Независимый бостонский альманах

А СОЛОВЕЙ В ТЕНИ ВЕТВЕЙ. . .

21-07-2002

Вопреки заглавию речь пойдёт о дрозде, вернее о стихотворении Роберта Фроста "Come in", а ещё вернее о комментарии Иосифа Бродского к этому стихотворению, сделанному им в ходе семинара в College de Philosophie в Париже, и позже вошедшем в эссе "Скорбь и разум"

Но сначала само стихотворение:

        Come in

As I came to the edge of the woods 

Trush music - hark! 

Now if it was dusk outside 

Inside it was dark.Too dark in the woods for a bird
By sleight of wing
To better its perch for the night
Though it still could sing.

The last of the light of the sun
That had died in the west
Still lived for one song more
In a trush's breast

Far in the pillared dark
Trush musik went-
Almost like a coll to come in
To the dark and lament

But no, I was out for stars:
I would not come in
I mean not even if I asked
And I hadn't been.

" О чём тут идёт речь?" - Начинает разбор Бродский -" Прогулка по лесу? Променад на природу? Нечто, чем обычно занимаются поэты?" И далее, заходит с козырей. As I came to the edge of the woods! "Я очутился" - где? И, если кто забыл, то он напоминает, что , "когда поэт двадцатого века начинает стихотворение с того, что он очутился на краю леса, в этом присутствует некоторый элемент опасности или, по крайней мере, лёгкий намёк на неё.Намёк, а не сама опасность, видимо, потому, что все же "не в девственном лесу" ,а на краю. Однако, как замечает он далее - " край, вообще говоря, вещь достаточно острая.

И, подводя нас ко второй строфе :

Too dark in the woods for a bird 

By sleight of wing 

To better its perch for the night 

Though it still could sing.

Бродский уже прямо утверждает, что стихотворение содержит что то неприятное, возможно самоубийство, или - по крайней мере в этой строфе - представление о загробной жизни. А взмах крыла вызывает у него ассоциации с соборованием.

В третьей строфе обнаруживается ещё одна возможность подчеркнуть мрак леса: дрозд видится здесь Бродскому "малиновкой, поющей на закате: свет задержался у неё на груди"

Четвёртая строфа выглядит уже просто иллюстрацией его концепции ,и он, едва ли не постукивая указкой по стволам, как по колоннам храма, произносит свои блестящие пассажи о соблазнах покаяния и стоицизме, практически неизбежном при занятиях поэзией.

Однако последняя , пятая строфа никак не вытягивает на покаяние, что могло бы смутить всякого, толкующего стихотворение, как сомнение Фроста в его "общей метафизической склонности" (Бродский считает ,что для Фроста загробная жизнь представляется мрачнее, чем для Данте: либо потому, что он не верит во все эти истории, либо - причисляет себя к проклятым.) Но не Бродского, конечно!

"Гамбургским" тоном равного, он поясняет:"But no, I was out for stars - это обычный обманный маневр Фроста, отражающий его позитивный настрой: строчки, подобные этой , и создали ему его репутацию. Да и вся строфа только для того, чтобы успокоить себя . Человек защищает себя от собственного прозрения. Это стихотворение о старости и о размышлении что за этим последует. Никакое обращение в последнюю минуту невозможно."

Тема "выхода" - всегда привлекала Бродского, но выход из внутреннего мира во внешний, был бессмыслен, поскольку свет и тьма для него были равноценны. Ещё в 1971 году он писал:

Я сижу на скамье 

В парке, глядя вслед 

Проходящей семье.Мне опротивел свет.

Это январь. Зима
Согласно календарю.

Когда опротивеет тьма
Тогда я заговорю.

или

Я сижу в темноте: как скорый 

море гремит за волнистой шторой 

...........................................................Я сижу в темноте. И она не хуже
В комнате, чем темнота снаружи.

Тогда ему казалось, что незачем входить в темноту, вернее войти туда не означало ни покаяния, ни "перемены участи" Фрост породил некоторое сомнение в душе Бродского, отделив свет (пусть сумерки) от тьмы " Now if it was dusk outside, Inside it was dark," и последний не преминул "одарить" им самого Фроста.

Но действительно ли об этом сильное, лирическое стихотворение "Come in"?

Всякая лирика передаёт мимолётное настроение , и чем оно "мимолётнее", тем лиричнее и сильнее. Сам Бродский замечает, что в этом стихотворении Фрост в "великолепной лирической форме" Да и трудно этого не заметить.

Итак я попытаюсь "просто" прочитать эти стихи, и если моё прочтение будет отличаться от того, как видел их гениальный поэт, то как говорил он сам : "Всё, что я могу сказать в свою защиту, - это что я действительно необычайно люблю этого поэта" И могу добавить, что считаю его тексты наилучшим сочетанием слов, когда либо ложившихся на бумагу, кроме того я призову на помощь прекрасный пере

вод стихотворения Роберта Фроста, сделанный Иосифом Бродским.

        

Войди

Подошёл я к лесу, в нём дрозд

Пел - да как!

Если в поле был ещё сумрак,

В лесу был мрак.

Мрак такой, что пичуге

Крылом не суметь

Поправить себя на ветке

Хоть можно петь.

Последний закатный луч

Погас, когда

Песню зажег надолго 

В груди дрозда

Я слушал. В колонном мраке

Дрозд не иссяк,

Он словно просит войти

В скорбь и мрак

Я вышел вечером к звёздам

В лесной провал

Не войду, даже если б звали,-

А никто не звал.

