Независимый бостонский альманах

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

14-04-2002

Владлен СироткинК концу второго тысячелетия Россия и другие страны СНГ оказались в ситуации глубокого геополитического кризиса. Итальянский журнал “Лимес” озаглавил свой последний специальный номер в конце 1998 г. весьма симптоматично Россия в развале” (авторы Дж. Кьеза, Виталий Третьяков, Геннадий Зюганов, итальянские аналитики). Самым мягким эпитетом, которым лидер КПРФ награждает главу Кремля” Б. Н. Ельцина – “вор и алкоголик” (“НГ”, 13.01.1999 г.).

Збигнев Бжезинский еще раньше в статье Геостратегия для Евразии” в жур. “Foreign Affaires” уже пропел “отходную России (опубл. “НГ”, 24. 10. 1997 г.), а в своей последней книге “Великая шахматная доска” даже не упомянул слово “Россия”, назвав главу о ней просто – “Черная дыра”.

Угрозу реального территориального распада Российской Федерации отметил в 2000 г. и Александр Солженицын, и в этой связи признал целесоообразным создание Путиным семи федеральных округов во главе с “генерал-губернаторами”, личными административными представителями Президента (“Мир за неделю”, № 17, 20-27. 05. 2000 г. – перепеч. из газ. “Вечерний клуб”).

Весной 2000 г. два академика РАН, два директора академических НИИ – Д. С. Львов (Институт оценки госсобственности) и А.

Д. Некипелов (Институт международных и политических исследований) опубликовали программную статью, в которой камня на камне не оставили от т. н. “ельциномики”, не имеющей ничего общего с нормальной мировой рыночной экономикой (“НГ – политэкономия”, № 7, 18. 04. 2000 г.).

И, наконец, ко времени прихода Путина в Кремль в отечественных СМИ поднялся “девятый вал” статей о грозящей России техногенной катастрофе в связи с полной изношенностью промышленного оборудования, особенно в ключевой, энергетической области, подчиненной РАО ЕЭС и ее “владельцу рубильника” - Анатолию Чубайсу. По оценкам отечественных и зарубежных экспертов, признаваемых самим руководством этой “естественной монополии”, изношенность ее основных фондов (ГЭС, ГРЭС, ТЭЦ, электросетей и т. д.

) составляла к 2001 г. от 65 до 80 %. Сама “правая рука” Чубайса заместитель председателя правления РАО ЕЭС Яков Уринсон признал, что на срочную модернизацию их энергетического ведомства до 2010 г. необходимо минимум 75 млрд. долл., или по 7-8 млрд. ежегодно. Но эксперты из РАН РФ считают, что сама РАО ЕЭС сможет “наскрести” на модернизацию разваливающегося электрооборудования ровно в десять раз меньше – не более 700-800 млн.

долл. в год (“Новая газета”, № 54, 9-15. 10. 2000 г.).

Положение с энергетикой оказалось настолько серьезным, что ученые и журналисты начали срочно реанимировать старые проекты русских энергетиков прошлого, в частности, “Леонардо да Винчи” 20-х гг. ХХ в.

инженера и профессора биофизики Александра Леонидовича Чижевского, предложившего совершенно новую концепцию аэроинофикации СССР за счет электроприборов большей напряженности тока – до 50 тыс. вольт (планируемое инженером повышение производительности труда в этом случае в промышленности на 15-20 %, в сельском хозяйстве урожайности – на 30-40 %, а в животноводстве – на 20-25 %. – газ. “Версия”, № 19, 23-29. 05. 2000 г.).

Но все это – прогнозы. А решать все эти проблемы надо сегодня, сейчас.

Поэтому Путину как новому Президенту России досталось очень тяжелое наследие. Практически, заняв президентский кабинет в Кремле, он и его команда работают с режиме “МЧС” - Министерства по чрезвычайным ситуациям.

Положение в экономике: за 1992-1998 гг. ВВП валовый внутренний продукт – сократился на 40 %, объем розничной торговли упал на 12 %. Советник Президента по экономике Андрей Илларионов в 1999 г. опубликовал убийственную таблицу – объем экономики России нет, не среди экономически развитых стран мира, а среди “субъектов (штатов) США. И оказалось, что громадная по территории держава с гигантскими ресурсами топчется где-то между штатами Мичиган и Джорджия, уступая семи американский штатам и даже всего навсего одному городу Нью-Йорку (“НГ”, 14. 04. 1999 г.)

