Независимый бостонский альманах

ЗАПИСКИ О НАЧАЛЬНИКАХ

23-06-2002


… в Риме сияло нечестие, а у нас - благочестие, Рим заражало буйство, а нас - кротость, в Риме бушевала подлая чернь, а у нас - начальники.
(Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. История одного города)

Но я твердо верил в то, что не прошло еще время ужасных чудес.
(Станислав Лем. Солярис)

Ну вот что такое - Начальник? На самом-то деле - топ-менеджер, что ж тут плохого? Мамы всякие нужны, как я в детсаду учил. А вот отталкивается душа, да не у одного ж меня! Все-таки от понятий "Руководитель Работ", "Лицо, Принимающее Решения" до "Я - Начальник, ты - дурак! Ты - Начальник, я - дурак!" - расстояние довольно большое. Кажется мне, что сколько по словарям не шарься - ничего об этом не найдешь. Если же по полевым наблюдениям судить, то "Начальником" наш человек именует именно того, кто делом командует, а дела не знает. Вроде казалось, что отмирающий персонаж, будто бы на его место новая напасть пришла - "братки" с селл-фонами, короткой стрижкой и накачанной шеей. Оказываюсь я с моей темой про Руководящих Работников вроде того, как тот цыганкин ухажер со своей "Муму". Ну, ясно, что собачку жалко, а крепостное право - мерзость. Но сказать, чтобы близко к жизни …

Но вот шарю по Сети. То есть просто толпы молодых юношей, которым эти братки, да и "новоруссы" из мэнээсов до того жизнь заслоняют, что они за радость считают возврат к старому госплановско-парткомовско-госснабовскому режиму. Сочувствую, но одобрить не могу. Не потому, чтобы старый режим очень уж был плох, или лично мне на организм давил. Потому, что он был безвыходен, любые идеи по его усовершенствованию разбивались об функционеров-исполнителей.

То есть, с нашей стороны глядя, этих вот самых "Начальников".

Ну представьте себе, что по воле какого-то Гэндальфа реализовались гениальные идеи Паршева и его паршевой компании, Глазьева там, группы малоизвестных академиков им. Маслюкова и т.п.. Назначают Начальниками по реализации этих идей, отгораживанию России от глобуса, деприватизации и раскулачиванию этих вот самых обиженных историей ребят. Долго это, конечно, не продлится, на этот раз, думается, они все пайки, спецдачи и прочие блага захотят в кэш конвертировать не через семьдесят лет, а года через три. Но и за три года бедная наша Родина успеет мелкими пупырышками покрыться от того, что вспомнит cтарый начальственный класс в полном его расцвете.

Мне-то как раз ничего. Я в политику не лезу, узкий спец по животрепещущим техническим вопросам. А специалисты и комиссарам, и олигархам всяко нужны.

Я вот с любыми начальниками уживался.

Полной дружбы с начальством у меня никогда все-таки не было. Одна приятельница даже так говорила: "Ты, Серега, по отношению к начальникам ведешь себя как садист-извращенец, хочешь, чтобы тебе давали, но без взаимной любви, а по принуждению". Не совсем так-то. Но как прикажете относиться к министру Динкову, который себе в подведомственном институте докторский диплом по газу спроворил - а закона Бойля-Мариотта не понимает!

Это совершенно определенно, уверяю Вас. Я ему как-то на Самотлоре, на КаЭс Четырнадцать про давление и газосодержание в нефтегазосборе толковал - как со стенкой. Или преемник его, сосед мой по дому в Безбожном переулке Мальцев. Ведь дурак был дураком, как о технических вопросах заведет - тоже сомневаюсь, так ли он хорошо как организатор промышленности тянул.

Судя по результатам деятельности на посту - не особенно. Ну, больше о покойниках плохо говорить не будем. Кто Шафраника или нынешнего Юсуфова видел - поймет, что и живые не лучше.

Стратег

Да и не сказать, чтобы это у нас нефтяная отрасль особо тупая была. Взять родную нашу Армию. Мне как-то по превратностям жизни привелось в сауне с командующим самого большого округа России оказаться.

Ну, мы с шефом отчасти и сами виноваты. Знали о возможности неформальной встречи, но шеф мой из прославленных буровых мастеров вышел - а тут буровую на нефтеперерабатывающем заводе увидал, кокс разбуривать на установке замедленного коксования. Интересно же! Ну и опоздали в баню-то чуть-чуть.

