Независимый бостонский альманах

АНТИСЕМИТ РИХАРД ВАГНЕР: ТЕХНОЛОГИЯ ИСТЕРИИ

08-09-2002

"Из Рихардов предпочитаю Вагнера,

из Штраусов — Иоганна".

Стравинский

 

Дмитрий ГорбатовБолее двух месяцев назад в альманахе "Лебедь" появилась подборка материалов под названием "Любите ли вы Вагнера?" (16 июня 2002 года). Подборка содержит заметки пяти авторов: Е. Лопушанской, В. Мака, Д. Фрадкина, Г. Леви и Ю. Арановича.

Уверен, что все пятеро — люди взрослые. Предполагаю, что тексты их публикуются, а устные высказывания тиражируются. Как музыкант, как профессионал, просто как честный человек, заявляю: писания этих авторов о Вагнере — отвратительное, пакостное, дилетантское враньё.

Всем пятерым должно быть стыдно.

I.

Елена Лопушанская (Германия)

 

1. "Страсти вокруг Вагнера не улеглись и по сегодняшний день, и некоторые нынешние ниспровергатели объявляют вагнеровскую музыку тяжеловесной, скучной и даже бездарной… Сохранились различные мнения современников о Вагнере, многие из которых созвучны оценке блестящего пропагандиста вагнеровской музыки дирижера Ганса фон Бюлова: "Он в своих творениях возвышен, а в поступках — низок".

Подобное же мнение разделял и Томас Манн, характеризуя Вагнера как "саксонского гнома (рост Вагнера был 152 сантиметра) с феноменальным талантом и ничтожным характером"".

 

Рихард Вагнер — один из моих любимейших композиторов.

Я считаю его абсолютным музыкальным гением — третьим после Баха и Бетховена.

Лучшие часы моей жизни были связаны с музыкой Вагнера, и качество того наслаждения несопоставимо ни с чем: устами великого немецкого мастера Всевышний сказал людям кое-что из самых сокровенных своих слов.

Однако мой восторг в отношении Вагнера разделяют далеко не все. Подавляющее большинство действительно считает его музыку тяжеловесной, драму — надуманной, а оперную эстетику — весьма спорной. (Большинство вообще подавляет. И музыку в принципе не выносит.) То что творчество Вагнера до сих пор вызывает споры, это нормально. То что эти споры до сих пор ведутся, — тоже нормально: его музыку никто любить не обязан, и восхищение творчеством Вагнера ни с какой стороны не отражает принадлежность восхищающегося к интеллектуальной элите, равно как и не свидетельствует об особенно тонком его художественном вкусе.

Глубоко ненормально другое: недобросовестные исследователи упорно пытаются выдать антисемитизм Вагнера за нечто равновеликое его музыке, а некоторые из них даже настаивают на том, что антисемитизм полностью "поглотил" все художественные достижения Вагнера. Тут начинается неизбежное и нездоровое копание в его личной жизни: он предавал друзей, он не отдавал долги, он презирал женщин, он даже ростом не вышел (отсюда "комплекс Наполеона") и бог знает что ещё…

При этом логика таким "исследователям" постоянно отказывает.

Ниже — некоторые образцы подобных рассуждений.

2. "Вагнер был любимым композитором Гитлера, к тому же — националистом и антисемитом И хотя Вагнер умер в 1883 году, т. е. задолго до прихода нацистов к власти, последние действительно подхватили некоторые его идеи".

 

Замечательная логика у Е. Лопушанской! Вагнер был любимым композитором Гитлера — нацисты подхватили его идеи. Вывод: виноваты в этом не нацисты, а Вагнер!..

Гитлер любил не только Вагнера, но также и Бетховена, и Моцарта, и Баха. Он вообще обожал немецкую классическую музыку, ибо именно она служила Гитлеру одним из "неопровержимых" аргументов "превосходства германской расы" над всеми остальными. Кто же из любимых композиторов Гитлера станет следующей жертвой Е. Лопушанской: Моцарт? Бетховен?

или Бах?..

3. "Пример жизненного и творческого пути Вагнера опровергает мысль Пушкина о несовместности гения и злодейства".

 

Да неужели? Вот прямо-таки "опровергает"? Тогда придётся вспомнить Пушкина и проследить за мыслью поэта с "карандашом" в руках.

Моцарт:
Правда ли, Сальери, что Бомарше кого-то отравил?

Сальери:
Не думаю: он
слишком был смешон для ремесла такого.

Моцарт:
Он же гений, как ты да я. А гений и злодейство — две вещи несовместные.

Именно после этой реплики Сальери бросает яд в стакан Моцарта, и, когда тот уходит, он спрашивает самого себя:
Но ужель он прав, и я не гений? Гений и злодейство — две вещи несовместные. Неправда: а Бонаротти? Или это сказка тупой бессмысленной толпы — и не был убийцею создатель Ватикана?..

Я специально подчеркнул здесь ключевые слова и фразы: Пушкин слов на ветер не бросал.Злодейство, о котором говорят и Моцарт, и Сальери (то есть — Пушкин), — однозначно синоним убийства.

И никакого иного смысла в слово "злодейство" Пушкин не вкладывал — это следует понимать очень чётко.

Бомарше не убийца — потому что гений. (© Моцарт)

Бонаротти — гений, поэтому не убийца. (© Сальери.)

Но если Е. Лопушанская так держится именно за эту пушкинскую максиму, ей бы следовало назвать имя жертвы: кого за свою жизнь убил Рихард Вагнер? Если Вагнер — гений, а Пушкин не прав, тогда в чём же заключается злодейство Вагнера (в пушкинском смысле)? Но если никакого убийства не было, тогда при чём здесь вообще Пушкин?!

Хрестоматийные авторы коварны. Особенно Александр Сергеевич так и норовит "облапошить" корыстного исследователя!..