Бывший премьер Е. М. Примаков (1999 г.) выносит беспощадный приговор семилетней экономической деятельности “младореформаторов и их неразумному покровителю “царю Борису”: “Это было отражением, мягко говоря, специфической модели экономики, жестко сориентированной на экспорт сырьевых ресурсов и удовлетворение значительной части конечного спроса за счет импорта. Больших масштабов достигла ди
спропорция между наличными мощностями и степенью их загрузки, потребностями их развития и низким уровнем инвестиций. Не обеспечивалось даже простое воспроизводство основного капитала, не говоря уже о пополнении собственных оборотных средств или о модернизации и обновлении производственной базы. Реальный сектор экономики быстро деградировал. Одновременно катастрофически рос государственный долг. Страна была посажена на “иглу” внешних заимствований при превосходящем эти заимствования противозаконным вывозе капитала за рубеж. Метастазы организованной преступности и коррупция пронизали общество, проникли во все государственные сферы.

Создалась многмесячная задолженность перед бюджетниками, пенсионерами. Обнищание основной массы населения набирало темпы” (Е.

М. Примаков. Указ. соч., с. 425-426).

Наконец, откликнулся и сам “отец реформ” Егор Гайдар, в беседе с предпринимателем Александром Паникиным признавшим, что в России построен не цивилизованный, а “блатной капитализм”. Но тут же зачислил этот “капитализм” в разряд первой великой революции зрелой индустриальной и постиндустриальной эпохи” (?! – авт.).

Владелец торгово-промышленного концерна “Панинтер” ответил чмокало” весьма точно: “Не вижу оснований все происшедшее определять как революцию, тем более великую. Потому что революция – это смертельная схватка общества с властью и происходит тогда, когда все осознают – во главе с такими “рулевыми” неизбежна гибель. Итогом революции всегда является кардинальная смена власти. Ничего подобного у нас не произошло – правит та же бюрократическая элита, которая довела “до ручки” СССР. Именно поэтому смена институтов, идеологии, норм поведения, которую вы рассматриваете в качестве доказательства революционных преобразований, ничего позитивного России не дала. Народ от такой “революции” изрядно пострадал. А главное, эти реформы не изменили власть, которая осталась такой же неэффективной.

Все созданные в России демократические институты – выборы, президентство, парламент, свобода слова, рынок – это в чистом виде попытка номенклатуры (начатая Горбачевым и продолженная Ельциным) реформировать управление страной с целью самосохранения…

Ведь очевидно, что реализовав свои идеи, вы сотворили экономическое чудо для бюрократии и продлили ее золотой век. И теперь она обладает не только властью, но и богатством” (“Новая газета”, 3-9. 07. 2000 г., с. 10).

Долларизация и “игла” внешних долгов. Активными игроками” на поле “блатного капитализма” в России стали два международных фиансовых монстра – МВФ и Всемирный банк.

Выше уже говорилось, какие огромные суммы “отстегивались одним только правительственным Агентством США через т.н. “гарвардский проект” в 1991-1996 гг. на приватизацию “по Чубайсу” и подготовку шпаргалок-указов для Ельцина.

В итоге на 1 января 2000 г. Россия наделала долгов почти на 200 млрд. долл. США, из них половина – долги бывшего СССР, а остальное было повешено на “царя Бориса (включая 22 млрд. 400 тыс. долл. кредиты МВФ и Всемирного банка (сноска 1 – “Внешняя задоженность России и долги зарубежных стран перед Россией”. Справка Комиссии по внешнему долгу Госдумы РФ (ноябрь 2000 г.), с. 2 (ротапринт). – Из личного архива автора).)).

По всем этим долгам, одни только проценты от которых достигают 18 млрд. долл. в год (а весь годовой бюджет России в 1998 г. составлял около 20 млрд. долл.), приходится платить Путину, причем пик выплаты только процентов наступает в 2003 г. (до этого основной задачей последних правительств Ельцина и первого правительства М. М.

Касьянова была реструктуризация – упорные переговоры с Парижским и Лондонским банковскими пулами об отсрочке выплат хотя бы процентов).

