Независимый бостонский альманах

ЛЮБОВЬ - ЭТО ©- ВСЕ!

02-06-2002

Катя КабановаПисать о современнике и удобно, и опасно: удобно потому, что вся литература его и о нем под рукой, опасно, потому что признание у нас принято получать преимущественно после смерти – но это, как правило, характерно для ученых.

Андрей Кураев

Отец же Андрей Кураев – апологет и проповедник православия, который ведет острую борьбу в современном обществе, для многих людей олицетворяя противостояние христианства с одной стороны и оккультизма, сектанства, "полуверия", "религиозного синтеза" и просто "ленивого релятивизма" большей части общества – с другой.

"Экстремист", "коричневый богослов", "шовинист" – это далеко не все эпитеты из тех, которыми награждают философа его очень многочисленные недоброжелатели. Откуда такая злоба в диалоге с церковным лицом? – Дело в том, что речь идет не просто о столкновении разных взглядов на один предмет обсуждения, а о священной войне. Если уж говорить возвышенно, войне добра со злом. Не стоит, конечно, представлять себе о. А. Кураева в виде Георгия Победоносца, пронзающего стоголовую гидру сатанизма-оккультизма это, скажем так, не его стиль. Его стиль можно было бы охарактеризовать как логически корректное мышление глубоко и искренне религиозного человека, который считает своим долгом показать людям правду, заставить их думать (последняя задача – не главная ли в педагогике, а ее о. Андрей считает своим призванием?). Он убедителен и ему верится. Меня сразу привлекло в его учении, что последовательность и доказательность у него сочетаются с энциклопедическим знанием других религий. Диакон Кураев очень активно выступает в периодической печати – как он выражается, "от безысходности".

Скромен: "…каждый пишет ту книгу, которую хотел бы просто прочитать. Отсутствие современных апологетических публикаций, с одной стороны, и невероятное количество лжи о православии, с другой, понудили меня взяться за перо" [1, &#241-. 3]. Возьмемся за перо и мы.

Основные жизненные вехи о. А. Кураева.
Мои впечатления от его лекций

 

 

Мне важно, чтобы люди не отождествляли мой голос с голосом Церкви. Миссионер – дверь, и в ней нельзя застревать. Через него проходят и входят в мир Церкви. То, что я не священник, ясно показывает людям, что я не претендую на роль их духовного руководителя и отца. Послушали меня, поняли, что в Православии можно жить – так ступайте, входите, ищите себе духовного наставника. И чем больше он будет непохож на меня – тем лучше: Вы поймете, что мир Православия разнообразен. …я не считаю себя проповедником в смысле зазывалы. В моей речи очень мало императивов… Заметьте, я читаю не проповеди, а именно лекции, говорю не в храмах, а в университетах.

И императив их, пожалуй, только один – думайте- думайте и обосновывайте.[2]

Если зайти на личный сайт диакона Кураева в Интернете [http://www.kuraev.ru/avto2.html], то вот какие биографические сведения можно оттуда почерпнуть. "Андрей Вячеславович Кураев родился в 1963 году в Москве. В детском возрасте несколько лет жил в Праге, где работали его родители. Семья Кураевых была вполне атеистической. В старших классах школы Андрей выпускал газету "Атеист". Затем, поступив на философский факультет МГУ, учился на кафедре научного атеизма. Во время учебы в университете Кураев получил доступ к хорошей библиотеке, конфискованной у церквей и монастырей. Сказался и общий диссидентский дух эпохи (Солженицына он достаточно рано прочитал). Сопоставляя атеистическую пропаганду, курсовые лекции с Евангелием и философской литературой, Андрей убедился, что официальная пропаганда "безбожно" лжет, критика бьет мимо цели. Осенью 1982 года Кураев крестился. По окончании университета он поступил в аспирантуру, но не закончил ее, а стал секретарем ректора Московской духовной академии. Затем, осуществив давнее желание, поступил в семинарию. Но учиться там пришлось мало ("нормальной" жизни было только месяц – до крупного пожара в 1986 году, после чего пришлось работать на стройке). Затем ректор академии снова взял Кураева в свой штат. Следующий поворот в судьбе произошел в 1988 году. Знакомая пригласила Андрея Вячеславовича на диспут в Коломенский пединститут. В огромном зале собралось много профессуры, студентов. Случилось так, что профессиональные атеисты были легко побиты "каким-то семинаристом".

