Независимый бостонский альманах

МЕРЗКАЯ ПЛОТЬ

02-06-2002

В.СердюченкоАвтор пишет эти строки из санатория, где оказался не из-за неожиданного инфаркта или паралича, но в процессе осознанного и последовательно выполненного мероприятия. Прошу прервать на время "гестбуковские" баталии и выслушать сюда:

Если у вас начала бузить аорта, западать клапана, трещать колени, если из краснощекого телосложения вы превратились в бледноокое теловычитание или, наоборот, в одышливого толстяка, не могущего застегнуть собственные брюки, в то время как между шеей и воротничком рубахи стал пролезать кулак- если у вас ноет всё изнутри и снаружи, наворачивается поджелудочная железа, а сотрудница, с которой вы еще недавно крутили шуры-муры, всплескивает руками и у нее вырывается "да что это с вами!" – значит, ваша плоть распустилась, расподлючилась, распоясалась, и нужно дать ей хорошего тумака.

Для этого:
Покупаете ящик минеральной воды и в течение двух недель перестаете жрать. То есть ни маковой росинки с утра до вечера и с вечера до утра. При этом никаких врачебных консультаций, Брэггов, "очищений", "вхождений" и прочей псевдомедицинской чепухи. Утром встали, выпили бутылку минеральной воды, и на работу. Вечером вернулись, выпили бутылку минеральной воды, и за пылесос, квартирный ремонт или размышления о вечном. Утром встали, выпили бутылку минеральной воды... и так далее, и так в течение 14 суток, не покидая ни одного из текущих дел.

Первые два дня ошарашенный организм будет молчать. Затем завопит и завоет на разные голоса, требуя привычных разносолов, которыми вы закармливали его, как рождественского гуся, превратив в развратника и симулянта. Покажите ему в ответ одновременно фигу и кулак. "Попей вон минеральной водички и заткнись. Ты и так превратил мои дни в сплошную муку. Авось, не сдохнешь."

И действительно: ни за что не сдохнет, потому что жить ему хочется в десять раз больше, чем вам. Возьмите-ка своего жирного раскормленного кота и выбросьте на улицу. Думаете, погибнет? Да ни за что на свете. Через месяц вы обнаружите в районе помойки мускулистого поджарого бойца, бегающего быстрее собаки и прыгающего выше дерева. Вот так же и ваш организм. Если посадить его на голодную диету, он поймет, что выручать себя надо самому и, уверяю, преуспеет в этом.

Мы взяли слишком легкомысленный тон, речь же идет о вполне серьезных вещах, но поверь, читатель, привести свое здоровье в порядок можно только так, и не иначе.

Где-то на восьмой день ваш организм перейдет на самокормление.

Ведь во всех его подкожных клетчатках, складках, спайках накопилась масса углеводов, белков и жиров, которыми он, видите ли, пренебрегал, потому их не доставляли прямо в постель. Зачем идти, если можно стоять? Зачем стоять, если можно сидеть- зачем сидеть, если можно лежать, и так далее?

Именно так мыслит домашний кот и так ведет себя наша подлая плотская природа.

А вот х..я! Пусть сама побегает внутри себя и поищет пропитания в собственных депо и закоулках, перетряся их до последнего хрящика.

Почему в армии, тюрьме, концлагере, монастыре практически не болеют? Потому что мерзкая плоть содержится там в узде. Автор сего знает, что говорит. Он провел четыре года в военном училище и примерно столько же на Чукотке в должности командира караульного взвода (фотография младого автора прилагается). Но что караулил взвод автора? Аэродром стратегических бомбардировщиков, круглосуточно патрулировавших берега Аляски, и один из местных ГУЛАГов, обслуживавших взлетные полосы аэродрома. Больных в этом жизненном пространстве не было, потому что их не могло быть, потому что армия и ГУЛАГ являются оптимальными формами физического человеческого существования. Организм должен всегда находиться по стойке "смирно!" или в рабочем положении. Перечитайте "Один день Ивана Денисовича" непредвзято: более "здоровой", жизнерадостной книги не знает мировая литература. Урожденный зек, новый Рахметов хотел изрыгнуть антисоветсккую хулу, а у него, как у известного библейского персонажа, сама собой получилась хвала – а потому что психическая структура автора изначально тяготела к аскезе и схиме.

Союз бодрости и труда, лагерно-караульное братство людей, неутомимо переделывающих окружающую природу и самих себя – вот что получилось у Солженицына, а никакая ни антисоветчина.

Автор вспоминает годы, проведенные на Чукотке, едва ли не самыми счастливыми и правильными в своей жизни
. Почему-то уверен, что такие же ностальгические воспоминания сохранил о своих концлагерях и Солженицын. С некоторых пор моим любимым настольным чтением стали "Один день Ивана Денисовича" и "Приключения Робинзона Крузо". (Боже, куда меня занесло! Какие "Приключения" и при чем здесь Солженицын? "Вернемся на первое".)