Ввиду разразившейся в 1996-1997 гг. в западных СМИ кампании о коррупции в России и других странах СНГ, и американский Конгресс, и сами “монстры” долларовых кредитов – МВФ и Всемирный банк – вынуждены были реагировать. Проведенный ими независимый аудит еще в 1998 г. обнаружил гигантскую систему разворовывания российским чиновничеством их международной финансовой помощи. В частности, в аудите Всемирного банка была дана сравнительная таблица видов коррупции и экономического ущерба от них в России:

Вид коррупции

Экономический ущерб

Правительственные чиновники выдают лицензии за взятки Рост стоимости товара на 3-10 %
Преступные группировки контролируют и устанавливают цены на рынке при попустительстве местных властей Надбавка к цене товара в размере 15-20 %
Налоговые инспектора за определенную мзду позволяют скрыть часть доходов Бюджет недосчитывается до 50 % поступлений
Чиновники за вознаграждение заказывают дорогостоящее оборудование или завышают стоимость общественных работ Цены на товары и услуги повышаются на 20-100 %

Наконец, с досрочным уходом “царя Бориса” из Кремля на пенсию “девятый вал” разоблачений коррупции достиг и Руси: заговорили те (бывший директор ФСБ Николай Ковалев, ныне глава думского Комитета по борьбе с коррупцией, бывший вице-премьер и министр внутренних дел Анатолий Куликов, начальник главного Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД Леонид Ратманов и другие), кто по должности давным-давно знали ответ на вопрос из известной песни Вл. Высоцкого “Попугайчики” - “Где деньги, Зин?”, но тогда молчали…

Оказывается, известный указ Ельцина “О борьбе с коррупцией был “чистейшей декларацией, мыльным пузырем” (Н. Ковалев), ибо просто перечислял, чего не должен делать чиновник, но не давал перечня санкций (оштрафовать, выгнать с работы, судить с конфискацией имущества и т. д.), что давало бы МВД и ФСБ в руки юридический инструмент для привлечения к уголовной ответственности взяточников. Когда же депутаты Госдумы подготовили и приняли такие “инструментальные” законы – “О борьбе с коррупцией” и “О борьбе с легализацией незаконных доходов” - Ельцин наложил на них вето.

Тем самым правоохранительные органы лишились возможности проверять заграничные счета крупных чиновников и владельцев “беглых капиталов” (по данным Л. Ратманова на 1 января 2000 г. до 500 млрд.

долл, по мнению экономического обозревателя газеты “Время МН” Льва Макаревича – до одного триллиона долларов – “Мир за неделю”, 21, 24. 06 – 1. 07. 2000 г.), т. к. без принятия закона “О борьбе с легализацией незаконных доходов” Россия не может подписать Страсбургскую конвенцию ЕС “Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности”, а без нее – никакого доступа для ФСБ и МВД к счетам “Семьи”, “кремлевского завхоза” или БАБа в европейских банках быть не может. Круг замкнулся.

Но и у самих “борцов с коррупцией” рыльце оказалось очень даже в пушку. В июне 2000 г. управление собственной безопасности МВД опубликовало сводные данные о коррумпированности самих “стражей закона”: “По данным МВД РФ, среди лиц, привлеченных к ответственности за коррупцию в 99-м году, 43 % составляли работники министерств, комитетов и структур на местах, 27 % - сотрудники правоохранительных органов, 12 % - работники кредитно-финансовой системы, 10 % - работники контролирующих органов (в том числе и налоговой полиции), 5 % - работники таможенной службы, 1 % – депутаты, 2 % - прочие (“МК”, 6. 06. 2000 г.). Бывший глава МВД, а ныне депутат от лужковского блока в Госдуме А. С. Куликов добавил в этот перечень… попов, утаивших от державы 400 млн. долл. за беспошлинный ввоз “церковного вина” (конька, водки, питьевого спирта и т. д.) и телевизионщиков НТВ, почему-то беспошлинно ввозивших в страну с 1996 г. телевизионное оборудование, включая знаменитые тарелки “НТВ-плюс” (“МК”, 12. 04. 2000 г.).