4. "Тех музыковедов и критиков, которые выхолостили у Вагнера всё, что было связано с открытием и свободой мысли, — превратив его в идола "нового германского христианства", пророка северогерманского духа, — австрийский музыкальный критик Эдуард Ганслик назвал "братством ханжей святого Рихарда". Таким образом, все эти авторы — вагнеровские "апостолы" из байрёйтского круга стали духовными предтечами национал-социализма. Мост к Адольфу Гитлеру был переброшен". [Для экономии места в цитате изменены порядок слов, пунктуация и некоторые грамматические формы. — Д. Г.]

Верно, что "мост к Адольфу Гитлеру был переброшен" межнациональным братством всех европейских ханжей, а не только "ханжей святого Рихарда".

Но верно также и другое: этот пресловутый "мост к Гитлеру" был аккуратно вымощен всей немецкой музыкой, всей немецкой классической философией, всем вообще немецким искусством. Е. Лопушанской очень хотелось бы отделить "хорошее" немецкое искусство от "плохого", "добрую" Германию от "злой"- ей очень хотелось бы выкрасить всю эту великую страну только в две краски. В идеале Елена Лопушанская хотела бы, наверное, "исправить" молодую Марину Цветаеву, которая (ещё в 1914 году!) — не в силах душевно разорваться, не в силах духовно отстраниться от Диалектики Мировой Культуры — сказала о Германии бессмертную фразу, под которой мог бы подписаться любой гений XIX века:

От песенок твоих в восторге,
Не слышу лейтенантских шпор!

А ведь, по логике Е. Лопушанской, это высказывание Цветаевой тоже является "переброской моста к Адольфу Гитлеру". (Ишь, какая: песенок немецких она заслушалась! А молодые мальчики гибнут на фронтах Первой Мировой — их-то ей, небось, не жалко!..)

Причиной Настоящего является всё Прошлое целиком. И не может человек логически разъять Прошлое на "хорошее" и "плохое". Так устроено общество — и так работает история человечества. Е. Лопушанская бессильна изменить такое положение вещей — и ей придётся с этим смириться…

5. "Одним из самых позорных и по праву непрощаемых поступков Вагнера было опубликование под псевдонимом Вольнодумец отвратительного антисемитского памфлета "Еврейство в музыке". В нём он не только в весьма пренебрежительном тоне отзывается о еврейском народе и его культуре, но и нападает на композиторов Д. Мейербера и Ф. Мендельсона, благополучию и славе которых Вагнер попросту завидует. Памфлет невозможно читать, не заливаясь краской стыда за человека, создавшего такие шедевры… Непостижимо, как Вагнер… смог опуститься до такой низости!.." [Выделение моё. — Д. Г.]

На выделенных словах я хотел бы остановиться особо. Е. Лопушанская считает опубликование Вагнером антисемитского памфлета "поступком позорным и непрощаемым", иначе — "низостью". Ну что ж, пожалуй, до тех пор пока Рихард Вагнер не будет прощён Еленой Лопушанской, он в своём гробу не

обретёт покоя.

Между тем, если говорить серьёзно, злонамеренное непонимание сути (а не деталей) вагнеровского текста как-то странно затянулось. Во-первых, это не памфлет, а статья: для памфлета такой текст слишком научен и требует от читателя недюжинной эрудиции довольно широкого спектра. Во-вторых, что гораздо важнее, антисемитизм статьи Вагнера требует глубокого анализа — именно поэтому я счёл необходимым подготовить её откорректированную публикацию в альманахе.

В сущности, к антисемитизму есть два подхода. Один из них представляет собой типичную истерию, обратную истерии антисемитской (противодействие, рождённое действием). С точки зрения такого подхода, антисемитизмом является любая критика евреев вообще. Этот подход вполне можно понять, но никак нельзя оправдать, поскольку он неминуемо ведёт к политическому и религиозному экстремизму. Другой подход является гораздо более взвешенным, а потому продуктивным: он рассматривает антисемитизм как неотъемлемую часть и неизбежное свойство мировой культуры монотеистического периода. Единственным результатом первого подхода к антисемитизму может стать тотальное отрицание Рихарда Вагнера как явления: здесь исследователь будет видеть только антисемитизм и больше ничего — то есть упустит самое главное. Однако второй подход к антисемитизму вовсе не помешает исследователю оценить подлинный масштаб дарования этого величайшего художника, несмотря на то что его антисемитизм, скорее всего, будет замечен и осуждён.

Мне не хотелось бы комментировать текст статьи Вагнера: каждый читатель сможет прийти к своим собственным умозаключениям без подсказок со стороны — уж слишком эти подсказки однотипны и навязчивы. Замечу лишь одно очень важное обстоятельство: в своей статье Вагнер не сказал о евреях ничего такого, чего евреи не говорили бы о себе сами! Это означает, что Елена Лопушанская применяет здесь весьма пошлый двойной стандарт. (Один афро-американец может называть другого негром — зато белому нельзя называть его даже просто чёрным…)

Существует элементарная истина, очевидная всякому здравомыслящему человеку: критика еврея за то, что он как еврей совокупно олицетворяет недостатки всего еврейства, — это позор, низость и антисемитизм; тогда как критика еврея за его конкретные реальные недостатки — это не позор, не низость и не антисемитизм. Однако здравомыслящие люди, увы, ведут себя в общественной жизни гораздо менее активно, чем их "антиподы": именно поэтому, когда еврей, увольняемый со службы за казнокрадство, кричит своему начальнику: "Антисемит!!!", здравомыслящие люди предпочитают помалкивать и не участвовать в таком позорном спектакле.