По этому поводу обком КПСС вынес даже специальное постановлен
ие о плохом состоянии дел в пединституте. Андрея Кураева послали подальше от Москвы в Румынию.

Все же отец Андрей считает, что его призвание – педагогика.

В январе 1993 года он ушел во вновь созданный православный университет деканом богословского факультета. Кроме того, вернулся в МГУ на родную кафедру, которая теперь называется кафедрой истории религии. Его курс по православию там – один из самых посещаемых (на одного "обязательного" студента подчас приходится пятнадцать вольнослушателей)" [3, с. 97-98].

Здесь мне хотелось бы сделать в некоторой степени лирическое отступление о знакомстве с творчеством о. Кураева. В период моего обучения на геофаке МГУ я узнала, что на философском факультете читает лекции по антропософии настоящий диакон. Думаю, понятно, что представляется при слове "диакон" человеку, чье октябрятски-пионерское детство было наполнено клятвой юных ленинцев, хождением в ногу и утренней поглажкой галстука: черная ряса, бородка, елейно-блеющий голос, очки, жидко-сальные волосенки…, словом, мичуринский гибрид образа из советской пропаганды и чеховского дьякона из "Дуэли".

…Первое впечатление при входе в аудиторию было: много народу. Здесь были как веселого вида студенты обоих полов, так и повязанные платочками "божественные тетеньки"- как серьезные, профессорского вида, ученые мужи с дипломатами, так и безумного вида юноши с нервным тиком.

Около микрофона громоздилось десятка полтора-два диктофонов. Диакон задерживался, причем настроение находящихся в аудитории было чувством, которое охватывает перед предвкушаемым хорошим фильмом: свет в зале уже погашен, а последние зрители все протискиваются через портьеру, и киномеханик медлит с показом.

Лектор вошел, и все встали – это было уже удивительно при нынешней студенческой расхлябанности в этом отношении. Мягким движением руки отец Андрей Кураев (из предложенного воображением образа уцелели только очки и ряса) предложил всем сесть, звук раскрываемых тетрадей, щелканье очешников и диктофонных кнопок, лекция начинается…

Я человек неверующий, получила в детстве домашнее объяснение типа "Гагарин был в космосе, и никакого бога там не видел", читала много и рано, и при этом часто испытывала почти жалостливое удивление: и Л.Н.

Гумилев верил в Бога? и (такой-то)? ну надо же… Но когда я слушала о.

Андрея Кураева, я чувствовала, что то, что он говорит – правда, и доверие к этому – повод для серьезного изучения православной литературы. Сознание принадлежности к стране с тысячелетним опытом христианства наполнило меня гордостью. (А не это ли является стимулом для познания?) Надо ли говорить, что я ходила на лекции о. Андрея Кураева и уговорила еще пару друзей последовать моему примеру... С этого началась заинтересованность всем, что он пишет.

Конец лирического отступления. Вернемся к биографическим вехам.

В 1990-92 гг. отец Андрей был референтом Патриарха Алексия.

На эту должность его рекомендовал ректор Московской духовной академии.

Как вспоминает сам отец Андрей: "Патриарх встретил меня с улыбкой: "Говорят, Вы хорошо умеете писать?" – "Нет, Ваше Святейшество, я пишу только из лености и ради экономии – чтобы не повторять десять раз одно и тоже".

Посмеялись. Характерно, что первая фраза, которую я сказал при нашей встрече, была: "Нет, Ваше Святейшество..." Патриарх позволяет с собой не соглашаться.

Два последующих года пребывания в этой должности были очень для меня важны.

Я знакомился с политическими и общественными деятелями, видел, из каких страстей, побуждений исходят люди, делающие политику. Нет автоматической машины истории, фантастически много зависит от поступков конкретных людей.

При этом сам я никогда не стремился заниматься политикой – ту деятельность воспринимал скорее как послушание" [3, с. 97-98].

Теперь, когда читателю понятна личность, надо сказать о философии о. Андрея.

Возможен ли диалог между религиями?
Борьба с ересями и сатанизмом

 

 

Я считаю, что православие, чем дальше, тем больше становится религией меньшинства, того меньшинства, которое обладает даром протестантизма.

