Независимый бостонский альманах

300-й ВЫПУСК "ЛЕБЕДЯ". КРУГЛЫЙ СТОЛ АВТОРОВ И УЧАСТНИКОВ

01-12-2002

В беседе приняли участие: Михаил Абельский, Дмитрий Горбатов, Москвичка, Грамп, Сергей Эйгенсон (Марко Поло), Сид, Д.Ч. (Давид Черневский), Светлана Клишина, Светлана Епифанова, Валерий Сердюченко.

Спасибо всем авторам и участникам Альманаха, кто откликнулся на вопросы юбилейного Круглого Стола!

Елена Негода

Елена НегодаЕлена Негода (Е.Н.):Мне кажется, что 300, стоящее рядом с числом выпусков Интернет-журнала — не просто еще один факт, но цифра увесистая и определенная. Бесспорное достижение. Чувствуете ли Вы свою причастность к этому достижению и почему?

Светлана КлишинаСветлана Клишина: Как есть настольные книги, так и есть настольные сайты.

Для меня и моих детей таким стал альманах "Лебедь". Читаем, пишем, радуемся, злимся, сопереживаем - словом, все, как при полноценном, хорошем чтении, котороемы так любим.

Многие авторы стали нашими друзьями, с некоторыми мы вступили в личную переписку - круг друзей расширился. Пусть это и не "глобальное объятие", которое обещали нам апостолы Интернета, но все равно - масштабное..

Спасибо всем, кто пишет в "Лебедь" - без ваших текстов жизнь наша обеднеет.

Спасибо Валерию - за мудрость, демократизм и бесконечное терпение, которые он демонстрирует своим стилем руководства.

Светлана ЕпифановаСветлана Епифанова: Конечно чувствую. Начиная с того, что больше года я была веб-мастером Лебедя. Полтора дизайна Лебедя сделаны мною (один - старый, полностью,
текущий - в соавторстве с Татьяной Царан). И много чего еще другого.

Лебедь за это время стал вполне моим, и когда я что-то о Лебеде пишу Валерию, то пишу - "у нас". Несмотря на то, что активно я сейчас не появляюсь, но, тем не менее, Лебедь продолжает быть и моим тоже, и я, в меру сил и возможностей, способствую его деятельности. Честно говоря - могла бы больше. Постараюсь.

МосквичкаМосквичка: Для меня такой дальний беспосадочный полет Лебедя (почти шесть лет!) - событие личное и радостное.

Вряд ли я смогла хоть чуть-чуть повлиять на высоту и дальность полета, но с уверенностью могу сказать, что искренне желала ему удачи. Число 300 впечатляет. Если что-то происходит 300 лет или 300 раз, кажется, что так было и так будет всегда. 300-летие дома Романовых, 300 лет татаро-монгольского ига, 300 лет воссоединения Украины с Россией, 300-й номер Лебедя. Вывод - не расслабляться: Никаких джакузи с бурбоном. Контрастный душ, чашечка кофе и... тут же готовить номер 301.

А по случаю юбилея... Маэстро Избицер - сыграйте сонату! Полковник Баранов - надеть ордена!

Валерий СердюченкоВалерий Сердюченко. Понимаю, что окажусь отнюдь не первым в веренице юбилейных поздравителей главного редактора “Лебедя”. Но пусть.

Лебедь” - единственное издание, где я состоялся, как автор, с головы до пят. Мои выступления в научной филологической периодике, также на страницах российской, украинской, американской, израильской бумажной печати содержали, что греха таить, определенную поправку на идеологическую (и прагматическую) ситуацию, от которой зависима каждая редакция. И лишь “Лебедь” публиковал меня, что называется, “с колес” и, как я понимаю, часто не на пользу, а во вред своему материальному и прочему благополучию. Громадное спасибо ему за это. Хочу воспользоваться словами Белинского: “Буду умирать – в гроб себе завещаю положить подшивку “Лебедя”.

Грамп: Не сомневаюсь, что не будь меня вовсе - 300-й Лебедь бы вышел и был бы не хуже. Но ...

чего-то и я создал, чего-то и я разрушил. .....

