Независимый бостонский альманах

О ЕВРЕЙСКОМ ФАШИЗМЕ

12-05-2002

Нестор &lt-nestor@fromru.com&gt-

New York, NY USA - Thursday, May 09, 2002 at 04:03:26 (CDT)

— У меня, честно говоря, пальцы с превеликим трудом печатают Ваш термин — “еврейский фашизм”. Может, Вы имеете в виду что-то иное? Я знаю, что среди евреев встречаются расистски настроенные люди.

Впрочем, во всём Интернете я наткнулся только на одного подобного субъекта господина Арье- в реальной жизни таковых встречал тоже крайне редко.

Но партия, но объединение, отдаленно напоминающее фашистское среди евреев, как можно? Народ, заплативший столькими жертвами за право на существование, обвиняется в фашизме и т. д. только теми, кто хотел бы “легализовать в глазах мира свой разбой. Жертву представить насильником. Я не сомневаюсь в Вашей искренности, но термин Ваш более чем сомнителен.

— Для меня тоже напечатать такое словосочетание было непросто. Но я, увы, убеждён, что такое явление как еврейский фашизм действительно имеет место. Попытаюсь кратко его обрисовать.

Итак, “расистски настроенных людей” среди евреев Вы уже встречали — и даже сослались на Арье. К нему я ещё вернусь, а пока замечу, что термин “расистский” здесь употреблять неуместно, поскольку евреи не являются расой. Значит, это не расизм, а что-то другое. Что же?..

Вспомним замечательный фильм Михаила Ромма и его прямо-таки гениальное название — “Обыкновенный фашизм”. Ромм — возможно, неожиданно даже для самого себя — выразил в своей ленте глубокую экзистенциальную идею всего ХХ столетия (фактически его лейтмотив): фашизм страшен не столько своими экстремальными зверствами, сколько своей обыденностью. Сильнейшие кадры фильма составляет потрясающий видеоряд — чередование фотографий нацистских лидеров. “Вот это — пра-авильный череп!” — иронично сообщает голос Ромма за кадром: в кадре вещает с трибуны эксцентричный Бенито Муссолини, аппетитно складывая при этом в кольца большой палец с указательным на обеих руках и потрясая ими перед восторженной толпой итальянцев. “А вот это — непра-авильный череп!”: в кадре появляется фотография Льва Толстого…

Именно это, Нестор, и есть самый обыкновенный фашизм. Для Вас, как и для всякого человека, воспитанного в европейских гуманистических традициях, фашизм — это партия, это идеология, это концлагеря и массовые убийства мирного населения. Но ведь это только конец фашизма, а вовсе не его начало! В том-то и крайняя опасность фашизма, что его конкретные истоки никогда невозможно проследить до конца, а к власти фашизм всегда приходит только при демократии! Фашизм начинается не с концлагерей: концлагеря, наоборот, знаменуют его скорую гибель. И даже не с гонки вооружений — когда она начинается, бороться с фашизмом уже поздно. Фашизм начинается с мирных вечерних бесед на лавочке у подъезда.

Фашизм начинается в воскресный день, когда беззаботные родители ведут своих детей в зоопарк или в цирк. Фашизм растворён в ежедневном бытии культуры, как алкоголь — в кефире. И государство Израиль вовсе не гарантирует еврейский народ от возникновения фашизма. Не потому, что Израиль хуже или лучше других государств, а потому, что никакое государство — даже ультратоталитарная и абсолютно моноэтничная Северная Корея! — не может полностью гарантировать от фашизма свой народ. Израиль же — государство демократическое: значит, для него эта опасность гораздо острее!..

Теперь об Арье. Это, надо сказать, феномен! Но как раз Арье — это не совсем тот тип еврейского фашиста, который я имею в виду и которого так сильно боюсь. Да, Арье неотёсан, дремуч и злобен: его поведение в Сети (и не только там) балансирует на грани криминала, а пожелания некоторым женщинам вызывают у нормального человека оторопь. Но всё это, так сказать, личные качества Арье, которые останутся на его совести. С другой стороны, Арье — это фигура знаковая и глубоко поучительная. Во-первых, он бесстрашен — и это не может не вызывать уважения (хотя бесстрашие его направлено совсем не в ту сторону). Во-вторых, он фанатик — а значит, бескорыстен (хотя от его бескорыстия никому не становится легче — даже ему самому). В-третьих, он носитель культуры идиш — и уже одно это имеет очень серьёзную реальную ценность. Но самое главное, Арье — человек мыслящий, хотя и мыслящий “криво”. Для Арье нет заранее признанных авторитетов: он всё подвергает сомнению и личной (эмоциональной) проверке. Согласитесь, не всякий человек осмелится заявить на вес
ь Рунет: “Пушкин — это мой личный враг!”. Притом ведь для Арье это не пустая фраза, а глубоко прочувствованная, и этот свой тезис он может подкрепить пулемётной очередью пушкинских цитат. (То что Пушкин непонятен Арье в принципе, — дело другое.

