Независимый бостонский альманах

ПОСЛАНИЕ МОЛИТВЫ ГОСПОДНЕЙ

24-11-2002

[Перевёл с английского Константин Глинка]

От переводчика

Игорь СикорскийМой земляк, Игорь Иванович Сикорский, был одним из самых глубоких и оригинальных умов ушедшего столетия. Его творческое наследие не оценено ещё в достойной мере. Книги о нём, как и его автобиография “The story of the Winged-S” не переведены на русский язык, долгое время до нас доходили только отрывочные сведения о нём. А между тем вклад Сикорского в развитие воздухоплавания не был превзойдён, пожалуй, никем. Он был пионером создания больших пассажирских самолётов, среди которых гордость российского самолётостроения четырёхмоторный биплан “Илья Муромец”, огромных гидросамолётов-клипперов, но, пожалуй, больше всего он известен как изобретатель вертолётов в их современном очертании со знакомым каждому хвостовым пропеллером. Созданная им в 1923 году компания “Sikorsky Aircraft” существует до сих пор. Читатель может ознакомиться с основными фактами его биографии по прекрасной статье Марка Рейтмана, опубликованной на страницах альманаха “Лебедь” .

Менее известно духовное и философское наследие Игоря Ивановича. Человек с необычайно развитой интуицией, он не только пользовался ею в работе, но и исследовал природу интуиции и творчества. Этому вопросу посвящена последняя глава его книги. Человек глубоко религиозный, он размышлял о природе и ценностях религии. Легко обнаружить корни его религиозных убеждений, Известно, что дед Игоря Ивановича был сельским священником.

Отец, Иван Андреевич Сикорский, выдающийся учёный-психиатр своего времени, долгое время преподавал в Киевском университете и посвятил много времени изучению религиозного сектаства и фанатизма.

НИИ, где мне выпало проработать более двадцати лет, находится совсем рядом с тем местом, которое известо было в Киеве как Лётное поле, и где юный Игорь Сикорский, а также и Пётр Нестеров совершали свои первые, не всегда удачные полёты. Когда проходишь по этому бывшему, ныне покрытому асфальтом, а тогда грунтовому полю и представляешь себе хрупкие летательные машины с мотором мощностью аж в 25 лошадиных сил, чувство прикосновения в великому прошлому становится почти озязаемым.

С таким же трепетным чувством сделан и перевод, предлагаемый вашему вниманию. Молитве “Отче наш” посвящены глубокие исследования и комментарии на многих языках мира. Впервые, однако, выдающийся инженерный ум взялся за изложение точки зрения исследователя, не скованного канонами и не боящегося делать смелые заключения, но в то же время глубоко чувствующего и искренне верующего.

Полагаю, что этот скромный и несовершенный перевод привлечёт ещё большее внимание к светлой личности Игоря Ивановича Сикорского.

* * *

Посвящается Елизавете Сикорской

Предисловие.

Отче наш, иже еси на небесех, да святится Имя Твое.

Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого.

Яко Твоё есть Царствие и сила, и слава во веки.

(Евангелие от Матфея 6:9-13)*

*Некоторые из исследователей Библии считают, что последнее предложение молитвы не было включено в первоначальный манускрипт, но было добавлено позднее. Автор допускает, что в Новом Завете существуют отдельные предложения, которые могли быть добавлены в то время, когда сочинения подлинных авторов были уже в обращении. Что касается рассматриваемого предложения, нет никаких сомнений, что оно было включено в большую часть ранних греческих, арамейских и русских текстов и это было провозглашено всему восточно-христианскому миру со дней раннего христианства до настоящего времени, и что значение и дух его находятся в полной гармонии с основными положениями Основателя христианства. Исходя из этого, автор настоящего труда верит, что это предложение может вполне считаться аутентичной частью Великой Молитвы.

Молитва Господня

Помимо замечательной силы и точности, Христос обладал необыкновенной способностью вкладывать глубокое, обширное и запоминающееся значение в краткие, простые на вид изречения. Такие выражения как “и уразумеете истину и истина освободит вас” (от Иоанна, 8:32); “кесарю кесарево, а Божие Богу” (от Луки, 20:25); или “кто из вас без греха пусть первый бросит в неё камень” являются хорошо известными примерами, которыми пользуются даже неверующие. Таким образом, вполне вероятно, что в молитве, являющейся одним из наиболее важных мест во всём Евангелии, должно быть заключено обширное, мудрое, важное послание и значение. Имеются веские причины считать, что это действительно так.

Все исторические свидетельства не оставляют сомнения в авторстве этой молитвы.

Даже если вообразить, что по воле случая молитва не была записана в аутентичном Евангелии, но дошла до нас через неизвестные и ненадёжные источники, я уверен, что чуткие и умные последователи Христа безошибочно различили бы автора благодаря высочайшему духовному качеству и силе этой молитвы. Таким образом, у нас есть все основания для того, чтобы принять каждое слово и каждую фразу в их точном и в то же время глубоком и мудром значении, доступном нашему пониманию.

Универсальная и необыкновенная важность этой молитвы хорошо известна. Сотни миллионов людей повторяют её каждый день. Для миллионов Молитва Господня является основной нитью, связывающих их с религией. Для тех, кто пребывает в изгнании или гонении, лишён Библии и не может воспользоваться руководством религиозного собрата, молитва, сохранившаяся в памяти с детства, может стать единственной связующим звеном с высшими реалиями бытия.

Учитывая это, мы можем легко понять, почему автор вложил в молитву столь обширное фундаментальное значение, которое не только вмещает всё, о чём человек может просить у Создателя, но также раскрывает несколько основных истин, касающихся человека и его места во вселенной.