Настоящей “бомбой” в мировом финансовом мире стала история в “пропажей” 4 млрд. 800 тыс. долл. от МВФ, которые были выданы правительству РФ для ликвидации последствий дефолта 17 августа 1998 г. и “растворились” по карманам росийских чиновников. Главе МВФ Мишелю Камдесю это стоило кресла, а в России со всех “свитских” - как с гуся вода. Лишь осенью 2001 г. правительство М. М. Касьянова всполошилось и решило выплатить хотя бы проценты (8 % годовых) по этому “пропавшему займу”.

Между прочим, американцы еще осенью 1998 г. на переговорах с чиновниками из России о совместных мерах против отмывания “грязных денег” предлагали раскрыть имена тех, кто “хапнул” эти 4,8 млрд. из кассы МВФ, а заодно и фамилии еще сотен двух крупных российских коррупционеров из “свитских” и “олигархических”, на счетах которых в иностранных банках нахо

дится около 60 млрд. долл (!). Но российская делегация вежливо отказалась – еще бы, в ее составе как раз и находились некоторые владельцы этих счетов! (Лев Макаревич. “Времы МН”).

Но если Путин пойдет по пути “отлавливания” отдельных владельцев счетов, как это периодически делает Генпрокуратура РФ в отношении Березовского, он будет ловить таких жуликов весь XXI век. Тем более, что эти фамилии с указанием номеров счетов регулярно публикуются в американском журнале “Форбс”, а также в Интернет-страничке Corruption. Ru (например, о зарубежных счетах главы Администрации Президента А. С. Волошина). Ситуация с “теневой экономикой” и коррупцией много сложней, чем это кажется на первый взгляд.

* * *

Пять платежных систем и один “приватизированный” Центробанк.

О том, что речь идет не об одних отдельных коррумпированных чиновниках и даже членах “Семьи”, а о целой системе теневых отношений и “втором бюджете” страны, в три раза превосходящем официальный, наглядно продемонстрировала отставка премьера Е. М. Примакова 12 мая 1999 г. Собственно, Евгений Максимович еще ничего серьезного для борьбы с массовой коррупцией не успел сделать, разве что дал санкцию на арест двух “олигархов” - Березовского и Смоленского, все равно недоступных для российского правосудия в тот момент.: оба пребывали на своих заграничных виллах – один на лазурном берегу Франции на полуострове Антиб неподалеку от знаменитых Канн (вилла соседствует с другой – Татьяны Дьяченко), а другой – в замке неподалеку от Вены.

Но для “олигархов” и “свитских” важна была общая тенденция – премьер склоняется к реальной, а не показной, борьбе с коррупцией, а это уже серьезно, тем более что и в США, и в ЕС настрой был схожим. Нашли и “зацепку” - резолюцию премьера на справке МВД, Генпрокуратуры и Счетной палаты о причинах дефолта 17 августа 1998 г.: “Прошу проговорить вопрос с генеральным прокурором. Следует, не откладывая, открывать уголовные дела. Ущерб, нанесенный государству, огромен. Что можно было бы вернуть? – Примаков. 7. XII 98 г.”.

А в справке, между прочим, фигурировали фамилии тех, кто играл на ценных бумагах ГКО и “полакомился” затем кредитом МВФ на 4 млрд. 800 млн. долл., выделенным на покрытие ущерба от дефолта 17 августа. И фамилии-то все такие звучные: первый заместитель председателя Центробанка РФ С. В. Алексашенко (на личном счете в “Автобанке” 560 млн. “старых” руб. и 42 тыс. долл. США, да в “Мосбизнесбанке” еще 50 тыс. долл.), а также зам. министра финансов А. А. Астахов, зам министра обороны Н. В. Михайлов, бывший министр промышленности Ю. А. Беспалов и еще несколько крупных госчиновников.

В справке сообщалось, что органы налоговой полиции в США и Франции активно помогают правоохранителям из Москвы и уже наложили арест на ряд счетов российских граждан в Бостоне и Нью-Йорке на 14 млн. 800 тыс. долл. и “вычислили” французский счет одного из руководителей крупного российского коммерческого банка, на котором находятся 10 млн. 400 тыс. криминальных долларов (из справки МВД, Генпрокуратуры и Счетной палаты, опубл. “Новая газета”, № 39, 18-24. 10. 1999 г.).