А он чуть раньше приехал. Но чтоб за двадцать пять минут так нажраться!

Все-таки, я думаю, что он еще в машине начал, как только в областном центре от своего штаба отъехал.

Шеф, простая душа, поднимает стакан и говорит: "Вот, товарищ генерал-полковник, мы, люди промышленности, и вы, военные, редко встречаемся. Хотелось бы поговорить ... ." - А тот ему: "Чё, - мол, - тут осо

бенно говорить? Давай споем!" И, действительно, запел. Пел он, сколько могу вспомнить, одну единственную песню, про "в сад криниченку копать" - но по-украински, по-белорусски, по-немецки, по-молдавски и на пушту, что как я понимаю, отразило основные этапы его славного воинского пути. Шефа это сразило. На следующее утро, когда мы с ним завтракали в спецапартаментах маслинами и водкой "Оригинальная", он так горевал, что мне и то жалко стало. "Ты же понимаешь, - говорил он, - я когда по телику слушаю интервью, ну, там, генерала Лебедя. Или Громова. Или маршала Шапошникова. Так все думаю, какие ж умные ребята! Вот бы с ними после интервью продолжить о жизни! А сейчас думаю, сядешь с ними за стол, а они: "Давай лучше споем!""

У меня особых иллюзий в отношении высшего командного состава и раньше не было, да и к тому же я успел подружиться на этой пьянке с хорошим парнем. Полковником - начальником, не то замначальника окружного Военторга. Под мероприятие был занят заводской, то есть, единственный в городке, двадцатипятиметровый бассейн. Все тренировки были, конечно, срочно перенесены, и во всем здании остались мы с шефом, генерал-полковник с упомянутым полковником, и наш хозяин - в тот момент генеральный директор комбината, а шесть месяцев назад здешний губернатор-председатель облсовета, снятый личным указом Ельцина за поддержку ГКЧП, и его шофер, трудолюбиво менявший закуски и, особо, напитки на столе в предбаннике.

Пока три генерала - общевойсковик, сибирский нефтяник и здешний нефтепереработчик - пели песни и вообще морочили друг-другу голову, мы с военторговцем поплавали в пустынном бассейне и пошли в сауну. Там я начал доставать своего нового знакомого, настойчиво комментируя высказывания его начальника.
- Слушай, ну, это же все-таки идиот. Да не бойся ты, сауна не окружная, а комбинатская. Здесь микрофонов нет, да и какие есть - все от пара из строя вышли.
- Что ты понимаешь? Командующий - это же стратег! Ты знаешь, что он был начальником штаба Сороковой армии?
- Не слышал. Ну и что? Собственно, если бы я был Ахмад-шахом - я бы себе другого противника и не хотел бы. Все равно, как результат его деятельности, пришлось из Афгана когти рвать.
- Ну вот, видно, что ты лейтенантом служил. Никакого кругозора! Да ты знаешь, что он Восемнадцатой армией командовал.
- Как не знать? Все газеты только и писали, как под его чутким руководством молдаване с приднестровцами задрались. Пришлось его оттуда убирать и Лебедя ставить, чтоб порядок навел.

Наконец мой новый друг исчерпал последние аргументы и только выговорил:
- Что ты на своей гражданке понимаешь? Если б ты только видел того клоуна (генерал-полковник Макашов, по кличке "Альбертик"), который до него округом командовал - так этот еще за главного мыслителя сойдет. Заходишь к тому в кабинет - и никогда не знаешь, что он еще учудит?

И, подумав, добавил:
- Знаешь, я их уже шестерых пережил. Один другого краше.И еще переживу!
- Ну, дай тебе Бог удачи. Пошли лучше коньячку примем, пока начальство писни спивает.

Государственный Деятель

Собственно, а какие могут быть претензии к командующему округом, если учесть, кто на самом-то верху. Нынешних ребят я знаю не особенно, только что по фото, да уж они какие-то ... как их жены-то между собой различают? А вот в самом конце советской власти и на счастливой заре демократии пришлось немного увидеть. "Правду говорил секретарь парторганизации - омерзительное зрелище", - как в старом анекдоте говорилось. Да и то сказать, раньше считалось, что любой народ имеет такое начальство, какого заслуживает. А и вправду - что ж, неужели мы, по нашим грехам, себе императора-философа Марка Аврелия заслужили? Либо доброго царя Ашоку?