Великая Молитва построена так, что может быть понята ребёнком или малообразованным человеком для удовлетворения духовной нужды, но может стать постоянным руководством и для самых мудрых и образованных людей.

В тексте молитвы мы находим тщательный выбор слов и выражений, предохраняющих истинное значение от искажений в результате переводов или влияния времени. Например, такие слова, как судия или деспот, могут принимать самые разные значения в различные исторические периоды или будучи переведены на другие языки.

В Молитве же Господней мы обнаруживаем, что все важные слова и фразы подобраны таким образом, что значение их сохраняется неизменным сквозь времена и на всех языках. Такие слова, как отец, царствие, воля, хлеб, искушение, земля, имеют определённое и идентичное значение на всех языках и во все века. Несомненно, что некоторые из значений, в особенности слова небеса и лукавый, являются непростыми, относительно их значения существуют различные мнения. Но это противоречие вызвано не выбором определённых слов или переводами, но глубоко таинственным характером предметов, обозначаемых этими словами.

Анализируя структуру Молитвы Господней, мы сразу же видим законченную симметричную композицию, облегчающую сохранение её в памяти. Ребёнок выучит и запомнит стихи гораздо легче, чем прозу, даже не понимая разницы между ними. Стихотворная форма была бы неуместна в молитве из-за её торжественной значительности и потому, что она очевидным образом предназначалась для перевода на сотни различных языков; но прекрасная симметрия законченной математической формулы подходит здесь как нельзя лучше.

Нижеследующая таблица даёт возможность распознать несколько интересных фактов о структуре молитвы.

Отче наш,

иже еси на небесех, да святится Имя Твое. Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого.

Яко Твоё есть Царствие и сила, и слава во веки.

Обращение

Первая Молитва говорит в основном о вечных предназначениях человека и его отношении к Богу и вселенной.

Вторая Молитва относится преимущественно к насущным материальным и духовным нуждам.

 Заключение.

 

Какое бы значение мы ни придавали числам, известно, что три и семь имеют большое значение во всех религиях. Молитва Господня составлена в основном на этих двух числах. Исключая слова обращения, она состоит из семи определённых утверждений, которые, в свою очередь, представляют две отдельные молитвы, содержащих по три предложения каждая, и заключения.

Три предложения второй молитвы относятся к настоящему времени и земному уровню жизни, в то время как остальная часть молитвы имеет отношение к высшему порядку вещей и бытия. Вдохновенные писатели былых времён назвали бы это высшим порядком вечности. Всё это находится в совершенном согласии с современными идеями, только сейчас мы понимаем вечность не в качестве бесконечного чередования дней и столетий, но как бытие высшего порядка, без временных границ. Анализируя Молитву Господню, мы будем придерживаться вышеприведённого разделения на две части и изучать отдельно каждое предложение, пытаясь понять не только его непосредственное значение, но и как послание, косвенно заключённое или отражённое в проникновенной значительности слов этой величайшей из молитв.

“Отче наш, иже еси на небесех”

Понять необъятную значительность первых двух слов молитвы в полной мере совсем непросто. Редко и целый том сможет передать послание столь мудрое и значительное, как заключённое в этих словах.

Выражение Отче Наш знакомо нам, сама молитва часто обозначается этими двумя словами и мы как-то приучены произносить их, не сознавая их глубокого значения. Большая часть средневековой и даже некоторые из современных религий не принимают эти слова в их прямом значении. Для того, чтобы согласовать слова обращения с подобным толкованием, они должны бы читаться как “Наш вечный диктатор и неумолимый судия”, но, слава Богу, это не так.

Слова Отче Наш определяют и объясняют взаимоотношения, существующие между Богом и человеком путём сравнения их с хорошо знакомым типом человеческих отношений. Ошеломляющее чувство оптимистичной уверенности и ярчайшая надежда появляется в сердце каждого, кто принимает эти слова со всей серьёзностью их полного значении.

Как правило, хороший отец является самым благожелательным человеком по отношению к своему ребёнку. Он обычно снабжает своё потомство всем необходимым для жизни и развития, не рассчитывая обычно получить от него что-либо значительное в ответ на заботу. Отец может в случае необходимости наложить временное наказание для улучшения характера и личности своего ребёнка, но он никогда не заставит ребёнка страдать, если он не чувствует, что это не отразится на нём благотворно. Самое сильное временное наказание, которое хороший отец может предпринять вне зависимости от меры вины, это отказаться от ребёнка и велеть ему покинуть его и никогда не возвращаться.

Веря и понимая, что даже лучший и благороднейший из отцов должен быть во всех отношениях несравненно ниже Отца Небесного, человек получает глубочайшую душевную уверенность и успокоение, обращаясь к Владыке Вселенной со словами “Отче Наш”.

Необходимо признать тот факт, что не все человеческие существа являются детьми Божьими. В одном из самых суровых изречений, содержащихся в Евангелии, Христос говорит группе противников: “Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и … он лжец” (от Иоанна, 8:44). Это было ответом на самоуверенное утверждение: “Одного Отца имеем, Бога” (там же, 8:41).

Столь точным и суровым изречением нельзя пренебречь. Оно прямо указывает, что среди человеческих существ одни являются детьми Бога, другие же не относятся к ним. Я верю, что этот вопрос в целом относится непосредственно к внутренней духовной природе отношений между Богом и отдельным человеком.

