Независимый бостонский альманах

О РАЗНОМ

08-09-2002

Патриотическое

Валерий СердюченкоНедавно целая гирлянда украинских патриотических организаций ("Львовский Молодой Рух", "Львовский филиал Украинского студенческого союза", "Львовское отделение Фонда поддержки молодежных демократических инициатив", "Львовский областной филиал Всеукраинского творческого центра „Жемчужины сезона”) потребовала от вашего покорного слуги покаяния и падения на колени перед Народом Украины.

Речь идет о статье "Львовский ужас", опубликованной в бостонском веб-альманахе "Лебедь", а затем републикованной рядом сетевых и бумажных изданий.

Список подписантов "Заявления" открылся (и почему-то исчерпался) пламенным укрпатриотом по фамилии НемчинОВ, уроженцем Челябинской области. Озадаченный автор полез в собственный паспорт и прочитал: "место рождения" – г. Киев- "национальность" – украинец. Затем порылся в генеалогии и убедился, что не только по паспорту, но и по отцу-матери, и даже по дедам и прадедам он – чистопородный, беспримесный "хохол зі Сходу".

Киев, полтавщина, Гадяч, Псёл, Диканька – одно из ядер украинского бытия, сильная и нежная, классическая "гоголевская" Украина... Увы, было и скрылось за поворотом жизни, и уж никогда не вернуться в этот Эдем ясноглазого украинского детства.

Но вернёмся "на первое".

Национальность, как и Восток, дело тонкое. Её не выразишь в эвклидовом слове. Она сидит в твоих кровяных шариках, руководит каждым твоим жизненным движением, и как бы ты не хотел от нее избавиться, проклятой и благословенной, ничего не получится, и поэтому любой, кто прикоснется к ней проникновенным перстом, вызовет у тебя рефлекторный отклик любви и доверия.

Или ненависти. Добрый человек любит свой народ, злой, наоборот, учит ненавидеть другие. "Патриотизм – последнее убежище негодяев" любил цитировать Лев Толстой некоего, ставшего благодаря этому знаменитым англичанина. Вдумаемся в эту фразу: в ней нет осуждения патриотизма, как такового. Есть констатация того, что именно здесь почему-то ошивается наибольшее число всяческих акцентуированных бузотеров. Бузотер – это не национальная, это психическая категория. Если бузотером является еврей, он непременно провозгласит себя Евреем, украинец – Украинцем, русский – потомком Аскольда и Дира, и так далее и тому подобное.

И призовет к немедленному священному походу на соседнего гнилозубого варвара. Но по дороге, подобно попу Гапону, смоется и возникнет в каком-нибудь другом конфликтном месте, чтобы и на тамошних доверчивых пролов навести агрессивный морок и лжу.

А есть патриоты по вызову. Их еще называют политтехнологами.

Это такое племя беззаботных ребят-мажоров, готовых разместить в голове у местного "пипла" любую идею, лишь бы за это хорошо заплатили. Один из них – мой бывший студент, рубаха-парень с обаятельной улыбкой и беспрерывно трезвонящими в кейсе, на поясе и в руке мобилами.

- Валерий Леонидович, хотите стать Отцом нации и президентом Украины?

- But how money?

Нимало не смутясь, юноша накреняет лоб и сообщает, что если с пролонгацией заказа, то 15-20 млрд. долларов.

У вашего покорного слуги, положим, указанной суммы покамест не накопилось, да дело в том, что ему и не хочется быть президентом и отцом нации. Он, видите ли, "просто" украинец. Ему нравится в соотечественниках то, что в них общечеловечно, по-европейски конкурентоспособно и не нравится то, что мутноглазо, консервативно и тяготеет ко всяким библейским Февдам, выдающим себя за Христа. В меру скромных талантов автор поет первое, подвергает скорпионам и терниям второе и надеется, что после смерти обидчивые краяне не придут мочиться к нему на могилу.

...И ботаническое

 

Автор пишет данные строки на даче, куда уединился (см.

выше) от излишне темпераментных патриотов-земляков. Как вдруг – бац!

на голову ему сваливается литой кабачок с два килограмма весом. Автор поднимает затуманенный взор и вместо привычного потолка беседки обнаруживает слой косматого чертополоха. Мать честная, ведь всего месяц назад он очистил участок до последней травинки, рассмотрел на свет каждый земляной комочек - а сорняки снова тут как тут, прут несметными полчищами! Перегруппировываются, просачиваются, ползут, цепляются, опутывают с головы до ног, пролезают сквозь пальцы, примеряются к глазным впадинам – беги, несчастный, из этого растительного Содома! Или снова ставь с
ебя в известное положение и принимайся за дело, которому нет ни победы, ни конца. Ибо дикая природа не знает пощады. Помедли минуту, и она задушит тебя в своих вязких объятиях.

Среди присутствующих есть дачники, огородники, фермеры, колхозники?