Вот тоже однажды оказались мы по тем же превратностям жизни в одной московской сауне с неким, очень в ту пору модным губернатором. Ну, не ради меня, как сами понимаете. Сидим, значит, закусываем: шеф, я, хозяин сауны с еще одним приятелем. Еще один знакомый, очень заслуженный человек, я про него уж писал, как у него Мерседес угоняли, тут мы его будем именовать по Ефремову - Эргом Ноором. И губернатор упомянутый с какой-то молодой ... ну, шалавой, другого слова и не подберешь.

Этот самый островной губернатор, "кэптен Блад", как я его в своей душе обозначил, очень хотел в ту пору премьер-министром стать. Подсидеть Черномырдина - и вперед, на первые страницы и в прайм-тайм по телику. А шефа моего время от времени сватали в министры Топэнерго, от чего я его всячески по дружбе отговаривал, хоть в мои служебные обязанности это и не входило.
- Ну ты пойми, - говорил я ему, - тебя же "за корову" берут. Ты же по убеждениям - рыночник, даже и чересчур, по-моему. А тут всякие Петровы-Глазьевы-Щербаковы. Что у тебя с ними общего? Вот даже если ты в кабинет на Китайском проезде попадешь - так от тоски и ихних интриг сдохнешь, а потом тебя на первом же повороте прирежут - чужака не жалко! И я работу потеряю, потому, что в референты министра я за тобой не пойду. Я их насмотрелся еще при Советской власти.

Жена у него умница - так тоже его с этим делом сильно охлаждала. Но, на самом деле, до конкретной ситуации торжественного приема в министры РФ дело так и не дошло. Но контакты-обнюхивания были не раз. Вот и с этим. На ту пору либеральная должность - Хайека в жизнь претворять - давно была замещена Гайдаром. Остальным приходилось себе какую-то специальную программу придумывать. Ну, там, протекционизм-патриотизм, или единое экономическое пространство с интеграцией. Чтобы, значит, новый Римский договор подписать: мы, Белораша, Абхазия и Таджикистан. И будет все как в Евросоюзе. Или восстановление Госплана. Или экономический союз с Китаем. Или еще что. Тут ведь обязательно нужно, как при патентовании, чтобы стояло "отличающийся тем, что ...". Иначе непонятно, чем уж так Черномырдин плох, да и тот же Гайдар, что их заменять надо.

Этот, если не ошибаюсь, как раз в патриоты подался и с Глазьевым конкурировал. У них, у претендентов, это строго - ближайший по терминологии и и лозунгам это будет самый главный враг. А впрочем, не помню точно. Статей я его, по правде, не читал, да и какое это имеет значение? Мало ли я других статей читал? В общем, бухтит он что-то такое, но и к даровой выпивке с закуской не забывает прикладываться. Мы с Эргом Ноором в уголку засели, нам эти доктрины без надобности. Я как раз выспрашиваю про ощущения на центрифуге, да и мы тоже закусывать не забываем. А кэптенбладовская подруга хватанула пару фужеров православной и вместо закусить, да по русскому обычаю запить кваском, отправилась сразу в парную. Там она разомлела окончательно. Рассусоливания на экономические темы вызвали у нее внутренний протест, но выражала она его не словами а жестами. Она бродила по предбаннику, завернувшись в простыню, напевала песенки из репертуара Аллы Борисовны и время от времени принималась размахивать руками. При этом простыня начинала сваливаться, обнаруживая два обстоятельства: то, что под простыней была только она сама, без дополнительных аксессуаров, и то, что особо заметной красой она не блистала и телосложение ее примерно соответствовало ее же интеллекту.

Губернатор пытался ее урезонить, одновременно не прерывая нить своих рассуждений - но безуспешно. Я его вчуже пожалел и, когда хозяин сауны подсел на наш уголок, тихо поинтересовался, где, мол, профессор снял эту шалаву, неужели у них там, на Дальнем Востоке, дела с женским контингентом все еще так же плохи, как во времена Валентины Хетагуровой и потом моей лейтенантской службы. Хозяин торжественно сообщил: "Это его законная жена!". И, как мне показалось, где-то внутри себя хихикнул. "Вова, этого не может быть! - только и смог выдавить я? - как же он собирается Россией управлять с таким умением подбирать кадры?" " - "И руководить ими тоже" - с удовольствием завершил Эрг Ноор.