Несколько из изречений Христа и, более того, Его деяния, подтверждают ярчайшие надежды подобных отношений. Молодой человек в притче О Блудном Сыне, или женщина уличённая во грехе, и даже разбойник на кресте, вероятно имеющий убийства на совести, были прощены даже без словесного наказания. Все они были приняты как утерянные сыновья Божьи, но не как отпрыски дьявола.

Но если это так, то кто же эти несчастные, которым Христос адресовал такие ужасные слова “Ваш отец диавол”. Не предпринимая попыток к объяснению этого заключения философскими или библейскими ссылками, автор вкратце набросает своё личное мнение по этому вопросу.

Среди различных прегрешений и проступков, отделяющих человека от Бога, возможно выделить две отдельные группы, первая из которых относится к человеческим слабостям, в то время, как другая – к спесивой и самодовольной власти дьявола. Последняя группа представляется более серьёзной и опасной. Она может быть распознана в первую очередь как преднамеренная ненависть к Христу и оскорбление Его божественной власти. Предупреждение из Евангелия от Матфея (12:31): “Всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам” адресовано группе фарисеев утверждавших, что Христос изгоняет дьявола дьявольскою силою. Подобным же образом упомянутое ранее утверждение “Ваш отец диавол” адресовано людям, говорившим Христу “Не правду ли мы говорим… что бес в тебе?” (от Иоанна, 8:48). Таким образом, величайшая опасность сопряжена с обдуманной ненавистью, оскорблением и насмешками над Богом и Христом. Очевидно, что тот, кому присущи подобные чувства, и не будет приносить Молитву Господню.

Поэтому автор уверен, что для совершения великой молитвы не требуется и не может быть дано никаких разрешений или запретов мирской властью. Любой человек, испытывающий доверие, веру и любовь к Богу, может “войти в комнату свою и, затворив дверь свою, молиться Отцу своему … втайне” с чувством счастья и смелой надежды, что его духовное послание достигнет своего высшего Предназначения.

“Да святится Имя Твое”

Торжественное и глубокое значение этого выражения может лучше понято внутренним чувством, чем может быть выражено словами. Я верю, что это предложение имеет отношение к настоящей жизни, но в большей степени оно относится к конечному предназначению и будущему образу бытия. Представляется, что эта фраза имеет и другое значение и цель. Если человеку позволено называть Творца Вселенной “Отцом”, он может начать думать о себе как о чём-то большем, чем ему предписано быть на самом деле. Вторая фраза, произносимая с благоговейной любовью и по собственной воле подобна принесению присяги на жизнь и вечность, и тем возвращает человек на предназначенное ему место. Это место несравненно скромнее положения Того, кому он приносит свою бесконечную почтительность.

По моему твёрдому убеждению, основанному на логике и интуиции, люди на нашей Земле ни в коем случае не являются единственными сознательными существами, произносящими подобное положение. Действительно, звезды, обладающие планетарными системами, является редкими исключениями, но, принимая во внимание колоссальное множество звёзд во вселенной, вряд ли есть сомнение, что, по крайней мере, некоторые из них могут быть окружены планетами и является вероятным, что помимо нашей Земли могут существовать и другие населённые миры. Коль скоро предмет религии понимается как высшая реальность, а не продукт человеческого воображения, было бы естественным ожидать, что все живые существа, будучи духовно просвещены тем же Духовным Провидением и духовно развиты теми же фундаментальными законами Вселенной, выражали бы своё преклонение перед своим Создателем подобным же образом.

Религиозные идеи во все времена указывали, что кроме материальной жизни существует и высшие степени духовного бытия, которые представляются нам как бессмертные, свободные от ограниченности нашего физического бытия, не подчиняющиеся гравитации, способные появляться в любом месте по своему желанию или перемещающие через пространство быстрее молнии. Эти высшие существа, чьё существование может быть только объектом веры, поскольку оно не может быть ни доказано, ни опровергнуто, не молятся о пришествии царства, ибо они уже живут в Царстве Божьем. Но, видя и понимая силу и славу Божественных небес-вселенной с ясностью, превосходящей наше воображение, они наверное выражают свою глубокую преданность неким образом, который на нашем скудном языке можно бы наилучшим образом выразить словами “Да святится Имя Твое”.

Произнося Молитву Господню, мы объединяем себя с сотнями миллионов христиан на земле и даже со всем человечеством, поскольку все люди нуждаются в том, что испрашивается в Молитве Господней, хотя многие и не осознают этого. Но слова “Да святится Имя Твое” фигуральным образом стирают границы нашей маленькой планеты. Произнося их, мы ощущаем себя членами некоего необъятного семейства сознательных существ различных степеней, которые населяют Вселенную и объединены выражением благоговейного восхваления их общего Создателя и Отца.

“Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли”

Два оставшихся предложения первой молитвы приведены здесь вместе, поскольку они относятся к одной и той же мысли, дополняя и усиливая друг друга. В самом деле, простейшим и, в то же время верным определением царства, было бы утверждение, что это есть большая общность людей, на которых распространяется воля Царя.

Рассматриваемые изречения могут быть поняты как наша молитва о том, что воля Божья, в объяснении Христа, была бы постепенно воспринята людьми, принеся мир и гармонию на землю. Подобное объяснение является истинным, но я полагаю, что оно раскрывает только вторичное значение этого понятия, тогда как основное и наиболее важное значение его указывает на определённое событие, более близкое к индивидуальной личности и, в конечном счёте, ко всему человечеству, а именно на временную, земную эпоху компромисса и страданий и открывает принципиально иной вид существования, называемый Царствием Небесным.

Анализируя истинное и полное значение выражения “Да приидет Царствие твое” мы находим в нём два важных послания. В самом деле, для того, чтобы “придти” необходимо, чтобы объект

а) не находился ещё в рассматриваемом месте;

б) существовал в другом месте, из которого ожидается приход.