Где-то на десятый день голодовки вы начнете испытывать состояние эйфории, близкое к легкому опьянению. Ваша плоть продолжает вопиять, но одовременно выкачивает любую маковую росинку из межклеточных шлаков, групируясь, оптимизируясь, самонастраиваясь, вышвыривая из себя все "больное" - и вот уже не она вами, а вы владеете ею. Отсюда и эйфорические взлеты, и воображание себя сверхчеловеком. На четырнадцатый день голодовки вам начинает приходить в голову, что Адам вообще обходился без пищи - но вот тут-то и следует остановиться, потому что, сами понимаете, это не совсем так и даже совсем не так, это уже зона глюка.

В назначенный понедельник переходим с минеральной воды на фруктовые соки. Во вторник съедаем что-нибудь кашеобразного, в среду чего-нибудь потверже – всё, голодовка закончена.

Затем, в течение третьей недели вливаем себе прямо в вену пять бутылок физиологического раствору – и в санаторий. Вот лишь на это время (полмесяца) вам придется покинуть свое учреждение и рабочий кабинет.

Освоив место своего текущего пребывания, автор решил, что санатории придумали немецкие и австро-венгерские евреи. Какой-то гениальный прохиндей (или блаженный эскулап) запустил когда-то в массы байку о волшебной целительности грязей и вод. В любом восточноевропейском санатории вам расскажут легенду о том, как охромевшая и полупарализованная корова стала подолгу отбиваться от местного стада и отлеживаться в одном из ближайших болот. Востроглазые селяние это приметили – и тоже начали купаться в означенном болоте, и тоже стали здоровые, как коровы и даже еще здоровее. Предприимчивые евреи как следует проплатили этот фольклорный пиар – и именно так возникла санаторно-курортная цивилизация, комфортабельный рай для здоровых и скорбная обитель для больных. Никто ни в каком санатории от своей болезни никогда не излечивался, но все равно, ванные и массаж – это прекрасно. Принимаем то и другое – и в ближайший лес за грибами или вдоль берега местного водоема с удочкой, учась по дороге думать мыслями листьев и трав.

Кстати, о санаторных знакомствах вашего покорного слуги: недавно у него состоялся любопытный разговор с соседом по этажу, доктором из Винницы, терапевтом с 30-летним стажем. "Будь моя воля, - сказал сей безусловный профессионал и круглосуточный рыбак, - я бы семьдесят процентов врачей повесил, а пятьдесят процентов лекарств вылил в унитаз". Я внутренне зааплодировал, услышав это. Ибо (можете не соглашаться), если у организма иссяк инстинкт самосохранения, его не спасут никакие лекарства.

Ergo: фармацевтичскую и врачебную науку тоже придумали предприимчивые евреи. Они сделали на них могучий гешефт, заработали миллионы, создали отрасли и производства – они создали, короче говоря, новую человеческую потребность. Говорится ли что-нибудь в Библии о врачах и лекарствах?

Ни слова. В этой энциклопедии людского бытия ни того ни другого не значится.

Активной медицинской практикой занимался Иисус Христос. Но какой? "Плюнул и сделал бреновение, приложив к ране".

Зато в Библии сказано другое. Там поставлен единый и абсолютный диагоз всем болезням мира: "Иссякло благо жизни и се, аз умираю." Вот оно, зерно правды: "благо жизни", загадочная витальная "прана", которую не рассмотреть ни в какой томограф, потому что она спрятана в рибонуклеиновых матрицах хромосом, растворена в межъядерных мембранах наших клеток. Иным Бог и природа отпуститли этой праны немеряно, другим с гулькин нос. Первые будут пить, курить, нарушать - и доживут до мафусаиловой старости. Вторые же не станут прикасаться ни к тому ни к другому, осенять крестным замением каждый кусок пищи – и все равно их организм падет однажды перед одним из миллиона микробов, населяющих нас с головы до пят. Ибо иссякло благо их жизни, и пресеклись источники, и обнажилось дно сосуда, "и се, аз умираю".

Подъемлются власы от восторга и ужаса перед этим роковым, единым для всех диагнозом.

Но автора опять занесло. Посчитаем, сколько времени ушло на предложенное оздоровительное мероприятие? Всего месяц. Зато вы снова стали жизнеспособным и динамичным молодцом, бьющим ко

пытом и готовым предпринять что-нибудь дерзовенное. Упомянутая в начале очерка сотрудница снова всплеснет руками и скажет "ой, на кого вы стали похожи", но уже совсем по-другому, а затем, но уже совсем по-другому, счастливым обморочным шепотом: "Сумасшедший. Запри по крайней мере дверь. Ведь могут войти. Ах, сумасшедшй..."

P. S. Желающим воспользоваться оздоровительнымм опытом автора и получить дополнительные инструкци:
Никаких инструкций, кроме единой: ровно две недели ничего не жрать.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?