Завлаб

Вот Вы скажете, что для камердинера нет великого человека, нельзя, мол, судить по бытовым вещам о большой личности. А я Вам скажу - кто по жизни дурак - тот и при руководстве отраслью либо страной сильно умным не будет, разве только вид сможет делать. Это вроде того как попал я после демобилизации в лабораторию к одному деятелю. Так-то не дурак. Я у него дома бывал, ну, скажу Вам, золотые руки, горячее сердце, холодный лоб, или что-там в этой присказке. Он в туалете дополнительно душ оборудовал, большую сталинскую ванную на кухню переделал, а бывшая кухня стала еще одной комнатой. Если б всю ту инженерную выдумку и трудолюбие к каталитическому крекингу применить - быть бы ему лауреатом и получил бы он от казны шикарную квартиру в доме Академии Наук.

А в реале на службе у него все силы уходили на интриги, на стравливание своих сотрудников и пакости конкурентам. Время от времени оказывалось, что у него в лаборатории есть какие-то толковые молодые ребята - но скоро они осознавали, как это было с нашей командой, что пользоваться плодами их труда он не возражает, но сделать что-нибудь для них не желает. Они уходили, а завлаб продолжал любимое дело - мелкие склоки. Мне он инстинктивно не доверял, справедливо полагая, что от меня можно ожидать взбрыков, но мой отец был директором братского института на Урале и его долго сватали на наш, московский институт. Так что со мной он был настороже и хамить открыто воздерживался. Впоследствие это все вылилось в совершенно трагикомическую историю с зарубежным патентованием за нашей спиной наших с Женей Б. изобретений, применением карманного диктофона и общей потехой над стариком всего института. Как-нибудь расскажу.

Вот, казалось бы, дело в какой-то степени общее, пайку в случае чего не отберут и в карцер не посадят. Но знали бы вы, какие наши завлабы да замдиректора один против другого апроши строили, какие тонкие операции проводились типа "Вывороченный мешок" или "Двойной аркан", никакому Сунь Цзы не приснится. В партком друг на друга стучали, в дирекцию, в министерство, это все на автомате. Только чтобы свою технологию протолкнуть, кипящий слой вместо стационарного, либо, соответственно, наоборот. Ну, и конкурента осадить, конечно. Институт-то старый, школа тридцать седьмого года еще не забылась. Мне потом, в Сибири, когда я моим дружкам эту жизнь описывал, так говорили : "Ты, Сережа - Маугли. Ты вырос в волчьей стае!"

Естессно, времени на думать по делу у них у всех уже и не оставалось. Какие-то ребята вроде нас партизанили помаленьку. Это позволялось, если начальство в соавторы вставлять не забываешь. Так вот и заглох когда-то славный институт. Сейчас, конечно, ни у кого сомнения нет, что это реформы Советскую Науку сгубили. Не знаю, не знаю. В большой все-таки мере получилось как в щедринской сказке про Богатыря. Оказалось вдруг, что голова из дупла торчит, а туловище давно гадюки отъели. Но я что-то далеко от своего первого научного начальника ушел.

Так вот, где-то через год после начала работы мы говорили с отцом и я довольно резко отозвался о нашем завлабе, как о захребетнике, который только и делает, что надувает щеки. " По-моему, ты неправ, - сказал отец, - Я недавно с ним встречался на совещании - он производит впечатление толкового инженера". - "Понимаешь, он больше НИЧЕГО не производит", - только и смог я возразить.

Нет правил без исключений

Ну, не все начальники, конечно, бездельники, демагоги и/или дураки, нужное подчеркнуть. Даже если говорить только техническом кругозоре, так многолетний министр нефтепереработки В.С.Федоров был одним из лучших инженеров своей отрасли, это не только мое впечатление, это и мнение многих, совсем не начальстволюбивых людей. При том, что с молодых лет его сопровождала формула, что свою карьеру он строит на костях подчиненных. Кстати, есть о нем апокриф, как он будучи замнаркома, одновременно возглавлял строительство нефтехимкомбината в Ангарске. Дело в том, что по репарациям Советский Союз выгреб из побежденной Германии все химическое оборудование, до которого смог дотянуться (полностью из Саксонии и других земель своей зоны, не меньше трети из Рура и других земель, оккупированных англо-американцами). В том числе, всё оборудование знаменитых заводов по производству жидкого топлива из угля. Запланировано было строительство из трофеев трех гигантских химкомбинатов: в Новочеркасске, Новокуйбышевске и Ангарске. Особенно актуален был Ангарск. В восточных районах и теперь дефицит нефтепродуктов, а уж тогда и вовсе приходилось все возить цистернами от Башкирии до Комсомольска и Хабаровска. Не навозишься. Золотые получаются продукты. Сейчас-то хоть полегче - известно, что во всем Чубайс виноват, а тогда только и оставалось на географию с геологией сетовать. А зато бурого угля, что не годится для металлургии, заставляет проклинать себя на ТЭЦ и в домашних печках, но зато очень хорош для синтеза горючего, этого бурого угля и в восточносибирском Черемхово, и в дальневосточной Райчихе - навалом.