Эти два заключения являются обязательными логическим последствиями правильного использования слова “придти”, что в данном случае находится вне сомнений. Если принять, что рассматриваемое царство ещё не существует, более правильным было бы выражение “Царствие Твое” да будет создано или учреждено, но никак не “приидет”. Если, с другой стороны, Царство Божье подобно тому, как к нему обращается молитва, воспринимается как уже существующее на земле, было бы логично просить о его продолжении или победоносном распространении, но слова “да приидет” не были бы абсолютно точными. Таким образом, значение, приданное слову “придти”, представляется автору верным.

Эта мысль ещё более подтверждается и поясняется следующим предложением “да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли”. Слова “да будет воля Твоя … на земли” взятые отдельно могут быть поняты как указание на лучшую часть человечества, которая постепенно научится жить и действовать на земле в соответствии с волей Господней. Но оставшаяся часть предложения даёт возможность более широкой и оптимистичной интерпретации. В то время, как добрые люди, живущие в соответствии волей Господа, всегда существовали на земле, они были и всегда будут в меньшинстве. Превалирующей особенностью жизни на земле было и всегда будет смешение доброго и злого.

Я верю, что этот вывод хорошо согласуется с посланием Нового Завета. Каждый автор, цитируя Христа, равно как и выражая собственное верование, предвидит войны, наказания, ненависть и беспорядки. Поэтому я верю, что выражение “яко на небеси” помещено в молитву, чтобы предупредить нас от восприятия этих слов как относящихся к чему-то, что может быть достигнуто в сердце одного или многих людей, в то время как исторический процесс находится ещё в развитии. Глядя правде в лицо и принимая основной факт о сущности и истории человечества, мы должны придти к довольно печальному заключению о том, что высшие достижения, ожидаемые в будущем даже при самых оптимистических допущениях, всегда будут чем-то вроде временного перемирия, компромисса между добром и злом, истинным и ложным.

Слова “яко на небеси” вероятнее всего определяют значение всей фразы. Царство Божие может существовать и существует в сердцах наиболее чистых из людей, но Молитва Господня позволяет и поощряет нас молиться за это, а также за достижение несравненно высшей и счастливой цели.

Когда Христос умирал, несколько из его страдающих последователей стояли “вдали” и наблюдали трагедию. Их отважные серца были полны верой, но внешне они были беспомощны, и безмерная трагедия была таким же символом Царства Божия, каким оно было на земле. Тёмные силы, которые подстрекали ослеплённую толпу выкрикивать смерть Христу, и сегодня являются таким же злом, активным и агрессивным, каким они были две тысячи лет назад. Под ненадёжным внешним глянцем цивилизованности существуют те же злобные твари с вожделением власти и готовностью пролить реки невинных слёз и крови для того, чтобы завоевать или удержать господство над людьми.

Существуют и сегодня представители рода человеческого, являющиеся миротворцами, милосердными и идеалистическими. И эти, лучшие среди людей, часто простирают свои руки к небу и вопиют в физической или душевной агонии: “Господи, пошто ты оставил нас?” Их взывания и молитвы адресованы Небесной Силе, которая, как следует изо всех существующих на земле свидетельств, остаётся равнодушной к их страданиям, как она была равнодушна тем немногим мужьям и жёнам с Царством Небесным в разбитых сердцах, которые глядели на то, как медленно уходит жизнь Христа из его страдающего тела, тем, кто слышал хохот и насмешки ликующей ненависти. Таково Царство Божие на земле и ужасное моральное падение человечества, наблюдаемое нами, приводит нас к заключению, что так называемый прогресс человечества в рамках существующего образа жизни не оставляет надежд на сколько-нибудь определённое и подобающие достижения даже и в будущем.

Более того, в критические периоды искра Царства Божия в сердце может стать источником страданий. Христос повелел своим последователем нести свои кресты. В этом заключается большее значение, чем терпеливо сносить бремя жизни. Крест это не только тяжёлый груз, но и инструмент, которым пытки и смерть причинялись тем, кто носит его. Правоверное ношение креста приводит к пониманию, что малое пламя божественного света в сердце человека не может победить могущественную агрессивную темноту вокруг. Оно только обостряет понимание того, что правда и доброта обречены в этом мире насмешкам и преследованию.

Во времена относительного затишья и мира, когда цивилизованная учтивость и традиционное лицемерие заслоняют от нас дьявольскую сущность, мы становимся готовыми к тому, чтобы отрицать его реальность и думать о том, что вся бесчеловечность осталась в далёком прошлом. В такие времена легче иметь веру в триумф прогресса и идеализм. Но, когда наступает кризис, божественное пламя в сердце может стать светом, который приведёт на крест и Голгофу, которые могут стать реальными, даже если только причиняют душевные страдания. Те, кто является духовно возвышенными и сильными, могут вынести свой крест, хотя это и бросает вызов их вере и мужеству. Не только смертные люди, но даже Христос с Его сверхъестественной силой был отягощён в саду Гефсиманском и затем на кресте, когда Он воскликнул: “Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?” (от Матфея, 27:46). Христос и величайшие из Его последователей остались верными и лояльными Богу, Кто, как казалось внешне, “оставил” их, предав их беззащитными в руки ликующей дьявольщины. Но это внутреннее деяние высшего духовного героизма может быть выше возможностей более слабых людей, несмотря на их веру и идеализм. Кажущееся безразличие божественной силы по отношению к ликующей злобности может разрушить сердце и привести к восстанию даже против самого неба. Это, вероятно, крайнее проявление человеческого бунта и отчаяния.