И чтобы быть православным в ХХI веке даже в России, не говоря уже о Западе, надо обладать даром свободомыслия. Число людей, которые способны всерьез относиться к своим принципам, которые способны искренне верить, которые способны разрешить своим убеждениям влиять на свою жизнь... их число не зависит от политическо
го климата, эпохи и религиозной обстановки в стране.

Это число достаточно стабильно и примерно равно 10-15% населения страны.

[4]

В духовной жизни современного российского (постсоветского) общества четко видны безрадостные тенденции, характерные для "сумрачных времен". Я имею в виду огромный ассортимент ересей. Возможно, самой страшной из них является оккультизм. Большая Советская Энциклопедия [5, с. 348] так определяет слово "оккультизм". Оккультизм (от латинского слова occultus тайный, сокровенный) – общее название учений, признающих существование скрытых сил в человеке и космосе, недоступных для обычного человеческого опыта, но доступных для "посвященных", прошедших через особую инициацию (посвящение) и специальную психическую тренировку. При этом цель ритуала посвящения... усматривается в достижении высшей ступени сознания, открывающего доступ к так называемым "тайным знаниям".

Именно эти так называемые "тайные знания" лежат в основе колдовства, магии, из которых вышли на арену дня экстрасенсорика, биоэнергетика, уфология и т.п. В последние годы, – пишет А. Берестов в своей книге "Число зверя", – оккультные науки – экстрасенсорика, биоэнергетика, уфология, учение о карме, гипноз, парапсихология и т. п. получили особо широкое распространение, особенно в среде научной интеллигенции. Немалую роль в этом сыграли работы Рерихов и Блаватской по развитию учений об Агни-Йога" [6].

Юмор о. Кураева тут уместен и неумолим: "На смену торжествующему атеизму пришел торжествующий оккультизм. …Все играют в бисер со словечками типа "карма", "гороскоп", "астрал", "космический луч". Чуть не все религии мира пришли в наш дом и дружным хором объявили христианство "устаревшим"…Как хорошо было спорить с атеистами! Они мыслили рационально и сними можно было говорить языком рациональных аргументов. Но как разговаривать с человеком, который заявляет, что он каждую ночь беседует с посланцами звезды Сириус?!" [цит. по: 7, с. 41-43].

Как тут не вспомнить ежедневно проплывающий перед глазами рекламный плакат на стене метрополитена с черноволосой, ведьмоватого вида, целительницей Еленой… А если открыть "Мегаполис-экспресс" или, не дай Бог, "МК"? И это не говоря уже о самом мощном методе психического воздействия телевизоре…Атака на мозг и душу ведется напористо и целенаправленно.

За себя не страшно – страшно за детей (да простится мне такое "листовко-подобное" высказывание)!

Выход – в правильном выборе и в возможности выбора. А это, в свою очередь, возможно только при наличии определенных знаний, которые, в частности, мы и почерпнем у диакона Кураева. Кстати, одна из основных (и наиболее известных) его книг называется "Сатанизм для интеллигенции".

Вот что говорит о. Андрей о возможности диалога между различными религиями. "Диалог между религиями возможен, если соблюдены следующие условия:

а) он ведется компетентными участниками, а не шарлатанами.

Ну как мы можем всерьез относиться к теософии Рерихов, если среди приверженцев этой якобы "восточной" доктрины нет людей, действительно компетентных в области истории религии и востоковедения?-

б) диалог может вестись только при условии честного и четкого определения своих позиций, в частности – если с самого начала будет признано очевидное: мы – разные. Но вот в чем проблема: многие оппоненты православия уходят от признания в том, что они далеки от православия.

Католики, униаты и даже протестанты сплошь и рядом маскируются под православие (на Колыме в Билибино баптисты даже зарегистрировались с названием "Церковь православных баптистов"). Ну, а как йоги американского производства, "целители" и оккультные "буддисты" маскируются под христианство, об этом очень хорошо известно. Вспомните скандал вокруг секты "Аум Синрикё", которая в такой степени мимикрировала под христианство, что на обложке одной из ее книг господин Секо Асахара был изображен висящим на Кресте. Причем, учитывая, что его фигура подобна борцу сумо, сами понимаете, какое симпатичное было зрелище…

Так вот, в этих условиях приходится говорить: "Диалог?