Сид: Конечно же не считаю себя причастным. Я читаю альманах и Гусь-Буку с 2000-го года, но только недавно набрался смелости и стал помещать в ГБ вирши и прочую мелочевку.

Е.Н.: Я также не чувствую причастности, может быть, потому что знакома только с новейшей историей Лебедя. Но знаю, что среди вас есть старожилы. Как бы вы охарактеризовали развитие альманаха за эти годы?

Светлана Клишина: Когда-то в самом нач

але пути альманаха, когда он-лайновские издания появлялись тысячами и быстро исчезали, я сказала Валерию: доберетесь до сотого номера, можно будет считать, что предприятие удалось. Теперь я думаю по-другому. Я думаю, что все мы когда-нибудь отпразднуем тысячный номер "Лебедя".

Светлана Епифанова: Я "пасусь" на гусиной лужайке с августа 1998-го года. Именно тогда по просьбе Валерия я написала статью о Северодвинске (кстати, это была моя первая журналистская вещь в Инете), а потом стала делать литературное приложение к Лебедю - Леду. Со временем Леда исчахла - я оказалась не настолько героической личностью, как наш Редактор - меня постоянно занимают разные темы, в результате чего, за время, проведенное мною в Инете, я стартовала разные проекты, с разными темами. Развитие Лебедя, по-моему, это - умение Редактора держать планку. Интересоваться всем одновременно. В этом успех Лебедя. В этом я Редактору по белому завидую, ибо сама вечно зацикливаюсь на одной теме, других знать не желая, а потом перехожу на новую тему, абсолютно забывая о старой.

Дмитрий ГорбатовД. Горбатов: Я не “старожил”: что было до лета 2000 года, не знаю. За последние 2,5 года альманах, к счастью, не развивается, а существует. Пусть так и будет дальше — развивать его специально не нужно.

Грамп: Полет нормальный.

Москвичка: Я не отношусь к старожилам, но уже и не новичок. Читаю альманах и Гусь-буку около двух лет. Альманах, как мне кажется, все еще набирает высоту, чего не скажешь о Гусь-буке, где некоторые участники-чкаловцы считают особой удалью пролететь под планкой Модератора, а потом еще устраивают та-а-а-акой разбор полетов: . Конрад Лоренц, приступая к изучению диких гусей, исходил из представлений об их моногамности. Его задели и огорчили наблюдения немоногамного поведения, напоминающего человеческое. Лоренц сделал вывод, что зоолог описывает не поведение эмпирического дикого гуся, а платонову идею дикого гуся - то, каким дикий гусь мог бы быть, а не таким, каким он действительно является. Я была убеждена, что в Гусь-буке буду общаться с воспитанными и образованными людьми. А оказалось, что они порой ведут себя как рассерженные гусаки. Не скрою, я задета и несколько огорчена особенностями Интернет-общения. Но ничего. Как и Лоренц, я сделала вывод, что руководствовалась платоновой идеей, каким культурный человек мог бы быть, а не тем, каким ондействительно является.

Грамп: Форум, в частности, является и ристалищем для словесных поединков. Хотите интимного уюта - переходите к частной переписке.

Д.Ч.Развитие альманаха, как положено и завещано классиками, идёт вперёд по исторической спирали. Если же говорить о ГБ, то мне она напоминает яркую солнечную лужайку, на которую время от времени вторгается стая грызохватов, пожирающая и вытаптывающая всё вокруг и оставляющая после себя непроходимую навозную кучу. Когда всё съедено и порушено, грызохваты в обиде уходят. Из навоза прорастает новая травка, пуще и сочнее прежней. Потом снова приходят грызохваты, а потом снова вырастает трава, с каждым разом все толще и гуще. Скоро вообще бамбук начнёт расти.

Сид: На гусиной лужайке, на берегу лебединого озера формируется и живет стая - сообщество участников. Кто-то выбывает, появляются новые лица (маски), мелькают случайные прохожие и с завидной регулярностью занимают свои привычные места завсегдатаи. Каждый (вероятно неосознанно) нащупывает свою роль и свое амплуа. Постепенно формируется ансамбль, где каждый голос неповторим.