Это не бунт уверенных в своих силах радикальных мечтателей, чей успех обыкновенно означает смещение одного, слабого, правительства другим, безнравственным по сути, которое сразу же приступает к уничтожению своих идеалистических обещаний, как только захватывает власть. Это не поверхностный бунт атеиста, кто может быть искренним в отрицании существования Бога потому, что его искалеченное духовное развитие слепо к высшим реалиям бытия вселенной.

Но это высший духовный бунт человеческого существа, обладающего верой и идеалами, чья уверенность в путях Господних потрясена невыносимым видом торжествующего зла.

Эта бездна человеческого отчаяния и смятения была исследована гением Достоевского в его романе Братья Карамазовы. Во время одной из дискуссий главный герой, Иван, выражает свои чувства следующим образом:

Пока еще время, спешу оградить себя, а потому от высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребёнка, который бил себя кулачёнком в грудь и молился в зловонной конуре своей неискупленными слезками своими к "боженьке". И если страдания детей пошли на пополнение той суммы страданий, которая необходима была для покупки истины, то я утверждаю заранее, что вся истина не стоит такой цены... Не бога я не принимаю, Алеша, я только билет ему почтительнейше возвращаю.

Способ представления подобного образа мыслей может показаться преувеличенным подчёркиванием тёмной стороны бытия. Тем не менее, реальность и непрерывность этой стороны земной жизни не может отрицаться. Когда напряжение становится слишком большим, душа человеческая может стать обескураженной и смущённой. Она будет сомневаться не только в высших качествах человека и предназначении человечества, но даже в моральных ценностях и значение целого процесса творения по отношению к земной жизни.

Сомнение, являющееся результатом искреннего, убеждённого и идеалистического поиска истины, является законной и разумной человеческой реакцией. Когда святой Фома выразил сомнение перед лицом единодушного свидетельства десяти других апостолов, Христос не осудил его, но представил ему необходимое доказательство. И, сталкиваясь с безграничными и трагическими вопросами, человеческая душа имеет право искать объяснения.

Религиозная и философская мысль с незапамятных времён пыталась понять причины страдания невинных и торжество грешников. Много раз вопрос этот объявлялся неразрешимым. В некоторых случаях решение предлагалось, но ни одно из них не было убедительным.

Наиболее традиционное объяснение заключается в том, что все страдания начались с изначального греха Адама и Евы. До этого люди и животные жили в раю, где страдания, насилие и смерть были неизвестны. Единожды согрешив, человек принёс страдания и смерть и себе самому и всему животному миру. Библейская история падения человека представляет великое таинство, интерпретация которого нуждается в пересмотре. С современной точки зрения что бы ни делал человек лично или сообща, он не является ответственным за тот факт, что насилие и смерть являются общим правилом в царстве природы. Они существовали на Земле за сотни миллионов лет до появления человека. Таким образом, в противоречие фундаменталистским идеям, человек не является причиной физического зла в природе, но скорее одной из жертв его.

Этот факт поддерживает пессимистическую точку зрения. Кажется очевидным, что усилия нескольких идеалистов, появляющихся время от времени среди человечества, вряд ли смогут перевернуть основные принципы, систематически вколачиваемые природой во все живые существа на земле несколько сот миллионов лет. Однако, внутреннее значение и дух послания Христа совместно с пусть малым, но божественным огнём в сердце, вдохновляет и оправдывает совершенно иное понимание.

Отчаяние и бунт, упомянутые ранее, на самом деле никогда не являются результатом действительно чистого божественного пламени и веры. Пессимизм и горечь могут возникнуть как подмена Царства Божия мировым идеализмом и сентиментализмом. Внешне они похожи на божественную искру, но не обладают даже и малейшей частицей её силы. Истинно божественная искра в сердце, помимо необычайного усиления способности человека понимать значения и таинство жизни, всегда является источником величайшей поддержки и мужества. Это происходит несмотря на кажущийся триумф зла и только сильнее подчёркивает безграничную важность и реальность вечности. Это божественное пламя приводит нас к пониманию того, что Бог рядом, Он не безразличен, он близок, всё видит и наблюдает за всем; более того, это пламя и есть Его помощь и поддержка в трудные минуты, хотя приходит она, по большей части, невидимым материальным образом.

Глубоко успокаивающие идеи о значении и последствиях процесса печали земной жизни опосредованным образом обозначены в Молитве Господней. Если бы мы предположили, что рассматриваемый текст читался бы “Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя на земли”, то это образовало бы законченное логическое изречение, но значение было бы совершенно отличным. В этом случае было бы необходимым исследовать, какого было бы значение этого будущего Царства Божия на земле, пришествие которого было бы целью нашей молитвы.

Но текст указывает на совершенно другое направление. Нет упоминания ни о каких земных зле или несправедливостях, нет предложения или обещания ни божественного, ни человеческого исцеления от них; они оставляются без внимания как несущественные, как предназначенные к самоуничтожению и поэтому не существующие с точки зрения вечности. Молитва Божия указывает нам, что нужно молиться для Царства Божия на небесех. Эти слова и определяют значение и цель нашей молитвы.

Придавая великий смысл этому изречению, я сделаю попытку его анализа. С точки зрения логики эта фраза подобна, например, следующему: курс обучения должен быть таким, “как это принято в Йельском университете”. То есть, что человек, интересующийся вопросом о правильном процессе обучения, должен был бы выяснить, как это делается в Йельском университете.