Пожалуйста. Только вы сначала выйдите из моего дома, в который вторглись без моего позволения, потом вежливо постучитесь, представьтесь, и после этого мы с вами начнем говорить". В конце концов человеческий организм тоже должен уметь различать, где в нем – его, родное, необходимое, а где лишь маскирующегося и паразитирующее. Глист ведь тоже хочет, чтобы мой о
рганизм питал его наравне с другими моими клетками, но тут интересы глиста и человека прямо противоположны. И если человек будет отторгать паразита, тот, конечно, будет вопить о нарушении своих прав: никакой, дескать, терпимости, то есть симбиоза.

Так что диалог возможен. Только два условия должно быть: а) компетентность- б) честность. Кроме того, диалог не должен подменяться экуменическим слиянием. Цель диалога далеко не всегда состоит в том, чтобы прийти к чему-то единому. Цель диалога может быть в лучшем познании друг друга, а это познание включает в себя и знание о том, в чем же мы разнимся.

Это тем более важно именно в сегодняшнем мире. Мире, который, как показывают события в Югославии, становится монополярным, опасно единым, опасно тоталитарным. Лозунги товарищества, и солидарности хороши в православном братстве. А вот в разбойничьей шайке чем принципиальнее человек будет следовать лозунгам "солидарности", тем больше грехов окажется на его совести… Лучше в одиночку творить благо, чем вместе участвовать во зле. Так вот, в современном американизированном мире есть основания для того, чтобы по возможности держаться в стороне от "нового мирового порядка" и беречь свое, родное, чтобы не выронить его под одуряющий грохот пропаганды тех, кто возомнил себя "общечеловеками".

Мне кажется, что сегодня православным людям уместнее говорить с позиции меньшинства. Меньшинства, которому допустимо декларировать свое право на инаковость и говорить: "Да, не выбираем же мы вашу пепси-колу!".

Сегодня быть православным – это означает быть протестантом.

В самом буквальном смысле этого слова. Быть православным – значит уметь мыслить наперекор рекламе, наперекор ТВ, наперекор политической моде Я это вижу по своим университетским студентам. Когда они только присматриваются к Православию – заметно, что помимо всех остальных мотивов, выбор именно Православия для них это еще и знак протеста против тотальной макдональдизации нашей жизни" [8].

В "главной" книге А. Кураева "Сатанизм для интеллигенции" [9] и говорится о том, что веротерпимость не есть благо, потому что все веры разные, и синтез их невозможен. Читая этот двухтомник, чувствуешь то, что хочет вызвать у студента любой педагог – высокое напряжение мысли.

Это не проповедь, не возвеличивание христианства в качестве единственно возможной и верной религии, это призыв к мышлению. Перессказ этой книги представляется мне бессмысленным, ее нужно читать только целиком, т.к.

в виде цитатника она теряет свое единство.

Борьба с грехом

 

Понятия "грех", "греховность" у современного человека ассоциируются, скорее всего, с табуированностью, запретом. Это – "нельзя", "плохо", "запрещено", "входа нет", "не убий, не укради"… дальше список библейских заповедей продолжить может лишь незначительная часть населения.

Что же такое грех, и как о нем говорит о. Кураев?

"Человеческая природа сама по себе сложна и иерархична: в ней есть плоть (со своими специфическими потребностями, волениями и действиями), есть душа (с огромным многообразием разных потребностей и влечений) и есть дух, жаждущий Высшей Радости и Истины. Над всем этим "оркестром" помещается "дирижер" – личность с присущим ей "личностным произволением" (по выражению свт. Феофана Затворника). Жизнь человека напоминает заседание парламента. Есть множество фракций, каждая из которых предлагает реализовать именно ее проект. Нередко в один и тот же момент в президиум поступает несколько запросов: фракция головы предлагает что-то почитать, фракция сердца робко намекает, что читать-то ты и так читаешь, а вот молиться совсем позабыл… Фракция желудка напоминает, что вообще-то пора поесть. Что предлагает фракция "радикально-либеральных демократов", лучше в печати не упоминать… Каждый из этих импульсов сам по себе законен (каждая фракция в парламенте присутствует на законных основаниях). В принципе и проект каждой из них совсем не плох (в природе человека нет зла). От личностного произволения зависит, какой из этих энергий дать выход, в какой мере, каким образом, когда и при каких условиях.

