Независимый бостонский альманах

РУССКИЙ АВАНГАРД. РОМАНС С РЕВОЛЮЦИЕЙ

08-09-2002

Автор этого короткого эссе - молодая поэтесса. Живет в Нью-Йорке

В тот памятный день шел проливной дождь. Перепрыгивая через лужи и ухитряясь не сбить спешащих по своим субботним делам ньюйоркцев, мы с мужем старались, как всегда, не опоздать. Такое событие! Нас пригласили на просмотр документального фильма Александра Кривоноса – “Русский Авангард.

Романс с революцией”. Две причины заставили принять приглашение. Первая причина - фильм снят легендой документального фильма – Александром Кривоносом, тем самым Александром, который работал у Беллы Курковой в “5-м Колесе”.

И вторая причина - Александр Кривонос для нашей семьи - просто Саша. Знаменитый родственник.

На 2 авеню 32 в Нью-Йорке существует маленький кинотеатр архивных фильмов. Вот туда то мы и спешили. В кинотеатре проходил показ фестивальных фильмов 18 Монреальского международного фестиваля фильмов об искусстве. Титры уже пробегали по экрану, когда мокрые, но довольные мы наконец разместились на указанных местах. И … вдруг время остановилось, побежало вспять. Даже то, что фильм был озвучен английским актером с милым английским акцентов не могло разрушить ощущения дома, России, оставленного вот как 10 лет назад города вечной любви - Ленинграда.

Хроникальные кадры в пересыпи с кадрами сегодняшнего дня, церквушки, достоевские дворики, ажурные ограды, Нева и небо, ленинградское тяжелое серое небо.

Название фильма и знание истории подготавливало к предстоящим событиям. Волшебство камеры, любовь режиссера к городу, к людям этого города-мученника подчеркивали трагичность происходящего, подавляя воображение. Рассказ неторопливо велся о 3 великих художниках русского авангарда- Малевиче, Филонове и Татлине. Канвой служила судьба Николая Пунина, критика, мецената, первого комиссара Эрмитажа и Русского музея после революции. В далеком детстве, увлекаясь творчеством Гумилева и Анны Горенко (Ахматовой) я была по-детски поражена “ предательством Ахматовой, ее разводом с боготворимым Гумилевым и браком с Пуниным.

Разве можно не любить автора этих строк… 

Сегодня особенно грустен твой взгляд, 

И руки особенно тонки, колени обняв, 

Послушай, далеко-далеко, за озером Чад 

Изысканный бродит жираф…

Вглядываясь в светлое, умное лицо Николая Пунина, перелистывая страницу за страницей его трагически прекрасную жизнь, перечитывая его письма из 3 (Третьей!) ссылки в Гулаг, полные святой простоты письма, с желанием продолжить работу в Русском Музее сразу же после возвращения из лагеря, я была покорена силой духа этого красивого человека, его желанием и умением любить людей, любить искусство и любить его революцию.

третья ссылка стала последней. В бараках ГУЛАГа закончилась жизнь Николая Пунина. С его смертью русский авангард прекратил свое существование. Мягко и печально прозвучал последний аккорд.

Экран потух. А я сидела в тишине и ладонью размазывала слезы по щекам. А потом зал взорвался аплодисментами.

За порогом кинотеатра - типичная жизнь нью-йоркская субботняя жизнь. Только там - в глубине кинотеатра остались тени лиц и блики моего далекого и дорого города.

На могиле Малевича поставлен памятник. Черный квадрат.

Не символ ли это смуты и покореженных судеб послереволюционной России?

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?