Оставляя обсуждение библейского свидетельства более сведущим исследователям, я обращаюсь к другому источнику информации. Свидетельство, к которому я прибегну, обычно не находят места в религиозных дискуссиях, но мне эти реальные вещи представляются не только обоснованными, но обязательными свидетельствами. Человек прошлого или современный ребёнок, будучи спрошенным, что такое небо, обыкновенно поднимает палец кверху, что, как я думаю, указывает вполне правильное направление. Священная литература наряду с современной астрономией называет солнце, луну и звёзды небесными телами. Традиционная христианская доктрина, как правило, не усматривает ничего общего между небом астронома и небом религиозного человека. В этом отношении религиозная доктрина следует заключениям ранних христиан, которые находились под влиянием их веры о том, что Земля является основанием вселенной с солнцем и звёздами в качестве придатков к ней.

Их вселенная была малой структурой, созданной, как они думали, в течение шести дней где-то около четырёх тысяч лет назад. Создание пошло неверным путём почти с самого начала и ожидалось, что будет вскорости разрушено, сожжено пламенем и заменено совершенно новой конструкцией. Для современного просвещённого человека общая картина представляется другой. Вселенная, сотворённая или получившая импульс энергии много миллиардов лет назад, вероятнее всего, останется существовать примерно такое же время. Её размер и величие находятся за пределами нашего разума. С современными нам малыми знаниями уже удалось открыть многочисленные явления красоты и инженерной точности несопоставимые с высочайшими достижениями нашего разума.

Я упоминаю об этом, так как думаю, что слово вселенная должно пониматься в его высшем значении как очень близкое, если не идентичное, слову небо. Отдаю отчёт в том, что такое понимание может повлечь пересмотр основных представлений об этом предмете. Я должен также сказать, что не следует это принимать слишком прямо. В наши телескопы мы не видим небо как оно понимается религиозным человеком, вместо этого мы наблюдаем необъятное скопление каких-то таинственных конструкций, назначение которых нам недоступно, но которые несомненно сотворены Богом и функционируют по Его Воле. В то время, как наблюдения событий материального характера является вполне очевидным, внутренняя убеждённость зачастую приводит меня к мысли, что они являются лишь отражениями событий высшего порядка, происходящими в соответствием с определённой Волей, сущей на Небесах.

Современная наука вряд ли сможет предсказать завтрашний дождь с точностью до часа. Обычно прогноз на утро или вторую половину дня являетя лучшим, чего мы достигли. Что касается небесных явлений, учёные предсказывают время и место затмения с точностью до нескольких секунд на тысячи лет вперёд. Это предполагаетчудесный порядок точно так же, как солнце и звёзды предполагают мудрость и разум, заложенный в их создание.

Основатель христианства вложил большое значение в понятие свободы. Как это может сочетаться с чудесным порядком, предполагаемым в нашей аналогии с видимыми небесными механизмами? На земле порядок и эффективность почти неизбежно ассоциируются с дисциплиной и ограничением свободы. Обращаясь снова к аналогиям в небесной механике, земной и небесной, мы находим некий смысл, который имеет глубокое значение. Для скрепления частей механических конструкций люди используют болты, скрепы, тросы и т.д. Сломанный болт или лопнувший кабель в самолёте может привести к несчастью. Буксир тянет судно при помощи троса, прикреплённого к крюку или кольцу в то время, как другие части корабля, не участвующие в буксировке, остаются “безучастными”. Лопнувший трос или сломанное кольцо приведут к разъединению судов. Небесная же механика построена по совершенно другому принципу. Земля вращается вокруг солнца и её орбита направляется колоссальной силой притяжения, равной примерно четырём триллионам тонн (4 х 1018).*

* В некоторых современных научных работах слово гравитация заменено словами “искривлённое пространство”. Наверное, правильно утверждать, что этот термин не представляет нового объяснения, но даёт только новое словесное обозначение для той же самой великой тайны взаимодействия между частицами материи и небесных тел. Соответственно, термины “гравитация” или “притяжение” всё ещё являются правильными.

В отличие от двух судов, связанных тросом, каждая частица небесных тел сама по себе независимо притягивает каждую частицу в самой себе равно как и в других небесных телах. Каждая песчинка и каждая капля воды “чувствует” и притягивается всеми и каждой частицей Солнца.

Каждая капля крови в наших телах испытывает притяжение каждой пылающей частицы Солнца. То же справедливо для солнечного тепла и света, посылаемых для поддержания нашей физической жизни не Солнцем в целом, но скорее суммарным действием его частиц. Это не работа под действием принуждения. Это скорее работа коллективная, свободное и добровольное взаимодействие бесчисленных триллионов и триллионов частиц, свободных по отдельности, но поддерживающих чудесную точность работы небесного механизма, которая позволяет предсказывать астрономическое явления с точностью до секунды на тысячи лет вперёд.

В любом механизме, сотворённом человеком, мы находим то или иное количество трения, генерирующего тепло и снижающее эффективность работы.

В фигуральном смысле это в гораздо большей степени справедливо по отношению к человеческой деятельности. В то время, как координация усилий и взаимодействие, являются необходимыми для различных групп или классов людей одной страны или различных стран нашего мира, всегда проявляется столько “трения”, что производимое “тепло” существенно снижает эффективность и результат усилий. Обращаясь к астрономическим явлениям, мы находим, что тела огромной массы движутся со значительными скоростями и никакого трения при этом не преодолевают.

