречены. Вся новейшая безрадостная история России, включая и такие ее безобразные страницы, как чеченская война, обусловлена одной «стратегической» инициативой, имя которой – приватизация. Нет никаких сомнений, что она должно быть дезавуирована. Со всеми вытекающими последствиями.

P.S. Статья написана года четыре тому назад.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?