Далее — о "пренебрежительном тоне" Вагнера в отношении Мейербера. Не было у него никакого пренебрежительного тона. Вот что Вагнер пишет о Мейербере дословно:

"<Мейербер> выступил со своими произведениями не столько затем, чтобы поддержать путаницу в наших музыкальных понятиях, сколько затем, чтобы использовать ее… Заботу о таком обмане знаменитый оперный композитор поставил себе художественной задачей жизни… Этот обманывающий композитор заходит даже так далеко, что обманывает сам себя, и, может быть, так же ненамеренно, как он обманывает своих скучающих слушателей… Он позаботился также и о том, чтобы использовать возможность драматических потрясений и чувственных катастроф, чего так настойчиво ожидают скучающие; и если вникнуть в причины его успеха, то не будет ничего удивительного в том, что он легко достигает цели… Он пишет оперы для Парижа и легко соглашается на их постановку во всех других городах. В нынешнее время это вернейший способ создать себе художественную славу, не будучи художником".

Раздражение — вижу. Обвинения (не совсем беспочвенные, хотя излишне резкие) — вижу. Явную зависть к коммерческому успеху — тоже вижу. Но пренебрежения — не вижу. Да и как Вагнер мог выказывать пренебрежение к Мейерберу, когда тот планомерно разрушал все идеалы, на которых базировалась вся вагнеровская оперная эстетика? Как вообще можно пренебрегать своим главным оппонентом в жизни и в искусстве? Ведь в 1850 году Вагнер ещё не мог знать, какой звёздный триумф ожидает его и сколь скромна будет, по сравнению с ним, посмертная слава Мейербера.

А вот что Вагнер пишет о Мендельсоне — тоже дословно:

"Остановимся на произведениях одного еврейского композитора, который природою был одарен таким специфическим талантом, каким немногие обладали до него. Всё… усиливается до полного трагического конфликта в характере, жизни и творчестве рано умершего Феликса Мендельсона-Бартольди. Он доказал нам, чтоеврей может иметь богатейший специфический талант, может иметь утонченное и разностороннее образование, доведенное до совершенства, тончайшее чувство чести, — и всё-таки, несмотря на все эти преимущества, он не в состоянии произвести на нас того захватывающего душу и сердце впечатления, которого мы ожидаем от искусства… Это и есть… трагическая черта в личности Мендельсона; и если мы желали бы в области искусства одарить нашим участием чисто личность, то мы не посмели бы отказать в этом участии Мендельсону". [Выделение моё. — Д. Г.]

Восхищение — вижу. Горечь — вижу. Критику — вижу. Пренебрежения — не вижу.

…Осмелюсь сделать неприятное для Е. Лопушанской предположение: столь гневно испепеляемый ею "антисемитский памфлет" она даже не потрудилась внимательно прочесть. Снова в работе печально знаменитая формула группового идеологического изнасилования: "Я романа не читал(а), но решительно его осуждаю"!..

Доколе же мёртвый Советский Союз будет отравлять души живых людей? Для чего они оттуда эмигрировали? Ведь если интеллект и сознание у них в рабстве, тогда не лучше ли и им самим было бы в том же рабстве оставаться?..

II. Владимир Мак (Израиль)

1. "<Свою> стать<ю> "Еврейство в музыке" <Вагнер> заверша<ет> словами: "Для еврея сделаться человеком — значит перестать быть евреем… Спасение Агасфера — в его погибели". Это же лозунг для Ванцзейской конференции [правильно — Ванзейской. — Д. Г.], вынесшей вердикт об уничтожении всего народа".

Статья Вагнера "Еврейство в музыке" — единственный первоисточник, на который авторы этой подборки охотно ссылаются. Однако все их ссылки почему-то страдаютзнаковыми неточностями. Так, Владимир Мак, цитируя заключительный абзац вагнеровской статьи, ставит многоточие.

А это весьма и весьма красноречивое многоточие! Сейчас мы его заполним — и прекрасно поймём, почему у В. Мака оно появилось именно в этом месте. Вот полный текст Р. Вагнера (выделенный мною фрагмент в точности соответствует купюре у В. Мака):

"Еще мы должны будем назвать одного еврея, который выступил у нас в качестве писателя. Из его еврейской обособленности он вышел к нам, ища спасения: он его не нашел и должен был сознаться, что он может его найти лишь в искреннем человеке. Для еврея сделаться вместе с нами человеком — значит, прежде всего, перестать быть евреем. Это и сделал Бёрне. И Бёрне учил, что такое спасение недостижимо в довольстве и равнодушном холодном удобстве, но что оно, как и нам, стоит тяжких усилий, нужды, страха, обильного горя и боли.

Принимайте же — не стесняясь, мы скажем евреям — участие в этой спасительной операции, так как самоуничтожение возродит вас! Тогда мы будем согласны и неразличимы! Но помните, что только это одно может быть вашим спасением от лежащего на вас проклятия, ибо спасение Агасфера — в его погибели".

Владимир Мак либо действительно не понимает, либо ему (для его "концепции") очень невыгодно понять существенной разницы между тем, чтó сказал Вагнер, и тем, чтó было решено на Ванзейской конференции. Вагнер, в сущности, предлагает евреям добровольную ассимиляцию, тогда как Ванзейская конференция — совсем даже напротив! — постановила, что никакая ассимиляция для евреев невозможна, и поэтому они все должны быть насильно уничтожены.

Ещё раз — специально для В. Мака, который "не понимает".

Message Вагнера: евреи Европы, осознайте своё истинное положение — ведь оно абсолютно безрадостно! Поймите это и перестаньте быть евреями — тогда для вас будут открыты все пути.

Message Гитлера: евреи Европы, вам конец! Готовьтесь к смерти! Никакая ассимиляция вас не спасёт — всё равно всех отыщем и уничтожим!

Это не просто разные позиции. Это очень разные позиции. Более того: это позиции совершенно противоположные. А чтобы Владимир Мак окончательно понял эту разницу, ему можно посоветовать примерить на себя: сначала — message Вагнера, а затем — message Гитлера. Что-то подсказывает мне: Владимир Мак — это не Януш Корчак!..