Но ведь и многим “профессиональным” пушкинистам поэт до конца непонятен!..)

Поэтому я готов свидетельствовать: критически-негативный (прямо-таки всеотрицающий) подход Арье к России, несмотря на глубокую и чудовищную ложность такого подхода, для меня всё-таки ценнее, чем некритически-восторженный и бездумный подход к России какой-нибудь советской учительницы словесности.

Между прочим, в отношении русской классической литературы Арье иногда делает парадоксальные выводы. Например, он высоко ценит творчество Салтыкова-Щедрина причём цитирует его (интуитивно) в том же аспекте, что и В.И. Ленин: так, “любимый” персонаж Арье — Иудушка Головлёв. (Это уже само по себе стоит того, чтобы крепко задуматься о крайностях, которые имеют тенденцию сходиться!..) Но самое невероятное: за образ Иудушки Арье готов дать Салтыкову-Щедрину положительную оценку, даже несмотря на откровенную юдофобию этого писателя, — что, вообще-то говоря (именно в случае Арье), достойно искреннего изумления!..

Несколько иллюстраций того, как еврейский фашизм
проявляет свою враждебность еврейской культуре

 

ISH
TX USA - Wednesday, May 08, 2002 at 12:56:06 (CDT)

— Горбатов, не вы ли утверждали, что национальность определяется родным языком? Посему мексиканцы суть испанцы. А как у вас с идиш?

— Г-н Шнур, я ведь утверждал совсем не то, что Вы мне приписываете. Во-первых, я говорил, что национальность человека, которая действительно определяется его родным языком, определяется не только этим. Я подчёркивал, что национальность — понятие, с одной стороны, комплексное, а с другой, — ограниченное определёнными историческими рамками.

Позже я весьма подробно изложил эту позицию в своей статье Иудаизм и национальность”, где специально оговорил, что евреи представляют собой совершенно особый случай. (Упорство Ваше, г-н Шнур, тем более странно, что этот особый случай давным-давно описан в трудах по еврейской истории, в том числе — очень подробно — у А. Штейнзальца.)

Во-вторых, даже исходя из того, что национальность определяется только родным языком, — хотя, повторяю, такой посыл заведомо неполон и в конечном счёте ложен, — никак невозможно сделать вывод о том, что мексиканцы суть испанцы”. И я специально оговаривал именно этот момент, чтобы не быть понятым превратно. Испанцами — в данном и только в данном контексте, навязанном мне Вами явно в провокационных целях (иначе к&#225-к объяснить Ваше упорное непонимание моего текста в течение полутора лет?), — можно было бы назвать только тех мексиканцев, у которых испанский язык родной. Но совершенно очевидно, что это не так: по крайней мере у нескольких миллионов мексиканцев родной язык не испанский. Кроме того, если встать на такую — ложно приписываемую мне — точку зрения, тогда окажется, что мексиканской национальности вообще не существует, ибо не существует никакого “мексиканского языка”: есть мексиканский вариант испанского — но это именно вариант, он не дотягивает даже до диалекта.

В-третьих, все эти разговоры — вообще “халоймэс” (это к вопросу “а как у Вас с идиш?”)! Если родной язык и определяет национальность человека, то он её не исчерпывает. И даже если национальность человека точно установлена (что в XXI веке представляется мне крайне маловероятным подвигом генеалогических изысканий!), она не определяет его гражданства.

Если известно гражданство, оно может быть никак не связано с местом жительства, а место жительства — с гражданством. Но даже если место жительства и гражданство человека совпадают, это ещё не говорит о том, к какой культуре он принадлежит. А если мы даже и знаем, к какой культуре принадлежит этот человек, мы ничего не можем сказать о том, что это за человек вообще, т. е. нам всё равно будет неведома его система ценностей… Но тогда к чему все эти пустые разговоры — если только в них нет никакой провокационной цели? (Её наличие я, конечно, не могу одобрить, но могу хотя бы понять логически.)

Не говорю об иврите, поскольку в этом случае речь бы шла об израильтянах.