Вот и получалось, что можно на немецких блоках гидрирования решить задачу пропитания Дальнего Востока и Прибайкалья горючим из угля. Так-то процессы дорогие, намного получается дороже, чем из нефти. Вот и известно, в общем, всего три эпизода с широким их применением : в воюющем против всего мира Третьем Рейхе, в отрезанной ООНовским эмбарго от мирового нефтяного рынка Южной Африке времен апартхейда и в послевоенном Ангарске. Но Ангарский комбинат № 16 еще надо построить. Как и те два в Европейской части Союза. Так вот, хоть и вывезено было комплексно все оборудование, но и в Новокуйбышевске, и в Новочеркасске больше, чем наполовину, пришлось заменять трофейное оборудование на свои самоделки, дорогие, долгого изготовления и много хуже по качеству, чем немецкие оригиналы. А очень просто. Растерялось все по необъятным просторам нашей Советской Родины, хрен найдешь. Если бы можно было все в одном большом вагоне вывезти! А так насосы укатили на станцию Мары, где никто не знает, что это такое, прокладки к ним в Салехарде и местные стахановцы их к железнодорожным надобностям приспосабливают, а пускатели по документам прошли как танковые прицелы и над ними в Ереване местные офицеры с ума сходят. Это все не шутка - кто с нашими жэ дэ поставками дело имел, тот знает, а другому не понять. Приходилось когда глагол "раскулачить" по отношению к технике слышать? А чемодан Ваш в аэропорту Хитроу по ошибке в Каракас не пересылали? Ну вот, а тут дело в послевоенном и полуразрушенном Союзе происходит.

И только один объект строится более или менее по плану и вся трофейная поставка для него рано или поздно находится. Это Ангарск в Восточной Сибири. А это Федоров Вэ Эс вовремя сообразил про возможность потерь при перевозке. И вот на всех станция и полустанках Союза все железнодорожники знают, что каждый, кто обнаружит груз для объекта п/я 4652 и сообщит о нем, получит премию - один рубль за тонну груза. За двадцатитонную платформу двадцать рублей, по ценам 48го года бутылка водки или пятнадцать кило хлеба. Идея простая, как левое Колумбово яйцо - но вполне сработавшая. Может и не он придумал - но хватило ума и энергии понять идею и в жизнь провести. Почти все и нашлось. И комбинат в срок построили. Хоть и после того там много еще всего понастроили - но, не поверите, немецкие блоки высокого давления, с завода "Лёйна" в сорок пятом снятые, до сих пор живы и могут работать. Жалко, что сегодня весь комбинат на ладан дышит - нынче там топ-начальство на общероссийском уровне, я кое-кого знаю, так лучше б и не знать.

Мне по моему уровню старшего инженера с ним, конечно, общаться не приходилось, более судил по рассказам отца, которого он сделал членом коллегии, хотя личные отношения у них были неважные. Министр знал, кто был автором формулы "карьера на костях". Я от этого всего был далек. Но на техсоветах министерства, которые он вел, бывал, если была возможность, с колоссальным удовольствием. Вот однажды идет защита нашего регламента на строительство новой установки. Наш вышеописанный завлаб с удовольствием подставлял грудь под награды, но тут могли быть незапланированные моменты. Так что докладывал и отвечал на вопросы наш завсектора Исай Михайлович Разумов, по лабораторной кличке "Дядя Ися", человек очень толковый, но несколько … ненаходчивый, так, что ли, лучше сказать? В общем, простая душа.