Marco PoloМарко: Основная функция этих мест для меня сегодня та же, что была в юные годы у уфимского "Бродвея" - улицы Ленина. Знакомства. С Вами и с Валерой Сердюченко я познакомился еще на Переплете. Здесь могу в актив отнести еще и Москвичку и Марину, с которыми уже повстречался лично, и которые мне очень нравятся и в Сети, и в реале; Нестора, Грифа, может быть, еще и Стаса Ионова. Есть люди, с которыми, по разным причинам мне было бы лично знакомиться неприятно, но все-таки это, Лебедь и Гусь Бука - площадки общения. Главный их недостаток с моей точки зрения давно определил известный писатель Булгаков:
"... и, кроме того, еще у тебя нет гарантии, что ты не получишь в "Колизее" виноградной кистью по морде от первого попавшего молодого человека, ворвавшегося с театрального проезда".
Это - не недостаток Лебедя, это неотъемлемая черта Рунета вообще. Связано это ... да, кажется, с тем же самым отсутствием уважения к чужому мнению и жуткой страстью к самоутверждению, которая и вообще несколько мешает нашему обществу.
Идея, что эти форумы являются спускными клапанами для общественного темперамента, на мой вкус очень интересна и, может быть, даже и правильно объясняет дело. Не могу не вспомнить, однако, что примерно теми же словами Наполеон Бонапарт говорил о проституции.

Е.Н.: Тем не менее, я ощущаю... какое-то родство с участниками “Лебедя”. Некоторых, кажется, хорошо знаю, хотя никогда в жизни не видела и даже не переписывалась, без других просто очень скучаю, стоит им или мне не появиться в сети день-два... А ведь это люди разного возраста — от 30 до 70 — не могу даже отнести всех к одному поколению, живут в разных странах, у всех разные профессии, интересы, занятия, характеры. Что, по-вашему, их объединяет, кроме русского языка?

Светлана Епифанова Наверное, в основном, интеллект. Желание пообщаться с себе подобными. Я сама по жизни совсем не тусовочный человек, друзей-приятелей у меня - раз-два и обчелся... Лебедь мне некоторым образом заменят реал-общение. В смысле - то интелектуальное общение, для которого нужен особый круг. Но и такое, чтоб это общение не напрягало.

Д.Ч.По-моему,русский язык это именно то, что нас всех разъединяет. До нашей эры цари и холопы говорили на одном языке, но с тех пор все переменилось. При Пушкине вообще часть населения России говорила исключительно по-французски. А за последние двести лет в языке появилось столько разных диалектов — народный, литературный, казённо-производственный, блатной, жванецко-хазановый, лимонно-сорокинский, газетно-телевизионный, интеллигентско-местечковый, военно-полевой, сантехнико-строительный, шулерско-банковский, колхозно-базарный, —что народ перестал понимать друг дружку. Загляните в текущую ГБ: восемь профессиональных музыкантов восьмую неделю подряд ведут беседы на одном и том же скрипично-музычном диалекте русского языка и совершенно не соображают, о чем они говорят! О проблеме общения на т.н. русском языке очень хорошо написал В.Сердюченко в 295-ом номере.

Грамп: :Объединяет ... интеллект выше среднего.

Д. Горбатов: Объединяет их всех то самое родство, которое Вы с ними ощущаете.

Марко: Объединяет всех тамошних людей одно, как мне кажется - неполная удовлетворенность своим сегодняшним кругом общения в реале.

