Независимый бостонский альманах

ФИЛОСОФИЯ МИХАИЛА ВЕЛЛЕРА или ВРАЩЕНИЕ ПОЗИТИВИСТСКОГО ПРОПЕЛЛЕРА

07-07-2002

(Михаил Веллер. Все о жизни. СПб.

Нева”. М. ОЛМА–ПРЕСС. 2000. 752 С.)

Василий ПригодичБлестящий прозаик издал блестящий философско-этический трактат, работа над которым потребовала у автора долгих раздумий (сквозь десятилетия- о работе над рукописью, о первых публикациях фрагментов текста см. С. 225-227), тяжкого труда, аналитически-критического усвоения мыслительных схем предшественников (прежде всего Шопенгауэра, Вернадского и Фрейда). Увесистый кирпич Веллера фосфоресцирует всеми цветами радуги (употребленный глагол восходит к греческому прилагательному “светоносный”). Писатель создал цельную и непротиворечивую систему мировидения и жизнепонимания, которую можно принимать, отрицать, дополнять, критиковать в частностях и т.д. Но ее не смахнуть рукой, как карточный домик с ломберного стола, она есть и будет заявленной, осуществленной и посему неуничтожимой асфальтовой верстой раздолбанного шоссе русской духовности, ведущего в никуда.

Постройка Веллера (по грандиозности и изощренности чертежей) сопоставима в прошлом (двадцатом) веке, пожалуй, лишь с циклопическими сооружениями французского философа, католического богослова Тейяра де Шардена (1881-1955- концепция “христианского эволюционизма”, основной труд: “Феномен человека”) и отца Александра Меня, “апостола интеллигентов (1935-1990- создателя шеститомного труда “В поисках пути, истины и жизни”).

Я совершенно серьезен и констатирую это с полной ответственностью. Конечно, творчество де Шардена и батюшки Меня овеяно горячей верой в Бога, а Михаил Веллер – позитивист-безбожник (как ни странно, с несомненными ницшеанскими обертонами), однако сие личные проблемы сочинителя, а не его фолианта.

Речь идет о масштабе личности и умственного подвига автора. Спародируем веллеровскую “простоту формы и наглость мысли” (С. 226): таки, шо мы имеем в остатке, ребята, а имеем гениальную мысль Венедикта Ерофеева – больше пейте и меньше закусывайте, это избавляет от самомнения и поверхностного атеизма. Книга Веллера – событие…

Набрал два абзаца, скурил четыре сигаретки (привет из Питера!) и ощутил холодок вдоль позвоночника: представил телесно и мысленно окрысивание коллег-критиков на Мишеньку (он мой однокурсник по отделению русского языка и литературы филологического факультета Ленинградского университета в конце 1960-х годов), посему смею его так амикошонски именовать, хотя мы и виделись последний раз 17 лет назад, когда он презентовал мне свою первую книгу “Хочу быть дворником!"). Рецензии на “Все о жизни” мне пока на глаза не попадались ни на бумаге, ни в интернетной сети, впрочем, солидарное корпоративное замалчивание-неупоминание достойнейшей работы древний и весьма эффективный критический ход-прием. Натурально, друг-читатель, можно ли простить Веллеру чудовищное преступление: за три последних года его книги огромными по нынешним временам тиражами (например, в “выходных данных” “Все о жизни” указан дополнительный тираж 5000 экз.) издавались тридцать раз. Можно ли пережить такое, никак нельзя. Веллер – самый популярный, читаемый, коммерчески успешный серьезный писатель нашего поколения. Ату его, рви бездумно на клочья, что и делается постоянно.

Зависть, черная зависть, всесожигающая, нетворческая, сладкая и постыдная.

Буйным бурьяном цветет вышеупомянутое окрысивание в перемываниях косточек Веллера (кухонно-курилочных) литературной и окололитературной тусовкой, в назойливом сопоставлении Веллера с Довлатовым (разумеется, в пользу последнего, ушедшего от нас, обсахаренного ядовитой слюной эпигонов, как бы канонизированного и вознесенного на ложный Олимп, в чем Довлатов гениальный беллетрист – не повинен). Употребим излюбленное веллеровское словечко падлы. Падлы, вы же профессионалы, неужто не “сечете”, не “въезжаете”: Довлатов и Веллер – сочинители-антиподы. Как? А так: Довлатов ничему не “учит” читателя, не наставляет, мол, думай и делай, как я (ну, типа-конкретно Чехов). Веллер же “учит” (по делу и в тему, кстати). Странная штука литература: довлатовское (на первый взгляд, свободное, отнюдь не принудительное) “неучительство” на самом деле несвободно и принудительно.

Впрочем, вернемся к книге “Все о жизни”.

Михаил Веллер пошел по проторенной дорожке. По какой?