Березовский предпринял серию контрдемаршей. Для начала “теледива” Арина Шарапова по одному из “березовых” телеканалов “озвучила” идейку: “список Примакова” (т. к. “коллективная справка МВД, Генпрокуратура и Счетная палата. – авт.) – это “список 1937 г.” на… расстрел или на тюремные нары. Затем БАБ включил все рычаги воздействия вокруг “Семьи” (заграничные счета А. С. Волошина, дача Т. Б. Дьяченко и т. д.). И “царь Борис” 12 мая 1999 г. отправил все правительство Примакова в отставку. Экс-премьер отказался подать личное прошение об отставке, и Ельцину пришлось подписать указ; при этом он лицемерно заявил Примакову – “давайте останемся друзьями”… (Е. М. Примаков. Указ. соч., с. 428).

В свое время отставка Примакова и его правительства вызвала волну комментариев в отечественной прессе, в том числе и довольно серьезных, поскольку они позволяют понять и политику Путина, по сути, во многом возродившим державный стиль Примакова и его опору на “силовиков”.

Вот оценки одного из таких комментаторов из “Московского комсомольца” (18. 05. 1999 г.), через шесть дней после отставки Примакова, Александра Будберга: “Стало ясно, что единственным преемником Ельцина Примаков видит себя. Но к этому же времени стало совершенно ясно и то, что он совсем не собирается договариваться с элитой, которая возникла в стране после 91-го года. Он достаточно уверенно осознавал механизм государственного управления, где даже в экономике отдавал предпочтение силовикам. Причем… процесс пошел как бы автономно и не так зависел от Примакова. Он дал первый импульс, а дальше многочисленный “офицеры резерва” начали тянуть один другого, создавая довольно плотную сеть, которая вполне могла поставить страну на дойку”.

Относительно “дойки” страны журналист явно погорячился, но “плотная сеть” из “силовиков”, и причем не только из “действующего резерва”, а с действительной службы при Путине пошла косяком, и приходится только удивляться – как Березовский и “Семья” не просчитали этот вариант после изгнания Примакова, назначив вскоре “дофина” из той же системы СВР?

Учел Путин и ошибки Примакова. А. Будберг продолжает: “Тогда можно сделать вывод о том, что по сути Примаков начал войну не с одним Березовским или семьей президента. Он начал войну с огромным количеством бизнесменов, политиков, функционеров, которые особенно резво вошли во власть после 96-го года”.

Путин поступил гибче – ему как раз удалось расколоть “колонну олигархов”, загнав большинство из них под “амофор” Аркадия Вольского с его РСПП. У Примакова так не получилось: “Если бы Евгений Максимович попытался расколоть противостоящий ему монолит “молодых львов”, он бы, безусловно, выиграл. Березовского олигархи ненавидят так, что утопили бы его с колоссальной радостью. Но, выступив против всех сразу, Примаков по сути обрек себя на поражение, а Березовский в очередной раз сумел спастись, заняв точку “главного борца за общее дело”, - верно отмечал А. Будберг.

Однако проблема “олигархов”, т. е. “случайных людей”, неправедными путями, а нередко и криминальными “разборками” с убийством конкурентов, захвативших шальные деньги, и после 1996 г. ринувшимися во власть – в региональные структуры (мэрами, губернаторами), депутатами в Думу, в “сенаторы” и т. д., оказалась много глубже, чем счета в иностранных банках.

Дело в том, что эти “молодые волки” типа К. Борового, В. Брынцалова, братьев Мавроди и несть им числа “дуриком” попали в большую политику. Один из “примаковцев” так объяснял в 1999 г. общую стратегическую обстановку в постсоветском обществе: “К 89-му году все понимали, что придется экономику менять и собственность делить. Все к этому и шло. И собственность эту должна была получить проверенная десятилетиями, сплоченная государственная элита. Но группа неврастеников в августе 91-го года все испортила. Пирамида перевернулась, собственность получили не те. Появились люди, которых никто не знает, которые никогда не умели управлять страной, слабые, коррумпированные, которые и довели Россию до столь печального положения.* (**). Отсюда вывод: собственность надо вновь переделить. Из власти удалить нуворишей. И создать уже своих, жестко управляемых государством олигархов. Ведь без бюджета, без налоговых или других льгот быстро создать состояние невозможно. Прибыль остается там, где это определяет государство. Поэтому все олигархи должны на цыпочках ходить перед правительством. И олигархи эти должны быть набраны из проверенных, подготовленных бойцов” (“МК”, 18. 05. 1999 г.).