Сид: Их объединяет Лебедь. Все эти люди - члены лебедевского "карасса" : ) Навскидку сформулирую так. В реальности каждый из нас находится в центре многих (концентрических) "кругов общения". Это наши близкие, друзья, приятели и коллеги, соседи и пр. Все это люди, с которыми у нас те или иные "отношения" - они зависят от нас, мы от них. Эта взаимозависимость не может не отражаться на характере общения. Интернет дает удивительную возможность "свободного общения", совершенно необязательного, не приследующего никакие цели, кроме приятного времяпровождения. Это игра в чистом виде. Не так важно, подписывается ли человексвоим именем или скрывает лицо маской-ником. Важно, что мы, участники игры, совершенно друг от друга не зависим, с большинством, вероятно, до конца жизни и не встретимся. Это раскрепощает. Хотя, конечно, атмосфера виртуальной безнаказанности порождает сильный искус оскотинивания - что частенько и случается...
На свитках гостевой книги записывается бесконечная пьеса, все участники которой - одновременно и драматурги, и актеры. Успех, конечно, зависит от режиссера, дирижера, редактора. В немодерируемых форумах правят бал одноклеточные (потому видно, что и в реальной жизни они доминирует). Другая крайность - жесткий контроль, цензура. Здесь пьеса превращается в монолог одного солиста (хозяина или записного местного гуру) и аккомпанимент хора сервильных прихожан. Очень умилительно, но тоска смертная (подобный случай красочно описывал Класми). Для "Лебедя" характерна умеренная средняя позиция, не стесняющая свободу мнений, но пресекающая (за редкими исключениями) бессмысленное и злобное словоблудие.

Михаил Абельский: Родство возникает, не может не возникнуть. Это, конечно, не означает, что отношения будут приязненные, - отнюдь! Но дело в том, что, как мне кажется, люди, демонстрируя маски, показывают настоящее лицо. Это ведь сущность любого общения. Это сближает.
Скажу ересь, но я не вижу форум как дискуссию. Дискуссия в данном случае - это жанр общения. В лучшем случае дискуссия имитируется, правда иногда она принимает квазиреальную форму, к вящей потехе остальных.

Е. Н.: Если отвлечься от записей на форуме, а рассматривать только пестрое содержание самого альманаха, ЧТО бы Вы хотели видеть и каким бы?

Светлана Епифанова От добра добра не ищут. Хотя, лично мне, более интересны экскурсы в историю. Хотелось бы их побольше.

Сид: То и таким, как есть сейчас. Я боюсь перемен, поскольку перемены всегда к худшему. Удача – редкое, небъяснимое и неповторяемое явление. Альманах удачен именно в этой своей пестроте. Чего же боле?

Д. Горбатов:Хотел бы видеть альманах таким, каков он есть сейчас.

Грамп: Хочу видеть (тексты) хорошего качества и разного. Занудства всякого не хочу.

Д.Ч.Мне нравятся любые темы, кроме скучных. К чести главного редактора, осмелюсь заметить, скучные статьи в альманахе – большая редкость. Наверное, в этом и сокрыт секрет уникального для рунета числа 300, которое стало причиной нашей праздничной емайл-переклички.

Е.Н.: У себя я ясно различаю одно желание: сбалансировать число тех, кто верит, что знает, с теми, кто знает, что верит. Пока, на мой взгляд, большинство принадлежит к первой категории, и от этого иногда становится скучно...
Можно также подойти к этой неуравновешенности с “классической” стороны:
Одно дело – знать, другое – знать наверняка, что ты знаешь. Первое возможно в отсутствии второго. В философии первых часто называют эмпириками, вторых – абсолютистами (и ни одни ни другие могут не быть скептиками в классическом понимании). Может быть, отличие между ними только в том, насколько они решили приоткрыть дверь догматизму в своих жизнях? К кому Вы причисляете себя?

Грамп: Первое предложение заставляет сомневаться в очередности первых и вторых. Абсолютно верить во что-либо мне совесть не позволяет.

Михаил Абельский: Иметь сверхзадачу - это здорово, но ведь неплохо и деньги и здоровье,а там и зги не видать! :-) Каюсь у меня полная безыдейщина. И сбалансировать что либо мне вряд ли удастся.да попытки такие не в моём характере. Наоборот, я приветствую точки зрения самые крайние, не из абсолютизма или желания раздвинуть эмпиреи, нет! Просто в этой ситуации характеры не отсиживаются в скорлупе, а являют себя, делая виртуальное общение почти реальным.