Вот, в ходе обсуждения, кто-то его спрашивает: "А что, Исай Моисеевич, как у вас тут с патентной чистотой?" - Дядя Ися, разумеется, разъясняет, что сделан патентный поиск, проверена возможность защиты при продаже за рубеж, установка патентозащищенная, получены авторские свидетельства на то-то и то-то. Министр пока в беседе не участвует, смотрит какие-то бумаги, дает указания референтам и прочим холуям. Не препятствует дискуссии, одним словом. Через какое-то время кто-то усомнился: "Непроверенная, -- мол, - схема реактора, будет ли работать?" Это как раз именно разумовский кусок работы, он даже обиделся: " Чего, - мол, - не работать? Такая точно установка как в Эль-Кувейте. Проверено, мин, - мол, - нету!" Федоров голову от бумаг подымает: "Вы, - говорит, - Александр Михалыч, все-таки решите для себя и для нас. Что-то одно. Либо патентозащищенная - либо такая точно, как в Эль-Кувейте". Нам и Дядю Исю жалко, и смех разбирает. Никто ведь не заметил - только министр и мы на камчатке зала заседаний.

Я за свою жизнь много всяких разных людей встречал. Еврея-сверхсрочника Колю Лазарева, цыгана-предсовнархоза, отцова приятеля Алексея Шмарева, кабардинскую княжну, работавшую освобожденным комсомольским секретарем, гитаристку-хиппи, защитившую без отрыва от флэта диссертацию по филологии. Много всякого дивного бывает. Как один лесковский персонаж говорил: "Каких только у нашего царя людей нет!". Встречал и оччень толковых начальников. Вот взять Алексея Ильича, который много лет "Сибнефтегазпереработкой" командовал. Когда он с поста начальника ВПО на пенсию уходил, я к нему поздно уж вечером зашел в кабинет и сказал, что теперь, когда он уже мне не начальник, я могу честно сказать, что считаю его одним из своих учителей. На всю жизнь впечатались мне его слова " Нам тут, Сережа, не нужны люди, которые могут ставить вопросы. Нам нужны люди, которые могут давать ответы". Старик аж раскис. Много мы ведь с ним когда-то сталкивались, он уж хотел одно время с меня скальп снять. Тут так. Инженер-то он, что зря говорить, невыдающийся. Но руководитель - первый класс, спокойный в любых аварийных ситуациях, умеет работу раздать и выполнение проверить. Старого, конечно, типа, про экономику не в курсе. Он-то с этим определением не согласился. "Да ты что? - говорит, - Я еще когда до Перестройки экономические методы применял. Всегда нашему главному бухгалтеру говорил - делай, мол, что хочешь, но чтобы рабочие вовремя зарплату получили!"

Да вот хоть и взять много тут раз поминаемого персонажа под ником "шеф". Совершенно незаурядный парень, он и бурмастером был знаменитым, и партсекретарем - бельмом на обкомовском глазу, и энергичный, и соображающий. И говорить с ним можно вполне, как с нормальным человеком. Вспыльчивый, правду говоря, чересчур, но ведь не столько с подчиненными, сколько с вышестоящими. Я уж ему много раз говорил: " Ты все-таки имей в виду, что когда решается какой-то вопрос, тут есть два уровня. Один - самоутвердиться, а другой - сделать дело. Так давай мы с тобой сразу будем считать, что первая задача уже решена, и надо решать вторую. А то ты приехал, у министра в кабинете дверью хлопнул, мне потом неделю по коридорам ползать, твои грехи замазывать с чиновниками." Он и то старался. Одно только горе, то же, что и у многих наших талантливых людей, так от этого на Руси больно уж трудно уберечься.

Только это все же больше исключения, чем правило. Основной же фон … . Видит Бог, что я к Старому Хозяину очень плохо отношусь, и ко всем его Кагановичам, Орджоникидзе, Молотовым да Ждановым. Но хоть тогда все понимали, что "Ответственный Работник", это не только персональная машина, податливая секретарша и возможность стучать кулаком по столу. Это еще и в прямом смысле тот, кто потом ответит за провал дела. Ну, а потом, когда периодический отстрел начальства прекратился - тут ребята оттянулись!. Нынешний "новорус" хотя бы при плохом ведении дела может в трубу вылететь, а то и за невозвращенный долг под пулю пойти, а эти? Только и делов, что их по вертушке обматерят, а так, при полном хаосе в делах люди по тридцать лет ведомствами руководили.