2. "Запретив <в Израиле> Рихарда Штрауса (теперь уже исполняют), совершенно забыли про сменившего его на посту мюзикдиректора рейха Карла Орфа. Этот у нас в большом почёте — его "Карминой Бураной", написанной по заказу нацистской верхушки в 1937 году, филармония в 1994 году открывала сезон: вступление в течение полугода звучало по радио в рекламе диска избранных хоровых фрагментов…[Выделение моё. — Д. Г.]

Владимир Мак не унимается. Подтасовки важнейшей цитаты ему мало — здесь он перешёл к прямому, совершенно бесцеремонному вранью. Если бы оно было высказано в частной беседе, можно было бы просто ограничиться прекращением всяких отношений. Но когда такое враньё высказывается письменно и публично, да ещё когда оно касается таких маститых музыкантов, как Рихард Штраус и Карл Орф, составивших немеркнущую славу немецкой музыке ХХ века, — такое враньё просто необходимо разоблачать. Письменно и публично.

Враньё № 1. Никогда Рихард Штраус не был "мюзикдиректором рейха". Должность его называлась: "Председатель имперской музыкальной палаты". Это для точности, которая никогда не помешает. Здесь же точность особенно важна: сначала подменяются слова — затем, тихой сапой, искажается суть. Ибо если продолжить жонглирование синонимами, можно ведь и Александра Константиновича Глазунова обвинить в том, что он первым возглавил государственную консерваторию при режиме "прожорных большевистских заглотчиков", вместо того чтобы немедленно подать в отставку. Дальше уже можно "позабыть" о том, что Глазунов бился за эту самую консерваторию как мог; что на свои собственные деньги выделял студентам стипендии, а некоторых — просто кормил; что в конце концов вынужден был эмигрировать, устав бороться с "заглотчиками". Дальше можно ставить клеймо: Глазунов — "мюзикдиректор большевистского рейха".

Точно так же Владимир Мак "забывает" о том, что к моменту прихода Гитлера к власти Рихард Штраус обладал в музыкальном мире авторитетом, даже бóльшим, чем Глазунов; что пост свой он принял чисто номинально; что в конце концов он был принуждён его покинуть, так как выяснилось, что он женат на еврейке. (Хорошо же выбирал себе супругу "мюзикдиректор рейха"!..)

Враньё № 2. Карл Орф никогда не сменял Рихарда Штрауса на его посту. По одной простой причине: Карл Орф не занимал в нацистской Германии никаких постов. А знает ли Владимир Мак, почему? Да потому, что нацистский режим официально считал Карла Орфа "неблагонадёжным".

Враньё № 3— производное от вранья № 2: "Кармину Бурану" "нацистская верхушка" Карлу Орфу никогда не заказывала. Владимир Мак, эмигрировавший в Израиль из СССР, должен был бы понимать логику тоталитарного режима: если композитор считается неблагонадёжным, он не получает от этого режима никаких официальных заказов. Орф написал свой шедевр совершенно независимо от политики, руководимый исключительно своим вдохновением и глубоким интересом к поэзии средневековой Германии. Кстати, он написал "Кармину Бурану" не в 1937 году, а в 1935-м: не был бы Владимир Мак профессиональным музыковедом, ему можно было бы простить этот школьный ляп — а так придётся его классифицировать как мелкое, но всё же враньё № 4.

Как-то неприятно получается: Владимир Мак постоянно врёт! В каждой фразе — и иногда по нескольку раз. Поэтому предоставим слово известному музыковеду Оксане Тимофеевне Леонтьевой, автору подробной монографии "Карл Орф" (334 с.). Этот исследователь заслуживает явно большего доверия хотя бы потому, что она была лично знакома с Орфом и в течение четверти века состояла с ним в переписке — вплоть до его кончины в 1982 году:

Карл Орф"Отказавшемуся от мысли покинуть Германию Орфу пришлось балансировать между "ограниченным сотрудничеством" на почве театра и личной добровольной изоляцией от гражданской жизни "третьего рейха"… Орф не предложил "обновителям" Германии своё искусство для декорирования их парадов и торжественных церемоний… Ни одно из его сочинений не удостоилось сомнительной чести освящать казённые ритуалы. Единственным исключением могла бы быть сочтена музыка для Олимпийских игр 1936 года, проводившихся в Берлине, но это был заказ Международного Олимпийского комитета, а не нацистского правительства.

…В творчестве Орфа отразилась позиция духовного противостояния идеологии нацизма. Та же концепция отчётливо обозначилась в его педагогической концепции. В свете этих соображений и должно быть понято появление первого истинно совершенного произведения Орфа — сценической кантаты "Кармина Бурана"… Начало работы над <этим произведением> было для Орфа "вторым рождением".

Сегодня уже редко вспоминают, что триумфальное шествие кантаты по немецким сценам началось в обстановке отнюдь не идиллической. Предложение поставить кантату на Берлинском музыкальном фестивале 1937 года с лучшими солистами и танцорами было взято назад после "уничтожающего приговора высших авторитетов"… Орф… имел в виду идеологический авторитет, поскольку со стороны нацистской партии выдвигались всё новые и новые возражения против произведения, уже объявленного еретическим, и даже латинский текст воспринимался как провокация. После длительных споров генеральному интенданту Франкфуртской оперы… удалось всё-таки добиться разрешения на постановку кантаты Орфа…

<Но> триумфальн<ый> успе<х> "Кармины Бураны" во Франкфурте имел странные последствия, так что Орф назвал свою победу "пирровой". Кантату всё-таки зачислили в разряд "нежелательных" произведений после её просмотра 12 июня 1937 года синклитом особо важных нацистских чиновников. Дальше Франкфурта исполнения не пошли, и только в 1940 году… кантата была поставлена в Дрездене (режиссёр Хайнц Арнольд, дирижёр Карл Бём). Эту постановку Орф считал своим подлинным триумфом. В 1941 году "Кармина Бурана" была поставлена в Аахене, но в концертном исполнении".