Грех – это реализация природно-благого желания не вовремя и некстати, недолжным образом (выделено мной, – К.К.). Это ошибка личного произволения, неправильно ощутившего некое добро там, где его в данный момент не было. Желание поесть непостыдно и благо. Но если я достану бутерброд аккурат во время пения Херувимской песни и ста

ну его жевать прямо перед Царскими Вратами – это будет все-таки грехом (в диапазоне от невоспитанности до кощунства – в зависимости от намерений и степени осведомленности жующего). Да и само это физиологическое желание можно удовлетворить многими способами: можно пойти и заработать на хлеб. Можно попросить хлеб у ближних. Можно его вырвать у соседа. Не желудок подсказывает образ удовлетворения его потребности, личность находит способ реализации некой природной энергии в соответствии с тем, что она посчитала подходящим. Если личность неверно ориентируется в координатах добра и зла – она найдет дурные способы реализации добрых энергий. Но в том, что человек крадет хлеб ближнего, виноват не его желудок, а его личная воля…

Моя душа стремится к духовному знанию, но от моего личностного решения зависит – к какому источнику она припадет для удовлетворения своей жажды. Будет ли она пить из лужи магизма или же обратится к чистой воде Евангелия?

Личность не может создать новое желание, но она может усилить, расчистить дорогу для еле слышного голоска той фракции, которая желает обновления жизни. Личность может установить иерархию влечений и сказать, что проекты фракции, жаждущей развлечений, будут финансироваться по "остаточному принципу", после того, как требования долга и совести будут хотя бы в главном исполнены" [10]. Таким образом, отец Андрей, со свойственной ему точностью и логичностью, выстраивает понятие греха.

Как бороться с грехом? Ответ будет - действием. Возьмём, например, ситуацию: ребёнок лет 14-ти попадает в секту, молится богам, читает соответствуюшую литературу, "контактирует" с Космосом. И вот в один прекрасный день вы застаете его отрубающим голову домашней кошке Мурке - с целью жертвоприношения... Родители в панике, ищут виноватых, ну и так далее... Чей это грех? - Следуя логике дьякона Кураева, - родительский. "Слушая телевести об очередной секте, потребовавшей от своих членов преступлений, очень уютно чувствовать себя атеистом. Слыша о безумиях "Аум Сенрике" или швейцарского "Солнечного храма" так приятно в глубине души сказать: "Вот до чего может довести религиозный фанатизм! И как я мудр, что всегда сторонился от всех этих религиозных мод и течений!".

Но мудрейшие! Именно ваша рассудительность и теплохладность, ваша взвешенность и размеренность отдала тысячи детей сектантам! В вас (в нас) не нашли дети такой веры и такого идеала, на служение которому они готовы были бы отдать себя. Вы (мы) не смогли зажечь своих детей и тем обрекли их на сгорание в секте" [11].

Этот частный пример появился здесь только для того, чтобы еще раз подчеркнуть: говорит ли о. Кураев о споре православия с оккультизмом, о грехе или о Боге, цель его учения одна, и это цель подвижническая, учительская - думайте, анализируйте и действуйте! Мозаичность или монотонность образования - это плохо, это нужно преодолевать, своими силами или с Божьей помощью.

Заключение

Сказать, что наша наука сейчас переживает страшный кризис, – значит, ничего не сказать.

Давайте сравним два высказывания. Первое принадлежит известному российскому биофизику, нашему современнику Симону Эльевичу Шнолю, автору замечательной книги [12], достойной стать настольной для каждого современного ученого. Мне посчастливилось слышать его лекции-воспоминания на Беломорской биостанции МГУ в 1997 г.

