Независимый бостонский альманах

КАК ДЕЛАТЬ ДЕЛА

28-07-2002


Простодушные заметки

Большое начальство первично
И нам в ощущеньях дано.

Оно, как яйцо, гармонично,
Как крест, чудотворно оно.

(Тимур Шаов)

Саша БородинОткрыв дверь ногой, я вошел в оффис члена Федерального Парламента Канады мистера Б…

Нет, так непонятно. Не буду забегать вперед и расскажу все по порядку.

Мы в Канаде уже десять лет, но до сих пор не граждане этой замечательной страны.

- Это просто издевательство! – в очередной раз возмутилась жена. – Если они будут и дальше тянуть, я уеду!

У меня от ужаса в груди дыханье сперло. Придя в себя, я сказал:
- Подожди. Сейчас мне некогда. Вот разгружусь немного и предприму акцию…
- Какую еще акцию?
- Увидишь.

Честно говоря, самому мне уже до лампочки, гражданин я или не гражданин. Если ожидание того или иного статуса превращается в занятие, реальная жизнь такого субъекта останавливается. Ежу ведь ясно, что не в статусе дело. Ну, получил очередную бумажку, ну, положил ее в ящик. И что изменилось? Денег не прибавилось, русский акцент не исчез.

Но уж если обещал акцию, слово надо держать.

Люди - везде люди, а в Канаде особенно. За десять лет мое мировоззрение полностью очистилось от шелухи иллюзий. Помнится, с первой моей канадской работы меня поперли за якобы незнание английского языка. Сегодня зашел в ту химчистку, где когда-то подвизался портным и приемщиком, чтобы сдать штаны, и обнаружил на прежнем своем месте немолодую китаянку, общаться с которой пришлось жестами. Короче, реальная причина, по которой меня тогда уволили, - жадность хозяина, не желавшего поднимать мою зарплату после затянувшегося почти на год испытательного срока. Все очень просто.

Ну, а что касается бюрократии, то еще неизвестно, какая страшнее – канадская или российская. Последняя, правда, понятнее: если что-то застряло – надо дать. А здесь они сами берут путем хитроумной системы налогооблажения, и поэтому на домиллионном уровне как бы неподкупны. Вот как раз это я и собирался проверить в ходе обещанной жене акции…

Итак, открыв дверь ногой, я вошел в офис члена Федерального Парламента Канады мистера Б. Нижней конечностью пришлось действовать потому, что верхними я держал большущую взятку.

Поздоровался, представился, вручил.

Не выгнали, взяли.

Пока все шло, как было запланировано. Дальше, поболтав о погоде и других ничего не значащих пустяках, я перешел ко второй фазе своей акции:
- Если у вас найдется сорок пять секунд для меня лично, я расскажу вам короткую историю.

Лицо члена Федерального Парламента Канады подернулось легкой дымкой грусти. Он посмотрел на часы и сказал:
- Валяйте!

Тогда я быстренько, минут за десять, рассказал мистеру Б. о том, как меня на протяжении пяти лет проверяли здешние контрразведчики.

Поводом послужило то обстоятельство, что когда-то в молодости я учился в Московском полиграфическом институте, о чем честно сообщил в иммиграционной анкете. Но дело в том, что по-канадски и по-американски “polygraph” означает детектор лжи”, а вовсе не что-то, связанное с производством печатной продукции. Канадские джеймсы бонды обрадовались несказанно и года три получали зарплату за то, что исследовали подноготную выявленного ими российского специалиста по допросам и пыткам. Когда в конце концов им удалось правильно перевети название института, они переслали мой файл в иммиграционное ведомство.

На пересылку ушло еще два года. А потом началась бодяга с гражданством.

Через год после подачи заявления я позвонил, чтобы узнать, как идут дела.

Выяснилось, что никак, потому что я якобы не заплатил соответствующий финансовый сбор. Я страшно удивился и сказал, что у меня есть квитанция.

Мне объяснили, что квитанции недостаточно и что нужно пойти в банк и поднять всю историю этого платежа. Я сказал, что мне некогда заниматься ерундой и что я могу прямо сейчас оплатить их услугу вторично по телефону. Служащая записала данные моей кредитной карточки и пообещала дать делу ход. Файл действительно переместился из центральной иммиграционной конторы в местную, но он, видимо, упал там на самое дно, где и был зацементирован.

Прошло еще два года. У соответствующих иммиграционных чиновников, как я предполагаю, за это время не было никаких трудностей с получением зарплаты, поэт

ому они просто дули свой кофе в буфете и ничего не делали. Вот обо всем об этом я и рассказал члену Федерального Парламента Канады. Он покачал головой и пообещал разобраться.

Кстати, о взятке. Это был огромный фотоплакат центральной башни оттавского парламентского комплекса, накатанный на широкую доску. Очень профессиональная работа. Моя, конечно…

Страшно довольный собой, я стал хвалиться знакомым своей оборотистостью. Однако умные люди сказали, что я напрасно радуюсь. “Ты – козел, - сказали умные люди. – Здесь ничего нельзя дарить. Они все берут, но ничего не делают. Надо продавать, тогда тебя будут уважать. А тех, кто дарит, они считают придурками”.

Пошла третья неделя с момента так ловко прокрученной акции. От мистера Б. ни слуха, ни духа. Похоже, умные люди были правы.

Стальной бульдозер канадского иммиграционного ведоства по-прежнему иммитирует активность рокотом могучего двигателя и клубами едкого дыма из выхлопной трубы, но признаков поступательного движения не подает. Что ему мои комаринные укусы! Он их даже не замечает. Но зато какое удовольствие плюнуть на глухую броню этого бездушногого монстра!

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?