Функционирование небесных механизмов даёт нам представление о том, что может происходить в явлениях высшего порядка, находящихся вне видимости, где силы гравитации и притяжения заменены доброй волей и любовью в их высшем значении. Мы можем представить множества разумных и могущественных живых существ порядком выше, чем мы с вами, и действующих в этой небесной вселенной совершенно свободно и между тем в абсолютной гармонии, воссоединённые между собой и объединённые с Властелином Вселенной непреодолимым чувством доброй воли. Слова “Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли” должны быть поняты как молитва о том, чтобы жизнь в полной гармонией с волей Бога, о вере в существование которой во вселенной говорит нам Божья Молитва, спустилась бы на нашу землю и приняла её.

Аналогия с астрономическим небом предлагает нам ещё одно соображения, на этот раз трагического и зловещего характера. Мы понимаем, что материальные частицы держатся вместе в этой вселенной силами взаимного притяжения и что это – то самое притяжение, которое вызывает и контролирует чудесную надёжность и точность работы небесных механизмов. Но что случилось бы с частицей, которая потеряла бы силу притяжения, если бы такая частица могла существовать? Это мы можем представить со всей определённостью. Движимая давлением света, таковая частица была бы унесена прочь от Солнца, прочь от нашего островка вселенной, от всех туманностей. Так как число их ограничено, то скорее всего размеры нашей материальной вселенной тоже ограничены. Далеко от всего света и жизни в холодную, мёртвую темноту. Современный астроном мог бы сказать, не погрешив перед научной корректностью, что она была бы движима во “внешнюю тьму”. Современная наука полагает, что это пространство каким-то образом взаимозависимо с материей и гравитацией. Это может быть понято в смысле отсутствия вещества там, где нет гравитации и пространства, и что частица, лишённая гравитации и уносимая прочь, должна быть рассматриваема, не только с практической, но и с научной точки зрения, потерявшей существование, уничтоженной.

Это, вероятно, представляет некоторую аналогию с трагической судьбой несчастных, не достигших несмотря на божественное руководство тех качеств, которые требуются и необходимы для постоянного пребывания в Царстве Божьем. Насколько я помню, Толстой сказал, что “грех это не то, что человек делает, но то, чем он становится”. И Достоевский называет дьявола мудрым и ужасным духом саморазрушения и небытия.

Идея Ада как места, которое Бог замыслил и которое снабдил персоналом, необходимым для обдуманной вечной пытки множеств несчастных творений Его, является, на мой взгляд, неприемлемой. Но представляется вполне определённым, что счастливой вечной будущей жизни на небесах соответствует трагическая, ужасная альтернатива. Это – внешняя тьма, саморазрушение в небытие – окончательная смерть.

Термин саморазрушение не должно быть в этом случае понимаем как самоубийство. Осознание чувства, что ты растворяешься в темноту и окончательную смерть души и индивидуальности после ясного осознания славы вечной жизни будет одним из высших отчаяний, несравнимо большим, чем может быть испытано узником, приговорённым к пожизненному заключению. Последний сознаёт, что его потеря ограничена максимум несколькими десятилетиями земного существования и что ещё остаётся надежда на будущее после смерти тела, в то время, как уносимый в небытие понимает безбрежность потери и определённое отсутствие всякой надежды.

Предмет вечного наказания является серьёзным, противоречивым вопросом. Самый термин может быть понят двумя путями, именно, как окончательная абсолютная смерть или как воскрешение в вечную жизнь в агонии. Отдельные тексты из Писания могут быть найдены в поддержку любого из предположений и существуют допропорядочные христиане, всё ещё настаивающие на реальности бесконечной пытки в аду. Не так уж давно искренно верующие подобным же образом уверенно цитировали библейские тексты для защиты абсурдных научных доктрин, оправдывая сожжение у столба, протестуя против вакцинации, строго осуждали попытки облегчить муки деторождения и т. д. Подобные факты делают весьма сомнительными самый метод использования избранных текстов Писания подобно тому, как юристы трактуют статьи закона в судебном процессе.

Истинно религиозное значение может быть найдено не в судебном или даже логическом расследовании отдельных выражений, но скорее в духе всей библейской правды как данной и олицетворённом Христом. Конечная вселенная, наполненная истиной, любовью и вечным счастьем, в которой всё злое, весь мрак, все страдания удалены навечно, находилась бы в совершенной гармонии с духом Его учения. Вселенная, в которой агония была бы намеренно внесена и увековечена, находилась бы в противоречии с ним.

При объяснении и иллюстрации моих представлений о Царстве Небесном я использовал известные факты о структуре материальной вселенной. Этот метод представляется обоснованным. Достижения и идеи людей, как и вся история человечества, отражают наравне с божественным замыслом бурную, хаотическую волю человека точно так же, как тёмное, порочное влияние. В противоположность этому, Солнце, звёзды и все основные законы, управляющие работой материальной вселенной, воспринимаются религиозным человеком как отражение замысла и воли Господней и ничьей более. И, поскольку никакого заключения, кроме этого, не может быть по здравому размышлению достигнуто, вполне логичным было бы предположение о том, что идеи Создателя будут отражены в Его процессе творения точно так же, как идеи художника или архитектора отражаются в их творениях.

Определённые фундаментальные свойства материальной вселенной могут быть рассмотрены как аналогия решения вопроса предназначения человечества по окончании исторического процесса. Вопрос может быть сформулирован в следующем виде: можно ли принять тезис о том, что по определению суда Божьего часть человечества будет наслаждаться вечным благословением и блаженством, в то время как другая часть будет предана бесконечная агонии такой же силы? Или же можно принять, что бесконечная мудрость, доброта и любовь Господа отразится в том факте, что количество и глубина счастья Его созданий безмерно превысит общее количество печали и агонии, связанной с процессом творения, в частности, с последствиями свободной воли людей, которая может рассматриваться как часть божественного провидения наряду с электричеством и магнетизмом?