Полагаю, по прочтении этого материала ни у кого из читателей не возникнет дальнейших вопросов о "нацистских пристрастиях" Карла Орфа. Нет по этому поводу вопросов и к Владимиру Маку — какой смысл обсуждать его гомерическое враньё?..

3. "Статья <"Еврейство в музыке"> относится к 1850 году — периоду начала близкой дружбы <Вагнера> с патологическим антисемитом Листом, написавшим: "Настанет день, когда для всех народов, среди которых живут евреи, вопрос об их поголовном изгнании станет вопросом жизни и смерти"".

4. "Игорь Федорович Стравинский, один из самых честных художников ХХ века, чьи суждения порой парадоксальны, но всегда справедливы, сказал: "…Прозаические опусы Вагнера хороши как экспонат, демонстрирующий пропасть, которая пролегла между гением человека и аксессуарами его мышления", а о "Еврействе в музыке" он же говорит: "…Поразили злобность и современность: Геббельс и Розенберг вполне могли бы участвовать в этом труде… Сам Томас Манн не смог бы скрыть горькую истину, что именно Вагнер был пророком Третьего Рейха"".

После всего вранья, на котором уже неоднократно был пойман Владимир Мак, он явно задолжал своим читателям полные профессионально оформленные ссылки на все использованные им первоисточники, где можно было бы найти данные высказывания Ф. Листа и И.Ф. Стравинского. Это важно не только в научных целях, но и для исправления репутации самого Владимира Мака (ежели, конечно, она ему дорога).

Кстати, погублена его репутация не только как честного человека, но и как профессионала — это легко отследить по невольным оговоркам. Например, "Полёт Валькирии" — тогда как на самом деле "Полёт валькирий": валькирия — это не имя собственное, и летало их там много. Другой пример: "…огромными операми Вагнера, состоящими наполовину из длинных речитативов…" — пишет В. Мак, у которого, судя по этой фразе, есть серьёзные пробелы в базовом музыкальном образовании. Прежде чем писать разгромную статью, ему бы следовало разобраться: что есть ария, что есть речитатив и что есть новая оперная эстетика Вагнера (которой он придерживается, начиная с "Лоэнгрина"), где основным принципом является взаимопроникновение и слияние речитатива и арии, а номерная структура оперы отменяется вообще. Всё это проходят студенты музыкальных училищ на втором курсе: в это время им, в среднем, по 15–16 лет — возраст, вполне зрелый для запоминания и освоения базисного теоретического и музыковедческого материала.

5. "Похоже, что пушкинский Моцарт ошибался, утверждая, что "гений и злодейство несовместны". История воинствующего вагнеровского антисемитизма в очередной раз доказывает, насколько опасны идеи расовой ненависти и болезненной ксенофобии, когда исходят они не из уст полупьяного колбасника, а принадлежат представителям национальных творческих элит. "Нам не дано предугадать, как наше слово [sic! — Д. Г.] отзовется". Увы, дано. Слова одного из величайших композиторов XIX века отозвались миллионами трупов и одной из страшнейших трагедий в мировой истории. Собственно, именно об этом и идет речь: об ответственности духовных лидеров наций перед историей и людьми. "Евреи — это черви, крысы, трихины, глисты, которых нужно уничтожать, как чуму, до последнего микроба, потому что против них нет никакого средства, разве что ядовитые газы". [Р. Вагнер. Письмо к Козиме (второй жене), 1849]" [Выделение моё. — Д. Г.]

Опять Пушкин! И опять "мимо кассы"… Опять "воинствующий вагнеровский антисемитизм" как синоним критического отношения Вагнера к негативным чертам наблюдаемого им европейского еврейства. И тоже "мимо"!.. Критик наш так разгневался, что даже умудрился переврать порядок слов в хрестоматийной цитате. Больше того: он почему-то решил обременить Вагнера "ответственностью духовного лидера германской нации".

Владимир Мак — достойный продолжатель массовой традиции извращённого понимания Пушкина еврейско-советской интеллигенцией: ну никак она не успокоится, никак не хочет внутренне принять, что Пушкин — никакой не "духовный лидер", а просто поэт. Сверхгениальный, уникальный, "вечно тот же — вечно новый", но…всего лишь поэт. И никакой "ответственности перед нацией" у него не только нет, но и в принципе не может быть! (Подобная ответственность могла быть у Суворова и у Кутузова — но никак не у Пушкина!)

Нет такой ответственности и у Вагнера. Вагнер — великий художник. Вот и всё — и этого достаточно!.. Достаточно — да только не Владимиру Маку, который усердно продолжает выкапывать трупы из могил — и, разумеется, находит некое письмо Вагнера к Козиме фон Бюлов. При этом, конечно же, никакой ссылки на первоисточник В. Мак не даёт. А так как он уже восемь(!) раз попадался на подтасовках и вранье, то на девятый раз я ему не верю — и предлагаю читателю вспомнить,какой именно текст Вагнера оказался в цитате В. Мака многоточием. Также предлагаю учесть его злобную, низкопробную, ничем не оправданную клевету на Карла Орфа — близкого друга многих антифашистов, погибших в застенках гестапо.

Да и не в том дело, что В. Мак таким образом испортил себе репутацию честного исследователя. Ведь если цитируемое письмо действительно было написано Вагнером в 1849 году, а статья "Еврейство в музыке" — в 1850-м, тогда каким загадочным образом могло получиться, что Вагнер за один год(!) повернул своё отношение к евреям на 180 градусов? Тем более если уж он действительно был таким закоренелым расистом, каким его описывают сегодняшние израильские журналисты!..