Д.Ч.Вы правы, уважаемая Елена, догматизма в нашей жизни навалом. Бывает скучно читать личные мемуары какого-нибудь абсолютиста на общеизвестные темы да ещё с выставленными, как в школьном дневнике, оценками. Мне такое чтение напоминает неловкую ситуацию в гостях, где радушный хозяин насилует гостей фотографиями, сделанными им в разных достопримечательных местах. Пять альбомов уже пролистаны, другие пять дожидаются своей очереди. “Вот Эйфелева башня! А вот Пизанская! А здесь – Ниагарский водопад! А это Великая Стена!” - радостно вскрикивает хозяин... А на всех фото три четверти пространства занимает его собственная ушастая физиономия, позади которой с трудом можно угадать объявленное чудо света. Эмпирик вместо сочинения таких мемуаров употребит драгоценное время для составление ребусов, как старик Синицкий, или выучит какой-нибудь полезный для дела мексиканский язык, как старик Троцкий, или просто пожарит молодого барашка и запьёт его молодым красным вином, как это часто в молодости делал я.

Сид: Я причисляю себя к тем, кто знает, что ничего не знает. Эту философию исчерпывающе формулирует несравненный Хайям:

Много лет размышлял я над жизнью земной.Непонятного нет для меня под луной.Мне известно, что мне ничего не известно!Вот последняя правда открытая мной.Я – школяр в этом лучшем из лучших миров.Труд мой долог: учитель уж больно суров!До седин я у жизни хожу в подмастерьяхИ не буду зачислен в разряд мастеров. Рыба утку спросила: – “скажи мне, кудаИз реки утекает все время вода?”Утка ей отвечала, – “когда нас изжарят,Разрешит все вопросы сковорода”.

Светлана Епифанова: У Макаревича в одном старом концерте звучало стихотворение:

Нас мотает от края до края.По краям - расположены двери.На последней написано - "Знаю",А на первой написано - "Верю".И одной головой обладая,Никогда не войдешь в обе двери -Если веришь, то веришь не зная,Если знаешь, то знаешь не веря.И свое формируя сознанье,С каждым днем от момента рожденья,Мы бредем по дороге познанья,A с познаньем приходит сомненье.И загадка останется вечной -Не помогут ученые лбы:Если знаем - ничтожно слабы.Если верим - сильны бесконечно.

Е.Н.: Я с интересом смотрю каждый номер Альманаха. Радуют новые имена. Если о чем-то и жалею, то, пожалуй, только о том, что не встречаю больше некоторых имен среди авторов. Кто Ваши любимые авторы?

Светлана Епифанова: Во-первых, конечно, Валерий Лебедев. Далее - Валерий Сердюченко, Таня Марчант, Дима Горбатов, Москвичка, Дан Дорфман, Олег Вульф, Саша Бородин, Александр Изибицер, Олег Ясинский, Василий Пригодич, Александр Логинов и др. Называла не в очередность предпочтений, хотя основное предпочтение -таки сам Редактор.

Михаил Абельский: По поводу любимых авторов - Лебедев. В свое время (Эпоха НРС) он , ну и Наврозов , конечно, познакомили меня с явлением "скандальной журналистики", что (в начале 90-х) было еще экзотикой. И с тех пор, его, покоящиеся на фундаментальном знании, крепко интеллигентные, и ничуть этой интеллигентностью не связанные материалы, всегда вызывали во мне ожидание хеппенинга и радостного оживления.

Грамп: Любимые авторы - Москвичка, Редактор, Сердюченко, Бородин, Вельков, Ясинский, ... много ... Хотел бы избавиться только от тех, кто возвращается к занудной еврейской теме. Но тут мы опять выходим на Редактора. Ладно, он пусть остается.

Сид: Музыкальные публикации Александра Избицера и Дмитрия Горбатова. Замечательные воспоминания Сергея Эйгенсона. Статьи Владимира Баранова и Валерия Лебедева. А рецензии Василия Пригодича, эссе Елены Негоды, руссоистские плачи Валерия Сердюченко, стебные сказы Александра Логинова. А редкие, к сожалению, публикации Анны Кацнельсон, Василия Велькова, Игоря Ефимова, Дмитрия Гуренича. Круг авторов – блистательный.

