Независимый бостонский альманах

ТЫ - МОЯ ПОЛОВИНКА!

15-09-2002


(Фантастический рассказ)

Посвящается Валерию Сердюченко.

Саша БородинЕсли вы думаете, что в конце восьмидесятых годов двадцать третьего века люди не будут пить, то глубоко заблуждаетесь. Будут, да еще как!

…Давид Петрович Пуримбаум, старший нейрокиберхирург Львовского аэрокосмического госпиталя, вызвал пневмотаксии и отправил жену с десятилетним сыном на празднование сотого юбилейного запуска транспланетного лифтера, а сам, сославшись на занятость, нырнул в свой любимый бар “У Миколы”, где в последующие два часа здорово нагрузился. Возможно, этот нехороший поступок спас ему жизнь, но зато навсегда испортил профессиональную карьеру.

Лифтер стартовал нормально, однако на высоте 1800 метров прицепленный к хвостовому стабилизатору веерный лазер, призванный для большего зрелищного эффекта раскрашивать выхлопные пары немыслимыми цветами, внезапно оторвался вместе с облицовочной титановой панелью и, стремительно вращаясь, устремился вниз. Большинство зрителей зааплодировали, думая, что это запланированный фейерверк. Самые сообразительные, в том числе жена Пуримбаума с сыном, побежали. С оглушительным свистом, переходящим в вой, сверкающий титановый бумеранг пронесся над головами людей, пропахал стометровую борозду на поле для посадки спортивных дирижаблей и, оставив за собой небольшую просеку, завяз в прилегающей к космопорту рощице.

Затихающий в вышине грохот ракетных двигателей лифтера, крики и плач ослепленных, оцарапанных и просто испуганных людей, вой сирен медицинских скутеров…

Оторвавшаяся титановая панель, раскрученная и ускоренная ракетным выхлопом, все-таки зацепила край толпы зрителей. Перепрыгивая через ошметки человеческого фарша, санитары бежали к двум подававшим надежду на спасение фигурам. Правда, приблизившись вплотную, даже видавшие виды медики испытали шок. Тем не менее они расторопно поместили найденное в четыре консервационные капсулы.

Пуримбаум, которого срочно вызвали в госпиталь, был явно не в себе. Лишь узнав, что жена с сыном не пострадали, он с тяжелым облегчением плюхнулся в кресло перед пультом хирургического компьютера. Случай был уникальный. Раскаленная титановая панель, как бритва, разрезала пополам юную влюбленную пару, обнимавшуюся в траве космопорта. Именно поэтому бригаде спасателей понадобились четыре консервационные капсулы… Однако, просматривая данные предварительного сканирования, Давид Петрович проникался все большим оптимизмом.
- Ребята! Похоже, их можно спасти! – наконец радостно воскликнул он.

Руки хирурга, подобно рукам пианиста-виртуоза, забегали по клавиатуре. Началась уникальная операция на грани возможностей самых передовых достижений медицинской науки конца двадцать третьего века. Но то, что Пуримбаум был пьян, сказалось. Кое-что он все-таки напутал…

Выпуски глобальных новостей пестрели сенсационными заголовками: Львовская трагедия: кто виноват?”, “Трехвековое проклятие” (шустрые журналисты раскопали историю катастрофы 2002-го года, которая случилась на том же самом месте при сходных обстоятельствах) и наконец - “Пьяный хирург пришил не то, что нужно”.

Да, действительно случилась неувязка: Давид Петрович перепутал половинки тел. Торс пятнадцатилетнего юноши он пришил к ногам шестнадцатилетней девушки и наоборот. Едва ошибку обнаружили, немедленно был созван всепланетный консилиум ведущих медицинских специалистов, которые пришли к однозначному заключению: повторная корректирующая операция не гарантирует ни одному из пострадавших сохранения жизни. Пуримбаум был с позором изгнан из медицины.

Прошло четыре года. Виталий и Линда – так звали неправильно сшитых – вели замкнутый, обособленный образ жизни на научной станции в горном Карпатском заповеднике. Оба стали биологами. Их семейную жизнь можно было бы считать не просто счастливой, а счастливой вдвойне, потому что даже во время кратких разлук они никогда не расставались друг с другом.

Ну, вы понимаете… В плотском отношении это была как бы супергармония.

Однако время от времени молодую семью сотрясали скандалы.
- Этот алкоголик Пуримбаум сделал из нас монстров! – кричала Линда.

Ты только представь, что будет с публикой на пляже, если я появлюсь там в бикини! А ты тоже хорош со своей толстой задницей!
-
Это твоя задница, дорогая. Она мне нравится. Даже больше, я ее люблю.

- Вот и целуйся с ней, экспроприатор!
- Но ведь нам так хорошо вдвоем. И зачем тебе это дурацкое бикини и этот дурацкий публичный пляж. Тебе что, нашего Лазурного озера мало?
- Да, мало! Человек – общественное существо. Мне нужно общение, внимание других мужчин. Я так чувствую.

- А я нет. Мне и с тобой хорошо. Ты моя половинка!

Все подобные ссоры неизменно кончались трогательным примирением, которому, правда, предшествовали слезы.

Я думаю, без слез человеческая жизнь не была бы полноценной, хотя сам практически никогда не плачу.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?