Без большой натяжки можно сказать, что такая оценка – фактическое “кредо” Путина и его команды.

Проблема в другом – как “удалить нуворишей”, если сама финансово-экономическая система, возникшая за семь лет “боярства на Руси” Ельцина, рождает этих “нуворишей” ежеминутно? Ведь с стране де факто сложилось пять параллельных платежных систем – помимо “неофициальной” долларовой, есть и рублевая, денежных суррогатов, бартерная (зарплата – товарами), дебиторская. Уследить за всеми этими “системами” накакая налоговая служба не в состоянии, даже если в налоговой полиции будет служить каждый второй мужчина в России. А любая их этих “систем” - канал получения “левых” денег. То-то Путин пытается заменить эти пять “систем” одной – казначейской.

А как оседлать целую армию “челноков” в 30 млн. человек, если они обеспечивают половину импорта заграничных “шмоток”, одновременно вывозя “за бугор” валюту, драгметаллы, драгкамни, антиквариат (иконы, картины и другие раритеты)? Снова вводить монополию внешней торговли?

Тогда куда деть все эти толлинги, клиринги, консалтинговые сделки и т. п., в которых вообще не фигурируют доллары, но на которые приходится сегодня 2/3 всей внешней торговли России? В контрактах по этим “клирингам” и “бартерам” цена искусственно завышается или занижается, но при всех вариантах “навар” остается заграницей, а налоговые службы России опять остаются с носом.

Такая теневая “бартерная” торговля особенно активно ведется с приграничными государствами – в Прибалтике, на Украине, с Казахстановм, Грузией и Азербайджаном (вспомним спиртовозы из Турции на Военно-Грузинской дороге). А т. н. “офшорные зоны” торговля, которые “царь Борис” как шубы с барского плеча раздавал то Ингушетии, то Калининградской области, то морскому порту Находка в Приморье?

Повсеместное внедрение банковских кредитных пластиковых карточек также способствует “бегству” долларов за границу, особенно если учесть, что к середине 2001 г., по заявлению Леонида Ратманова, долларовая масса внутри России по стоимости в пять раз превышала объем массы рублевой.

Казалось бы, главным помощником команды Путина в наведении порядка в этой “пятихвостной” системе денежных расчетов в стране должен стать Центробанк. Ан нет, ведь этот банк давно уже не государственный (помните – Госбанк СССР, а до него Госбанк Российской империи), а акционерный, и даже законодательное прикрытие имеет – закон “О Центробанке”, несколько лет назад принятый Думой.

Давний критик финансовой политики двух председателей ЦБ РФ – Дубинина и Геращенко – А. Илларионов утверждает: “ЦБ фактически был приватизирован группой лиц” (“НГ”, 24. 03. 1999 г.). Его реальное положение – это положение еще одной “естественной монополии” типа РАО ЕЭС или Газпрома, только еще более мощный и еще более бесконтрольный. Руководители ЦБ прежде всего установили сами себе персональные должностные оклады с премиями. Зарплата председателя банка, по информации А. Илларионова, превышает жалование руководителя Федеральной резервной системы США (аналог ЦБ, но не “акционерный”, а чисто государственный. –авт.) и выше зарплаты любого президента или премьер-министра любой страны на Западе. Одна зарплата и расходы на канцтовары в ЦБ в полтора раза превосходят аналогичные расходы во всех других федеральных органах власти – Администрации Президента, Правительстве, Думе и Совете Федерации, Счетной палате (“НГ”, 13. 04. 1999 г.).

ЦБ ревниво охраняет свою “автономию”, не допускает к проверке независимые аудиторские компании, вот уже несколько лет блокирует в Думе принятие поправок к закону “О Центробанке”, которые усиливают парламентский контроль за его деятельностью.

В деятельности Центробанка проявилась еще одна очень опасная тенденция эпохи “боярства на Руси” Ельцина – приватизация не только собственности, но и власти: у Центробанка – финансовой, у Чубайса с его РАО ЕЭС – энергоресурсной.