Они согласятся со мною. В борьбе с дикорастущим органическим хаосом человек последовательно изобретал мотыгу, цапку, мачете, плуг, пилу, дефолианты, "оранжевую смерть" и так далее, но автор сего побывал в послевоенном южном Вьетнаме и может засвидетельствовать, что после ядовитых американских опылений вьетнамские джунгли стали еще мощнее и краше.

Любая урбанистическая цивилизация начинается с уничтожения природного земного покрова (а заодно и местных Адамов и Ев). Затем homo urbanicus заливает огромные пространства метровым слоем бетона, намертво отсекает себя от почвенных соков земли и затевает на новосозданной тверди билдинги и мегаполисы. Лично автору эта первая волна урбаноидов очень нравится, потому что она состоит из первопроходцев, конквистадоров, workers со сведенными в одну точку глазами и готовностью физически пахать с утра до вечера и с вечера до утра, иначе им станет неинтересно жить.

Но вслед за первой волной урбаноидов движется вторая.

Это – мы с тобою, дорогой читатель: Башмачкины электронной эпохи, тиражированное городское "множество", твердо уверенное, что за пределами европейского асфальта ничего, стоющего внимания, не может быть. Органолептические рецепторы у нас подавлены, эрогенные зоны атрофированы, испанскому "женщина, кровь, любовь" мы предпочитаем американское "виагра, пробирка, презерватив" и вполне допускаем, что булки растут на деревьях, которые в свою очередь выращиваются на аграрных плантациях компании "Миттлайдер и Ко". От свежего воздуха мы угораем, посланные в языческий лес за пропитанием, возвращаемся оттуда, укушенные вороной, с авоськой мухоморов подмышкой и пакетом волчьих ягод за пазухой. Изо всех земных соблазнов знаем одну, но пламенную страсть. Какую? Да вот ту, которой предается сейчас автор: говорение и писание слов.

В очерке "Огород и Internet" ваш слуга уже выдал себе за это по первое число. Он приговорил себя к самобичеванию и призвал присутствующих хоть время от времени сменять компьютер на лопату. С тех пор он еще больше прозрел, но в конечном итоге окончательно запутался, и вот, повергает к ногам собравшихся плоды сомнения сего:

Ведь по большому счету огородничество есть генетическое насилие над тем, что раз и навсегда создано Богом и названо Раем. Посмотрите-ка, как слабы, беззащитны модифицированные растения по сравнению с чудовищной жизнеспособностью дикой природы. Как быстро, будучи предоставлены сами себе, они тоже дичают и с каким облегчением возвращаются к допотопному подобию и существованию!

Что же человек? Вместо того, чтобы приспособить желудок и всю свою физическую сущность для переваривания любого из растительных миров, он вздумал диктовать этим мирам сам. Результат? Посмотри всяк на себя в зеркало и издай горестное "хх-эх!"

О, автор не призывает подавать на обед древесную кору и самую древесину, хотя с некоторых пор не отказывается от хорошо прожаренной порции молодого бамбука и салата из одуванчиков. Запишите: тут всё дело в специях, которые могут даже кожаную подметку сделать съедобной и желанной.

Подозреваем, что именно отсутствие специй было главным мучением Робинзона и пятерки Рината Зиганшина.

...Если задержаться с прополкой огорода хотя бы на неделю, он превращается во въетнамские джунгли, пробиться через которые возможно только с косою и серпом, срезая заодно захиревшую (через "и", разумеется) овощную зелень. Всё, что в природе рукотворно, искусственно изменено, выращено по Мичурину-Миттлайдеру, не выдерживает столкновения с диким растительным океаном. Вертинский о Мичурине: "Дуг&#8242-ной стаг&#8242-ик все яблоки попог&#8242-тил".

А помните великий фильм "Солярис" и рахитичных тонконогих существ, пытавшихся воздействовать на Океан жестким лазерным излучением?

Ведь только после того, как они пали перед Ним на колени, им был дарован некий шанс и свет, катарсис и освобождение от терзающих их демонов.

Так и ваш покорный слуга. С некоторых пор он прекратил сталинградские битвы на своем огородном участке и погрузился в сочувственное буддистское созерцание: что вырастет, то вырастет, а нет – на то воля Бога.

Этим тема прополок в истории человече

ской культуры не исчерпывается. Великие капитаны земли, Зороастр и Моисей, Исус Христос и Магомет, Ленин и Сталин, Гитлер и Мао-дзе-Дун пололи человеческий огород в надежде вырастить на нем нового Адама. Им помогали в этом Жан-Жак Руссо и Шарль Фурье, Достоевский и Чернышевский, Лев Толстой и Иван Франко, "Д. Ч." и Калифорнийский Шива. И все они потерпели поражение, и были или будут прокляты потомками. Ибо человеская природа такова, какова она есть, и больше никакова. Она была задана Творцом раз и навсегда, её же не прейдеши.

В. Сердюченко, нечестивый украинец и разочаровавшийся огородник

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?