Итак: Владимир Мак задолжал читателю множество ссылок на первоисточники. Сообщаю ему надёжный и профессиональный способ оформления любой библиографической ссылки на русском языке:

1) полное название внешнего и/или внутреннего первоисточника на языке оригинала (с переводом на русский язык);

2) для писем — имя корреспондента, а также точная дата и место отправки письма;

3) название города, в котором издан первоисточник;

4) название издательства на языке оригинала и/или в транслитерации кириллицей;

5) номер тома и/или страницы, на которой находится цитируемый фрагмент;

6) имя переводчика цитируемого фрагмента с языка оригинала на русский язык.

А когда В. Мак потрудится и, может быть, отыщет все эти скучные, но столь необходимые профессионалу данные, я с удовольствием напомню ему о таком, например, отрывке — "из Пушкина нам что-нибудь":

"<Гений> исповед<ует>ся в своих стихах, невольно, увлечённый восторгом поэзии. В хладнокровной прозе он лж<ёт> и хитр<ит>, то стараясь блеснуть искренностью, то марая своих врагов… Толпа в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могучего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врёте, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы, — иначе… Оставь любопытство толпе и будь заодно с гением… Охота тебе видеть его на судне!.." [Выделение моё. — Д. Г.]

Я надеюсь, Владимир Мак, который так любит "не понимать" написанное Вагнером о еврействе в музыке, хотя бы поймёт, о каком судне говорил Пушкин. А то скажет потом, что Пушкин имел в виду какого-нибудь гения-мореплавателя. (С него станется!..)

III. Даниэль Фрадкин (Израиль)

"Вагнер впервые сформулировал идею полного уничтожения евреев не только в статье, но и в главном своем творении, оперной тетралогии "Кольцо Нибелунгов", главная идея которой — всемирная трагедия от золота, правящего людьми. А золото — это, конечно, евреи, и главный герой, Альберих, должен быть, как это написано в авторских ремарках, "карликом с типично еврейской внешностью"". [Выделение моё. — Д. Г.]

Никогда Вагнер не формулировал идею "полного уничтожения евреев" — он говорил об их осознанной добровольной ассимиляции. Никогда Вагнер не говорил, что "золото — это евреи". Пусть Даниэль Фрадкин сошлётся на первоисточники и предоставит хотя бы одну профессионально оформленную ссылку.

Что же касается вагнеровских ремарок о том, какой внешностью должен обладать карлик-нибелунг Альберих, здесь легко обратиться к партитуре оперы "Золото Рейна", где Альберих появляется впервые: "…Из омута вылезает Альберих; он появляется в мрачной расселине и карабкается на один из рифов".

Это всё. Больше о внешности Альбериха у Вагнера ничего не сказано. Пусть Д. Фрадкин сошлётся на свой первоисточник и предоставит хотя бы одну профессионально оформленную ссылку.

Ну и в качестве штриха к "профессионализму" музыканта, который называет тетралогию Вагнера "Кольцо Нибелунгов". Д. Фрадкин ошибается. Во-первых, нибелунги — это не фамилия, и заглавная буква здесь неуместна. Во-вторых, немецкое название тетралогии — "Der Ring des Nibelungen". Des, а не der! Следовательно, — "Кольцо нибелунга": кстати, при хорошем знании фабулы тетралогии подобная ошибка исключена. Исключена она также и для музыканта-профессионала, знакомого с базовыми энциклопедическими источниками на русском языке.

Цепляюсь к словам? Конечно, цепляюсь. Потому что Даниэль Фрадкин не "полупьяный колбасник", решивший на досуге порассуждать о Вагнере со своим полупьяным соседом. С профессионала — совсем другой спрос!..

IV. Герман Леви (Израиль)

1. "Какова же была основная цель Вагнера? Ее он выражает совершенно ясно в последней главе своей нашумевшей и не перестающей вызывать ожесточенные споры до наших дней книги, одна из глав которой называется "Окончательное решение еврейского вопроса" (кстати, он первый ввел этот термин)".

Враньё № 1. Такой книги у Вагнера нет, он никогда её не писал. Этот термин Вагнер никогда не использовал и нигде его не вводил. Если у Г. Леви есть противоположная информация, пусть он сошлётся на первоисточник и предоставит хотя бы одну профессионально оформленную ссылку. Пока что утверждение его абсолютно голословно.

2. "Вагнер на самом деле не является архитектором новой оперы. В жанре оперы он пользовался новыми приемами, украденными, в частности, у Листа. Не будем переоценивать значение Вагнера в музыке. Он привел жанр оперы в тупик и поэтому не имел последователей. Было, правда, несколько неудачных имитаторов, эпигонов, но, если мы говорим о музыке конца XIX и XX столетий, ни один композитор практически не пошел за Вагнером. Его открытия были сделаны на бесплодной почве. Принцип речитативного развития музыкальной ткани не нашел никаких последователей, потому что был мертв, потому что у Вагнера он был связан со словом и слово было носителем идеи, а идея была сама по себе античеловеческая. В этом — существо творческого банкротства Вагнера".

Враньё № 2. Вагнер на самом деле является и архитектором, и драматургом, и вообще создателем не только новой оперной эстетики, но и нового академического музыкального жанра. Это знает любой студент музыкального училища. Если этого не знает Герман Леви, — его очень плохо учили, и этот недостаток ему необходимо срочно исправить. А потом уже раздавать "сенсационные" интервью и тиражировать свои перлы.

Враньё №3. У Листа никаких новых оперных приёмов Вагнер красть не мог. Причина проста до удивления: за всю свою жизнь Ференц Лист написал единственную оперу — "Дон Санчо, или Замок любви". А если бы Герман Леви поинтересовался тем, что оперу свою Лист написал в 14 лет, то ему тут же стало бы ясно, что "красть оттуда новые приёмы" не только Вагнеру, но и любому другому композитору было бы абсолютно невозможно, — ибо в этом возрасте Лист ещё таковых не изобрёл.