Про кошку

В общем, en masse, как сказал бы профессор Выбегалло, отечественный начальник - а других я вблизи не знаю, никак не потрясает ни своими знаниями по предмету руководящей деятельности, ни сообразительностью, а самое главное, с ним никак нельзя нормально разговаривать - ему попрежнему "докладывают", он "советуется с народом", поручает подсобным научным людям "просчитать его идеи" и потом "дает указания" . Особенно тягостное впечатление это все производит на авариях, где усугубляется высокоразвитой у большинства начальников способностью впадать в панику при мысле о будущей встрече с начальством следующего уровня. Я на этот счет слышал некогда анекдот от человека с очень заметным в иерархии местом. На этапе уже завершения работы по ликвидации одной неприятности сидел я после совещания в "белой столовой" одного завода. А за соседним столиком ужинал не много, не мало, как завотделом топливно-энергетического комплекса ЦК, он же бывший начальник нашего главка. Авария была не совсем его уровня, не Чернобыль, а просто двухмесячный перебой в подаче сырья на химические заводы Урала и Поволжья. Да и дело уже было сделано, труба снова "задышала". Думаю, грешным делом, что под предлогом "лично поучаствовать в работе по ликвидации", высокопоставленный бонза просто-напросто навестил по-родственному своего младшего брата Женю, замгенерала нашего объединения по автотранспорту, хорошего мужика, но запойного алкоголика.

Так вот, он хорошо поставленным голосом сообщал своим соседям по столу анекдот об аспиранте-медике, моделирующем на мышах жизнь руководящих работников. Знаете, это где "… норка персональная, кормить доотвала, воду только "Боржоми", мышек приводить по потребности и самых беленьких. Но раз в день показывать кошку". Не знаю, как остальные, дружным смехом отметившие конец руководящего анекдота, а я и вправду его слышал в первый раз и мне он очень понравился. Я все смотрел на красивого, почти стройного, со значительным лицом, Товарища из Центра и думал: "Интересно, кто же ему-то кошку показывает. Неужели лично Леонид Ильич?"

Про крыс

Раз уж о моделировании на грызунах заговорили, вспомню я историю, которую в журнале "Природа" примерно тогда же вычитал. Так, сбоку мелким шрифтом. Сообщается о том, что в Институте этологии АН СССР проводилось исследование связи между интеллектом крыс-самцов и их положением в иерархии. Крысы, во-первых, действительно, очень сообразительные, а во-вторых, у них очень легко определить положение в группе. Там никого, кроме начальства, к размножению не допускают, а если какой молодой крыс против этого порядка бунтуется, то альфа-самец у него для верности тут же орудие бунта того … отгрызает. Ужасно, конечно, как раньше в газете писали - "Их Нравы".

Интеллект у грызунов определялся по их способности угадать когда и где тележка с кормом проявится, типа как в тире с движущимися фигурками. Уровень агрессивности тоже по каким-то ихним научным методикам. А потом обмеренных грызунчиков объединяют в группы и фиксируют кто на какой социальной позиции. У крыс, оказывается, есть в каждой группе доминант, типа раис-председатель с правом первой ночи, вот он всю мазу и держит. Есть обязательно субдоминант, это значит - Номер Два, на руководящую роль не претендует, на доминанта пасть не разевает, крысок пользует, но права первой ночи не имеет. Есть тоже низкоранговые крысы. Но такой крыс гражданских прав уже и совсем не имеет. Определив всем подопытным уровень интеллекта и агрессивности начинаем строить "диаграмму качественную с абсциссом и ординатом".

Результаты получаются - обалдеть, до чего хороши! К должности Альфы, как оказалось, интеллект отношения не имеет. Те же показатели, что в среднем по поголовью. Агрессивность, конечно, на максимальном уровне. А вот Бета … . Все субдоминанты, как один, оказались с наивысшим показателем умственности и сравнительно умеренным - агрессивности. Тоже знакомо.

Попросил я девочек из отдела размножения документации снять мне десяток копий и раздал знакомым замам - по капстроительству, по науке, по производству. Все были в тихом восторге. Один только сказал мне по прочтении, что науке, видать, совсем уж дела нет, что я такой дурью маюсь. Ну, его понять можно, уже и приказ о его назначении генеральным директором подписан был, как вскоре оказалось.

(Продолжение следует)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?