"Вы себе представить не можете, что в жизни нашего поколения произошло! Мы как будто просунули голову в тот мир, жили в этом, а там вот – конец. Мы в 50-е годы и мы сейчас – это совершенно непонятная вещь! Чрезвычайные события в нашей науке произошли, а это все следствие мысли. А мысль одна, мысль великая. И это замечательное явление, которое тем печальнее, что оно прошло в стране, в которой была погублена вся наука. Кольцов затравленный умер в 40-м году. Я сегодня не упомянул Николая Ивановича Вавилова, убитого. Я не упомянул десятков людей, убитых просто вульгарно, расстрелянных или уморенных голодом: выбирайте, так сказать, смягчающие обстоятельства. И нет прощения стране, которая так обращается со своей наукой. Обращается так, что страна гибнет. И у меня есть точный диагноз, некое умозаключение посмертное – потому Советский Союз погиб, что в нем был погублен Вавилов, в нем затравлен Кольцов, в нем уничтожена наука и не только биология. В нем была уничтожена математика сначала, насколько удалось. В нем была уничтожена химия… в нем уничтожена физиология, в нем уничтожена великая биология. И мы возрождаемся только потому, что такой фундамент был заложен. Убить оказалось не легко. Но основные идеи были убиты и прощения нам нет! Поскольку нет и покаяния. Покаяние в самом высоком смысле [из доклада на открытой лекции на биолого-химическом факультете 2 марта 2001 г.: полностью текст доклада С. Э. Шноля на http://www.sharomov.ru/Future/TextIV.shtml].

А вот цитата из статьи о. А. Кураева: "В мироздании царит улучшательская эволюция: уровень жизни должен расти не только в этой жизни, но и в будущей. Отсюда требование массового сознания к христианству: утешьте нас, скажите, что мы можем жить по стандартам потребительского общества, можем ежедневно исповедовать практический материализм, а за это Иисус вместе с Буддой введут нас после расставания с телом в миры и более богатые и более красочные и счастливые. Позвольте без всякой иронии распевать песенку Бориса Гребенщикова: "Будда бродит по Голгофе и кричит: "Аллах акбар!". И прежде всего – избавьте нас от необходимости думать, выбирать, и вообще сознательно растить свою душу. Мы ничего не знаем о мире религий – и поэтому для нас все религии равны, и поэтому мы очень веротерпимы. Вы, богословы, не смущайте наш энтузиазм и позвольте нам считать себя христианами, несмотря на наш оккультизм. Не мешайте нам считать себя духовными ("эзотерическими") христианами, при том, что Евангелие мы листали лишь однажды, а не исполняли никогда" [13].

По-моему, в обоих вышеприведенных цитатах содержится рецепт нашему поколению: "сознательно растить свою душу". Наверное, к таким людям, как о. Андрей Кураев, обращался с предостережением свт. Игнатий Брянчанинов: "Не покусись своею немощною рукою остановить всеобщее отступление". Побольше бы таких немощных рук.

* * *

ЛИТЕРАТУРА

  1. Кураев А. Наследие Христа. Что не вошло в Евангелия? – М.: Благовест, 1997.
  2. Кураев А. Задача миссионера – подводить людей к размышлениям о самом главном // SOS! Спасите наши души. – Днепропетровск, 1999. № 5.
  3. О диаконе Андрее Кураеве // Иное. Хрестоматия российского самосознания. Т. 4. Путеводитель. Ред.-составитель С.Б. Чернышев. – М.: Аргус, 1995.
  4. Никонов А. Разговор на церковном сундуке с умным дьяконом // Огонек. 1999. № 36.
  5. Большая Советская Энциклопедия. 1974. Т. 18.
  6. Берестов А. Число зверя. На пороге третьего тысячелетия. – Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры: Новая книга, 1996.
  7. Кураев А. Оккультизм в православии. – М.: Благовест, 1998.
  8. Кураев А. Не все равно, как верить. Вам предстоит выбор! // SOS! Спасите наши души. – Днепропетровск, 1999. № 7.
  9. Кураев А. Сатанизм для интеллигенции. (О Рерихах и Православии). Т. 1. Религия без Бога. Т. 2. Христианство без оккультизма. – М.: Отчий дом, 1997.
  10. Кураев А. Пантеизм и проблема свободы. В кн.: Христианская философия и пантеизм. – М.: Подворье Троице-Сергиевой Лавры, 1997.
  11. Кураев А. Школьное богословие. – М.: Благовест, 1997.
  12. Шноль С.Э. Герои, злодеи, конформисты российской науки. Издание второе, дополненное. – М.: Крон-пресс, 2001.
  13. Кураев А. Если Бог есть Любовь. Издание второе, исправленное и дополненное. – М.: Благовест, 1998.
Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?