Отвечаю без базара: по той самой, на которую сворачивали многие его достославные предшественники. Писал себе человек отличную прозу и
вдруг, бац, на долгие годы засел за философский, морализаторский, этический (крайне редко космогонический) трактат. Создал, издал (не издал, почувствуйте разницу), мухи по тексту ползают и от скуки дохнут. Нормальный читатель засыпает просветленно-умиротворенно на третьей странице. Таковы, например, лживо (увы !) христианские трактаты Льва Толстого (“В чем моя вера?”- 1884).

А вот фундаментальный труд Веллера исключительно интересен, читается на одном дыхании, написан простецким обывательским слогом (на самом деле весьма сложным, искусным и изощренным, ей Богу).

Стежки-дорожки известные, а вот добыча в конце пути богатая и увесистая. Читатель, не разевай варежку, не “воздевай очи в горнюю высь”, мол, упоминание в одном ряду Толстого и Веллера – святотатство, эпатаж, вызов небу и аду. Гиль, все это. Есть в мире для тебя, друг мой высокий, один единственный авторитет: Ты Сам, Твое осмысление-понимание, Твои вкусы и пристрастия – все прочее (за феноменологическим исключением Господа нашего Иисуса Христа) – от лукавого. Это и декларирует Веллер, разумеется, без моего непустячного дополнения в предшествующих скобках- позитивист, он и в Эстонии позитивист, так-то. Кстати, у Миши в книге есть замечательная главка “Вера и религия”, где автор умно и тонко дифференцирует два этих полярных на самом деле понятия (С. 360-371). Именно в этом разделе Веллер, стою на том, совершает единственную роковую, непоправимую ошибку (во всей огромной книге), утверждая: “Вера – это аспект внутренней, принципиальной непримиренности человека со всем положением вещей в этом мире”. Михаил, ты не прав, все наоборот, аспект… ПРИМИРЕННОСТИ (это я о тех, кто верует не умом, а сердцем).

Я не намерен пересказывать мысли Веллера, я хочу донести до тебя, любезный читатель, свои ощущения и переживания, вызванные изучением этой книги. Больше ничего… Да, сочинитель предлагает оригинальнейшую концепцию места и предназначения человека во Вселенной (энергетическое преобразованием оной), да, вторая часть трактата, гордо поименованная “Пониматель”, свежа, умна, остроумна, парадоксальна, доказательна и искрометна (особенно главки “Прогресс”, “Государство и эволюция” – название известной книги Егора Гайдара – где ты, незабвенный “труд” В.И.Ленина “Государство и революция”, который конспектировали поколения советских студиозусов? Русь, дай ответ.

Нет ответа.., – “Интеллигенция и ее уход”, “Смерть”, “Свобода”, “Власть”, Зависть”, “Добро и зло”, “Любовь”, “Страдание”, “Секс”, “Мужчина и женщина”, Агрессивность”, “Наркотики”, “Самоубийство”, “Красота”, “Искусство”).

Эге, промычит искушенный читатель, пробежав глазом названия разделов трактата Веллера, да это же не что иное, как учебник жизни (учебник по жизни”, – употребим набивший оскомину хулиганский оборот). И будет прав, потому, что читатель всегда прав, ибо он голосует не сердцем, а своим кошельком. Купи книгу Веллера, она стоит того, более того, купив, не ставь на полку, а полистай с толком (во, в рифму получилось).

В томе “Все о жизни” не просто много ума специфического, отточенного, как стилет. Это не фокус, умных много. Автор (это очень важно) человек (возможно, и “сверхчеловек”, – гнусный, но точный термин) бывалый в самом широком смысле слова, много (излишне, не в фантазиях, а в реальной жизни) переживший, передумавший и испытавший. Помню, поразительно интересные рассказы Миши, вернувшегося и “восстановившегося” после годичного странствия по Руси (убежал с четвертого курса) о том, как он купал в шампанском калининградских проституток, как была проницаема для природных северян-туземцев на Чукотке стальная советско-американская граница (это тебе, читатель, не в Бельгию скататься, по тем временам такое было неслыханно страшно и сверхкруто).

В книгу Веллера вложен огромный разноаспектный жизненный опыт (понимателя, искателя приключений, агрессивного “наглеца”, пожирателя книг и фильмов, живописца слова” – есть такой дамский термин, Дон-Жуана и т.д.- перечислительный ряд можно разогнать на десять строчек).

Книга, безусловно, пригодится тебе, читатель, “по жизни”, независимо от того, стар ты или молод, убережет от неосмысленных страданий и поступков (я не шучу, хотя пользы от философии и искусства малым-мало).

Можно сказать иначе, чтение этого “кирпича”, мастерски обожженного, сделает увлекательными твои вечера в течение недели. И пусть не смущает тебя ощутимый марксистский жаргон (ох, и кре

пко же учили нас бессмертному учению). Нежных барышень и тетенек-феминисток предупреждаю заранее: творчество Веллера – апогей мужского шовинизма. Все… “А я Мишка – вашему терему крышка” (из эпиграфов к трактату “Все о жизни”). “Крышка”, по мнению автора, – грядущий финал “белой цивилизации”. Грустно, господа.

Петергоф-Петербург. 3 сентября 2000 г.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?