Враньё № 4. Сказать, что "в опере у Вагнера не было последователей", — это то же самое, что сказать: "В физике у Ньютона не было последователей". Такое высказывание вообще ниже всякой критики: оно свидетельствует о том, что его автор имеет к музыкальному делу весьма слабое касательство. В опере конца XIX — начала ХХ века не было ни одного композитора, который избежал бы влияния Вагнера. Они все — его последователи. Даже Дебюсси и Прокофьев. Вся европейская опера этого периода разрабатывает исключительно "речитативный принцип развития музыкальной ткани" — принцип Рихарда Вагнера.

Невежд не комментирую.

Враньё № 5. Сказать, что "открытия Вагнера были сделаны на бесплодной почве", — это всё равно, что сказать: "Оперная культура до Вагнера не имела большой художественной ценности". Всё равно, что сказать: "Монтеверди, Пёрселл, Моцарт и Россини в оперном деле маргиналы". — И это говорит человек, называющий себя дирижёром!..

Невежд не комментирую.

3. "Этот отвратительный карлик [Миме, "Кольцо нибелунга"] — олицетворение еврейства — по желанию Вагнера должен быть таким ужасным, что даже петь обязан с еврейским акцентом. Я хотел бы отослать сторонников и любителей музыки Вагнера к этим страницам партитуры и потом спросить их, хотят ли они что-либо подобное слушать со сцены в Израиле".

Враньё № 6. Я "сторонник и любитель музыки Вагнера". Наконец-то меня отослали "к страницам партитуры" — правда, опять не сказали, к каким именно. Но мне везёт: тетралогию "Кольцо нибелунга" я сдавал на втором курсе музыкального училища и помню, что карлик-нибелунг Миме впервые появляется в "Золоте Рейна" (эпизодически), а основной его выход — в Первом акте "Зигфрида". Там о Миме сказано следующее: "…Когда, после короткого оркестрового вступления, занавес поднимается, Миме сидит у наковальни и, с возрастающим беспокойством, обрабатывает небольшим молотком клинок меча…".

Это всё. Больше о степени "олицетворения еврейства внешностью Миме" ничего не сказано. Пусть Герман Леви сошлётся на свой первоисточник и предоставит хотя бы одну профессионально оформленную ссылку.

4. "Или приведу такой диалог между Кундри и Парсифалем, когда Кундри не знает, кто пришел, и она говорит: "Кто ты, неизвестный путник? Ты устал, и твои руки обагрены кровью. Но если они обагрены еврейской кровью, тогда ты желанный гость в моем доме"".

Враньё № 7. Такого диалога между Кундри и Парсифалем в опере нет, и причина его отсутствия объясняется весьма просто. Парсифаль, по замыслу Вагнера, ничего не знает о своём происхождении; он даже не знает, кто были его родители. Кундри — единственная, кто это знает. И именно Кундри рассказывает Парсифалю о том, ктó он, — что, естественно, сразу же производит на юношу неизгладимое впечатление. Не Кундри спрашивает у Парсифаля, ктó он, а Парсифаль спрашивает об этом у Кундри! Поэтому псевдоцитата Г. Леви не просто искажает всю ситуацию последней вагнеровской оперы, а буквально ставит её с ног на голову!..

Вообще, во всей опере "Парсифаль" нет ни одного упоминания о евреях. И если Герман Леви этого не знает, то молчать в данном случае было бы лучше, чем врать. Да ещё так неуклюже!..

5. "Есть очень много людей, которые вылечились. Например, мы знаем об отношении Верди к Вагнеру. Верди, который с самого начала был очень увлечен Вагнером, в конце, когда он понял, чтó это такое, написал в своем дневнике: …"

К тому, чтó именно написал Верди о Вагнере в своём дневнике, мы вернёмся чуть позже — это весьма любопытно. А пока я откомментирую слово "в конце", которое является типичным для Г. Леви —

враньём № 8. "В конце" у Джузеппе Верди всё было совсем иначе. Вот что пишет 76-летний(!) итальянский мастер — к тому моменту автор двадцати пяти(!) опер, включая "Отелло", где влияние Вагнера заметно особенно сильно, — своему корреспонденту Франко Фаччио 14 июля 1889 года из Монтекаттини: "Вы говорите о победе итальянского искусства. Вы заблуждаетесь! Наши молодые композиторы не являются хорошими патриотами! Если германцы, исходя от Баха, дошли до Вагнера, то они шли путём подлинных германцев — и это хорошо". [Выделение моё. — Д. Г.]

А вот что пишет 79-летний(!) Верди своему гораздо более знаменитому корреспонденту Гансу фон Бюлову 14 апреля 1892 года из Генуи: "Все должны бы держаться характерных особенностей, присущих каждому народу, как это прекрасно сказал Вагнер. Блаженны вы, являющиеся до сих пор сынами Баха". [Выделение моё. — Д. Г.] Выходит, Верди упорствовал в своей вагнерианской эйфории до самого конца и умер в 1901 году, так и не "вылечившись".

Наконец, главное — по поводу так называемой "дневниковой записи". Вот как Герман Леви цитирует Джузеппе Верди (прошу пристального внимания почтеннейшей публики!):

"Грустно, грустно, очень грустно. Как бы ни было грустно, но мы должны расстаться с музыкой Вагнера, если не хотим, чтобы нас (он имел в виду музыкантов) уничтожила его злая сила". [Выделение моё. — Д. Г.]

На самом деле, это вовсе никакая не запись в дневнике, а письмо, которое Верди отправил синьору Джулио Рикорди 14 февраля 1883 года из Генуи, — т. е. на другой день после трагической смерти Вагнера в Венеции. Однако подлинный текст этого письма звучит несколько иначе по сравнению с цитатой. А точнее — совершенноиначе:

"Печально. Печально. Печально. Умер Вагнер! Прочтя вчера эту депешу, я был, можно сказать, потрясён! Не будем спорить. Угасла великая личность! Имя, оставляющее могучий след в истории искусства". [Выделение моё. — Д. Г.]