Абстрактная математика не видит разницы между положительным и отрицательным. Любое число, включая бесконечность, может быть рассматриваемо с положительным или отрицательным знаком. В своём воображении человек должен чувствовать себя в середине, скажем, положительной бесконечности любой математической природы, простирающейся бесконечно в одном направлении, в то время, как отрицательная бесконечность простирается бесконечно в противоположном направлении.

Однако, при рассмотрении материальной вселенной применение термина бесконечный оказывается неуместным. Насколько мы знаем, пространство, количество материи и энергии, света и т. д. являются конечными. Однако, количества эти достигают таких пропорций, что с практической точки зрения могут считаться бесконечными.

Анализируя главные из основных характеристик материальной вселенной, мы можем придти к интересному заключению. Представим себе свет в качестве аналогии жизни, добра, счастья и противоположную ему тьму, олицетворяющую зло, агонию и смерть. Очевидно, что возможный размах и интенсивность каждой из них абсолютно различны. Человек может создать свет определённой интенсивности. Свет, излучаемый Солнцем, бесконечно более ярок, чем это может быть доступно человеку. Существуют звёзды в десятки тысяч раз более яркие, чем Солнце. Во вселенной имеется свет бесконечно более яркий, чем это доступно человеку. Выражение “безмерно или бесконечно яркий свет” имеет вполне практическое значение.

По отношению же ко тьме, картина получается совершенно иной. Выражение “безмерная или бесконечная тьма” не имеет значения. Полная темнота это всё, чем она могла бы быть. Если человек спускается в шахту или туннель всего лишь несколько сотен футов под землёй, он находит почти абсолютную темноту, как если бы он погрузился в самую глубину “внешней тьмы”. Таким образом, в противоположность математическому случаю, человек находится совсем не в середине, но на самом дне. Он может видеть и чувствовать условия, которые с практической точки зрения напоминают тьму настолько полную, насколько она может быть. Это в пределах его досягаемости. Но свет может быть несравнимо и безмерно большим, чем что-либо человек может воспроизвести или наблюдать или даже вынести.

То же самое является истинным по отношению к теплоте. Наивысшая температура, созданная человеком, за исключением мгновенных явлений при ядерном взрыве, не превышает нескольких тысяч градусов. Предполагается, что внутри Солнца температура достигает двадцати миллионов градусов. На других звёздах она ещё выше. Эти температуры безмерно выше всего, что может быть создано человеком. Случай же холода является совершенно отличным. В то время, как миры с миллионом или сорока миллионами градусов являются совершенной реальностью, то даже тысяча градусов ниже нуля является бессмыслицей; в природе таких условий не существует. Двести семьдесят три градуса ниже точки замерзания являются так называемым абсолютным нулём, самой холодной температурой, которая может существовать во вселенной, включая и внешнюю тьму, где бы она ни была. Экспериментируя с жидким водородом и гелием, учёные сумели достичь чрезвычайно низких температур, отличающихся от абсолютного нуля всего на несколько градусов. Таким образом, и в этом случае человек может близко подойти к нижней границе, но высшая граница безмерно и несравнимо выше всего, что когда-либо может быть достигнуто человеческим существом.

Точно так же, как тьма и холод, которые могут быть достигнуты на земле, являются практически предельно возможными, в то время как получаемые нами свет и энергия являются пренебрежимо малыми по сравнению с существующими в материальной вселенной-небесах Господа, то же самое должно быть справедливо по отношению ко вселенной высшей вечной жизни. Зло, страдания и агония, которые мы наблюдаем на земле, вероятно близки к наивысшему пределу, какой только может существовать во вселенной. Но счастье и блаженство в жизни высшего порядка на божественных небесах-вселенной могут и должны быть несравнимо и бесконечно выше, лучше и сильнее, чем любая степень удовлетворения или счастья, которые могут быть достигнуты на земле или даже существовать в представлении или мечтах человека.

Представляется логичным подытожить наши мысли о назначении нашей земной жизни как великолепного дара, как возможности, данной человеческому существу с целью выработки характера и индивидуальности, испытывающего желание, способного и, хотя бы в минимальной мере, достойного выживания в высшем порядке бытия. Что означает этот порядок и каков характер перехода, остаётся в самом деле глубокой тайной, находящейся за пределами наших способностей к пониманию. Наибольшее, что мы знаем о этом, это некоторые общие и неясные идеи, оставленные нам религиозными лидерами, которые подтверждаются в некоторые счастливые минуты нашего земного существования чувством внутренней интуиции.

Человек чувствует подъём к необыкновенным высотам надежды и благодарности к своему Создателю и Наставнику, который каким-то таинственным образом открыл дверь с нашей маленькой Земли, которая в конечном счёте будет разрушена со всем её содержимым, в безмерность и великолепие небес-вселенной. Это имеет глубокую важность и существенное значение в первой части Молитвы Божьей.

На предыдущих страницах автор отразил свою веру о том, что первая часть Молитвы Божьей посвящена в основном окончательному результату земного процесса и вечному предназначению человечества в Царстве Божьем.

В противоположность этому, вторая часть Молитвы имеет отношение к нуждам и трудностям настоящего бытия и только лишь непосредственного будущего. Хлеб наш просим только на “сегодня”, даже и не на завтра. Это же справедливо и по отношению к двум последним прошениям.

Каждое из трёх изречений второй части Молитвы имеет отношение к совершенно различным аспектам земного существования и, будучи понимаемы в широком смысле слова, покрывают все материальные и духовные нужды настоящей жизни.

(Продолжение следует)

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?