Независимый бостонский альманах

ВОЕННЫЙ ГЕНИЙ

17-11-2002

Дмитрий ХмельницкийНовая книга Виктора Суворова “Тень Победы” посвящена маршалу Жукову. Она продолжает его многотомное исследование обстоятельств начала Второй мировой войны.

Книга вышла в декабре 2001 года на немецком языке в издательстве “Pour le Merite“. Сроки выхода русского издания в московском издательстве “АСТ пока неясны. До сих пор все книги этой серии, за исключением “Ледокола”, появившегося еще до эпохи расцвета российских свобод, выходили по-русски быстро и большими тиражами. Похоже, что теперь Суворов опять задел особенно чувствительную струну в душах российского руководства. И опять намеренно.

Выбор темы, полагаю, определялся не только ролью Жукова в войне, но и местом которое он занял в новой постсоветской российской мифологии. Жуков единственный из сталинских приближенных остался героем новой демократической России. Ему ставят памятники, с помпой отмечают юбилеи. Он нем пишут только хорошее. Он великий полководец, автор Победы, гордая жертва сталинской неблагодарности. Символ величия российской военной славы. И это несмотря на общеизвестную, хотя и неофициальную информацию о его фантастической жестокости. И на тот очевидный факт, что Жуков, как начальник Генерального штаба весной-летом 1941 года несет такую же, как и Сталин ответственность за катастрофу начала войны.

Суворов взрывает жуковский миф очень последовательно.

И с моральной, и с профессиональной точек зрения.

Характер.

 

Суворов приводит множество характеристик Жукова, сделанных его коллегами, начальниками и подчиненными. Во всех говориться об упрямстве, болезненном самолюбии, грубости и жестокости. В 1930 году Рокоссовский был командиром дивизии, в которой Жуков командовал бригадой. “Рокоссовский описывает обстановку дикой нервозности в бригаде...Бригаду трясло и лихорадило- порядок удалось навести только убрав Жукова с бригады...Рокоссовский пишет:...Попытки воздействовать на комбрига успеха не имели. И мы вынуждены были, в целях оздоровления обстановки в бригаде “выдвинуть” Г.К. Жукова на высшую должность”.

Можно понять, почему были вынуждены. Жуков обладал качествами, которые ценились в сталинской иерархической системе выше чисто профессиональных способностей – волей и жестокостью. Когда в 1957 году Хрущев снял Жукова со всех постов, против него на пленуме ЦК выступили высшие чины Красной Армии, маршалы и генералы. Выступили, понятно, по приказу, но претензии в таким случаях высказываются вполне реальные. У коллег Жукова претензии были одинаковые - грубость, жестокость, мордобой. Хамство, выходящее за границы принятого в сталинском СССР. Хотя границы эти были очень широки.

Мнение маршалов совпадало с мнением солдат: “...У солдат для Жукова одно определение: мясник”.

Суворов делает вывод: “Мордобой в генеральской среде и на всех нижестоящих уровнях Красной Армии был распространен так же широко, как воровство и пьянство... Современная армия России поражена садизмом.

Который официально именуется термином “неуставные отношения”. За этим термином скрываются дикое унижение человеческого достоинства в запредельных масштабах, мордобой, пытки, истязания, зверские убийства. И ломают головы социологи: откуда напасть? Да от генералов наших и от маршалов! От дважды Героев Советского Союза, от трижды Героев, от четырежды. От Чуйкова и Гордова. От Ереиенко и Захарова. От Москаленко. От Жукова”.

Вранье.

 

Много места Суворов уделяет вранью Жукова. Вранью о своих собственных мыслях и достижениях в предвоенное и военное время и вранью о предвоенной исторической ситуации в целом. В декабре 1940 года в Москве по приказу Сталина состоялось совещание высшего командного состава РККА.

Жуков в своих воспоминаниях написал, что на совещании обсуждались вопросы возможного нападения Германии на Советский Союз и отражения гитлеровской агрессии - “Все принявшие участие в прениях... были единодушны в том, что война против Советского Союза будет развязана фашистской Германие...”.

Материалы совещания были секретными. Только когда они были опубликованы в 1994 году, выяснилось что Жуков врал. Об обороне речи не было. Суворов: Сам Жуков говорил на том совещании о новых приемах нападения. Внезапного нападения. И все выступающие говорили только об этом.. А оборона на главных направлениях не предусматривалась даже теоретически. Только на второстепенных...”.

Жуков в

 своем докладе о новых способах наступления говорил о необходимости гигантских концентраций живой силы и техники на узких участках фронта. Суворов: “...смотрите немецкую хронику, листайте немецкие журналы 1941 года, вы увидите все то, о чем говорил Жуков: “масса танков, громадное количество автотранспорта и других средств”. Все это было собрано у границ. И все сгорело. Немецким летчикам не надо было даже искать цели.... Если “массу танков, громадное количество автотранспорта и других средств” поставить в оборону, то можно создать непроходимый барьер на фронте в несколько сот километров. Если же поставить в оборону не одну армию, а все 26 советских армий, то фронт будет непробиваемым от Ледовитого океана до Черного моря. Но ни одна из 26 советских армий не стояла в обороне... Все они были собраны в ударные группировки на предельно узких участках. Именно так, как рекомендовал великий стратег.”

По приказам Жукова вся кадровая Красная Армия, со стратегическими запасами и аэродромами была выдвинута к самой границе и погибла не сумев ничего предпринять. По вине Жукова она осталась без планов обороны. У всех командиров были “красные пакеты”, которые нужно было вскрыть по приказу. Но приказа не поступило, так как содержащиеся в них планы не были рассчитаны на такое развитие событий. Именно Жуков готовил и подписывал безумные директивы первого дня войны – сначала, за три часа до нападения немцев – “не поддаваться на провокации”, а затем к концу дня – приказ о переходе в наступление на территорию противника. В любом случае войскам запрещалось обороняться.