Андрей Илларионов в статье “Цена социализма” весьма убедительно доказал, что такие структуры, как ЦБ или РАО ЕЭС, если они оказываюся в руках честолюбивых, амбициозных людей типа Чубайса или Геращенко с Дубининым, могут становиться не инструментами государственной, а, наоборот, антигосударственной политики.

Советник Президента Путина вообще считает, что дефолт в августе 1998 г.был подстроен Дубининым и Алексашенко исключительно в пику “киндер-сюрпризу” премьеру Кириенко, который по молодости вознамерился выгнать этих “гераклов” из ЦБ и посадить туда своих людей. В отместку якобы эти “орлы” и устроили ему дефолт. Что при этом пострадает не Кириенко, а основная масса валютных вкладчиков в отечественные банки им, в сущности, было глубоко наплевать. Они верно просчитали все ходы – “царь Борис” в детали вдаваться не будет, а выгонит “крайнего” - премьера Кириенко. Так оно и случилось, хотя с мая 1998 г. ЦБ начал “пакетами” продавать ГКО, затем переводить валюту со счетов Минфина РФ на свои счета в июле (т. е. лишая правительство Кириенко валютного резерва), далее последовала массовая операция по скупке долларов через Сбербанк и Внешторгбанк, свои фактически филиалы – все это посадило “киндер сюрприза” на “долларовую мель”. Он заметался, объявил 17 августа дефолт и… вылетел из кресла премьера.

Правда, полностью замести следы этой диверсии “гераклам” не удалось, и “царь Борис” вышиб из банка обоих – и Дубинина, и Алексашенко, но они не тужили; тут же переместились – один в “естественную монополию”, другой – в созданную им же финансово-коммерческую структуру. Но на смену Дубинину пришел все тот же Геращенко, и в Центробанке все пошло по-старому.

Понятное дело, с такой “махновской республикой” в тылу Путину с пятью финансовыми “системами” вряд ли удастся справиться в ближайшие годы. А раз так – останутся два бюджета: куцый официальный и огромный “теневой”, а госструктуры попрежнему для своих руководителей будут играть роль своеобразных “партий”, как это уже имело место в годы НЭПа: у Леонида Красина это был Наркомвнешторг, у Льва Троцкого – Главконцеском, у “железного” Феликса – ВСНХ и т. д.

Впрочем, Чубайс с 1998 г. и не скрывал, что РАО ЕЭС – это финансовый “тыл” партии его единомышленников из СПС: вначале даже заседания “штаба” Союза правых сил проводились в здании центрального правления этой “неестественной монополии”.

Похоже, однако, что Путин все же старается навести армейский порядок в своем финансово-экономическом тылу. Характерно, что самым первым он сместил “кремлевского завхоза” Бородина и назначил на его место своего “министра двора”. Свои люди появились в Газпроме, МПС, команда Гусинского на НТВ была раздроблена на две – НТВ и ТВ-6, как ранее раздробились на “гос” и “олигахические” СМИ: “Известия” - “Новые Известия”, “Комсомольская правда” - “Новая газета” и т. д. (впрочем, “на двоих” раздробили и театры – две “Таганки, два МХАТа).

До осени 2001 г. еще удерживался Чубайс. Но, судя по “Разговорам с Владимиром Путиным” (М., Вагриус, 2000, с. 175), в руководстве РАО ЕЭС, как и в Газпром, давно назревают изменения. Сомнительное сравнение Чубайса с Лениным (“главное [звено] цепи” умеет “схватить”) и откровенные определения “рыжего” как “упертого такого большевика”,имеющего к тому же “плохой кредит доверия у населения” - это “черная метка” от Путина в его биографии “От первого лица”. И ни “Семья”, ни членство в закрытом германском клубе виднейших финансовых “игроков”-спекулянтов (Дж. Сорос и др.) не спасет для Чубайса кресло председателя правления РАО ЕЭС.

Впрочем, удаление “олигархов” и их прислужников – это один из возможных путинских вариантов. В конце концов, можно пойти по пути Италии – провести операцию “чистые руки”. И будьбе уверены – Запад такую акцию поддержит, особенно если Путину удасться на волне мировой истерии против Усамы Бен Ладена и его “Аль-Кайды” доказать Америке, что его “олигархи” - это те же “террористы”, только финансовые, уничтожившие путем отключения электрорубильника тысячи людей.

