Независимый бостонский альманах

ОСЕНЬ

13-10-2002

Елена НегодаЯ люблю осень “независимо от смысла”.

Возможно, я заражена вирусом элементарного гедонизма, и осенью эта болезнь обостряется.

Проснувшиеся от осеннего ветра деревья продолжат свой спонтанный спор, и ни одно из них не сможет предложить лучшего аргумента, чем пожелтевший или покрасневший лист. Но и этот лист ветер отнесет далеко, к самой обочине дороги, и там он со временем потемнеет. А если посчастливится, прокатится по городу на прохладной влажной крыше такси, пока не высохнет и не отлетит под колеса. Но колесам-то совершенно все равно, по чему катить.

Я заметила, что с наступлением осени обостряются ощущения как оголяются теряющие покров деревья, раскрывая свою прозрачную корявую сущность. Заставляют смотреть на мир с точки зрения смерти - не с точки зрения вечности. Именно это наконец осуществляющееся тайное стремление переполняет глубокой трагической радостью.

Sub specie mortis.

Валерий, извините за оппортунистическую пропаганду, я понимаю, что для редактора невозможен такой взгляд. И извините за антирелигиозность.

Но я и пальцем не пошевелю, чтобы встать на ее пути. Не вижу в эгоизме возможности оправдания, потому что вообще не верю в оправдания.

“Мой пульс как ваш отсчитывает такт, и также бодро...”

Там, где кончается жизнь, начинается религия. И мне там совсем неинтересно. Скучно наблюдать усилия построить что-то новое, лучшее и со смыслом, когда низкие облака – серые на сером – вдруг расщедрятся мелкими каплями дождя.

Они несут радость, которая кажется неразрывной с осознанием жизни.

В том же смысле как ощущение трагедии не совместимо с верой в Бога. Или по крайней мере – не совместимо с неверием в человеческое достоинство и с “моральными требованиями”, которые страдают, если добродетель не торжествует.

Жизнь, однако, состоит именно в том, что добродетель не торжествует, но тем не менее остается чувство, что человек благороднее сил, которые его разрушают.

Осень – пора гуманизма.

Не вижу возможности примирить гуманистическое и религиозное отношения к жизни, и поэтому не только проповедники, но и люди, искренне стремящиеся стать святыми (как Лев Толстой) вызывают раздражение. Потому что разница между святым и обыкновенным человеком не количественная, - человек не есть лишь несовершенная форма святого, – но качественная: человек бьется над заранее проигранным делом, улучшением этой жизни, в то время как святой просто хочет с этим покончить и предлагает что-то другое взамен.

Я обычный человек, и я не хочу Царства Божьего! Я хочу, чтобы продолжалась жизнь на Земле. Более того, я уверена, что большинство людей сделали бы такой же выбор, если бы ясно его себе представили. И не потому, но несмотря на то, что, возможно, хотят весело проводить время и никогда не умирать. Продолжаясь (в рамках одного человека), жизнь всегда несет больше страдания. Таково ее свойство, и только дети или глупцы могут предполагать иначе.

Однако, тем и отличается гуманистический взгляд, что несмотря на всю скорбь, жизнь стоит того, чтобы ее жить. Несмотря на бушей, саддамов, гитлеров и муссолини местного значения, человек в итоге – есть животное благородное.

Между этим миром и другим не может быть компромисса, надо выбирать один.

Смерть есть лишь цена, которую мы платим за выбор этого. Fair price.

Может быть, оттого, что избыток гедонизма в моей крови так же натурален, как и недостаток красных кровяных телец – как и опадающие листья клена , мне кажется физиологически невозможным быть христианином: я просто неспособна понять стремление избежать болезненной борьбы и обрести вечный мир.

С другой стороны, мне чужд пафос Кьеркегора, хотя и кажется, что я могу его понять. Он заявил, что если бы для разнообразия мирской жизни было необходимо отдать аду одну душу, и если бы эта душа была его, он бы воспевал Всевышнего из глубин преисподни. Как и многие другие люди, читавщие эти строки, я не уверена, что Кьеркегор продолжал бы настаивать на этой мысли после нескольких минут в аду.

Осень только напоминает, как мы любим поверхность этой планеты.
Любим, продолжая отбрасывать тени и наступать другим на ноги.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?