 

— Это тот же самый случай логиче

ского “перевёртыша”, вызванного либо искренним, либо злонамеренным непониманием того, о чём я говорил Вам полтора года назад. 1) Родным языком человека может быть иврит, но этот человек может не быть израильтянином. 2) Человек может быть израильтянином, но его родным языком может быть не иврит. 3) Человек может жить в Израиле, но израильтянином не быть, — независимо от его родного языка. 4) Человек может быть израильтянином, но жить где угодно, — тоже независимо от его родного языка. 5) Человек может быть израильтянином, жить в Израиле и социально функционировать на иврите, своём родном языке, — но при этом израильские духовные ценности могут не иметь для него никакого значения. 6) Человек может иметь любое гражданство (или не иметь никакого), жить в любой стране (вне Израиля) и социально функционировать на своём родном языке (не на иврите), — но при этом израильские духовные ценности могут быть для него непреходящимии абсолютными…

Поэтому Вы, г-н Шнур, совершенно правильно делаете, что не говорите ни об иврите, ни об израильтянах. А вот Ваш коллега Яша (он так подписывается) делает неправильно, когда в Гостевой книге утверждает:

Yasha
USA - Wednesday, May 08, 2002 at 23:15:09 (CDT)

Христиан — миллиард. Мусульман — миллиард. Евреев — жалких семь-восемь миллионов.

Называя такое фантастически большое число евреев (ничего себе “жалких” — это почти в полтора раза больше, чем всё население Израиля!), Яша тем самым даёт понять, что речь идёт не об иудеях, а обо всех этнических евреях мира. Но тогда к Яше сразу же возникает много вопросов:

1) Очень многие евреи — христиане: входят ли они в первый миллиард? Или их Яша считает отдельно? 2) Довольно много евреев есть среди мусульман: входят ли они во второй миллиард? Или Яша их тоже считает отдельно? 3) Остальные евреи мира — это либо внеконфессиональные агностики (их подавляющее большинство), либо люди всех прочих конфессий, включая иудаизм (их меньшинство). Как Яша считает этих евреев? Просто: 7–8 миллионов евреев + 2 миллиарда христиан с мусульманами? Или всё-таки посложнее: 7–8 миллионов = евреи-христиане + евреи-мусульмане + все остальные евреи? Тогда в первом случае число евреев будет фантастически завышено, а во втором — ещё более фантастически (просто-таки неправдоподобно) занижено. Я уже не говорю о том, что при втором способе подсчёта число христиан и мусульман должно существенно уменьшиться…

ISH
TX USA - Wednesday, May 08, 2002 at 12:56:06 (CDT)

— Позволю только заметить, что еврейская культура, или — если хотите — культура идиш, приказала долго жить. И была она не лучше и не хуже любой другой.

— А я позволю себе с Вами не согласиться — и очень резко не согласиться. Чтó значит “культура идиш приказала долго жить”? Что Эрнест Блох — больше не еврейский композитор? Что Марк Шагал — больше не еврейский художник? Что Соломон Михоэлс — больше не еврейский актёр? Или — что на языке идиш больше нет высокой литературы? Но ведь высокой литературы уже нет ни на одном языке. Или — что высокая литература на идиш перестала быть эстетически актуальной? Что её больше не читают? Но, во-первых, высокую литературу сейчас мало читают на любом языке (по причине катастрофического упадка общей образованности, вызванного тотальной американизацией современного мира), а во-вторых, те, кто всё же читают литературу на идиш и сегодня, получают от неё громадное удовольствие, изучают её и отлично понимают её непреходящую ценность.

Так, на прошлогодней международной еврейской конференции “Сэфэр” данная проблема как раз поднималась и глубоко обсуждалась на секции идишистов. Кстати, раз уж зашла об этом речь, нельзя не упомянуть о тотальном разгроме всей культуры идиш в СССР. После такой мощной кампании любой другой национальнойкультуре тоже бы не поздоровилось, а её будущее представлялось бы весьма плачевным. Полагаю, забывать об этом не стоит!

Впрочем, здесь есть ещё один пункт моего с Вами принципиального несогласия. Культура идиш — это неотъемлемая часть еврейской культуры, но еврейская культура далеко не исчерпывается культурой идиш. Это совершенно очевидно уже хотя бы потому, что еврейская культура зародилась и существовала без идиша в течение по крайней мере трёх с половиной тысяч лет. Поэтому использование союза “или” между понятиями “еврейская культура” и “культура идиш” является вполне банальным алогизмом. [Стакан — стеклянный или цилиндрический? Дом — двухэтажный или деревянный? Мех — тёплый или натуральный?..]

Уточню ещё раз, напоследок. Когда я говорил о еврейской культуре, я говорил… о другом. (Не о том, о чём говорите Вы.) Надеюсь, вышеизложенное косвенно опровергает и ответное замечание, высказанное Вам неким персонажем Гостевой книги по “имени”

U2
Russia - Wednesday, May 08, 2002 at 15:03:51 (CDT)

Мы тут посовещались и решили, что у Вас здесь логическое противоречие. Не может быть культура, которая приказала долго жить, лучше той, которая ещё не приказала долго жить.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?