Но есть один аспект, о котором предпочитают не писать ни отечественные, ни зарубежные “разгребатели грязи”.

Выше мы уже упоминали сенсационный доклад (2001 г.) Социологического центра Российской академии государственной службы (РАГС) при Президенте РФ, который по своему значению может быть поставлен в один ряд с “докладом Клинтона” (1995 г.), докладами ЦРУ (1996 г.) и Конгресса США (2000 г.) о коррупции в России.

Социологи РАГС не соблазнились легкой добычей – списанием с Интернет-сайта Corruption.Ru данных о заграничных счетах “олигархов” и их комментированием. Они пошли в другую сторону – в “теневой мир” миллионов россиян больших городов. Сам этот “мир” сегодня не какая-нибудь “терра инкогнито”: еще в 1993 г. кинорежиссерСтанислав Говорухин показал его в своем документальном фильме “Великая криминальная революция” и в одноименной книге.

Но одно дело – эмоциональный взгляд художника, который и раньше хорошо знал, что в СССР давно промышляли брежневские “несуны” или горбачевские “кооператоры”, которые любой вонючий “толчок” громко объявляли “рынком”. И совсем другое дело – цифры ученых-социологов о массовом участии миллионов рядовых и отнюдь не “олигархических” граждан в фактическом воровстве и обмане государства, что привело к возникновению т. н. “статусной ренты”, а “говоря прямо – взяток и отступных; такой способ существования власти представляет угрозу для общества и для государства” (из “Ежегодного послания” Путина Федеральному собранию 3 апреля 2001 г.). Наглядной иллюстрацией этой мысли Путина служит такая картина. Известная акционерная нефтяная компания “ЛУКойл”, чей центральный модерновый офис возвышается как бы в насмешку на проспекте им. А. Д. Сахарова неподалеку от метро “Чистые пруды” (еще одно неподходящее для компании название, залившее нефтяными отходами миллионы “чистых прудов – озер” в Сибири), имеет годовой оборот в 12-14 млрд. долл., с которых она регулярно платит налоги в казну.

А рядом – другая виртуальная компания: десятки тысяч каменщиков, штукатуров, маляров, строителей и т. п., которые по старой советской статье ЦСУ – “Ремонт квартир и сантехники” - сооружают “левым способом” каменные особняки для “новых” и обычные дачи для просто русских, строят бассейны и гаражи, прокладывают садовые дорожки и сооружают веранды. Это целая индустрия с тысячами, как правило, небольших строительных фирм, экономящих на зарплате и социальных расходах (набирают обычно приезжих из Чувашии и других поволжских автономий, с Украины и Белоруссии, как правило, без регистрации, живущих как бомжи – обычно в бытовках, иногда, прямо на стройках). Но оборот таких крошеных строительных фирм в 2001 г. был фантастическим – больше, чем у Лукойла – до 14 млрд. 500 млн. долл.! И почти ни цента в госбюджет, поскольку ведется двойная бухгалтерия, а районным налоговым инспекциям “отстегивается” немалая “мзда” (вот вам и “статусная рента”).

Идем дальше и приходим на рынок стройматериалов, которых полно вокруг больших городов. Здесь можно купить все, вплоть до загруженного кирпичами, камнем-булыжником, навозом, пенопластом и т. д. большегрузного грузовика с уже заполненными путевыми листами – вписывается только адрес вашей дачи: заплатил и, айда, поехали. И что вы думаете – годовой оборот такого “левого” рынка сегодня составляет 7 млрд. 700 млн. долл., больше, чем у “Норильского никеля” или “Тюменской нефтяной компании”, которые, разумеется, платят налоги державе.

Есть свой “теневой рынок” и по статье “Уход за детьми и престарелыми родственниками” - 700 млн. долл. в год, между прочим. А много ли получает государство налогов от этого, несомненно, “богоугодного дела”? И, наконец, расходы родителей на репетиторов для поступления в вузы. Сколько вы думали бы? Два годовых бюджета “Аэрофлота” - 2 млрд. долл.! (“НГ”, № 131, 20. 07. 2001 г.).

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?