Д. Горбатов: Любимые авторы — новые: те, кто ещё ни разу не публиковался.

Москвичка: : Очень люблю Олега Вульфа. Среди любимых – Олег Орликовский (Е. Зельцер), Александр Логинов, Саша Бородин, Светлана Клишина, Елена Негода. Всегда с интересом читаю статьи зубров – Сердюченко, Редактора, Пригодича.
А альтернативное литературоведение Давида Черневского, лирические миниатюры Юрия Долгова, элегия “Последний вздох русской культуры” Дмитрия Горбатова… Много интересных статей - все не перечислить.
И очень бы хотелось увидеть среди авторов альманаха некоторых участников гостевой книги, в первую очередь, Грампа, Грифа, Сида и Бодю.

Е.Н.: Что бы Вы изменили, будь Вы редактором? Видите ли Вы дефицит каких-то тем? Каких?

Светлана Епифанова Ничего бы не изменяла. Лебедь хорош таким, каков есть. Для собственного самовыражения у меня есть свои проекты, в настоящее время это - "Карнавал", траффик которого не многим уступает Лебедю, хоть мы намного моложе. Единственная проблема - иногда статьи, написанные для одного издания очень хочется задвинуть и в другое. Потому что аудитория таки не одна и та же.

Сид: Я бы редактором не смог никак. Такие люди, как Валерий Лебедев вызывают у меня (помимо естественной симпатии) удивление. Это какой энергией и задором надо обладать! А пожелание – пусть все остается как есть.

Грамп: Баланс факты/анализ качнул бы в сторону первого. Не дураки вокруг, сами разберутся. Хотелось бы хороших обзоров о состоянии дел в науках и технологиях. Чего - нибудь этнографического тоже хотелось бы. А то получается, что кроме евреев больше никого вроде и нет, или не должно быть.

Д. Горбатов: Будь я редактором — создал бы собственный альманах. Вижу дефицит — в темах, к которым альманах ещё не обращался.

Михаил Абельский: Нет, нет, менять я бы ничего не стал. Этот проект УДАЧЕН.

Е.Н.: Рассказываете ли Вы семье об Интернет-событиях или сохраняете тайну второй — виртуальной — жизни?

Светлана Епифанова Семье, друзьям - конечно. Несколько раз были и недоразуменья - когда друзья с моего компа выходили на Гусь-буку и там самовыражались. А вообще друзья постоянно интересуются событиями на Лебеде, особенно те, кто имел неосторожность познакомиться с Валерием лично - во время его визита в наши края.

Д. Горбатов: Это зависит от содержания событий: кое о чем рассказываю, обо многом умалчиваю.

Грамп: Кому надо – те знают.

Михаил Абельский: Ну, как тайну сохранишь! Но рассказывать невозможно. Если кто то из домашних заинтересовался, то он участник, и вы с ним вместе на экране, а в реале также ,как и с тем,кто от вас в другой точке глобуса.

Д.Ч.Слава богу, в нашей семье сумасшедший я один.

Москвичка: : Интернет – это любовь и болезнь. А следовательно и обсуждать интернет-события интересно с теми, кто подвержен той же болезненной страсти. А от прочих – скрывать. Помните знаменитый диалог вора и обывателя в “Родственных душах “ О’ Генри?
- И давно у вас?
- Пятый год. Да теперь уже не отвяжется. Стоит заполучить это удовольствие – пиши пропало.

 

Комментарии

Добавить изображение



Добавить статью
в гостевую книгу

Будем рады, если вы добавите запись в нашу гостевую книгу. Будьте добры, заполните эту форму. Необходимой является информация о вашем имени и комментарии, все остальное – по желанию… Спасибо!

Если у вас проблемы с кириллическими фонтами, вы можете воспользоваться автоматическим декодером AUTOMATIC CYRILLIC CONVERTER.

Для ввода специальных символов вы можете воспользоваться вот этой таблицей. (Латинские буквы с диакритическими знаками вводить нельзя!)

Ваше имя:

URL:

Штат:

E-mail:

Город:

Страна:

Комментарии:

Сколько бдет 5+25=?