Впоследствии Жуков писал, что еще в 1940 году предвидел, как будет развиваться наступление немцев. Если предвидел, почему не принял меры по предотвращению? Ведь 5 предвоенных месяцев Жуков был начальником Генерального штаба. Если не предвидел, то хвастун. Если предвидел, но не принял мер, то преступник. Получается, и то, и другое. Не предвидел, потому и не принял мер. Преступник, потому, что вместе со Сталиным готовил агрессию и не позаботился о самых элементарных способах обороны. Катастрофа лета 1941 года в такой же степени заслуга Сталина, как и Жукова.

Стратег

Самое неожиданное, что Суворов отказывает Жукову в, казалось бы, очевидных достоинствах – способностях стратега. Стратегами, разработчиками операций служили у Сталина другие люди – Василевский, Рокоссовский, Баграмян... А Жуков был сталинским погонялой. Старшим, которого посылали на важные участки, чтобы матом, мордобоем и расстрелами выжимать из людей невозможное. И образование имел соответствующее. Четыре класса школы и кавалерийские курсы. На войне в армии Жуков играл ту же роль, что Ягода на строительстве Беломорканала. И на прочих стройках социализма.

Роль Жукова в халхингольской опреации, за которую тот получил первое звание Героя Советского Союза, Суворов считает сильно преувеличенной. В мемуарах Жукова упоминается огромное количество имен людей, имевших отношение к опереции. От солдат и журналистов, до снятых Жуковым предыдущих командующего и начальника штаба группировки советских войск. Но он не упоминает имени собственного начальника штаба, которому по должности положено было разрабатывать операцию. Это имя известно из других источников - комбриг Богданов. Ему, надо полагать, и принадлежит заслуга стратегического замысла. Если бы он не справился, то Жуков его бы снял и обязательно впоследствии вспомнил.

Суворов описывает многие другие операции, которыми командовал Жуков.

Взятие Ельни в августе-сентябре 1941 года. Полтора месяца Жуков непрерывно, в лоб штурмует окопавшуюся 2-ю танковую группу Гудериана, якобы угрожавшую Москве. Это практически не причиняет никакового урона немцам, но стоит неимоверных потерь Красной Армии. Жуков просто перемалывает советскую пехоту. Он продолжает бессмысленно штурмовать ельнинский выступ и тогда, когда танки Гудериана оттуда уходят, чтобы участвовать в разгроме советских войск под Киевом. Жуков берет Ельню, заваленную советскими трупами, но в конце сентября ее сдают без боя, поскольку вернувшийся Гудериан наступает на Москву по другим направлениям. Обескровленный Резервный фронт, которым командовал Жуков под Ельней, разгромлен. Но сам Жуков уже переброшен в Ленинград. По такой же схеме – гигантская концентрация войск и тупые лобовые атаки – строятся и прочие операции Жукова.

К победе под Сталинградом Жуков отношения не имел, хотя публично ее себе приписывал. Он побывал под Сталинградом несколько раз. Но план Сталинградской опреции, закончившийся победой, разрабатывали полковник Потапов и генерал Василевский. Последний раз Жуков уехал из-под Сталинграда за три дня до начала контрнаступления советских войск. Он в это время командовал Калининским и Западным фронтами, пытавшимися взять Сычевку и Ржев. Картина та же – гигантская концентрация войск, лобовые атаки, немыслимые потери и неудача.

Победу на Курской дуге Жуков тоже приписал себе и тоже врал. Маршал Рокоссовский: “Ко мне обращаются товарищи-участники Курской битвы с вопросами: почему Г.К. Жуков в своих воспоминаниях искажает истину, приписывая себе то, чего не было?...”

5 июля 1943 г. штаб командующего фронтом Рокоссовского получил данные о том, что немцы готовят через несколько часов наступление. Рокоссовский принимает рискованное решение опередить немцев и начать советское контрнаступление. Присутствующий тут же заместитель Верховного главнокомандующего Жуков, взять на себя ответственность отказывается и уезжает. В подготовке же сражения Жуков вовсе участия не принимал.

Но самое страшное поражение Жукова – это взятие Берлина. И не только потому, что сама эта операция, начатая по приказанию Сталина была преступлением. Не было никакой военной необходимости брать силой окруженный, лишенный подвоза продовольствия и боеприпасов и надежды на освобождение извне город. Сдача была неминуема, достаточно было подождать пару недель. Жуков умудрился и здесь повести операцию с максимальным количеством жертв. Танки в городе беспомощны. Жуков загнал и погубил в Берлине две танковые армии. Взятие города стоило только Красной армии около полумиллиона жизней. Фактически это было массовое убийство.

Именно Жуков, в первую очередь, виноват в том, что боевые потери Красной Армии во много раз превышали потери немцев. И на фоне этих преступлениий почти невинно выглядят документированные рассказы о мародерстве Жукова и его приближенных, о вывезенных им вагонах с трофейным добром. О коврах и драгоценностях в поражающих воображение количествах.

Бонапарт

В середине пятидесятых годов Жуков, который помог Хрущеву, победить всех своих соперников – на вершине власти. Он нарком обороны. Руководит советской армией в мирное время теми же методами, что и в военное. Руководство флота Жуков буквально разгромил. Выгонял из армии старших офицеров, генералов и адмиралов сотнями. В самой хамской, присущей ему манере. С оскорблениями и без объяснений. И похоже, метил еще выше. О планах Жукова по захвату власти в стране Суворов упомянул только мельком. Этому будет посвящена следующая книга.

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?