Обратимся к первой строфе. Слава Богу, нам не надо задаваться вопросом " о чём тут идёт речь", - по-русски написано! Кто бывал в Новой Англии, а именно там жил Фрост, тот знает, что для того ,чтобы подойти к лесу, как правило, далеко ходить не надо. Иногда достаточно просто выйти на бэк ярд. Так что прогулки, возможно и не было. Фрост мог просто выйти вечером на крыльцо или на дек. Человек он был небедный и владел несколькими фермами в Вермонте и Нью-Гэмпшире. Так что бэк ярд его дома, скорее всего, представлял собой небольшое поле ,окружённое лесом. Кто выходил, в это время суток из дому ,тому не надо долго растолковывать, что имел в виду поэт, говоря : "Если в поле был ещё сумрак , в лесу был мрак." Но нельзя не обратить внимание на волшебный эффект этой простой(проще не бывает) фразы. Располагая только серой и чёрной краской, мгновенно, несколькими словами, образован щемящий пейзаж, заполненный вечерним воздухом и той чуждоватой, но проникновенной таинственностью, которая удерживается всего несколько минут после заката.

А где же дрозд? Да вот же , со стороны леса, полилась (именно, если вспомнить "ручейные колена" соловья) песня. Лесной новоанглийский дрозд, - это чудо из чудес! Его удивительное пение, вмещая все соловьиные трели, обладает ещё своеобразной гулкостью, создающей ощущение некоего мистического пространства.
Однако старого фермера так легко не возьмёшь, даже если он и гениальный лирик. А может быть именно поэтому он успевает отметить, что хоть в лесу темень такая , что хоть глаз коли ,а именно такое выражение более всего соответствует фростовскому "Too dark in the woods for a bird, By sleight of wing ,To better its perch for the night" в музыке дрозда живёт последний луч солнца. Как очевидец или "ухослушатель" могу подтвердить, что характеристика светоносности этих звуков подмечена Фростом абсолютно точно. Если закрыть глаза, то покажется, что на лице у вас солнечный луч.

Долго я собирался с духом, чтобы подойти к четвёртой предпоследней строфе. Здесь, на мой взгляд , пути гениального лирика Фроста и , его толкователя , самого трагического из всех великих поэтов, Иосифа Бродского заметно разошлись. Настолько заметно, что Бродскому даже пришлось "слегка снасильничать" ключевую строчку строфы.

Far in the pillared dark

Trush musik went-

Almost like a coll to come in

To the dark and lament>

он переводит как

Я слушал. В колонном мраке

Дрозд не иссяк,

Он словно просит войти

В скорбь и мрак

Удаляясь в лесную тьму, пишет Фрост, музыка, как бы звала за собой. В пении дрозда и впрямь , есть ноты, довольно жалостливые, если не сказать жалобные, -сочувствие возникает само собой ,как и желание собственной жалобы. Очень важно отметить, что вся коллизия дана в движении : птица летит вглубь леса и её призыв как бы влечёт за собой. Лирический, душевный момент - грусть и радость, а может и самозабвение.

Но виденье переводчика жёстче: поэт на пороге смерти, он задумывается о покаянии и даже о связанном с этим ритуале, одновременно ощущая свою греховность и не веря ни в ад ни в рай. Это состояние, в высшей степени, было присуще самому Бродскому, мог ли он сомневаться, что в сходной ситуации чувства могут быть иными.

И он даёт статическую экспозицию - В колонном мраке неиссякаемо звучит музыка ,требуя войти и покаяться. Прямо вот- вот месса начнётся, млин!

Мало этого , словно заглушая сомнение, которого не могло не быть (ещё бы с таким то слухом!),он, переведя "lament" ,как "каяться, хотя вообще то, "жалоба" уместнее, поясняет в комментарии, что lament легко заменить на "repent", а уж это то точно - "раскаяние"

И, наконец, последняя строфа. Поражение переводчика настолько очевидно, что ему приходится смахнуть фигуры и трахнуть доской по голове оригиналу!

"В лесной провал не войду " - переводит Бродский, уже давая чёткую дефиницию аду , а ведь в оригинале просто: "I would not come in", что в связи с изложенным ранее, означает всего лишь нежелание поэта поддаться мимолётному настроению жалости к себе, вызванной вечерней песней дрозда.

А что до великолепного образца оптимистического юмора, концовки стиха, то это , конечно, свидетельство несокрушимого душевного здоровья автора, а вовсе не "обычный обманный маневр Фроста, отражающий его позитивный настрой" И популярнейшим поэтом Америки сделала его именно "заразительность" здорового духа, а не - "...строчки ,подобные этой, создали ему его репутацию " - , как несколько свысока замечает Бродский.

И несколько слов о звёздах. Как поэт в России больше, чем поэт, так и звёзды в Америке больше , чем звёзды! Два слова из другого сюжета, но очень, как говорится "в тему". Подвозил я как-то пятилетнюю дочурку приятеля, уж не помню куда, помню только, что в машине по случаю праздника играла музыка "Старз энд страйпс". И я возьми да спроси у малышки, что она чувствует, слыша эту музыку.

"Прауд!" - ответила маленькая американка!

Не сойти мне с этого места, если вру! И не случайно в финале звучит: - "But no, I was out for stars: I would not come in" Я вышел - не просто вышел на крыльцо, а в мир, за звёздами для того ,чтобы жить, а не для того, чтобы жаловаться на жизнь." I was out - I would not come in" ,твёрдый ответ на соблазн уныния в заглавии стиха . " Не войду!" И с прехитрой улыбкой мудреца подмигивает: -" I mean not even if I asked . And I hadn't been."

Эй! А какое отношение имеет заглавие твоей собственной статьи ко всей этой белиберде, спросит читатель, у которого голова ещё не слишком сильно этой белибердой заморочена.

А это намёк на неисчерпаемость художественного произведения, для истолкования. Вспомните, как там продолжение?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?