С враньём такой исключительной наглости я до сих пор не встречался. "Это что-то особенного!" Это уже не просто невежество, а какая-то болезнь! Это — к доктору. Но если доктор скажет: "Здоров", — тогда, уж извините, к судье!..

Вот список некоторых дополнительных вопросов зарвавшемуся израильскому дирижёру:

6. "В письме к Листу в 1848 году Вагнер приглашал его (дословно) "…заниматься музыкальным терроризмом"".

Где первоисточник? Где полная профессионально оформленная ссылка?

7. "После окончания работы над "Парсифалем" Вагнер писал своей жене, что "звуки уничтожения, которые я написал для литавр в соль миноре, олицетворяют гибель всего еврейства, и, поверь мне, я не написал ничего прекраснее". Я хотел бы спросить у защитников Вагнера, знают ли они об этом?"

И я хотел бы спросить у Германа Леви: где первоисточник? Где полная профессионально оформленная ссылка?

8. "Женщина является депо для приема сперматозоидов. Если это депо иногда проявляет чувства, способствующие оплодотворению (такие, как любовь), то эти чувства можно разрешить. В противном случае их, эти чувства, нужно уничтожить".

9. "Евреи — как мухи и крысы: чем больше вы их уничтожаете, тем больше они плодятся. Не существует никакого средства, кроме тотального уничтожения. Еврейская раса родилась как враг человечества и всего человеческого. И особенно враг всего немецкого. И до того пока последний еврей не будет уничтожен, немецкое искусство не может спать спокойно".

Г. Леви приписывает обе эти цитаты Р. Вагнеру. Где их первоисточники? Где полные профессионально оформленные ссылки?

V. Юрий Аранович (Израиль)

1. "Разумеется, те партитуры опер Вагнера, где он говорит о евреях и своем отношении к ним, я и в руки не возьму. Даже в белых перчатках".

Маэстро Аранович: назовите, пожалуйста, хотя бы одну оперу Вагнера, в партитуре которой было бы хоть что-нибудь сказано о евреях.

Хоть что-нибудь!

Хотя бы в одной!..

2. "В 1881 году, за два года до смерти, когда его антисемитизм практически достиг апогея, Вагнер продирижировал на своем фестивале в Байрёйте "Итальянскую симфонию" Мендельсона. И когда его спросили: "Маэстро, как вы можете исполнять музыку этого еврея?", Вагнер ответил: "Это великий композитор, а его симфонию я дирижировал в белых перчатках, чтобы не прикасаться к партитуре"".

Маэстро Аранович: назовите, пожалуйста, ваш первоисточник с полной профессионально оформленной ссылкой. Как нам ознакомиться с этими цитатами, минуя вашу интерпретацию?

Видите ли, маэстро: штука в том, что лейтмотив Грааля в опере "Парсифаль" (Вступление, такты 40–44) почти нота в ноту повторяет одну из тем вступления другой симфонии Мендельсона, "Реформаторской" (Первая часть, такты 31–35). И вы, как дирижёр, не можете этого не знать — даже если вы из принципа работаете "в белых перчатках" (словно патологоанатом или киллер-эстет). А ваш коллега Герман Леви только что поведал нам о том, как Вагнер, оказывается, предлагал "перед исполнением "Парсифаля" разыгра<ть> на сцене мистери<ю>, в которой "тело Христа будет сожжено вместе с другими евреями как символ избавления от еврейства вообще"". Предлагать такое — и при этом цитировать музыку Мендельсона?! Вы не находите это, мягко говоря, странным?..

Но главное — первоисточники. Где они? Почему никто не даёт ни одной точной, полной, профессионально оформленной ссылки? Что это за мистерия? Ведь Вагнер, по-вашему, — главный антисемит всех времён и народов. Так разоблачите его! Дайте полные названия всех изданий, имена всех корреспондентов и переводчиков, точные даты всех публикаций и номера страниц для каждого цитируемого фрагмента! Сделайте так, чтобы любой человек смог лично убедиться в вагнеровском антисемитизме!..

Только не надо ничего врать и придумывать! От такого низкопробного, дилетантского вранья вся ваша антивагнеровская кампания, во-первых, очень дурно пахнет, во-вторых, — бросает чёрную тень на мировое еврейство. Без точных ссылок на первоисточники антисемиты всего мира, злорадствуя, в очередной раз скажут:

"Вы, товарищи евреи, врёте — а врали вы всегда, потому что такой вот вы поганый народец!"

Евреи!! Вам это надо??

Комментарии
  • Ирина - 04.01.2014 в 19:53:
    Всего комментариев: 1
    Превосходная исследовательская работа. Прочла с удовольствием, многое узнала, весь материал нашла убедительным. Спасибо!
    Рейтинг комментария: Thumb up 12 Thumb down 2
    • Эдуард - 01.06.2014 в 14:18:
      Всего комментариев: 1
      Отличный материал, глубокий и объективный анализ. Редко прочтёшь такое с таким удовольствием и на одном дыхании. Вагнер всё-таки ВЕЛИКИЙ из великих. Слушая его Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 13 Thumb down 2
  • maxic1997 - 20.12.2015 в 03:45:
    Всего комментариев: 1
    Статья интересная, и даже фуедаментальная, но тенденциозная, написана против евреев и НЕ ЕВРЕЕМ, то есть, человеком, антисемитизм Вагнера не понимающем. Может ли не Показать продолжение
    Рейтинг комментария: Thumb up 7 Thumb down 9
    • askushnir - 29.01.2018 в 21:01:
      Всего комментариев: 1
      Статья замечательная, и написана НИКАК И НЕ КОИМ ОБРАЗОМ ПРОТИВ евреев, но против недостойных и малограмотных псевдоспецов,полагающих,видимо, что тявкающие Показать продолжение
      Рейтинг комментария: Thumb up 1 Thumb down 1

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?